Возникновение и развитие некоторых праздников Великобритании с исторической точки зрени



Возникновение и развитие некоторых праздников Великобритании с исторической точки зрения

Филатова Елизавета

Миниханова Алина

8 «А» класс МОУ СОШ №7

Учитель

Купчихина А.В.

учитель английского языка

г. Жуковский

2012

Оглавление

Оглавление2

Введение3

День Гая Фокса4

Хеллоуин10

Список литературы12

Введение

Для владения языком недостаточно всего лишь изучить его грамматику и лексику. Необходимо также познакомиться с культурой и историей его носителей.

Праздники – неотъемлемая часть любой культуры. Благодаря ним мы можем ближе познакомиться с народом, которому они принадлежат, а также с его культурой и верованиями, как в наши дни, так и столетия назад.

В данной работе мы рассматриваем два праздника – День Гая Фокса и Хеллоуин. На первый взгляд кажется, чтоб это обычные дни веселья для населения Великобритании, в особенности для детей. Кажется, что они – всего лишь дань традициям. Сегодня они празднуются с большим количеством смеха и веселья, с конфетами и фейерверками. Но всегда ли так было? И, может, мы сильно ошибаемся, думая, что эти праздники не несут в себе никакого исторического смысла?



Цель данной работы – изучить исторические корни Дня Гая Фокса и Хелоуина, а так же проследить развитие и изменения их празднования.

Основной метод наших исследований – изучение литературы, описывающей традиции и историю Великобритании. Затем, сопоставляя найденный материал, мы получим полную картину истории двух праздников.



День Гая Фокса

У этого странного, но в полной мере отражающего английские традиции праздника, множество названий – Ночь Гая Фокса (а точнее – день, Guy Fawkes’ day), он же – Ночь Костров (Bonfire Night). Официальная дата проведения ночи Гая Фокса – 5 ноября. Этот праздник празднуется уже на протяжении более 400 лет.

Что же это за день и почему из поколения в поколение как лозунг передавались слова: «Remember, remember, the fifth of November»? Мало того, до 1959 года граждане практически официально были обязаны принимать участие в празднествах по поводу этой даты.

История такова. С 30 годов 16 века вопрос веры был достаточно сложным для Великобритании. Проблемы в этой сфере начались еще с Генриха VIII, который объявил себя главой английской церкви для того, чтобы развестись с первой женой Екатериной Арагонской, так как Папа Римский отказал ему в этой просьбе из политических соображений. С 4 века нашей эры Великобритания была католической страной, благодаря Генриху она стала протестантской. После смерти Генриха на престол взошла его первая дочь Мария. Она была ярой католичкой и беспощадно жгла на кострах протестантов, за что получила прозвище Кровавой Мери. Но с ее смертью на престол перешёл второй дочери Генриха, Елизавете. Она, напротив, была протестанткой. Страна была залита кровью из-за разногласий в вопросах веры, и для сохранения целостности государства Елизавете пришлось принимать сложные решения. В итоге ее реформ монарх становился главой англиканской церкви, религией которой было протестантство. Католики, правившие страной долгое время, были в гневе из-за подобных перемен. Папа объявил Елизавету еретичкой, а её убийство — святым деянием.

В 1603 году со смертью Елизаветы I закончился «золотой век Англии», длившийся 45 лет. Когда английские католики узнали, что умершую королеву сменит на троне шотландский король Яков I, сын Марии Стюарт, казнённой 15 годами ранее по приказу Елизаветы, они воспряли духом. Яков был известен терпимостью к их вере и даже был женат на католичке — датской королеве Анне. Сначала Яков действительно проявлял лояльность к католикам, однако после того как ему сообщили об их заговоре против него, он вернул порядки, заведённые Елизаветой. Католических священников и иезуитов изгнали из церквей, а католиков обязали посещать англиканские религиозные службы.

После этого католики решили, что такой государь на престоле им не нужен. И начали искать пути его устранения. В1604 году они организовали заговор, который был назван «Пороховым». Правда, его можно было назвать и пивным, поскольку план ликвидации короля зародился в одной из лондонских пивных на Стэнде. А его инициатором стал ярый католик Роберт Кэйтсби. Его отец попал в тюрьму за то, что укрывал священника, а сам Роберт бросил университет лишь затем, чтобы не принимать протестантской присяги. Друзья-собутыльники Томас Уинтер, Томас Перси, Джон Райт и Гай Фокс тоже не любили протестантов и согласились поучаствовать в заговоре. Там же в пивной они и выработали план действий.

Просто убить короля заговорщикам показалось мало, им хотелось отправить его на тот свет с таким грохотом, чтобы сотряслась вся Англия, а народ пробудился от сна и сверг власть протестантов. Они решили взорвать здание английского парламента вместе с депутатами обеих палат и королём Яковом I Стюартом. Такой выбор убийства короля был весьма символичен. Отец Якова — Дарнлей погиб при взрыве дома Кирк о’Филда в шотландской столице.

Король должен был присутствовать на открытии парламентской сессии вместе с королевой Анной и старшим сыном принцем Генри, которым по замыслу заговорщиков, предстояло погибнуть вместе с ним. После гибели Якова предполагалось, что Томас Перси убьёт второго сына короля, а другой участник заговора сэр Эверерд Дигби захватит малолетнюю дочь короля, принцессу Елизавету и объявит королевой, но править страной от её имени будут регенты из числа знатных католиков. План получился грандиозным, а ключевую роль в нём отвели уроженцу Йорка Гаю Фоксу, который набрался военного опыта на службе в испанской армии, воевавшей во Фландрии, и единственный из компании знал, как обращаться с порохом. Для осуществления подрыва ими было приобретено 36 бочек с порохом и складировано в подвале под Палатой Лордов.

Подготовка к мятежу. К покушению заговорщики готовились тщательно. Они загодя сняли дом Винегр-хауз, примыкавший к той части Вестминстера, где размещалась палата лордов, и где должно было состояться открытие парламентской сессии. Из Винегр-хауза они планировали прорыть тоннель в заброшенный подвал Вестминстера. Потом из лондонского района Ламбет сумели перевезти по Темзе и спрятать в подвале 36 бочонков пороха, закупленного ими в Голландии. Общий вес порохового заряда составил около тонны, этого хватило бы не только разрушить до основания все здания парламента, но и основательно потрясти округу. Вряд ли хоть одно окно уцелело бы в радиусе полумили.

Параллельно с подготовкой теракта осуществлялась и подготовка мятежа. Гай Фокс ездил во Фландрию искать поддержки у тамошних католиков. А Кэйтсби вёл переговоры с аристократами. Поскольку количество людей, осведомлённых о заговоре, разрасталось, то возрастал и риск его раскрытия.

26 октября лорд Монтигл получил анонимное письмо с информацией, что католики собираются взорвать парламент во время сессии 5 ноября 1605 года. Монтигл был католиком, и кто-то из собратьев по вере решил спасти ему жизнь. А лорд решил спасти жизнь коллегам-парламентариям и королю. Он показал письмо государственному секретарю Роберту Сесилу, а тот — королю Якову I. Информацию было решено оставить в секрете, чтобы задержать злоумышленников с поличным.

Заговорщики узнали о письме. Правда, они не знали, рассказал ли о нём лорд Монтигл кому-либо. Гай Фокс пробрался в подвал под парламентом и обнаружил, что весь порох остался нетронутым под дровами, которыми он был замаскирован. После этого заговорщики решили не отменять операцию государственного переворота.

Но заговор был неожиданно сорван.

Приближался решающий час. Ночью с 4-го на 5 ноября Гай Фокс вновь отправился в подвал, подготовил фитиль, который вёл к бочонкам с порохом, и направился наружу. Не успел он выйти, как на него набросились поджидавшие в засаде люди во главе с мировым судьёй Ниветом. При Фоксе нашли пучок спичек и связку трута — слишком очевидные улики, чтобы отпираться.

-Если бы вы меня захватили внутри, — сказал Гай Фокс, — я взорвал бы вас, себя и всё здание.

По приказанию Нивета бочки с порохом были обезврежены. Жители улиц, примыкающих к Вестминстеру, узнав, какая опасность угрожала их домам, начали праздновать своё спасение уже в ночь раскрытия заговора. Они разжигали на улицах костры, и кто-то изготовил первое чучело Гая Фокса.

А заговорщики, узнав, что их план провалился, начали поспешно покидать столицу. Но по иронии судьбы их «пороховой заговор» обернулся «пороховой смертью». Во время короткой остановки в доме одного из заговорщиков Лититона, в графстве Стаффордшир, они решили просушить порох, который подмочили, переплывая реку. От упавшей искры воспламенился целый мешок, который взорвался со страшным грохотом. Те, кто остался жив после взрыва, бежали. Однако их настиг отряд шерифа графства. Активные участники заговора Кейтсби и Перси были убиты в перестрелке, а раненный в руку Томас Винтёр взят в плен.

Между тем подвергнутый пытке на станке для растягивания жил, Гай Фокс выдал и сообщников, и детали заговора. Текст его признательных показаний с неразборчивой и неровной из-за применения пыток подписью и поныне хранится в Национальном архиве Великобритании.

30 и 31 января 1606 года в центре Лондона во дворе собора Св. Павла происходили казни заговорщиков. Одних из них — Дигби, Гарнета, Олдкорна, Гранта и Бетса просто повесили. А других — Фокса, Кея, Роксвуда и Винтёра предали более изощрённой казни: их сначала повесили, но умереть в петле не дали, потом выпотрошили на соборной площади и, наконец, четвертовали. Правда, Гаю Фоксу удалось избежать тройных мук. При повешении верёвка сломала ему шею. Части тел казнённых убирать с лобного места не стали, их оставили на обозрение публики, поедание птицами и полное разложение.

Согласно некоторым источникам, этот заговор не мог осуществиться, потому что приобретенный порох был сырой и старый, и поджечь его не представлялось возможным. А некоторые историки даже полагают, что «Пороховой Заговор» был придуман самим королем Яковом I в целях укрепления своей власти, потому что незаметно протащить в здание Парламента 36 бочек с порохом было невозможно.

А самое худшее, что случилось после провала заговора, то, что 21 января 1606 года Парламент ввел дополнительные ограничения в правах для католиков.

Причины этого намерения трактуются по-разному. Официальные (англиканские) власти видят в этом «терроризм и покушение на корону», соответственно предотвращение «порохового заговора» с их точки зрения – великий национальный подвиг.

С прошествием веков религиозная подоплека слегка затерлась (что, конечно, к лучшему), но празднование только приобрело размах: ночь Гая Фокса – считается самым шумным английским праздником.

Традиции неизменно соблюдаются: начинается всё с того, что служащие обыскивают все подземелья с целью обнаружения заговорщиков в черных одеждах. А затем каждый уважающий себя лондонец считает себя просто обязанным запустить фейерверк или петарду, выпалить в небо из имеющегося у него оружия (вспомним второе название – Bonfire Night). Ну а если под руками ничего стреляющего не оказалось, то хотя бы поддержать других криками и аплодисментами.

Празднование «Bonfire Night» одной ночью на 5 ноября не ограничивается. Первые «пристрелочные» фейерверки появляются уже в последних числах октября и не смолкают как минимум до воскресенья после 5 ноября. В ближайшую к празднику субботу в парках Лондона часто проходят костюмированные шоу.

В ночь Гая Фокса в Лондоне на воздух взлетает фейерверков и петард на несколько миллионов фунтов – грохот стоит страшный. На лондонских площадях горят костры, в которых символически сжигается чучело «террориста» (но иногда, к сожалению, и чучела папы римского), а по улицам носят горящие бочки с дегтем.

В Англии на «Bonfire Night» принято приглашать гостей на праздничный ужин, где гвоздем программы является сжигание чучела Гая Фокса. Все гости выходят на участок, запускают петарды, поджигают чучело, жгут костер и мило общаются друг с другом. Традиционно на 5 ноября готовят картофельное пюре с толстыми английскими сосисками, обжаренными на гриле, а в углях запекают картофель и едят его с щепоткой соли. Существует и другое кушанье на День Гая Фокса – куриные ножки барбекю вприкуску с капустно-морковным салатом «coleslaw», заправленным майонезом, а на десерт яблоки-тоффи с сиропом, из которого делают ириски. Дети разукрашивают лицо углем «для камуфляжа» и счастливо бегают вокруг костра, не подозревая о настоящем предназначении этого праздника.

P.S. Немного лингвистики: слово «guy», означающее «парень», «молодой человек» на английском языке, как раз и произошло от имени героя этого праздника, стало нарицательным.

Хеллоуин

Дети, одетые в костюмы нечести, бегают от дома к дому и собирают конфеты и другие вкусные угощения. Взрослые готовят праздничный ужин, не забывая про развлечения и конкурсы для малышей. В окнах горят глаза тыкв. По этому описанию каждый безошибочно скажет, что это Хеллоуин. Но вряд ли кто-то ответит на вопрос, в чем же заключается этот праздник.

А между тем история Хеллоуина очень интересна. Корни этого праздника уходят вглубь веков, в те времена, когда Англию населяли племена кельтов. Их год состоял всего из двух частей – лета и зимы. И каждый переход нес в себе большое значение для верований кельтов. 31 октября заканчивалось лето, а на следующий день зима вступала в свои права. Так начинался новый год.

Ночь на 1 ноября, когда по преданиям открывалась граница между мирами живым и мертвых, называлась Самхейн или Самайн. Она считалась главным праздником древних народов. Кельты, будучи язычниками, предавали этому празднику большое значение. Согласно их верованиям, в эту ночь души умерших спускались на землю. Перед уходом из дома, люди оставляли на столе еду и не запирали двери. Для того, чтобы указать душам путь домой, жрецы кельтов, друиды разжигали огромные костры на холмах. Эти костры также отпугивали нечистую силу, которая свободно бродила по земле в эту ночь. В эту ночь приносили в жертву животных, делали предсказания (например, жаря каштаны и следя за их поведением) и зажигали зимний очаг, внося в дом язычки священного пламени.

Традиция передавалась из века в век до тех пор, пока в I веке нашей эры римляне не завоевали территорию кельтов. Обращенные в христианскую веру, жители островов были вынуждены отказаться от многих языческих обрядов. Однако традиции Самайна так крепко укоренились в людях, что продолжали передаваться от поколения к поколению. А когда в IX веке Папа Григорий III перенес празднование Дня всех святых с 13 мая на 1 ноября, Самхейн начали праздновать вновь. Ночь накануне праздника в средневековом английском именовалась кануном дня всех святых – All Hallows Eve, в сокращении Hallowe’en, а если совсем кратко – Halloween. Несмотря на то, что католическая церковь вовсе не стремилась к возрождению языческих празднований, на деле вышло обратное. Праздник не только сохранился, но и тесно сплелся в сознании людей с церковным праздником. Вследствие этого, люди верят, что накануне дня всех святых нечисть гуляет во всю силу, так как на утро ей придет конец.

С давних времен и по сей день главным атрибутом праздника является вырезанная тыква со свечой внутри. Эта традиция также пришла к нам от кельтов. Вот только они использовали не тыкву, а репу, которая была основным овощем в их садах. Таким фонарем люди отпугивали нечистую силу.

Наравне с исторической версией происхождения фонарика, существует также и легенда. Много веков назад на земле жил ирландский кузнец по имени Джек. О его хитрости и скупости ходили легенды. И вот, по одной из них, он сумел обмануть самого дьявола, тем самым кузнец получил обещание нечистого, что он никогда не покусится на его душу. Однако, грехи Джека не давали ему попасть и в рай. Так и остался он бродить по земле до Судного дня, освещая свой путь кусочком угля, защищенным от ветра и непогоды тыквой.

Список литературы

David McDowal., An Illustrated History of Great Britain, «Longman», 1997

Голицинский Юрий, Great Britain, Санкт-Петербург, «Каро», 1999

Д. Д. Козикис, Г. И. Медведев, Н. В. Демченко, British Studies, Лексис, 2007



Радовель В.А. Страноведение: Великобритания, Феникс, 2005

Филипова М. Английский национальный характер, Астрель, 2008

Хобдэй Питер, Англия. Обычаи и этикет, Астрель, 2008

http://www.calend.ru/holidays/greatbritan/








sitemap
sitemap