2013 1 январь Как Иван стал кубанским полицейским Радченко Данелия



Радченко Данелия, 16 лет

10 класс МОУ СОШ №24

с. Александровка

Ейского района

Руководитель



Сергеева Ольга Евгеньевна

В некотором царстве, в кубанском государстве жил-был казак. Было у него три сына. Росли братья не по дням, а по часам. Уму-разуму набирались, никакой работы не чурались. Обучил их казак чудесным искусствам: с 7 метров яблоко ножом на две половинки разрезали; струи дождя саблей так рассекали, что ни одна капля на одежду не попадала. Но больше всего нравилось сыновьям наперегонки с ветром на конях поля покорять.

Исполнилось братьям осьмнадцать годков. Позвал их к себе казак и дал отцовский наказ: «Вот вам, сынки, по рушнику, что матушка ваша вышивала. Езжайте по станицам и привезите себе жёнушек. Та, что первая согласится утереться полотенцем, ту и берите себе в невесты».

Поклонились братья батюшке в ноги. Старший поехал по правую сторону реки Кубань, в Прикубанье. Средний – по левую, в Закубанье. А младший Иван подумал: «Неужто в нашей станице не найдётся хороших и добрых девушек?» И отправился к церкви.

В это время как раз подходила к концу воскресная служба. Вышли из церкви девушки, нарядные, румяные, щебечут, переглядываются, и лишь одна стоит на ступеньках, слёзы по щекам катятся.

— Здравствуй, девица красная. Что ты так опечалилась?

— Растрогалась я: уж больно красиво певчие молитвы сказывали.

Понял Иван, что эта девушка должна стать его суженной. Протянул он ей рушничок.

Девушка честной была, слышала она о наказе казака от подружек и призналась Ивану:

— Знаю я, зачем ты мне рушничок подаёшь. Я приму его у тебя, только выполни три моих просьбы.

Обрадовался добрый молодец и обещал исполнить всё, что красавица пожелает.

— Видишь, наша церковка наклонилась, кресты на маковках покосились. Сделай милость, порадуй народ, помоги святыне.

Взялся Иван за дело. Быстро подправил церковь. Затем взобрался наверх. И как только выпрямил кресты, воссияло солнце красное, опустились на плечи голуби белокрылые и услышал он голос с небес:

— Молодец, Иван. Береги святую веру, поддерживай народ христианский.

Спустился молодец, обступили его люди, благодарствуют. А красавица в стороне стоит, улыбается.

Подошёл к ней Иван, поклонился:

— Что ещё ты желаешь, голубушка?

— У бабушки Марфы семь сыновей и все на печи лежат, ноги свесивши. А она и стирает, и кушать готовит, и в поле ходит. Неладно это. Надо бы ей подсобить.

Отправился Иван к бабе Марфе. Она, бедная, согнулась в три погибели: картошку копает и в мешки складывает.

— Доброго здоровья, баба Марфа. Как урожай-то на славу удался?

— Ой, спасибо Господу, картошечка к картошечке. Вот только до погреба вряд ли донесу.

— А что ж сынки-то твои? Али прихворали?

— Да не хотят они с печи-то вставать, косточки не желают размять.

Пошёл Иван в избу. Никто не ведает, что он им рассказал. Но вылетели братья из хаты и прямиком к матушке: в ноги поклонились, прощения попросили. Младшенький маменьку в дом повёл, за стол усадил, чаю налил и Ивану предложил.

Не отказался молодец с добрыми людьми чаю откушать.

Счастливая Марфа со слезами на глазах поблагодарила Ивана и доброе слово молвила:

— Спасибо, Иван. Служи верно народу благоверному, будь честен и справедлив.

Вышел Ваня из хаты, а на скамеечке Мария с рушничком сидит.

— Каково твоё третье желание, милая?

— Люди говорят: за околицей по ночам кто-то поля вытаптывает, огороды выпахивает, сады губит. Горе будет у людей, как останутся они без запасов на зиму. Поспеши, Иван. Помоги злодея поймать.

Устремился быстрее птицы заступник за околицу. Притаился ночью тёмною под кустом рябиновым. Ровно в полночь налетел вихорь шумный, все деревья в саду к земле-матушке склонились, пшеница в поле тропинками выстлалась. Не поймёт Иван, что за диво дивное. Белоснежный конь с рыжей гривою скачет с неба да на земелюшку.

Встал бесстрашно Иван перед диким конём:

— Я не дам тебе губить землю-матушку.

Пышет конь огнём, из глаз искры сыплются. Не может Иван устоять: жар тело сковал, из очей слёзы катятся. Спрятал руки в карманы и нащупал что-то мягкое, тёплое. Достаёт… А то рушничок, Марии отданный. «Видно, не судьба мне жену найти», — подумал Иван и набросил рушничок белотканный, крестом вышитый на голову коня.

Присмирел тут же конь. На колени опустился, голову перед молодцем склонил.

Вернулся в станицу Иван. Люди его чествуют, благодарностями осыпают. А он глаза отводит: нерадостно у него на душе: не утрётся милая девушка его рушником, не станет сердцу родимая его женой.

Вдруг как вкопанный застыл конь. Поднял голову Иван и видит: у плетня стоит Машенька и слёзы рушником его утирает. Поспешил Иван к красной девице.

— Я тебе свой рушничок тихонечко в карман положила, чтобы не забыл ты обо мне за околицей.

Обрадовался Иван, понял он, что Мария – судьба его. Взял её за белы рученьки и спросил, в глаза глядя, ласково:

— А себе-то ты ничего не желаешь? В тех трёх просьбах ты о народе заботилась.

— Так ведь в этом и есть наше счастье-то, чтоб народ был спокоен и знал, что защитник есть у него, который верен и Богу, и Отечеству. Тогда и в нашем с тобой доме счастье поселится.

И сыграли они свадебку. Стали жить-поживать. А Иван стал в станице главным заступником!








sitemap
sitemap