Здесь и вправду Богу — рай



Здесь и вправду Богу — рай….

В низине, у холмов, на берегу реки Лихой расположился маленький живописный хуторок Богураев. Моя малая Родина и большая любовь. Это место овеяно древними легендами и степными ветрами. Здесь повсюду слышится шум ковыля и гудение диких пчел. Тут воздух наполнен горьким ароматом ковыли и приторно-сладкого меда…Богураев – мой дом, мое вечное пристанище, колыбель моей жизни.

В далеком двенадцатом веке, на заре становления великой Руси, князь Игорь даровал эти земли своему сыну Владимиру, помолвленному с дочерью хана Колчака. Не знал еще тогда князь Северский, что станет место это для него окаянным и что именно здесь придется ему вкусить горечь поражения. Кто же из нас не читал величайшее произведение русской литературы, незабвенный памятник древнерусского искусства «Слова о полку Игореве», в котором описан неудачный поход князя. Окрестности хутора Богураев помнят ту страшную битву с половцами, ведь каждый уголок здесь дышит историей, хранит тайны прошлых лет. В те страшные для Руси времена речка Лихая называлась Каянова, Окаянная от имени библейского Каина, убившего своего брата Авеля. Может быть, поэтому в этих местах постоянно случались с русскими трагедии. В «Слове о полку Игореве» рассказывается, как у высоких скал, расположенных на берегу реки Лихой, Игорева рать потерпела поражение, а сам князь был пленен. И доныне в этих местах кажется, что несутся проклятия из уст доблестного воина, не послушавшего природу, пришедшего к водам лихой реки, не щадящей ни своих, ни чужих. Несутся проклятия и замирают в шепоте листвы деревьев да шуме степного ветра, лишь уханье совы вторит им после захода солнца.

Долгое время земли нынешнего хутора пустовали: люди боялись заселять их. Природа в то время была дикой: пугали скалы вдоль речки Лихой, на которых росли тёрн и дикие груши. Водились здесь дикие лошади – тарпаны, волки и даже медведи, а из насекомых – пчёлы. В былые времена здесь был очень большой лес Вековой, в котором произрастали дубы, липы, караич, клен. Лесные чащи Бондарной балки были непроходимы. В старину мастеровой люд отовсюду приходил в эту балку. Тут, в лесах, они жили, заготавливали материал, кололи, строгали «трости» для кадушек и бочек, делали донья, гнули обруча. Словом, сезонно здесь жили и работали бондари. Некоторые из них получили прозвища – Бондарь, Бондаревы, Бондарешкины. Эти фамилии и сегодня можно встретить в наших местах.

В окрестностях хутора Богураев встречаются такие названия, как Гусиный Кут, Калмыцкий Кут, Ивашкина гора, Митькин бугор, Малофевнин колодец,

Бояркина балка и таинственная Камышовая или Камы, как ее прозвали потом в народе. Во времена татаро-монгольского нашествия эти места назывались Волчье Логово: Бончь-Яр или Бирюк-Яр. Позже татарские названия забылись, и лишь когда ветер гулял в камышах, они склоняли свои бархатные макушки и шуршали: «Тохтамыш!…». Тогда у путника, проезжавшего через здешние места, всплывал образ хана Золотой Орды – Тохтамыша. Поэтому название Камыши – это отголоски исторической памяти, того далекого времени, когда стоял здесь хан со своим народом. Бытовая легенда о том, что в Камышах жили разбойники, в лесу ими были вырыты землянки. Здесь проходила дорога на окружную станцию Каменскую. По ней на ярмарки ездили жители окрестных хуторов и станиц. Удалые разбойники нападали на проезжающих и грабили их. Награбленное добро зарывали, делали клады, которые и по сей день не дают покоя местному населению.

С приходом казаков на Дон многое изменилось. Эти отважные, смелые люди стали обживать наши земли. Семья Богураевых поселилась в станице Усть-Белокалитвинской. Здесь у них была пасека, возле нее, на пустыре, они выгуливали коней. Говорят, что изначально у дворянина фамилия была не Богураев. В те далекие времена все хотели иметь землю в районе Старочеркасска, а он получил ее в окаянном месте. Приехал казак в полк, и его товарищи стали расспрашивать о ней, ведь знали сослуживцы, что ему дали вотчину на «проклятом» месте, где волки выли, земли не очень плодородны, повсюду бугры какие-то непонятные, каменные бабы по степям раскиданы. А казак же попал в эти места, когда груши цвели и тёрны: белорозовая пена бушует, дикие пчёлы гудят, мёдом пахнет. И затрепетало его сердце, заиграла кровь, в которой и славянская, и татарская примесь. И он в полку говорит: «Ребята, да я живу там как в Божьем раю». А те: «Га-га-га, в раю! К чёрту загнали на кулички, туда, где Макар телят не пасёт…» Казака и прозвали – Божий рай, Богурай. Так он и стал писаться по документам Богураев.

В 1780-1790 годах три брата Богураевых перебрались из станицы Усть-Белокалитвинской в балку, где и обосновали хутор Богураев.

Много интересных мест в нашем хуторе. Все в хуторе и даже за его пределами знают грустную историю происхождения двух гребенных гор, расположенных на берегу Северского Донца.

Ночь опустилась

на землю,

Месяц на службу взошел.

Светом его осветились

Горы над спящим Донцом.

Много легенд о них ходит.

Люди давно говорят,

Что эти горы-сестренки

Страшную тайну хранят.

Местный народ точно

знает:

Здесь на заре старины

Две распрекрасных

сестрицы

Жизни сгубили свои

Был их отец очень грозен,

Да и богатства хотел –

За стариков с золотишком

Выйти им замуж велел.

Сестры сначала роптали,

Но бесполезны мольбы,

Батюшка был

непреклонен –

Вот уж сваты у двери.

Девушки, с дома

сбежавши,

К берегу речки пришли,

Взявшись за руки, рыдая,

Прыгнули с кручи они.

Вскоре на месте

несчастном,

Словно, как память о них,

Выросли горы-близняшки –

Не отличить теперь их.

В мире легенды слагают,

Вот и у нас есть одна,

А над Донцом расстилает

Алый ковер уж заря.

Прославил наши края и знаменитый земляк Хрисанф Константинович Богураев. Вот история его жизни и подвига.

Как в степи донской

Ковыль-трава колышется,

В хуторе,

У Бугураевых, крик первенца слышится.

Счастливая мать сына в люльке качает,

Хрисанфом его нарекли.

В нем день ото дня дух казачий крепчает

На радость отца и родни.

Он отроком отдан был в корпус кадетский,

Там жизнь начинал познавать

Всю удаль донскую, запал молодецкий

Учебе спешил отдавать.

Пройти путь кадета до гардемарина –

Не каждому это дано.

Хрисанф командиром стал субмарины,

О море он грезил давно.

Кто не видел оскала жестокой войны,

Тот счастливейшим в жизни слывет.

Но история помнит те страшные дни,

Когда шел 1916 год.

И в мае был отдан Хрисанфу приказ

Балтийские воды стеречь.

Он вспомнил отцовский и дедов наказ –

За Родину жизни своей не беречь.

И вот роковое хмурое утро —

Бугураев с командой своей

Заметив чужое шведское судно,

Решил протаранить незваных гостей.

Кого Дон взрастил, своей цели достигнет,

Не опозорит свой род!

И коль казака беда в жизни настигнет,

То он за Отчизну умрет.

Хрисанф Константинович Бугураев

Геройски погиб в 20 лет.

И подвиг его по сей день прославляют

Как поколенью младому завет.



Много я еще могу рассказать о родном хуторе, который и в современности не лишился своей лихой, первобытной прелести. Сейчас в домах жителей есть свет, газ и вода. Почти у всех есть подключение к Интернету, но за этими видимыми благами цивилизации наш Богураев есть и остается настоящим казачьим мирком, живущим по заповедям славных предков. У нас до сих пор продолжается род основателей хутора – Богураевых; живут и здравствуют носители и других знаменитых дворянских фамилий: Кощеевы, Колодкины, Дьяконовы. Наша старая церковь Петра и Павла, переправленная по бревнышку через Донец из станицы Усть-Белокалитвинской в 1903 году, собирает прихожан со всего района. Средняя школа является одной из лучших казачьих школ в области. Словом, хутор живет своей мирной, размеренной жизнью.

Я горжусь, что могу называть Богураев своей малой Родиной….Другой мне не надо…

Все живем мы в Богураеве,

Здесь и в самом деле рай:

Лес шумит, ковыль колышется,

Льется солнце через край.

Тут легко, светло мне дышится.

И куда б не ехал я,

Чуть сомну глаза

И слышится — легкий посвист соловья.

Северин Никита Андреевич, кадет взвода 9/1 Белокалитвинского казачьего кадетского корпуса имени Матвея Платова.

Дата написания: 20 сентября 2013 года.








sitemap
sitemap