Под обстрелом на поле минном



«Под обстрелом на поле минном»

Томик стихотворений Юлии Друниной, взятый мною в библиотеке, с виду был невзрачным. Но, придя домой и, начав читать, я открыл для себя неповторимый мир стихов и уже не мог от них оторваться. Прежде всего, привлекли внимание произведения о Великой Отечественной войне.

Стихотворение «Мне не кажется жизнь короткой» начинается с размышления лирической героини о своей молодости:

Мне не кажется жизнь короткой –

Только молодость коротка.

Улетела крылатой лодкой,

Но все так же бурлит река.

Мы понимаем, что у героини стихотворения почти не было юности. Предвоенное поколение сразу же повзрослело с началом войны. Их весенняя пора жизни «улетела крылатой лодкой», промелькнула, исчезла.

Умышленное повторение однокоренных слов («короткой», «коротка») дает возможность сильнее почувствовать грусть автора, задуматься о преходящем и неповторимом.

Молодость и война, весна и смерть… Какие несовместимые понятия, какие контрасты и противоположности! Но было именно так.

Удачно подобранная метафора («улетела крылатой лодкой») позволяет ярче представить мгновения юности, пору «крылатую», одухотворенную, многообещающую и одновременно расстрелянную, трагичную.

Последняя строчка первой строфы особенно поражает своей глубиной. Сразу же представляется горная речка с крутыми берегами. Она не просто течет, а «бурлит». Река – символ жизни. Жизнь героини стихотворения была, очевидно, нелегкой, опасной, сложной, не раз она смотрела смерти в глаза, не раз ее кидало из стороны в сторону. Но, как замечает поэт, «река оказалась длинной». Звучит мотив времени. Причем одно (длинная жизнь) противопоставлено другому (короткая молодость). Антитеза подчеркивает сложность человеческого бытия, неоднородность, многоликость, разноцветность.

Время вечно (Бог, небо). Время ограничено (жизнь). Время быстротечно (юность). Такие философские размышления переплетаются с раздумьями о трагедии 1941-1945 годов.

Разве думала на войне,

Под обстрелом, на поле минном,

Что встречать юбилеи мне!

Юлия Друнина своеобразно создает картины войны. Всего одна строчка («под обстрелом, на поле минном»), а я уже чувствую запах гари, пота и крови, слышу выстрелы орудий, стоны раненых, приказы командиров. Женщина – возможно, медсестра, а быть может, радистка – находилась «под обстрелом». Все это видится в черно-красных цветах. Черный символизирует смерть, трагедию. Он раздражает, действует на психику, теснит душу. Красный не только вызывает у читателя нервозность и гнев, но и рождает надежду. В страшном аду побывали поэтесса и ее героиня! Как тут думать о своей судьбе, если на всех лежит судьба России! Все смешалось: кровь и земля, настоящее и будущее…

Нельзя не вспомнить Толстого: «Довольно, довольно, люди. Перестаньте… Опомнитесь. Что вы делает?» (Толстой Л. Война и мир. Т. 3, ч. 2, гл. 39). Но люди не слышат голос дождя, не помнят заповедей Бога. Что же делать? Юлия Друнина, как тысячи и тысячи других бойцов, понимала, что без России нет солнца, хлеба и цветов.

Мне представляется и то, как люди встречали победу: немецкие знамена, брошенные к подножию Мавзолея, парад на Красной площади, всеобщее ликование. Долгожданный праздник! Красный цвет приобретает иное значение – значение радости, счастья. Автор стихотворения воспевает героизм солдат, многие из которых шли на верную гибель ради единственной и любимой Отчизны, ради спокойной жизни россиян.

Я читал друнинские строки и думал не только о войне и победе, но и о таинстве работы поэта. Сказать так кратко о многом – это ли не мастерство?!

Язык чист и ясен, словно лесной ручей. Друнина подбирает обычные, доступные для восприятия слова: «жизнь», «юбилей», «молодость». Столь простая лексика – отсутствие замысловатых выражение, экстравагантных эпитетов, необычных метафор – придает стихотворению особую прелесть и доходчивость, глубокую значимость и философичность.

Наличие сложного предложения с различными видами союзной и бессоюзной связи, уточняющих обстоятельств в маленьком по объему произведении – результат продуманности и отточенности синтаксиса.

Мелодичность, задушевность и особую эмоциональность придает размер – смешение анапеста с амфибрахием.

Всего две строфы, а сколько мыслей, ассоциаций, воспоминаний. И мастерство Друниной не только в технологии и тематике, но и в том, что дается свыше, от Бога. Желание сказать о выстраданном, пережитом – это, пожалуй, главное, что руководило поэтом. Что ни слово – боль, что ни слово – воображение, что ни слово – философская мысль.

Стихи поэта-бойца, как и стихи С. Орлова, К. Симонова, С. Наровчатова, Р. Рождественского, — это вечная память о солдатах-защитниках.

Мой дед, Петр Власович, воевал, был ранен и, как множество других бойцов, прошел страшное пекло сражений до конца.

Произведения Ю. Друниной – это память об их подвиге, но вместе с тем это напоминание, что война – зло, несущее горе, смерть, страдание, тоску. Поэтому не случайно в другом своем стихотворении поэт-гуманист восклицает:

Уже четвертой мировой не будет –

Лишь не было бы третьей мировой!



sitemap
sitemap