Записки бродячего психолога



Записки бродячего психолога (Саске/Нарутоакаши/Ирука второстепенные)

Автор: не известен.Фендом: НарутоЖанр: яой, стеб, ангст, повседневность.

Глава 1

— Саске, ну почему ты такой идиот? – я сокрушенно покачала головой. В ответ вполне ожидаемое молчание. — Неужели он тебе совсем-совсем не нравится? Опять тишина, если не считать едва слышного презрительного смешка, да и то, что смешок презрительный, я поняла исключительно по выражению лица собеседника. Хотя, какой собеседник? Ведь говорю только я. — Учиииха, — протянула я. – Не глупи. Он высокомерно приподнял бровь. — Он же просто потрясающ, — я позволила себе облизать губы. – Блондин с пронзительными голубыми глазами. Довольно неплохое тело, судя по нашему недолгому контакту. Широкая ослепительная открытая улыбка. Беззаботный, бесшабашный, искренний. Никакой реакции на мои слова. Ну, ладно, Саске, посмотрим кто кого. — Ммммм… — я прикрыла глаза. – Думаю, после душа он нечто. Так и вижу, как он выходит слегка раскрасневшийся после водных процедур. Взъерошенные влажные волосы… Махровый халат оранжевого цвета… На любом другом он выглядел бы по-дурацки, но только не в этом случае. Он смущенно улыбается, потому что его застали в таком виде… В это время один рукав халата, я думаю, правый, сползает, обнажая плечо… А он ничего не замечает и продолжает наивно смотреть на тебя, — я приоткрыла один глаз и увидела, что Учиха внимательно меня слушает. – Тут капелька воды срывается с его волос и скользит по шее, постепенно замедляясь, и совсем останавливаясь на ключице. Во рту мгновенно пересохло, кажется, даже губы потрескались… Все, чего ты хочешь… слизнуть эту влагу с его тела… Он, заметив странный блеск в твоих глазах, отступает на пару шагов и упирается спиной в стену… Ты подходишь ближе… Он бесподобен, сама невинность… — я опять взглянула на Саске, он заинтересованно склонил голову набок. – Еще шаг и ты прижимаешься к нему всем телом… Он вздрагивает и пытается вырваться, но безуспешно… Еще бы, ты теперь не можешь никуда его отпустить… Еще плотнее… Ты чувствуешь его сбивчивое дыхание… Видишь немой вопрос в глазах… Медленно-медленно ты наклоняешься и слегка касаешься языком его ключицы, слизывая ту самую злосчастную капельку… — Извращенка, — Саске прервал мои фантазии на самом интересном месте. — Нда? – усмехнулась я. – Видел бы ты свое лицо, мистер неприступность и, я так теперь думаю, еще и невинность. — Тебя не должен заботить мой сексуальный опыт. — Потому что его нет? Саске холодно посмотрел на меня. О, да! Я обожаю его изводить!!! Я просто без ума от этого его взгляда, потому что он означает только одно – последнее слово осталось за мной. О, кстати, наверное, стоит, наконец-то, объяснить, кто я такая. Родители были настроены повеселиться, когда выбирали имя для своей любимой дочурки. Или они уже были изрядно навеселе. В общем, меня зовут Йойо, в честь игрушки. И вот уже восемнадцать лет все, кому не лень, называют меня Девочка-игрушка. Весьма двусмысленная фраза, замечу я. Хотя, я уже давно перестала реагировать на подобные подколы. Сдается мне, вам интересно, что же я делаю в компании Великолепного, Гениального, Бесподобного и т.д. и т.п. Учихи Саске? Того самого, который покинул Коноху и отправился к Орочимару в поисках силы, и который бродит теперь по дорогам, разыскивая своего брата. Ну, на самом деле при первой нашей встрече мне его имя ни о чем не говорило. Я не знала, что у него есть проклятая печать, Чидори и великая цель. Поэтому, даже несмотря на всю его холодность, высокомерность, презрительность и неразговорчивость, я сделала то, что обычно делала, если люди такого типа попадались мне на пути – я довела его до белого каления своими комментариями по поводу его действий, кислой мины и манеры одеваться. Только когда глаза Саске стали красными, я поняла, что столкнулась с ниндзя, а благодаря моим стараниям теперь разъяренным. Опасная ситуация, но такая волнующая. Внутренне содрогаясь от незапланированного выброса адреналина в кровь, я уперла руки в бока и заявила примерно следующее: — Мне плевать, что ты ниндзя, напыщенный еж, я тебя не боюсь. Даже несмотря на то, что я не знаю никаких техник и слабо представляю, что такое чакра, ты в пролете. Даже если ты одержишь физическую победу, победа психологическая будет за мной, — и для полноты картины я расхохоталась. Вот, собственно, и ответ на вопрос, почему я не знала, кто такой Учиха Саске. Я не была ниндзя и ничего не знала о том, что происходит в их мире. У Саске и его команды от такого ответа отвисла челюсть. Я еще раз довольно хохотнула. Так все-таки, спросите вы, какого черта я сейчас таскаюсь вместе с Учихой? Ответ прост – я его личный психоаналитик, правда, он об этом не подозревает. До недавнего времени я училась в университете на психолога, но, к сожалению, меня оттуда выгнали, после того как я заявила, что половина преподавателей-мужчин – скрытые гомосексуалисты, а все их заигрывания со студентками – лишь способ доказать самим себе, что они не такие. На самом деле больше всего им хочется во время лекции подойти к нашему симпатичному одногруппнику, сидящему за первой партой, схватить его за волосы на затылке, запрокинуть голову и… Рассказ о дальнейших действиях преподавателей был прерван тихим покашливанием. Я обернулась и увидела, что за спиной у меня стоит ректор, лицо его насыщенного малинового цвета. Я глупо улыбнулась и уже вечером мне торжественно были вручены мои документы и бумага о том, что я отчислена. Не сказать, что я была сильно расстроена, но мне на самом деле нравилось учиться на психолога. Посидев пару часов на ступеньках теперь уже бывшего университета я, наконец-таки, приняла решение – я стану бродячим психологом! А почему нет? Путешествовать я всегда любила, буду заниматься самообразованием, а по пути помогать всем встречным заблудшим душам. К тому моменту, как я встретила Учиху, в моем списке спасенных значились влюбленные, сбежавшие от родителей, родители этих самых влюбленных и собака, сбежавшая от хозяина. Причем, самый долгий разговор был у меня с собакой. Ну, да ладно, это не так уж и важно. Возвращаясь к нашему несравненному Учихе. Саске показался мне действительно интересным экземпляром. Несмотря на всю свою отчужденность и холодность было в нем что-то, что притягивало меня… с профессиональной точки зрения, разумеется. Пусть я и проучилась всего ничего, но у меня был просто нюх на людей с проблемами, причем, немного странных людей с очень странными проблемами или наоборот. И довольно часто эти люди сами не осознавали, что им необходима помощь, и очень настойчиво отказывались от моих услуг. Но даже если я отступала, судьба потом опять сводила нас вместе, и это повторялось до тех пор, пока люди обреченно не вздыхали и не открывали мне свою душу. Когда я впервые увидела Саске, просто скользнула по нему взглядом, я подумала, что он придурок каких поискать. После того, как он припугнул меня шаринганом, я в этом окончательно убедилась. А стоило ему сказать: «Отвали, ты достала» — я почувствовала ЭТО. Словно электрический ток пробежал по всему телу, сердце екнуло, и я поняла, что ни за какие коврижки не отпущу Саске, пока он не пройдет мой курс лечения, даже если меня будут бить, даже если ногами. Кстати, отдельно стоит упомянуть мои методы. Может, кому-то они покажутся немного странными, но я же так и не получила диплом. К тому же, моя психотерапия очень даже неплохо работает. Я не делаю ничего сверхъестественного, не читаю над пациентами всяческие заклинания, не заставляю пить, есть или обмазываться всякой гадостью, я просто сутки напролет нахожусь рядом. Все бы ничего, но при этом я очень-очень мало молчу, даже если меня никто не слушает, комментирую любые жесты и фразы, чуть ли не сплю в одной постели с подопечным (но обязательно в одной комнате) и ни в какую не хочу избавлять его от своего общества. Все заканчивается тем, что мне изливают душу или в порыве ярости, или просто в надежде, что я действительно отстану. Но, как и ожидалось от Учихи, он оказался действительно крепким орешком. Я навязываю ему свою компанию уже четвертую неделю, а Саске до сих пор держится, и как и в первую нашу встречу ограничивается презрительными колкими фразами или неопределенными смешками. Но сегодня случилось то, что заставило меня почувствовать, что лед тронулся. Конечно, по большей части, это не моя заслуга, но я не собираюсь упускать свой шанс и позволять Саске опять спрятаться в своем коконе. Хотя, обо всем по порядку. Итак…

Едва проснувшись я увидела перед собой кислую морду (по-другому и не скажешь) Учихи. С самого утра Его гениальность был чем-то недоволен. — Ты опять разговаривала во сне, — не замедлил он высказать причину своего поганого настроения. Я заинтересованно приподняла бровь, но Саске и не подумал осчастливить меня пересказом очередной порции моего ночного несвязного бреда. Я пожала плечами и зевнула: — С кем не бывает, вот ты, например, храпишь. — Тогда почему ты каждый раз приходишь спать в мою комнату? – хмыкнул он. — Потому что боюсь Карин. У меня такое подозрение, что она замыслила что-то недоброе в отношении моей персоны. И виной всему ты. — Только не начинай снова… — Ну, я же не виновата, что она меня к тебе ревнует, — я сладко потянулась и даже причмокнула от удовольствия. Учиха слегка озадаченно посмотрел на меня. И было с чего, потому что всю предыдущую неделю я твердила ему, что Карин ревнует ЕГО ко мне. Я расплылась в довольной улыбке, так рано, а мне уже удалось увидеть на лице Саске целых две эмоции. Поздравив себя с этой маленькой победой, я пошла умываться. Хм, пожалуй, для полного счастья стоит еще и душ принять. Через пять минут мой покой под струями теплой воды был нарушен Учихой, который совершенно спокойно зашел в ванную, даже не постучавшись. Будь это в первый раз, я бы завизжала и начала кидать в него всем, что под руку попадется, но… Саске выкидывал этот номер на протяжении уже четырех недель, и ни разу в его глазах не мелькнул и огонек интереса, в каком бы виде он меня не заставал. Так что я спокойно продолжила водные процедуры, обращая на него внимания не больше чем на тюбик с зубной пастой. Это утро было таким же как и другие, и таким оно и должно было остаться… Внезапно послышался крик: — СААААААСКЕЕЕЕЕЕ!!!!!!!!!!!!!! Я примерно прикинула, какие же легкие надо иметь, чтобы заорать так громко, что мне показалось, будто вопили у меня под ухом. Учиху как ветром сдуло. Ого-го, куда это он так понесся? Уж не Итачи ли его позвал? Как интересно. Я выключила воду и, кое-как завернувшись в полотенце, выскочила следом за Саске. Мой пациент практически полностью высунулся в окно, а учитывая, что комната располагалась на четвертом этаже, это было довольно опасно. «Но он же гениальный ниндзя» — усмехнулась я про себя, подходя к нему и тоже выглядывая на улицу. Первым, что бросилось мне в глаза, был ярко-оранжевый комбинезон, который был надет на парня, хмуро смотревшего на Учиху. Так, так, так… голубоглазый блондин, довольно симпатичный, если не считать упрямо сжатых губ. Рядом с ним стояла розововолосая девушка, и ее кулаки непроизвольно сжались, когда она увидела меня, выглядывающую из-за спины Саске. Что такое? Ревность? — А? – у блондина отвисла челюсть, когда он тоже заметил меня. – Ты кто? О, судя по голосу, это он пару секунд назад орал во всю глотку. Я удивленно приподняла брови: — Я? Йойо. А ты? — Н… Наруто, — еле как выговорил он. — Наруто? – я оперлась локтями на подоконник рядом с Саске. – А что тебя надо от Учихи? — Я хочу вернуть его в Коноху. — А! – сообразила я. – Так это тот приду… парень, о котором говорила Карин? – обратилась я к Саске. Тот молча кивнул и: — Одевайся, мы уходим. — Чего? Я еще не домылась, — возразила я. Холодный взгляд, показывающий, что спорить бесполезно. — САСКЕ! – снова крикнул Наруто. – ДАВАЙ ВЕРНЕМСЯ! — ПРОВАЛИВАЙ!!! – мда, Учиха явно не в настроении. Я прошествовала в ванную, и взглянув на себя в зеркало, поняла отчего у Наруто была такая странная реакция на меня. Еще бы, девушка с мокрыми волосами и в одном полотенце внезапно появляется за спиной его друга. Ну о чем тут можно еще подумать? — Наруто… — послышался сдавленный шепот у меня над ухом. – Ну, зачем опять? Голос явно принадлежал Саске, но ведь он же в другой комнате. Я помотала головой и начала одеваться. Спустя минуту я появилась на пороге в ванной, поправляя прилипающие к влажному телу шорты и футболку. Учиха был в полной боевой готовности и с еще более хмурым лицом. Он грубо схватил меня за руку и сложил печать. Грудь слегка сдавило, комната перед глазами качнулась. Черт, ненавижу дзюцу перемещения, особенно когда его проделывает Саске, он выполняет слишком резкий переход. Но сейчас это его мало волновало. Не отпуская меня, он стремительно пошел по улице, едва не расталкивая прохожих. Я огляделась, мы были в двух кварталах от гостиницы. — Наруто, Наруто, Наруто… — практически без остановки повторял Саске злобно. — Эй, Учиха, может, ты заткнешься? – поинтересовалась я спустя минуту, его бормотание мне порядком надоело. Он оглянулся и слегка недоуменно посмотрел на меня: — О чем ты? Я уже открыла рот, чтобы объяснить ему, но внезапно к горлу подкатила тошнота, колени подогнулись, и я упала. Саске протащил меня еще пару метров, прежде чем заметил, что просто волочет меня по земле. Голова кружилась, перед глазами все плыло, я из последних сил заставляла себя находиться в сознании. — Эй, — Учиха потряс мою руку, которую до сих пор сжимал. И в тот же момент, на фоне этого «Эй», я услышала его раздраженный шепот: — Придурок скоро будет здесь. Саске присел передо мной на корточки. С большим трудом я сфокусировала взгляд на нем. — Или ты встаешь, или я оставляю тебя. И в это же время я отчетливо услышала: «Не хватало еще, чтобы она загулась посреди улицы». Голос, как ни странно, принадлежал Учихе. — Что за шняга? – мое плохое самочувствие отступило на второй план, я во все глаза уставилась на Саске. — Что слышала, — хмыкнул он. И опять на фоне этого еще одна фраза: «Ну вставай же быстрее, я не собираюсь тащить тебя на себе». Губы Учихи двигались, только когда он произносил: «Что слышала» — потом они замерли, сложившись в презрительную усмешку, но в моей голове продолжал раздаваться его голос. Я продолжала сидеть на дороге и тупо смотреть на него. Саске это разозлило и, рывком поставив меня на ноги, он потащил меня дальше. Я покорно плелась за ним, пытаясь понять, что же все-таки произошло. Очнулась я только, когда сзади раздался уже знакомый крик: — САААСКЕЕЕ!!! Учиха резко развернулся, меня слегка занесло и я врезалась в него. Но как ни странно, не заработала за это обычный хмурый взгляд. Все внимание Саске было сосредоточено на блондине, окликнувшем его. Я огляделась, и с удивлением обнаружила, что мы уже покинули пределы города. — Саске-кун… — пролепетала розоволосая девушка, стоявшая рядом с Наруто. — Черт, Сакура, — раздался шепот Учихи. — Сакура? – приподняла я бровь. – Твоя преданная поклонница? Тут взгляды всех присутствующих устремились на меня, словно я сказала несусветную глупость. Пара секунд и: — Какого черта на тебе одежда Саске-куна?!! – от крика Сакуры мои барабанные перепонки чуть не разорвались. Я ошарашено посмотрела на нее, потом перевела взгляд на Учиху. Тот сделал вид, что не заметил. — И правда, какого черта на мне твоя одежда?!! – крикнула я ему в ухо. Когда я просила Саске одолжить мне пару шмоток, я и не предполагала, что он решит подсунуть мне старье из своего гардероба. Меня сей факт не особо радовал. Особенно учитывая обстоятельства, при которых я узнала правду. — Заткнись, — весьма содержательный ответ. – А вы проваливайте, — это уже было адресовано двум ниндзя, стоящим напротив. — Саске-теме, — прошипел Наруто. И тут у меня в голове вспыхнула картина того, как блондин медленно подходит к Учихе. Прижимается к нему всем телом и, помедлив пару секунд, страстно… целует. Я тряхнула головой, прогоняя это видение. Оно отказывалось уходить. Руки Наруто скользят вниз по спине Саске и сжимают его… ягодицы? Да что за чертовщина творится?! Мой мозг не смог ответить на этот вопрос, не выдержал напряжения и отключился, и я вместе с ним, соответственно.

Глава 2

Улица. Маленькая девочка среди толпы. Ее ярко-красное кимоно выделяется на фоне общей серости. Глаза наполнены страхом. Она подносит свои маленькие ладошки ко рту. Ее начинает бить мелкая дрожь. Через несколько секунд девочка падает на колени и в ужасе обхватывает голову руками. Почему? Чтобы не слышать тот разнобой голосов, что раздается вокруг. Но идущие мимо люди молчаливы. Их лица не выражают ничего, кроме неудовольствия, когда кому-то приходится обходить ее. Когда же ее случайно задевают, она вздрагивает как от удара. И это продолжается и продолжается… Одинокая слеза чертит мокрую дорожку на ее щеке. Она смотрит на людей и видит, что их губы не шевелятся, но слышит голоса. Что происходит? Когда прохожие случайно дотрагиваются до нее, перед глазами вспыхивают разные картины. Некоторые из них настолько страшны, что невозможно сдержать слезы. И девочка начинает рыдать. Сначала тихо, стараясь, чтобы никто не заметил, а спустя несколько минут в голос, не сдерживая всхлипов. Ужас – вот чувство, владеющее ей. Она не понимает, и нет никого, кто бы мог объяснить. Почему это произошло с ней? В чем она виновата? Теперь ее будут считать сумасшедшей. А дети так жестоки, ей не избежать насмешек и оскорблений. Надо это забыть, не обращать внимания, и все пройдет. Просто не слышать и не видеть… Но голоса не исчезают и не становятся тише… Страшно… Ярко-красное кимоно посреди толпы. Маленькая девочка, стоящая на коленях. Маленькая заплаканная девочка… Страшно…

Я резко открыла глаза и увидела пронзительно-голубое небо, просвечивающее сквозь листву… Всего лишь сон… Но я вспомнила тот день. Мне было пять. Я убежала от родителей по какой-то дурацкой причине. Кажется, мы должны были идти на карнавал, но мне этого жутко не хотелось. Потому что мне не нравилось то кимоно, которое на меня надели. Голоса, которые я слышала в тот раз… Только сейчас я поняла, что это были мысли людей… самые сокровенные мысли. А картины, появлявшиеся в голове – их желания. Все то, что не предназначено для посторонних… не предназначено для ребенка. Не удивительно, что у меня началась истерика. Меня отыскали часа через четыре. Мама была настолько взволнована и счастлива… В ее глазах стояли слезы. Но едва она попыталась обнять меня, как я испуганно отпрянула. Я не хотела, чтобы все повторилось. Но в то же время я отчетливо слышала мамины мысли: «Доченька, слава богу, слава богу». Я глубоко вздохнула и сама прижалась к маме, и волна нежности накатила на меня. Перед моими глазами появилось мягкое пушистое солнце, ласково согревающее своими лучами. Мама взяла меня на руки, «как маленькую» — подумала я тогда, и понесла домой. Но с этого дня я стала сторониться людей. Не выходить на улицу без крайней необходимости… не прикасаться ни к кому, только к маме… Естественно, мое странное поведение сначала озадачило, а потом начало пугать родителей. И начались бесконечные расспросы. Я держалась недели две, а после все рассказала. Папа тяжело вздохнул и проговорил: «Началось». В тот же вечер он позвонил бабушке и долго с ней разговаривал. Следующим утром бабуля появилась на пороге нашего дома. Она ничего мне не сказала, просто села рядом, взяла за руку и прошептала: — Все будет хорошо. Это слишком тяжело для тебя. Для любого из нас, тем более спустя столько времени. Я не позволю случиться этому с моей дорогой внучкой, — она тепло улыбнулась. – Закрой глаза, Йойо. Я так и сделала. Больше я не слышала и не видела того, что творилось в головах окружающих. — Очнулась? – лицо Саске появилось в поле моего зрения. Я кивнула и села. Оглядевшись, я обнаружила, что мы находимся на какой-то поляне, мое тело заботливо расположено в тени под деревом. Раз я не помню, чтобы располагала его здесь самостоятельно, выходит, меня притащил сюда Учиха? Как мило с его стороны. — Где мы? – поинтересовалась я, вставая. — В лесу. — О, — глубокомысленно произнесла я.

Спустя восемь часов мы сидели в баре гостиницы, в которой остановились. Мы – это Учиха, Карин, Суйгецу, Дзюго и, конечно же, я. Ха, надо было видеть взгляды, которыми время от времени одаривала меня Карин. Из-за неожиданной встречи с Наруто мы разделились, и добирались до гостиницы по отдельности: я с Саске, а она в сопровождении остальных представителей сильного пола. И ее мучил вопрос, почему мы опоздали на час. Ни я, ни Учиха не посчитали нужным что-либо ей объяснять, и сейчас Карин терялась в догадках. Суйгецу откровенно наслаждался ситуацией и подливал масла в огонь, высказывая различные предположения. Я лишь загадочно улыбалась и время от времени блаженно потягивалась. Дзюго с интересом ждал, чем же это закончится. А Саске был хмур больше обычного. Наверняка, это из-за… «Наруто», — раздался шепот Учихи. Я тут же впилась в него взглядом. Ничего, ни одной эмоции. Вряд ли, он произнес это вслух. Значит… опять началось? Все то время, что мы в молчании добирались до гостиницы, оговоренной в качестве места встречи, на случай если команда вдруг разделиться, я обдумывала произошедшее утром. И свой сон… и воспоминания. Выходило, что я умею читать мысли людей, а при прикосновении – видеть их желания. Но почему эта способность исчезла и, что важнее, снова появилась? Судя по всему, папа и бабушка знали ответ. Вот только вряд ли и я смогу его узнать. Когда мне исполнилось четырнадцать, все мое семейство отправилось куда-то отдыхать. Я, по причине своего упрямства и крайнего нежелания уезжать, была оставлена на попечение друзей родителей. Стоит ли говорить, что я больше не видела ни одного из членов своей семьи? Целый год со мной общались только посредством редких телефонных звонков, а потом… Мне торжественно вручили кругленькую сумму денег и сказали, что я могу отправляться на все четыре стороны. Сказать, что мне было больно и обидно, а что самое главное, безумно страшно? Я знала, что родители ничего не делают просто так – на все должна быть причина, причем серьезная. Я терялась в догадках, что же произошло, в чем я виновата, почему меня бросили? Когда же я почувствовала, что близка к помешательству, то просто собрала вещи, отдала ключ соседям и уехала в первый попавшийся город. Мой выбор оказался не так уж плох, учитывая, что комнату, где жить, я нашла практически мгновенно. Сердобольная старушка, увидев вышедшую из автобуса заплаканную девочку, подошла узнать, что случилось, а после предложила остановиться у нее на пару дней, а, если понравится, задержаться насколько потребуется. Я задержалась на четыре года. На следующее утро пришло письмо от мамы. Она писала, что такое решение далось им нелегко, и так будет лучше для всех, в первую очередь для меня. Они оставили меня не потому, что разлюбили, а потому, что любят больше жизни. Я яростно скомкала листок бумаги, не находя логики не в словах, ни в действиях. Если ты кого-то любишь, то его не надо бросать – вот что крутилось у меня в голове, одна-единственная фраза, раз за разом, в течение трех часов… Я не понимала. Наверное, именно в тот момент я решила стать психологом, чтобы хоть чуть-чуть начать понимать людей и их зачастую абсурдные поступки. Но это все ностальгические отступления. За это время я привыкла жить одна и думать, что родители с бабулей просто отправились в далекое и безумно длительное путешествие. Слабое утешение, но хоть что-то… А когда я встретила Саске, у меня не осталось времени на все эти размышления. Жизнь в мире ниндзя оказалась опасней, чем я предполагала, тем более жизнь с Учихой. Но с другой стороны, мне это нравилось… Опять я не о том! Так вот, когда я, наконец-то, разобралась, что со мной произошло, то осознала, что о большем и мечтать сложно. Этот дар может мне очень пригодиться на профессиональном поприще. Пациенты не всегда честно отвечают на вопросы, в конце концов, у каждого из нас есть что скрывать, не все могут прямо выражать свои чувства… А мой клиент на данный момент сам Учиха Саске. Не человек, а глыба льда. И тут мне выпадает такая возможность покопаться в его голове, я не могу ее упустить. Конечно, это немного нечестно, но я же никому не расскажу. Профессиональная тайна, как никак. Ему это даже на пользу пойдет. Голову даю на отсечение, что Саске и сам мало представляет, чего хочет на самом деле. Я просто помогу ему во всем разобраться. В общем, я была довольна своей внезапно проявившейся способностью, а откуда она… Подумаю об этом позже.

И вот сейчас я сижу напротив Саске и буквально пожираю его глазами. Мои надежды оправдались. «Наруто, зачем? Зачем ты опять появился?» — шепот Саске, раздававшийся у меня в голове, был хриплым. Кстати, я только сейчас поняла, что абсолютно не слышу мыслей других. Может, у меня с Учихой особая связь? Ой, нет, нет, что за чушь? Вот с кем, с кем, а с ним мне никакой связи не надо. Ксо, мои радужные планы по поводу успешной карьеры начали рушиться. Я горько вздохнула. Это не ускользнуло от взгляда Суйгецу: — В чем дело? Опять хочешь уединиться с Учихой? – ехидно поинтересовался он. Карин чуть не испепелила его взглядом. Я лишь фыркнула и, отвернувшись, уставилась в окно. «Наруто» — опять Саске. Дался ему этот блондин. Если так и дальше пойдет, очень скоро это имя начнет раздражать меня. «Наруто, я…» — Саске, — я схватила его за руку и тут же пожалела об этом. Перед глазами возникла картинка. Вышеупомянутый Наруто лежит на кровати в очень откровенном виде, другими словами, голый. Кожа покрыта ровным золотистым загаром. Мелкие капельки пота блестят на крепкой груди. Четко вырисовываются кубики пресса. Он лежит на спине, слегка приподнявшись на локтях. Нога закинута на ногу. Пальцы чуть сжимают простынь. Волосы растрепаны. Взгляд останавливается на ключицах, именно сейчас они кажутся очень соблазнительными. Хочется целовать их, не останавливаясь, кусать нежную кожу, проводить языком, оставляя влажную дорожку. Наруто слегка усмехается, видя возбуждение. Ярко-синие глаза хитро прищуриваются. Он слегка облизывает губы и медленно, мучительно медленно начинает разводить ноги, чтобы его, наконец-то увидели во всей красе… — Эй, Йойо, эй! – кто-то потряс меня за плечо. Я с трудом открыла глаза и увидела перед собой Дзюго. Голова болела. — Что случилось? – поинтересовалась я. — Ты упала в обморок. О, так вот почему я лежу на полу. Понятно. Дзюго протянул мне руку, помогая подняться. С большим трудом я встала на ноги. И тут накатило. Меня начало буквально трясти от желания. Сердце бешено стучало, еще секунда и, казалось, кровь вскипит, в низу живота разливалось тепло. И перед глазами соблазнительно приоткрытые губы и горящий взгляд ярко-голубых глаз. Нахлынувшее желание было не моим, оно принадлежало… Саске. Вот уж правда, Саске-теме. — Что-то мне плохо, пойду в номер, — пробормотала я и, стараясь не смотреть на Учиху, вышла. — Эй, — догнал меня на пороге его голос, я вздрогнула и обернулась, — смотри не свались на лестнице. — Постараюсь, — я выдавила из себя жалкое подобие улыбки. Лечь, мне надо просто лечь и подумать. Слишком много потрясений для одного дня, который еще, кстати, и не закончился. Секунду подумав, я подозвала официантку и попросила принести в номер пару бутылок саке. Естественно, я сказала, что за выпивку рассчитается Саске. Своего рода компенсация за то, что мне пришлось только что пережить. Завалившись на футон и дождавшись саке, я приступила к размышлениям. Сейчас мне уже не казалось, что мой дар – такое уж благословение. Если при каждом прикосновении к Учихе я буду видеть нечто подобное, недолго и с ума сойти. Ксо… я отхлебнула саке прямо из бутылки, которая, к слову, почему-то была полулитровой. Странно, ни разу таких не встречала. Но, возвращаясь к Его гениальности. Судя по тому, что я видела, его самое большое желание не месть Итачи, а секс с Наруто! Кто бы мог подумать… С другой стороны, не так уж и плохо, что я это узнала. Думаю, даже сам Саске этого не осознает. Что ж, мой священный долг психолога в том, чтобы донести до него эту истину. Я злорадно усмехнулась, практически потирая руки в предвкушении. Бутылка подозрительно быстро пустела. Учиха появился в комнате, когда саке плескалось на дне второй бутылки. Я была уже изрядно пьяна и поэтому решила пофантазировать на тему Наруто после душа. Разговор закончился тем, что меня обозвали извращенкой. Ничего приятного, но от меня не ускользнул заинтересованный взгляд Саске, когда я описывала, как будет выглядеть блондин. В общем, я была довольна и легла спать в весьма приподнятом настроении.

— Саске… — его тихий шепот прорезал тишину темной комнаты. Он лежит на кровати и смотрит на меня взглядом, полным желания. — Всего один раз… — шепчет блондин. – Только раз… Я не могу совладать с собой и опускаюсь на кровать рядом с ним. Медленно стягиваю с себя касаде. Нетерпение, с которым он смотрит на меня, заставляет руки двигаться быстрее. Я не могу позволить себе тратить время на предварительные ласки. Просто переворачиваю его на живот и грубо вхожу. Толчок, еще один. Узкий, очень узкий. Его стон, боль с примесью наслаждения, заставляет меня двигаться быстрее. Еще и еще… — Саске… — слышится его срывающийся голос.

Глава 3

Я проснулась в холодном поту. Первым, что я увидела, когда открыла глаза, было спокойное лицо Учихи. Виновник моего кошмара (в этом я была абсолютно уверена) спал, как ни в чем не бывало. С тихим стоном я поднялась и, выйдя из комнаты, решила подышать свежим воздухом. Ночная тьма окутала меня, едва я переступила порог гостиницы. Стрекот цикад, тихий шелест листьев. Прохладный воздух остудил мое разгоряченное лицо. Возбуждение, охватившее меня, немного спало. Я глубоко вздохнула. Мне необходимо во всем разобраться. Понять, как действует моя способность, и как я могу оградиться от мыслей Учихи. А то я действительно скоро сойду с ума, если постоянно буду видеть и слышать эротические фантазии Его гениальности. Так, следует начать по порядку. Когда впервые это произошло? Когда появился Наруто. Значит, этот человек вызывает у Саске невероятно сильные эмоции. Почему я не слышу мыслей других людей, ведь в детстве же могла? Стоило мне об этом подумать, как тут же в ночной тиши раздался шепот Карин: «Саске, я хочу…». Как хорошо, что продолжения не последовало. Ксоооо… Я села на землю и обхватила голову руками. Только не нервничать, главное успокоиться. Этой способностью можно управлять. Скорее всего, постепенно я начну слышать мысли всех, кто меня окружает, просто почему-то Учиха первым удостоился такой чести. Может, потому что именно с ним я провожу больше всего времени? Хотя, то, что я пока слышу только Саске, не так уж плохо, учитывая, что у Дзюго раздвоение личности, Карин думает только о Его гениальности, а Суйгетсу, вообще, маньяк. На их фоне Учиха вполне адекватен. А, может, плюнуть и пусть все идет своим чередом? Пока буду брать от своей способности по максимуму, доставая Саске. Ха, он будет в недоумении, если я начну повторять его мысли или отвечать на них. Так и вижу его кислое лицо. Мда, это будет интересно. В конце концов, со временем я научусь с этим обращаться. Наверное, пока просто стоит воздержаться от прикосновений к Его гениальности. Хотя, мне нравится тискать его, тем самым доводя до белого каления, потому что наш Снежный король не в восторге от физического контакта. За этими мыслями, прислонившись спиной к стене здания, я и задремала.

— Наруто, это совсем не больно, — его мягкий глубокий голос заставляет поверить. – Не бойся. Длинные тонкие пальцы скользят по плечам, животу, опускаясь все ниже. Горячий язык очерчивает сосок. Я пытаюсь подавить стон. Чувствую, как он усмехается. — Наруто… — он нависает надо мной. Черные глаза кажутся бездонными. Такие же черные волосы обрамляют бледное лицо. Точеные черты, будто высеченые изо льда. Холодный и неприступный. Сейчас он так нежен, что даже не верится. Слегка касаясь моих губ своими, шепчет: — Сделай это, прошу… — и, обняв меня, переворачивается. Я оказываюсь сверху. Я удивлен. — Прошу, я хочу этого… — он прикусывает губу. – Не бойся, доставь мне удовольствие. — Хорошо, — хриплю я.

Я резко открыла глаза, утреннее солнце ослепило. Что за фигня? Так, так. Похоже, Саске не может даже разобраться, где он хочет быть: сверху или снизу. Какая нерешительность. Я усмехнулась и встала. Все тело затекло от неудобного положения. Живот заурчал. Мысли мыслями, а вот к желаниям организма надо прислушиваться. Войдя в бар, я обнаружила там всю команду. — Где ты была? — спросила Карин, едва я уселась на стул рядом с Саске. За все четыре недели, которые я таскаюсь за ними, выработался определенный порядок. Я сплю в одной комнате с Учихой, сижу рядом, иду по правую руку, если команда разделяется, то я всегда ухожу вместе с ним. Сначала все этому противились, но ничего поделать не могли, даже Его гениальность перестал вышвыривать меня из комнаты посреди ночи. За прошедшее время все эти действия стали настолько естественными, что, если меня не было, то место рядом с Саске пустовало. Вот и сейчас сработала сила привычки. — Гуляла, — пробормотала я и зевнула. Карин подозрительно посмотрела на меня, но ничего не сказала. Учиха вопросительно приподнял бровь. Я задумчиво поджала губы, а потом чмокнула его в щеку. Даже этого мимолетного прикосновения хватило, чтобы в моей голове вспыхнул образ обнаженного Наруто. Ксо, сколько же еще Его гениальность будут мучить эротические фантазии? Вот уж кто настоящий извращенец. — Саске, — протянула я, когда передо мной поставили заказ, — а как ты относишься к однополой любви? На секунду в его глазах мелькнуло удивление. «Определенно, извращенка», — а вот это была уже мысль Учихи. — Никак, — холодно проговорил он. Я ослепительно улыбнулась. Ну, ну… Сделаю вид, что поверила. Все члены нашей команды недоуменно переглянулись. Весь мой вид говорил о том, что я неспроста затеяла этот разговор, и теперь они пытались понять причину, по которой я подняла столь деликатную тему. «Че это за хрень? На что она намекает?» — раздался шепот Карин. Я посмотрела на нее. Сидит напротив и сверлит меня подозрительным взглядом. Остальные сидят как ни в чем не бывало. Значит, теперь я могу слышать и ее мысли. Весьма интересно, забавно было бы узнать, что творится и в ее голове. — Саске, можно спросить? – невинно хлопая глазками, повернулась я к Учихе. Он слегка кивнул. Все аж рты открыли от моей любезности. Обычно я не утруждала себя получением разрешения и задавала любые, даже самые смущающие, вопросы прямо в лоб. Еще один прием из моей методики лечения. — Кто такой этот Наруто? – я заглянула в глаза Его гениальности. «Что за расспросы?» — удивленно подумал он. Меня так и подмывало расхохотаться, но героическим усилием воли я сдержалась. — Не твое дело, — вслух произнес Саске. — Мда? – приподняла я бровь. – Он твой друг? Или…? Карин подавилась чаем, который пила. «Что происходит?» — ее мысли в панике метались в голове. – «Неужели эта идиотка знает о Саске больше чем я?» Я тихо хихикнула. Отлично, помимо того, что достану Учиху, смогу взорвать мозг Карин. — Йойо, почему бы тебе не заткнуться, — предложил Его гениальность. — Почему бы тебе не попросить об этом вежливей? Тут Саске поступил очень неожиданно. Он бережно взял меня за руку и… сжал, что было силы. Очень подло, учитывая, что мне хватило бы просто прикосновения. В моей голове тут же возник образ обнаженного Наруто. Он сидел в кресле, широко расставив ноги, причем одежды на нем не наблюдалось. Одной рукой он зарылся в свои волосы, а другой… У меня перехватило дыхание, еще пара секунд этого зрелища, и я опять отключусь. До меня донесся презрительный смешок Его гениальности, и он отпустил мою руку. — Слабачка, — он встал и вышел из-за стола. – Выходим через десять минут. — А Наруто действительно очарователен, — усмехнулась я, растирая кисть. – Интересно, как он будет выглядеть без одежды? Готова поспорить, у него замечательные пропорции… во всех местах. Я бы многое отдала, чтобы увидеть лицо Саске в этот момент, но, с другой стороны, его мыслей мне вполне хватило: «Она о чем-то догадывается? Да нет, не может быть. Я и сам этого не понимал, пока не увидел его вчера. Просто эта девчонка — извращенка». Я не смогла удержаться и произнесла: — И я не извращенка. Учиха споткнулся о порог, этой реакции было более чем достаточно. Я победно усмехнулась и принялась за еду, которая уже успела остыть. — Что ты знаешь? – накинулась на меня Карин, едва Его гениальность скрылся за дверью. — О чем ты? — О твоих намеках, — наклонился ко мне Суйгецу. Он тоже был заинтересован, как и Дзюго, который, наконец-то, оторвался от созерцания пейзажа за окном. Что ж, думаю, стоит немного отомстить Саске за ночи, проведенные в коридоре. — У меня есть подозрение, что Учиха – гей, — заговорщицким шепотом произнесла я. Челюсть Карин упала на стол, Дзюго присвистнул, а Суйгецу… «Ну, ни фига себе», — подумал он ошарашено. О, теперь я слышу и мысли нашего водохлеба. Остался один здоровяк. Интересно, сколько он еще продержится? «Саске-теме, где же ты? Все ноги переломаю, как только найду. Убью на фиг!» — раздался в моей голове голос, который я совсем не ожидала услышать. Наруто? Какого черта? Интересно, а какая у моей способности дальность действия? Ответ на этот вопрос пришел тут же и от того, от кого я совсем не ожидала. Карин довольно громко выматерилась и проговорила: — Вспомни г…, вот и оно! — Чего? – я и не думала, что у нее такой словарный запас. — Этот чертов Наруто километрах в шести на север. Значит, чисто теоретически я могу слышать мысли любого, кто находится на расстоянии не более шести километров? Ну, конечно, пока не любого… А, может, со временем и расстояние увеличится? «А если Саске, и правда, гей, а эта психопатка недавно пыталась выведать у него про этого белобрысого придурка… Неужели они? Я не могу допустить их встречи. Саске-кун, я спасу тебя. Уверена во всем виноват громкодырый идиот, преследующий тебя. Это он коварно соблазнил и… НЕТ!!!!! Только не это!!!! Он же не обесчестил тебя, Саске?» — Карин аж побледнела при этих мыслях. Чтобы не рассмеяться, я прикусила нижнюю губу. Карин, прямо-таки героиня… Но в одном она права, нам нельзя здесь оставаться. Насколько я знаю, Саске разыскивают как предателя, а если меня поймают вместе с ним, то ничего хорошего ждать не приходится. Я так подозреваю, что Хокаге… кажется так… будет плевать, что я не ниндзя. Меня просто осудят с ним за компанию. А расплачиваться за косяки Саске меня совсем не прельщает. «Наруто, хочу тебя…» — это мысли Учихи. Вот, блин, идиот. Сейчас надо сматываться, а не предаваться эротическим фантазиям. Я, как твой психолог, с удовольствием их выслушаю в более спокойной обстановке. Но Его гениальность как всегда сделал западло, по-другому и не скажешь. Видимо, Саске тоже почувствовал… как же это?… чакру, кажется… Наруто. Появившись на пороге комнаты буквально через пару секунд после слов Карин, он в своей обычной манере произнес: — Выдвигаемся прямо сейчас, — и схватил меня за руку. Кстати, еще одна странность Его гениальности. Несмотря на то, что он был не в восторге, когда я начинала его обнимать или что-то в этом духе, каждый раз во время спешного бегства Саске первым делом хватал меня в охапку, а уж потом сматывался. Но мое лечение тут было ни причем, Учиха поступал так с самого первого дня нашего совместного путешествия. Однако, в этот раз его забота была излишней. Едва его пальцы коснулись моего запястья, как в мозгу тотчас вспыхнула весьма красочная картина. Главным героем был Наруто, который вел себя совсем неподобающим образом – он показывал стриптиз. В полубессознательном состоянии Его гениальность выволок меня из гостиницы. А я в это время смотрела, как блондин медленно оголяется. Ксо, Саске, да как ты можешь думать об этом в такой момент? Я бы перенесла все, что угодно: план отступления, месть Итачи, мечту о порабощении мира… — Игрушка, ты так и будешь плестись? – поинтересовался Учиха минут через пять. Я подняла на него мутный взгляд. Едва я открыла рот, чтобы произнести какую-нибудь ехидную фразу, как к горлу подкатила тошнота. В связи с этим рот я поспешила закрыть, чтобы случайно не оконфузиться. Стоп, Саске только что назвал меня «игрушка»? Ну все, Его гениальность сердится, причем очень сильно и очень быстро. Обычно он обращался ко мне просто «ты», а если я удостоилась чести быть названной не местоимением, то, значит, Учиха скоро взорвется. Хорошо, хоть не по имени назвал, а то я даже не представляю, что могло бы случиться. Наверно, меня бы убили, и то, это в лучшем случае. — САСКЕ!!! Даже не думай опять сбежать!!!! – раздался крик Наруто за нашими спинами. Пока Учиха медленно поворачивался к нему, я высвободила свою руку из его хватки. Дышать стало заметно легче. И мыслям перестал мешать блондин, размахивающий своими трусами у себя же над головой. Не самая эротичная картина, должна заметить. «Вот черт, из-за этой идиотки ему удалось догнать нас! Саске, мой милый Саске, ты только держись! Я не дам тебя в обиду!!!» — Карин была полна решимости биться насмерть за честь своего обожаемого Учихи. Если бы меня до сих пор не подташнивало, я бы рассмеялась и, вообще, позабавилась бы от души, читая чужие мысли и изредка озвучивая некоторые из них. Но мой желудок еще не пришел в норму, поэтому пришлось отложить исполнение коварного плана до лучших времен. «Что-то по Учихе незаметно, что он того…» — донеслась тихая мысль Суйгецу. Я взглянула на него, а он пристально смотрел на Саске, словно ожидая, что тот прямо сейчас набросится на Наруто и начнет вытворять «разные вещи». — Узумаки, когда же ты, наконец, от меня отвалишь? – холодно поинтересовался Его гениальность, глядя на одного из наших преследователей. Вторым была розововолосая Сакура… Бе, не люблю такой цвет. Третьим в их компании был кареглазый брюнет с бледной кожей и в весьма странном для парня наряде — в топике. И несмотря на то, что на нем были еще и штаны, в мою голову начали закрадываться нехорошие подозрения относительно его ориентации. — Когда вернешься в Коноху, — четко произнес Наруто. — Я не вернусь. Появилось легкое головокружение. Кажется, я знаю, что это означает. В голове возник образ Учихи, на котором только полотенце, повязанное вокруг бедер. Почему-то он находится посреди леса. Напротив него, в нескольких шагах, стоит Наруто и хищно улыбается. Саске нервно сглатывает. Блондин приближается, встает на колени перед Его гениальностью и сдергивает полотенце. Учиха пытается прикрыться руками, но Наруто довольно грубо хватает его за бедра, притягивает к себе и начинает… Ксо, кажется, я еще очень долго не захочу мороженного…

Отредактировано Hibari (2010-10-09 20:43:13)

0

22010-10-09 20:37:35

Hibari

маньяк, ёптЭ xD

Откуда: Херляндия, ёпт хD

Зарегистрирован: 2010-10-04

Приглашений: 0

Сообщений: 210

Уважение: [+28/-0]

Позитив: [+39/-1]

Пол: Мужской

Возраст: 20 [1994-03-09]

ICQ: 438172723

Провел на форуме:12 часов 52 минуты

Последний визит:2010-12-09 16:39:58

Глава 4

Эта картинка исчезла также внезапно, как и появилась. Все полностью одетые, никто не бросает ни на кого похотливых взглядов и предпринимает попыток воплотить мое видение в реальность. Я облегченно вздохнула. «Саске-кун, ты стал еще красивее», — услышала я шепот. Голос был женским и незнакомым. Кроме меня и Карин, тут присутствовала всего одна девушка – Сакура. Логично было предположить, что мысль принадлежала ей. Тем более, она так влюблено смотрела на Его гениальность, что сомнений не оставалось. Но в данный момент меня больше интересовал ее напарник-брюнет. Было что-то знакомое в овале его лица, разрезе глаз, прическе. Через пару секунд до меня дошло. — Саааске, — я подергала Учиху за рукав. – Смотри, этот парень на тебя похож. — Вообще-то, я Сай, — тут же произнес «этот парень». — Йойо, — улыбнулась я. «Все же, почему на ней одежда Саске-куна?» — недоумевала Сакура. О, а я совсем и забыла, что собиралась по этому поводу устроить Учихе допрос с пристрастием. Хорошо, что мне напомнили. — Плевать, — презрительно проговорил Его гениальность. — Чего? – не поняла я. — Плевать, что он похож на меня. — Ты б еще лет через десять ответил, — хмыкнула я. — Заткнись, и проваливайте отсюда. Я сам разберусь, — Учиха нагло проигнорировал мое замечание. — Пока, — я обернулась и помахала рукой остальным членам нашей команды. Они удивленно посмотрели на меня. — Ты тоже, — заметил Его гениальность. — Да щас же, — я скрестила руки на груди. – Ты думаешь, я смогу тебя бросить? Никогда в жизни. И даже не спорь, — добавила я, увидев, что Учиха собирается возразить. — Это ты не спорь, — все-таки произнес он. Ксо, вот упрямец. А вдруг его убьют или схватят? Что я буду делать, лишившись такого ценного пациента? — Саааске, не будь так жесток, не покидай меня, — умоляюще протянула я. Несмотря на то, что я говорила самым жалобным тоном, мне стоило больших усилий сдержать ехидную усмешку. Да и Учиха понимал, что я над ним издеваюсь. — Проваливай, — он был непреклонен. — Ну, Сааааске-кун… Готова поспорить, со стороны это выглядело так, будто я сейчас расплачусь и кинусь обнимать ноги Его гениальности. Наруто, Сакура и Сай во все глаза смотрели на меня. Они явно не ожидали такого поведения. Ах, да, у ниндзя же принято беспрекословно подчиняться приказам. Для них было бы в порядке вещей, если бы после слов Саске, меня как ветром сдуло. Но такого, в принципе, не могло произойти, во-первых, в силу моей упертости и вредности, а, во-вторых, потому что я не могла передвигаться со скорость ниндзя.  — Игрушка… — угрожающе протянул Учиха. — Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, — затараторила я. – Встану в стороне и не буду мешать. Его гениальность презрительно хмыкнул. О, да, я добилась своего. Интересно, а он серьезно будет драться? Ни разу не видела Саске в бою. Теперь, наконец-то, узнаю, насколько обосновано его самомнение. Вот здорово будет, если он слегка облажается, тогда у меня появится еще один повод его подоставать. Хе-хе-хе, меня так и подмывало довольно рассмеяться. Но вместо этого я отошла на пару десятков метров и уселась на землю в предвкушении зрелища. Обзор был отличный, все участники как на ладони, но, в то же время, я находилась достаточно далеко, чтобы меня случайно не задело. Была и еще одна причина, по которой мне хотелось остаться. Недавно мне в руки попалась одна очень интересная книга. В ней говорилось, что можно определить характер человека по его манере вести бой. И теперь я надеялась применить полученные знания на практике и узнать еще что-нибудь интересное о Саске. — А вы чего стоите? – Учиха обернулся к Суйгецу, Карин и Дзюго. Те испарились. Иногда я завидовала их умению быстро сматываться. — Ну что? – Его гениальность повернулся к Наруто. – Поехали? Блондин кивнул и встал в боевую стойку. Как волнующе, битва настоящих ниндзя. Я прямо-таки трепетала от осознания, что, наконец-то, увижу ее вживую. Учиха выдал презрительную ухмылку и в мгновение ока оказался перед Наруто. «Как от него вкусно пахнет», — послышалась мысль Саске. Опять начинается… С таким настроем Его гениальности не победить. «Саске-теме, не стой ко мне так близко», — в моей голове зазвучал голос Наруто. Обалдеть! Я теперь еще и его слышу! Кажется, список людей, чьи мысли мне доступны, постепенно увеличивается. Хм, а забавно будет смотреть на эту драку и при этом знать, о чем эти двое думают на самом деле. «Учиха, идиот, отойди или я не сдержусь», — судя по тону, блондин нервничал. Странно, почему бы это? А, может, он догадывается о желании Саске и вполне справедливо опасается за свою честь? «Интересно, если я его поцелую, Сакура сразу умрет от сердечного приступа?» — Его гениальность думал об этом совершенно серьезно. Я взглянула на вышеупомянутую девушку и, не сдержавшись, рассмеялась. «Саске-кун, пожалуйста, не трогай Наруто…» — умоляющая мысль Сакуры. Ага, потрогай лучше меня – додумала за нее я и еще раз хохотнула. И что она нашла в Его гениальности? Учиха заискрился, с кончиков пальцев начали срываться маленькие молнии. Прямо-таки электростанция. Неудивительно, что у него такая прическа, которая ни капельки не меняется ни после сна, ни во время дождя. Сначала, я думала, что он пользуется каким-то невероятно сильным лаком для волос или гелем, но, не обнаружив среди его вещей ничего подобного, решила, что причина в чем-то другом. И вот теперь мне, наконец-то, открылась истина. «Опять Чидори всем телом», — в ужасе подумала Сакура. О, я все никак не могла вспомнить, как эта его техника называется. Помнится, однажды Его гениальность угрожал мне знакомством с ней, если я не замолчу. А теперь мне выпал шанс узнать, так ли страшна эта Чидори. Может, ничего выдающегося в ней и нет, и я зря в тот раз прикусила язык? Но оказалось, что мое решение было правильным, и я ни сколько о нем не жалела, глядя сейчас на яму, образовавшуюся после удара Чидори. Я бы определенно не выжила. «Вот это круть», — Наруто был восхищен. Они с Сакурой и Саем стояли на одном краю ямы, Учиха — на другом. Причем, последний довольно ухмылялся. Казалось, все высокомерие мира отразилось сейчас на его лице. Если он делает такую физиономию, можно смело утверждать, что Его гениальность задумал какую-то гадость. «Его глаза стали еще выразительней», — шепот Сакуры, полный обожания. Выразительней? Я хмыкнула. Что-то ничего подобного за очами Учихи я не наблюдала. Может, что-то упустила? «Какие сильные руки», — продолжала вздыхать розововолосая. — «Стройные длинные ноги, нежная кожа. Саске-кун, ты такой клевый!» Меня так и подмывало встать и крикнуть ей, что сейчас не время восхищаться Учихой. Все мысли должны быть сосредоточены на бое, а не на внешности врага. Даже я это понимала. «У него, наверняка, очень нежные губы», — это меня добило. Я расхохоталась. Это просто невероятно! Какие, к черту, губы? Его гениальность настроен серьезно, Сакура. Он вас реально, если не убьет, то покалечит, это точно. И, вообще, Учихе, кажется, на тебя плевать. «И что эта дура так на меня уставилась? Опять хочет наброситься и облизать с головы до ног?», — подтверждая мое предположение, донеслась до меня мысль Саске. Ну, нет, так нечестно… Мой долг психолога – вправить Сакуре мозги относительно Его гениальности. Хотя, не последнюю роль в моем намерении сыграла и солидарность к ней как к девушке. В конце концов, я тоже представительница слабого пола и знаю страдания безответной любви. — ЭЙ!!! Сакура! – я поднялась с земли и помахала рукой, обращая внимание на себя. Девушка обернулась на зов, а вместе с ней и остальные. Ладно, думаю, и им будет полезно послушать, особенно Его гениальности. — Скажи-ка мне, что ты нашла в Учихе? – поинтересовалась я, медленно приближаясь. — Чего? – она так ошарашено посмотрела на меня, будто я была Саске в голом виде. — На кой черт он тебя сдался? — О чем ты говоришь? — О тебе и твоей влюбленности. Я остановилась, раздумывая, повернуть к Учихе или к той, с которой разговаривала. По всем правилам следовало подойти к собеседнице. Но Сакура была из вражеского стана. Вдруг они меня схватят как сообщницу Саске? И что-то мне подсказывало, что при таком повороте событий, Его гениальность не кинется меня спасать. Все-таки безопасней будет находиться рядом с ним. Придя к такому решению, я пошла по направлению к Учихе. — Ну, так ты ответишь на вопрос? – я встала справа от Его гениальности. — Ты сказала, что не будешь мешать, — заметил он. — Дело первостепенной важности, — веско проговорила я. – Вопрос жизни и смерти. Учиха хмыкнул и одарил холодным взглядом. Скоро я смогу из таких взглядов целую коллекцию собрать. — Сакура, ты там уснула?! – я в упор посмотрела на розововолосую. — Какое тебе до этого дело? – резко бросила она. — До того, что ты уснула? — До моих чувств, идиотка! Ооо, какая грубиянка. Хотя, ее можно понять. Кто ж захочет рассказывать совершенно постороннему человеку о том, что творится в душе? Но у нас нет времени на близкое знакомство, передо мной очень запущенный случай, необходима срочная помощь, пока не стало совсем поздно. — Позволь мне кое-что объяснить, Сакура, — спокойно произнесла я. – Возможно, тебя обидят мои слова, но это ничего не изменит. Кто-то, наконец, уже должен тебе сказать… В общем, то, что ты без ума от Учихи, видно невооруженным глазом. И то, что ему на тебя плевать, тоже. Вот только ты упорно не хочешь этого понимать. «Да как она смеет?!!!» — мысль Сакуры, раздавшаяся в моей голове, была настолько громкой, что на секунду я перестала слышать собственный голос. — Я не знаю, почему твои друзья тебе этого не говорят, но так не может больше продолжаться. Это же типичный синдром первой любви. Ты идеализируешь Саске, приписывая ему те достоинства, которых у него и в помине нет. «Игрушка, надеюсь, твои слова подействуют на нее», — хмыкнул Учиха. Еще как подействуют. Хотя, со стороны это будет выглядеть довольно жестоко, но правда всегда горька. И, вряд ли, Его гениальность тоже будет в восторге от моих слов. — Давай посмотрим на все со стороны, — продолжила я. – Его высокомерие и холодность ты принимаешь за крутость. На самом деле это просто признаки излишне завышенной самооценки. Его молчаливость и кислая мина говорят только о недостатке навыков общения. Презрительные смешки и постоянное хмыканье следствие неумения выражать свои мысли и чувства. Показным равнодушием Саске скрывает стеснительность. Он никогда не просит помощи не потому, что гений во всем, а потому, что просто не понимает, что это в этом нет ничего зазорного. В общем, у Учихи серьезные проблемы с социализацией и построением межличностных отношений. И ярко выраженный комплекс младшего ребенка. Все время пытается что-то кому-то доказать, ненавидит быть вторым, не переносит критики. О чем это говорит? О недостатке внимания, которого он жаждет. Скорее всего, ему на самом деле льстит, что он пользуется такой популярностью у девушек. Прибавим к этому то, что девушки начали западать на него из-за молчаливости, и можно сделать вывод, что в его мозгу отложилась именно такая модель поведения, как способ привлечения вышеупомянутого внимания. Ничего достойного восхищения. Надеюсь, я понятно объяснила? «Вот это она его уделала… Сугой…», — это прилетело от Наруто. Сакура смотрела на меня с приоткрытым ртом, так же как и Сай. А вот Учиха… Я просто каждой клеткой своего тела ощущала, что он готов испепелить меня взглядом. Легкое потрескивание, раздавшее слева, натолкнуло на мысль, что он готовится испробовать на мне Чидори. Я повернулась и увидела, что не ошиблась. На правой руке Саске начали собираться молнии. — Успокойся и слушай, — тыкнула я его пальцем в грудь. – Или правда глаза режет? Молнии испарились, а Его гениальность выдал самую презрительную усмешку, на которую только был способен. «Вот стерва», — послышалось его злое шипение. Хм, совсем как змея, которых Саске так обожает. — К тому же, — я решила добить Сакуру, — у Учихи дурацкая прическа, слишком большие глаза, тонкие губы, узковатый подбородок, уши разной формы, конечно, это не очень заметно, но факт остается фактом. А еще слегка кривоватые ноги, и он храпит, причем жутко. Наруто согнулся пополам от беззвучного смеха. «Йойо, я тебя убью», — совершенно серьезно подумал Саске. Ксо, возможно, я действительно немного перегнула палку… Да какая разница, я же делаю благое дело! Избавляю девочку от иллюзий, которые могут не самым лучшим образом повлиять на ее дальнейшую жизнь. — Зачем ты все это говоришь? – Сакура была ошарашена. — Чтобы раскрыть тебе глаза. — Ты совсем не думаешь о чувствах Саске-куна. — Что? – я искренне удивилась. – Во-первых, сейчас речь идет не об Учихе, а во-вторых… — я повернулась к Его гениальности. — Ты хоть раз думал о ее чувствах? Тот отрицательно покачал головой. Я перевела взгляд на розововолосую: — Почему ты считаешь, что должна думать о его чувствах? Он уже большой мальчик и сам может за себя постоять. Уверена, позже он выскажет мне все свое недовольство по поводу моей речи. — Эгоистично так поступать. Говорить то, что может обидеть другого, — пробормотала она. — Эгоизм тут совершенно ни причем. Я просто сказала тебе правду, которую ты и сама знаешь, но почему-то не хочешь принять. Ты зациклилась на Саске. — Ты ничего не понимаешь, все совсем не так. — Мда? – приподняла я бровь. – В таком случае, сколько парней у тебя было после того, как Учиха ушел из деревни? Ответом мне были красноречивое молчание и краска смущения, заливающая лицо Сакуры. — Что и требовалось доказать, — развела я руками. – Забудь уже его, отпусти… Со стороны Саске донесся смешок. — Это и тебя касается, — я тут же повернулась к нему. – Уже чёрти сколько времени гоняешься за своим братом, все никак успокоиться не можешь… Я бы и дальше продолжила свою пламенную речь, если бы не наткнулась на убийственный взгляд Его гениальности. После демонстрации Чидори я предпочла прикусить язык без его просьбы. «Во девчонка дает!» — Наруто восхищенно смотрел на меня. Сакура наклонила голову, рассматривая землю у себя под ногами. Сай переводил внимательный взгляд с меня на Учиху и обратно. Его гениальность буквально кипел от злости. Кажется, сейчас я его по-настоящему довела. «Я ее определенно убью», — Саске подтвердил мои худшие подозрение. Успокаивало то, что благодаря своей способности, я была заранее готова к тому, что меня ожидает. Возможно, успею что-нибудь придумать в свое оправдание. Стоп! Какое «возможно»? Я ОБЯЗАТЕЛЬНО что-нибудь придумаю, на отсутствие фантазии я пока не жалуюсь. — А почему на тебе одежда Саске-куна? – Сакура медленно подняла на меня взгляд. Я слегка пожала плечами. — Как ты заметила, что у него уши разной формы? – она сжала правый кулак. Мне очень не понравился тон розововолосой. Излишне он спокойный и… угрожающий. — И откуда ты знаешь, что он храпит? Я попятилась и как раз вовремя. Сакура кинулась на меня, буквально перелетев через яму. Ее кулак врезался в землю в нескольких миллиметрах от моих ног. Я приготовилась облегченно перевести дыхание и начать ее успокаивать, но не тут-то было. Не знаю, с какой силой она ударила, но земля треснула и начала вздыматься. Я не устояла и упала, довольно ощутимо приземлившись на свою пятую точку. Ауч, надеюсь, синяка не будет, а то это место у меня очень чувствительное. Саске же преспокойно стоял метрах в десяти от нас. — Сакура-чан! – крик Наруто заставил розововолосую отвлечься от моей персоны. Отлично. Своими словами я загнала ее в тупик, теперь надо помочь найти выход, предложить хоть какой-то вариант вместо старого. Думаю, пара комплиментов и новый объект обожания вполне сгодятся. — Вместо того, чтобы бить меня, лучше бы посмотрела в зеркало, — спокойно проговорила я. Ксо, какая-то странная фраза. Надо быстрей исправляться, а то еще подумает что-нибудь не то. — Ты привлекательная девушка, которая в два счета найдет себе парня. Учиха не проявляет к тебе интереса не потому, что с тобой что-то не так, а потому, что он идиот. На твоем месте я бы обратила внимание на Наруто… да и не только я, — не удержавшись, я кинула выразительный взгляд на своего пациента. «Значит, все-таки догадалась», — мелькнула мысль Саске. – «И теперь подсовывает его Сакуре… Как бы поизощренней ее убить? Четвертовать? Утопить? Или опробовать на ней гендзюцу?» — и так далее в таком же духе. Не сомневаюсь, сегодня у меня будет веселый вечер, даже излишне. Да ладно, где наша не пропадала. Не так страшен Учиха, как сам о себе думает. «Какого черта она болтает?» — яростный шепот Сакуры. – «Какой Наруто? Мне только Саске-кун нужен!» Упс, небольшой просчет… Кажется, розововолосая не поняла ничего из того, что я ей пыталась вдолбить. Может, ей просто нужно немного больше времени, чтобы все обдумать? Точно, теперь Сакуре надо остаться одной. — Ты ни хрена не понимаешь! – закричала она, хватая меня за ворот футболки и приподнимая. – Лезешь не в свое дело! – занесла руку для удара. – Сама, поди, в него влюблена! — Сакура-чан, стой! – Наруто кинулся к нам. Знаете, бывают такие моменты, когда кажется, что время тянется мучительно медленно, и движения людей заторможены. Так же было и со мной. Яростный взгляд розововолосой, ее крепко сжатые губы. Волнение на лице Наруто, спешащего к нам. Растерянно вскинутые брови Учихи. Прищуренные глаза Сая. Почему-то именно эти детали отпечатались в моей памяти с особой четкостью. Кулак Сакуры медленно приближается к моему лицу, мне уже даже надоело ждать. Блондин совсем близко. Нас разделяют всего пара сантиметров. Кулак же розововолосой в нескольких миллиметрах от моей скулы. Костяшки пальцев Сакуры касаются моей кожи, Наруто хватает ее за запястье. В это же мгновение в моей голове вспыхивает картинка. Одетая в кожаное белье Сакура, слегка похлопывает себя плеткой по бедру. Томно прикусывает нижнюю губу, становится на четвереньки. Сзади к ней подходит… Сакура. Только эта одета в нечто прозрачное и воздушное. Она наклоняется и начинает нежно покусывать первую Сакуру за… ягодицу, левую ягодицу. Сказать вам, что я сделала? Просто потрясающую вещь – отключилась…

Глава 5

Я медленно открыла глаза. И чуть не умерла от инфаркта. В опасной близости от моего лица находилось лицо Карин. — Что-то ты часто в обмороки падать стала, — прищурилась она. «Может, идиотка беременна? И весь этот бред по поводу Саске и Наруто просто для отвода глаз?» Я молча села и огляделась. Очередной номер очередной гостиницы. За окном темно. Сколько же я провалялась без сознания? Голова трещала. Мысли путались, цепляясь друг за друга. Ксо, это начинает утомлять… «Неужели, мой милый Саске опустился до этой идиотки? Нет, нет! Она его коварно соблазнила! Ей это даром не пройдет!» — Карин просто кипела от праведного гнева. Такое впечатление, что она думает, будто каждый встречный и поперечный не просто мечтает, а жаждет затащить Учиху в постель и развратить его. Как бы не так! Да он сам кого хочешь развратит, если судить по его снам и фантазиям. — А где все? – поинтересовалась я, заметив, что в комнате, кроме нас, никого нет. — Ушли. — Куда? — Деньги искать, — бросила Карин и тоже удалилась. Но до меня донеслась ее мысль: «Надо же было этому придурку Суйгецу все наши сбережения потерять». Чего-чего? Я недоуменно смотрела на закрывшуюся за Карин дверь. Ксо, мой мозг категорически отказывался работать. В такие моменты нет ничего лучше контрастного душа, чтобы взбодриться. С трудом поднявшись, я поняла, что и моей одежде не помешает водная процедура. Шорты, бывшие с утра белыми, приобрели совсем не приятный серый оттенок, футболка заляпана грязью. Создавалось такое впечатление, что до гостиницы меня тащили по земле, причем, пару километров. Учиха и в этот раз не отличился обходительностью. Некоторые заваливаются спать в одежде, я же встала в ней под струи воды. Оооо, я едва не замурлыкала от удовольствия. Вот это круть, как выразился Наруто. Кстати, а почему я увидела двух Сакур? Вряд ли, розововолосая мечтает о любовных играх с самой собой. Это было бы по меньшей мере странно. Секунду, надо бы точно вспомнить, что случилось. В тот момент, когда она ударила меня, к ней прикоснулся блондин… Может ли быть, что их желания смешались, и поэтому я увидела такую нелепую по всем меркам картину? Вполне вероятно. Да, пожалуй, так и было. Желание Сакуры, скорее всего, связано с Саске, а Наруто – с розововолосой. По отдельности они безобидны, а вот вместе… Бе, надеюсь, мне кошмары сегодня сниться не будут. Мокрая одежда начала неприятно липнуть к телу, и я с огромным наслаждением избавилась от нее. Стирать на руках было неимоверно лень, поэтому я кинула ее на пол, решив воспользоваться проверенным способом – потоптаться. Хотя, наверно, все-таки придется ее намылить. Ксо, Учиха гад. Ах, да, мне же еще предстоит объясняться с ним… Что-то с каждой секундой мое положение становилось все хуже и хуже. Может, приходить в сознание было плохой идеей? Струи теплой воды скользили по коже, заставляя забыть обо всем. Правильно, у меня еще будет время подумать, а пока надо наслаждаться моментом. Пусть катятся к черту и Учиха с его комплексами, и Сакура с ее влюбленностью, и Карин со своими подозрениями. Когда я вышла из душа в одном полотенце и с охапкой мокрой одежды, Его гениальность уже поджидал меня. Он сидел на стуле прямо напротив двери и полировал свои кунаи. Довольно странный способ коротать время. «Наруто…» — о, опять Саске за свое. Я хмыкнула и, обойдя Его гениальность, прошла в комнату. Так, куда бы повесить одежду, чтобы она высохла? В душе я не обнаружила ни одного намека на веревку, как, собственно, и за окном. Что ж, я не придумала ничего умнее, чем разместить футболку и шорты на спинке стула. Надеюсь, к утру хоть немного подсохнут. Ксо, жалко нельзя никуда уйти. Меньше всего на свете мне сейчас хотелось даже не разговаривать, а просто сидеть в компании Учихи. Весь его вид говорил о том, что ничего хорошего ждать не приходится. По лицу блуждала легкая довольная ухмылка, поза была преувеличенно расслабленной, да и мысли, шепотом раздававшиеся в моей голове, не оставляли сомнений по поводу его намерений. В данный момент он обдумывал, сломать мне руку или ногу. Стоит ли говорить, что мне было слегка не по себе? Через полминуты Саске решил, что сломает мне обе руки, потому что если сломать мне ногу, то я буду еще сильнее их задерживать. А команда и так из-за меня еле плетется. Мда, логично, даже слишком. — Ну? – произнес Учиха, убирая кунаи и поднимаясь со стула. — Что ну? – изображая полное непонимание, поинтересовалась я. — Было очень интересно услышать твое мнение обо мне, — вежливая улыбка, говорящая о том, что через секунду меня начнут калечить. Таааак. Можно прикинуться, что я, и правда, ничего не понимаю, или же в срочном порядке придумать оправдание своей пламенной речи, адресованной Сакуре. Если начну изображать дурочку, Саске может решить напомнить мне обо всем парой ощутимых ударов. Совсем не радужная перспектива. Рассмотрим второй вариант. В том случае, если объяснение моего поведения несколькими часами ранее не удовлетворит Его гениальность, я опять же рискую заработать пару сломанных костей. Причем, уверена, ломать он их будет с особой жестокостью. Но в процентном соотношении при выборе линии поведения номер два, шансов остаться целой и невредимой у меня больше. Глубокий вздох и:- Я думаю, ты заострил внимание совсем не на том факте, — спокойно произнесла я. — Вот как? «К чему ты клонишь, игрушка?» — Саске был несколько растерян. — Ты ведь хотел отделаться от Сакуры? – приподняла я бровь. Учиха слегка прикрыл глаза в знак согласия. — Думаешь, после моих слов у нее останется желание заполучить тебя в качестве мужа? Его гениальность продолжал холодно смотреть на меня. — Она уже оставила все надежды на твой счет, — уверенно проговорила я. — И поэтому набросилась на тебя с кулаками? – усмехнулся он. — Просто ей надо немного времени, чтобы все переварить. Я довольно жестоко разрушила ее иллюзии. Пара часов в одиночестве сделают свое дело, и она поймет, что я права.«Как все складно у тебя получается», — хмыкнул Саске. Ну еще бы, я ведь психолог. Умение правильно подбирать слова чуть ли не самая важная часть моей работы. — То есть, ты хочешь сказать, что она больше не будет меня доставать? – прищурился Учиха. — Будет, но без прежнего энтузиазма. Скорее в силу привычки. Его гениальность неопределенно хмыкнул. «Возможно, она права», — раздался его шепот. Я внутренне ликовала, весьма довольно собой и своим красноречием. Кажется, только что мне удалось предотвратить избиение себя любимой. Я незаметно перевела дыхание. Напряжение слегка спало. Но тут в комнату ворвалась Карин. — Саске! Они ничего не нашли! – с порога заорала она и тут же замолкла, увидев открывшуюся ее взору картину. Я представила, как мы с Его гениальностью выглядим со стороны. Я стою в одном полотенце, которое еле-еле прикрывает интимные части тела, в нескольких шагах от меня – Учиха, недовольно смотрящий на Карин, и в довершение всего смятый футон, который я не заправила, после того, как очнулась. Наводит на определенные размышления, не находите? «Не может быть! Неужели идиотке удалось его соблазнить? Милый мой Саске, как ты мог отдать свою девственность ей?! Это несправедливо!» — мысли Карин с бешеной скоростью проносились у меня в голове. О, значит, не я одна думаю, что Учиха девственник. Смешок вырвался помимо моей воли. Карин чуть не испепелила меня взглядом. И тут Его гениальность решил ее добить, произнеся: — Уйди, ты мешаешь. Я отвернулась и прикрыла рот рукой, чтобы не рассмеяться в голос. Это ж надо было такое ляпнуть. Теперь Карин не сомневается в правильности своих предположений. Надеюсь, она не решит организовать покушение на мою жизнь, а то я после Учихи еще не отошла. И что-то подсказывало мне, что убедить ее в ошибочных выводах будет намного сложнее, чем Саске. Влюбленные и ревнующие девушки – самые опасные создания на свете, которым логически ничего не докажешь. В этом я убедилась на собственном опыте. Хлопнула дверь, Карин вышла. Я бросила взгляд на Его гениальность. Тот стоял с бесстрастным лицом. Кажется, его совсем не волновало то, насколько неправильно девушка истолковала ситуацию. Ну конечно, не его же будут пытаться убить. Ксо… «Наруто…» — ну кто бы сомневался, что в такой момент в его голове будет именно эта мысль. – «Интересно, твоя задница все такая же упругая?» Кошмар! Да сколько еще это будет продолжаться? Такое ощущение, что кругом одни извращенцы. Думают только о сексе. Мне захотелось пару раз удариться головой о стену. Как же тяжела жизнь человека, умеющего читать мысли. Я горестно вздохнула. Может, устроить сеанс психотерапии самой себе, а то столько потрясений за прошедшие пару дней. «Все-таки я определенно хочу его», — донесся спокойный шепот Учихи. Мне вдруг стало любопытно, Саске мечтает о сексе с парнем, потому что он, в принципе, гей, или потому что это совершенно определенный парень? Довольно занятный вопрос. «Стерва! Мразь! Сволочь!» — мысли Карин были полны ненависти. Мда, с каждой секундой все веселее и веселее. Ладно, пока нахожусь рядом с Его гениальностью, думаю, она не станет на меня кидаться. Наверное… С этими ниндзя нельзя быть ни в чем уверенной. Может, напиться? Или лечь спать? «Обмазать его медом с головы до ног и облизать…» — мысль Саске подсказала мне наиболее предпочтительный вариант. — Учиииха, ты знаешь, что твоя кислая мина невероятно раздражает? – я повернулась к нему. Его бровь выгнулась в немом вопросе. — Надо с этим что-то делать, по крайней мере, мне, — я направилась к двери. — Решила, наконец-то, избавить меня от своего общества? – усмехнулся он. — Как бы не так. Я высунулась в коридор и крикнула, чтобы в наш номер принесли пару бутылок саке и две чашки. Да, я понимала, что веду себя очень невежливо и неприлично, но не могла же я самостоятельно спуститься в бар в одном полотенце. «Она что, пить собралась с моим милым Саске?!» — Карин была готова взорваться. «Попытается напоить и изменить ориентацию Учихи?» — это прилетело от Суйгецу. Ксо, как будто им думать больше не о чем. Хорошо хоть Дзюго пока не слышно. Я даже отдаленно не представляю, что может твориться в его голове, и от этого становится несколько не по себе. — Опять саке? – поинтересовался Его гениальность. – Не слишком ли часто? «У нас и так денег в обрез», — этого он вслух не произнес. Действительно, что-то я зачастила. Но что еще оставалось делать? Честно говоря, я рассчитывала напоить Саске в надежде, что его мысли станут не такими ясными и, в конце концов, он уснет сном без сновидений, которых мне хватило с лихвой прошлой ночью. Вот он, мой коварный план. И я намерена его осуществить. Даже если Его гениальность будет отнекиваться, силой залью в него выпивку. А если у него на утро наступит похмелье, будет еще веселее. Хе-хе-хе. Ой, что-то с каждым часом общения с Учихой я становлюсь все злее и злее. Вряд ли бы родители узнали сейчас во мне свою милую добрую дочурку… Так! Стоп! Забыли! В этот момент дверь, после вежливого стука, открылась. На пороге стояла девушка с двумя бутылками саке и чашками. Искренне поблагодарив ее, я взяла заказ. Дверь закрылась. С самой довольной улыбкой я повернулась к Его гениальности и поинтересовалась: — Ну что? Начнем?



Глава 6

Учиха недовольно фыркнул. Я приняла это за согласие и, усевшись на футон так, чтобы полотенце прикрывало все, что надо прикрыть, начала разливать саке по чашкам. Саске устроился напротив. Я протянула ему его выпивку. Сделав глоток, Учиха наморщился, как и я. Да уж, явно не высший сорт. Но и в этом есть свой плюс. Возможно, Его гениальность напьется значительно быстрее. — Сам виноват, — проговорила я. – Надо было выбрать гостиницу получше. — В мои планы не входило здесь пить, — хмыкнул он. — Ну, ты всегда можешь отказаться. — Не раздражай меня. «Тем более, ты пьешь на мои деньги», — Его гениальность был явно недоволен. Мда, кто бы мог подумать, что Учиха так прижимист. Это саке вряд ли стоит целое состояние, уж пару лишних монет он найдет. Если же нет, так и быть, расплачусь из своих запасов. Кстати, с тех пор как началось наше совместное путешествие, мне ни разу не приходилось задумываться насчет денег. Ни в одной из тех бесед, когда Саске снисходил до того, чтобы обсудить со всеми некоторые проблемы, не всплывал финансовый вопрос. Секунду. Кажется, недавно Карин думала, что-то о наших сбережениях и Суйгецу. Насколько я помню, она еще заикнулась о какой-то потере. — А что имела в виду Карин, когда кричала, что кто-то что-то не нашел? – поинтересовалась я. — Суйгецу потерял все наши деньги, — бесстрастно ответил Учиха, прихлебывая саке. — Чего? — Денег нет. — Совсем-совсем? — Игрушка, ты же не думаешь, что они из воздуха появлялись? – усмехнулся он. Ну, раз уж об этом зашла речь, то да, я думала, что они чудесным образом возникают именно тогда, когда надо платить по счетам. Я ни разу не видела, чтобы кто-нибудь из нашей команды хоть раз доставал их из кармана. Но тогда, раз уж выяснилось, что я ошибалась, возникал другой вопрос: «Откуда у нас появлялись деньги?». Мне, между прочим, никто не удосужился объяснить, как ниндзя зарабатывают на жизнь. Хотя, я не очень-то и интересовалась. Видимо, все мои рассуждения были написаны у меня на лице, так как Его гениальность презрительно хмыкнул и опять приложился к выпивке. — И что теперь делать? – озадаченно спросила я. — Искать. — Что? — Игрушка, в последнее время ты непозволительно часто тормозишь, — холод в его голосе мог обжечь кого угодно. Ну еще бы у меня мозги не отключались, я же постоянно вынуждена слушать, что ты хочешь Наруто, как от него вкусно пахнет и так далее! Ладно бы только это, так нет же! Тебе же еще и хочется показать мне во всех подробностях, как будут происходить ваши любовные игры, Саске-теме! Эта фраза так и рвалась у меня с языка. Усилием воли я заставила себя успокоиться, потому что прекрасно понимала, как только Учиха узнает о моей способности, он тут же найдет ей применение в очередном плане мести своему брату. А мне этого совсем не хотелось. Вот поговорить с Итачи, это да, это было бы интересно, но сражаться против него – нет уж, увольте. Да и вообще, драки – это не по моей части. «Наруто…» — Его гениальность начал отвлекаться от беседы. — А где мы их будем искать? – я решила вернуть его обратно. — Вот ты этим и займешься. — А почему я? — Много ли счетов ты оплатила за четыре недели? – приподнял он бровь. Я открыла и закрыла рот. Мой ответ был: «Ни одного». Да уж, к хорошему быстро привыкаешь. Видимо, я нахмурилась, потому что со стороны Учихи донесся презрительный смешок. «И что ты на это ответишь?» — ехидный шепот Его гениальности. Надеется, что я начну возражать и орать, что не ниндзя? Что мало представляю, как можно заработать деньги в их мире? Не дождешься, напыщенный еж, есть вещи, которые нигде не меняются и которые всегда приносят доход. — В таком случае, никаких проблем, — пожала я плечами. Саске просто хмыкнул. Должна сказать, пить с Учихой – самое невеселое занятие на свете. Я думала, что алкоголь его немного расслабит, и он разговорится, но не тут-то было. Сидел с наикислейшим видом и время от времени отхлебывал из чашки. Радует то, что он хотя бы не думал о Наруто. Он был слишком занят мысленным комментированием моей болтовни. А я рассказывала ему обо всем подряд: об учебе в университете, о своей жизни до того, как пропали мои родители, и после этого, о друзьях и увлечениях. Когда опустела первая бутылка, я поняла, что становится прохладно. Может, потому что я до сих пор сидела в одном полотенце? Конечно, саке немного согрело меня, но этого было явно недостаточно. — Учиииха, — протянула я, — дай мне свое касаде. — С чего вдруг? – усмехнулся он. – Не терпится меня раздеть? — Хочется самой одеться, — я вернула ему усмешку. – Мне уже надоело сидеть в таком виде. — Смущаешься? — Перед тобой? Слишком много на себя берешь. — Слишком нагло отвеч… отвечаешь. Мне же не послышалось? У Саске язык слегка заплетается? Мда, немного же надо Его гениальности… Надеюсь, к концу второй бутылки он не начнет буйствовать и орать, что ему необходимо увидеть Наруто и серьезно с ним поговорить. Или, что хуже, не отправится на поиски блондина, а когда найдет (почему-то в этом у меня не было никаких сомнений) не решит воплотить в реальность одну из своих фантазий. Я настолько ярко все это себе представила, что мне стало искренне жаль Наруто. Вот попал, бедняга. — Ну, Саааске, — не унималась я. Мне действительно было прохладно, к тому же, я хотела сесть удобней, но в моем нынешнем наряде это было весьма затруднительно. А если бы я все-таки рискнула поменять позу, то вряд ли ее можно было бы считать приличной. — Не будь таким жестоким, — сладко пропела я. – Снимай. Учиха презрительно хмыкнул. Вот, гад. Так просто это тебе с рук не сойдет. Зная нелюбовь Саске к физическому контакту, я решила помочь ему раздеться. Хотя, с другой стороны, какое-либо прикосновение нежелательно сейчас и для меня. Ладно, просто буду аккуратней. Тем более, к фантазиям Его гениальности я уже успела немного привыкнуть, а вот перспектива простыть меня совсем не радовала. Секунда, и я уже рядом с Саске. С самым невозмутимым видом я начала развязывать тот канат, который он называл поясом. — Ты что делаешь, игрушка? – Учиха попытался оттолкнуть меня. Я увернулась и продолжила свое занятие… Стоп! Я увернулась? Ну-ка, ну-ка, посмотрим в глаза Саске внимательней. О, да он уже изрядно навеселе, настолько изрядно, что движения стали заторможенными. Думаю, теперь-то мне точно не составит особого труда раздеть Его гениальность. — Ну, давай же, Саааске, — я уже справилась с поясом и отбросила его в сторону. — Отвали. — Учиииха, — я взялась за воротник касаде и попыталась стянуть его. Но тут Его гениальность недобро усмехнулся и ухватился за мое полотенце. Ах вот что ты задумал. Подло. Теперь я одной рукой придерживала край полотенца, чтобы Учиха его не стянул, а другой продолжала свои попытки избавить его от касаде. В общем, через несколько секунд между нами завязался небольшой бой. Как ни странно, при прикосновениях к Саске в моей голове не появлялись картины его желаний. Что ж, похоже, мой план оказался удачен, и сегодня я смогу нормально выспаться. — Саске, — дверь распахнулась, и на пороге показалась Карин, — я тут хотела узнать… Она с открытым ртом уставилась на нас. Ну еще бы. Ее милый Саске сидит, одной рукой опираясь на пол, а другой – держась за полотенце, которым обмотана девушка, расположившаяся между его ног и пытающаяся стянуть с него касаде. Причем, частично ей это уже удалось, плечи и грудь Учихи обнажены, а ниже виднеются напряженные кубики пресса. -… все ли в порядке, — Карин смогла закончить свою фразу только через минуту. Ксо, если сейчас не свершится чуда, то произойдет смертоубийство. И главный претендент на роль будущего трупа – я. Нет, эта роль определенно не для меня. Благодаря своей скромности я предпочитаю оставаться в тени. Ну, хоть что-нибудь, ну, пожалуйста… — Эй, — проговорил Саске, привлекая внимание Карин. Неужели, Его гениальность станет моим спасителем? Если это произойдет, то, пожалуй, смогу поверить, что в мире есть волшебство. — …Ты мешаешь, — холодно проговорил Учиха. Карин выпала в осадок, а я уткнулась лбом в грудь Саске. Меня трясло от беззвучного истеричного смеха. Ксооооо!!! Второй раз за вечер. Он определенно решил свести Карин в могилу. Я судорожно вздохнула и зашлась в новом приступе. Учиха всегда остается Учихой, глупо было ожидать от него чего-то хорошего. «Все-таки, правда», — с какой-то отстраненностью подумала Карин, и тут же, — «НЕНАВИЖУ ЭТУ ИДИОТКУ! УБЬЮ!» Ксо, кажется, теперь меня уже ничто не спасет. Если только вдруг Саске не кинется к ее ногам и не начнет признаваться в вечной любви. Было бы неплохо, если бы не было совершенно нереально. Хуже некуда. Но время показало, что я, как обычно, ошиблась. Нервно смеясь и размышляя над жестокостью судьбы, я не заметила, как сползла по груди Учихи ему на живот. В этом не было ничего такого, если бы не то, что нога и спущенное касаде Его гениальности скрывали от Карин истинную картину, и ей была видна только моя макушка… движущаяся макушка. Нетрудно догадаться, о чем она подумала. «Да как эта идиотка смеет… прямо у меня на глазах… » — ее шепот был злым. – «Милый мой Саске… Ааааа! Ну оттолкни ее уже!» Но Учиха как всегда поступил по-своему, он холодно усмехнулся и поинтересовался: — Ты еще здесь? Уйди. Мой почти закончившийся приступ смеха возобновился с удвоенной силой. Это самый дурацкий и нелепый вечер в моей жизни. Еще ни разу за свои восемнадцать лет я не попадала в настолько глупую ситуацию. Я прекрасно понимала, что надо попытаться объяснить все Карин, но, невероятно, желания что-либо говорить у меня не было. Сейчас мне было действительно плевать, что она подумает. Девушка с каменным лицом повернулась к двери и вышла, с яростью закрыв ее. — Учиииха, ты идиот, — всхлипывая от смеха, кое-как выговорила я. — Я смотрю, ты там удобно устроилась, — хмыкнул он и слегка двинул бедрами вверх. Я отскочила от него с такой скоростью, что полотенце едва не осталось у него в руках. Мой удивленно-испуганный вид вызвал у него презрительную ухмылку. Вот гад. Да уж, смешно, ничего не скажешь… Ксо, это действительно смешно. Я расхохоталась. Учиха сидел с самым довольным видом. Кажется, у пьяного Саске появилось хоть какое-то подобие чувства юмора. Что ж, так и быть, поддержу игру. Все-таки слишком редко выпадает возможность застать Его гениальность в хорошем расположении духа. Я не могла упустить шанс пару раз подколоть его, не опасаясь при этом быть избитой. — А ты, как я заметила, не особо-то и возражал, — проговорила я, отсмеявшись. — Вряд ли бы ты смогла меня удовлетворить. — Ах, ну да, я же не Наруто, — слова сорвались с языка помимо воли. Только спустя пару мгновений я до конца осознала, что именно сказала. Как и Саске. Его губы сжались в тонкую линию, в глазах вспыхнул гнев, и, кажется, я даже слышала, как он скрипнул зубами. «Убью», — прошипел он. Ксо, ну почему из всех возможных язвительных фраз, я произнесла именно эту? Да уж, дурной пример заразителен. Сначала Саске говорил всякую чушь Карин, абсолютно не думая о последствиях, а теперь я перехватила у него эстафету. Стоило только обрадоваться, что Его гениальность слегка расслабился, как, на тебе, сама же все испортила. — Саске, я совсем не то имела в виду, — попыталась я исправить ситуацию. — Надоели твои намеки, — холодно произнес он, очень недобро глядя на меня. «Как она догадалась? Я же ничем себя не выдал… Или она просто издевается, ни о чем не подозревая? Тем хуже для нее», — мысли Учихи были на удивление спокойны. Ксо, хорошо, что Его гениальность не знает наверняка, а то моей участи вряд ли бы можно было позавидовать. Хотя, и сложившееся положение меня не особо радовало. Разница состояла лишь в степени жестокости, с которой меня будут бить. А насчет того, что Саске применит грубую физическую силу, я не сомневалась. — Дыши глубже, — я еще питала надежду успокоить Учиху. — Намного спокойней мне будет дышаться, когда ты исчезнешь, — усмехнулся он. На что это он намекает? Я вопросительно посмотрела на Его гениальность. «Она определенно сегодня тормозит. Придется помочь», — с этими мыслями он встал. Саске медленно пошел ко мне. Я попыталась отползти, но Учиха грубо схватил меня за локоть и резко поднял. Так же не спеша он повел меня в сторону двери. Когда я поняла, что он намерен сделать, было уже поздно. Его гениальность вышвырнул меня из комнаты. — Эй, — возмутилась я, разворачиваясь к нему. — Ночуешь здесь, — напоследок усмехнулся Саске и захлопнул дверь прямо у меня перед носом. — Будешь развлекаться в гордом одиночестве? Ответом мне было молчание. Все понятно. — Саааске! – я забарабанила в дверь. – Хоть саке отдай! Через пару минут моих криков с требованием вернуть выпивку дверь резко открылась. В нескольких миллиметрах от моего лица просвистела бутылка и, врезавшись в стену, разбилась. Какое транжирство, особенно в свете того, что денег у нас нет. — И что мне делать? – хмуро посмотрела я на Его гениальность, стоявшего на пороге. – Слизывать? — Попробуй, может, опыта наберешься, — он усмехнулся одними глазами и закрыл дверь. Ксо, действительно отвратительный вечер. Неужели, придется ночевать в коридоре? Может, как в старые времена напроситься к Карин? Хотя, нет, этот вариант отпадает, потому как в свете последних событий вряд ли она будет счастлива меня видеть. Значит, придется ночевать у Суйгецу с Дзюго. Не самая лучшая компания, но выбирать не приходится. — Можно к вам? – поинтересовалась я, постучавшись в дверь соседнего номера. Оттуда раздалось невнятное бормотание. Я приняла его за согласие и вошла. И тут же наткнулась на… Карин, стоявшую напротив двери. За ее спиной на футоне развалился Суйгецу, Дзюго с отрешенным видом смотрел в окно. «Значит, у нее ничего не получилось. Видимо, Учиха и впрямь гей… Неплохие ноги», — водохлеб без малейшего стеснения разглядывал меня. – «Интересно, чем они занимались, что очкастая так разозлилась? Хотя, судя по отдельным фразам, наверняка уже дошли до стадии раздевания… Хм, может, у нее спина волосатая?» А! Так и знала, что он маньяк. Секунду, что значит «судя по отдельным фразам»? Неужели, они слышали, как я уговаривала Учиху снять касаде? Чертовы тонкие стены в дешевых гостиницах! Выходит, они слышали весь наш разговор. Я припомнила фразы, которыми мы обменивались с Саске. Ксо, если слышать только их, то может сложиться впечатление, что я, и правда, горела желанием соблазнить Его гениальность. Теперь понятно, почему Карин явилась в такой неподходящий момент. Заподозрила неладное и кинулась на помощь своему милому Саске. — Чего приперлась? – недовольно проворчала Карин, зло прищурившись. «ХА! Получила, идиотка? Мой милый Саске никогда не поддастся на твои дешевые провокации. Тебе его никогда не получить!» — она внутренне ликовала. — Можно я у вас переночую? – я натянуто улыбнулась. Карин ехидно усмехнулась: — Проваливай, — она схватила меня за локоть и вытолкала за дверь. Пока она занималась этим делом, я случайно задела ее рукой по лицу, сбив очки. Карин зарычала и с такой силой толкнула меня в спину, что я вылетела из комнаты. Я обернулась и недовольно хмыкнула. — Что за истерика? – поинтересовалась я, поняв, что на ее милость рассчитывать не приходится. — Спи здесь! – зло крикнула она, начав закрывать дверь. И тут я заметила, что ее очки лежат прямо на пороге, в опасной близости к косяку. — Карин, подожди! О… — Проваливай! Дверь захлопнулась. Раздался треск пластмассы и стекла. -… чки, — договорила я. «Уничтожу!» — Карин была готова выскочить из комнаты и убить меня прямо тут. Ксооо… Действительно, просто отвратный вечер. Надеюсь, больше ничего не случится. Похоже, и правда, придется спать в коридоре. Ладно, не так уж и страшно, тем более, что у меня есть опыт в этом деле. Поправив слегка сползшее полотенце, я уселась напротив двери номера Учихи. Прислонившись спиной к стене, я обхватила колени руками. Все-таки прохладно. Вот проснется Его гениальность с утра, выйдет, увидит меня, всю замерзшую и станет ему стыдно. Мда, размечталась… Он скорее пнет меня и скажет, что уже хватит спать. Честно говоря, я сомневалась, что засну в таком положении. Но усталость и саке взяли свое, и через пару минут я уже сладко посапывала.

Темно, что-то мешает. А, понятно, глаза завязаны. Лежу на животе на чем-то твердом, скорее всего, на полу. Я протягиваю руку, чтобы сдернуть повязку, но ее перехватывают и прижимают к полу. — Так будет совсем не интересно, — горячий шепот обжигает ухо. И не только шепот. Его обладатель слегка проводит языком по ушной раковине. — Начнем? – он прикусывает мочку уха. Такой знакомый голос, немного хриплый от возбуждения. В том, что он возбужден, нет никакого сомнения. Доказательство этого упирается мне в место ниже поясницы. Казалось бы, неприятная ситуация, но мне нравится. Его губы медленно двигаются по моей шее, покрывая ее поцелуями. Все ниже и ниже. Он нежно покусывает мое плечо. Одна его рука по-прежнему держит мою, а второй он легонько гладит мою ягодицу. Невесомое прикосновение, волнующее сильнее требовательных ласк. В низу живота начинает разливаться тепло. Он проводит языком вдоль позвоночника. Свободной рукой спускается ниже и начинает поглаживать внутреннюю поверхность бедер. В тишине раздается мой сдавленный стон. Горячее дыхание особенно сильно обжигает место под лопаткой. Он усмехается. Я пытаюсь вырваться, но он держит крепко. Кусает за шею. Сжимает ягодицу. — Расслабься и не мешай мне, — шепчет в перерывах между поцелуями. Я обреченно вздыхаю. Видимо, он настроен очень решительно. Ладно, пусть в этот раз будет по-твоему.

Я сижу на его пояснице, чуть сжимая бока ногами, чтобы он не дергался. Мое болезненное возбуждение требует выхода, но я сдерживаюсь. Хочу, чтобы он стонал и просил меня скорее прекратить предварительные ласки и перейти к более активным действиям. Хочу услышать его срывающийся голос. Хочу оставить как можно больше засосов на его мраморной коже, бледности которой позавидовала бы сама луна. Хочу с силой вцепиться в его темные волосы, увидеть безудержную страсть в черных глазах. Хочу, чтобы он кусал свои тонкие губы, пытаясь сдержать рвущиеся наружу стоны наслаждения. Покрываю его спину поцелуями. Тут в голову приходит одна забавная идея. Медленно и аккуратно оставляю на его спине засосы, составляющие первый слог моего имени. Ха, он будет очень зол, но это ничего не изменит. Если кто-нибудь попробует прикоснуться к нему, сразу же заметит эту метку и поймет, что позарился на чужое. А когда засосы почти сойдут, я обновлю их. Одной рукой ласкаю внутреннюю поверхность его бедра, другой – сжимаю его запястье. Целую шею, плечи, покусываю кожу на лопатках. Черчу языком замысловатые узоры. Легонько глажу ягодицы, опять спускаюсь к бедрам. Он слегка вздрагивает и пытается вырваться. Я кусаю его за шею и сжимаю ягодицу. — Расслабься и не мешай мне, — хрипло шепчу я. Как ни странно, он так и делает. Провожу языком у него за ухом, прикусываю кожу. Слышится его сдавленный стон. Затем еще один, когда я провожу пальцем между его ягодиц. И еще, когда снова касаюсь нежной кожи бедра. Отлично. Выходит, и этот высокомерный ублюдок способен издавать такие милые звуки.



0

32010-10-09 20:37:59

Hibari

маньяк, ёптЭ xD

Откуда: Херляндия, ёпт хD

Зарегистрирован: 2010-10-04

Приглашений: 0

Сообщений: 210

Уважение: [+28/-0]

Позитив: [+39/-1]

Пол: Мужской

Возраст: 20 [1994-03-09]

ICQ: 438172723

Провел на форуме:12 часов 52 минуты

Последний визит:2010-12-09 16:39:58

Глава 7

— Эй, – кто-то схватил меня за руку и, резко дернув вверх, поднял, — хватит уже стонать, извращенка. Я с трудом разлепила глаза и увидела хмурое лицо Саске. Ну, что еще? Чем я ему теперь не угодила? — Чего? – поинтересовалась я, зевая. — Ты стонала на всю гостиницу. Мой недоуменный взгляд заставил Учиху усмехнуться. Я нахмурилась и попыталась вспомнить, что мне снилось. Ксооо… Я же видела очередной сон Его гениальности, где главным героем был Наруто. А то, чем они занимались… Я почувствовала, как краска смущения начала заливать лицо. «Сколько же от нее проблем», — недовольно подумал Саске. Можно подумать, от тебя меньше. Чертов Учиха, даже ночью не даешь мне покоя. Это я должна корчить кислые мины. Кстати, мог бы разбудить меня и более приятным способом. Например, прошептать пару нежных слов на ушко. Бе, я представила эту картину и непроизвольно скривилась. Такого счастья мне точно не надо. — Не тебе одному снятся эротические сны, — я вырвалась из его хватки. Причем, твои же – добавила я про себя. Полотенце опасно сползло. Одно неверное движение, и я бы стояла посреди коридора в чем мать родила. Я поспешила поправить свой более чем откровенный наряд. Учиха фыркнул, и, развернувшись, гордо прошествовал в номер. Дверь он за собой не закрыл. Похоже, я прощена, и мне милостиво разрешили провести остаток ночи в нормальной постели. — А сколько времени? – поинтересовалась я, ложась на футон и с наслаждением закутываясь в одеяло. — Пять утра. — Какого черта ты меня так рано разбудил? – пробурчала я. Саске лежал в нескольких метрах от меня, закинув руки за голову, и смотрел в потолок. Судя по недовольному выражению лица, он совсем не горел желанием отвечать на мой вопрос. «Наруто…» — вполне ожидаемо с его стороны. Ну правильно, в пять утра нет более волнующих тем, чем светловолосый ниндзя, который зачем-то хочет вернуть Его гениальность в родную деревню. Хотя, думаю, деревня-то совсем не против, что Учиха держится от нее как можно дальше. Даже если Его гениальность и вернется с самыми благими намерениями и обещанием преданно служить отчизне, вряд ли его там встретят с распростертыми объятьями. Да Саске и сам это прекрасно понимает… «Сладкий…» — хрипловатый шепот Учихи оторвал меня от размышлений о том, какую расправу могут учинить над ним жители Конохи, если он рискнет заявиться обратно. Картины были весьма красочны… так же как и сон, который я видела. Эта эротическая фантазия Его гениальности превзошла все мои ожидания. Выходит, он совсем не против оказаться снизу и подчиниться Наруто. А как по-другому объяснить то, что мне снилось? Саске с завязанными глазами лежал на животе на полу. Кроме повязки, на Его гениальности не было никаких признаков одежды. На нем восседал абсолютно голый Наруто и весьма недвусмысленно давал понять, что Учихе никуда не деться. Тот пытался сопротивляться, но довольно вяло. То, что вытворял блондин, заставляло Его гениальность стонать и желать бОльшего. А Наруто только этого и надо было, о чем говорила усмешка, блуждающая по его лицу. При воспоминании об этом, ощущения, испытанные во сне, нахлынули с новой силой. Все было настолько реально. Я была на месте Саске и почти задыхалась от удовольствия. Я была на месте Наруто и хотела сотворить с Учихой нечто невероятное. Возможно, Его гениальность не врал, и я действительно стонала во сне. Интересно, а слышала ли Карин те звуки, которые я издавала? «Как же я хочу тебя», — напомнил Саске о своем присутствии. Я повернулась к нему спиной и накрылась одеялом с головой, надеясь так хоть немного отгородиться от его мыслей. Не уверена, что спать сейчас – хорошая идея, вдруг Его гениальности приснится еще что-нибудь более извращенное, но вставать в пять утра совсем не в моих правилах. Я закрыла глаза. «Оставить на твоей шее пару засосов», — Учиха почти мурлыкал. Может, вернуться в коридор? Я только сейчас поняла, что намного лучше слышу мысли тех, кто находится в непосредственной близости. Примерно, метра три-четыре. Хотя, если вспомнить, что я слышала Наруто, с которым нас разделяли шесть километров, то можно предположить, что не последнюю роль играет и сила мыслей. Значит, если Его гениальность страстно желает сейчас блондина, то никакое расстояние меня не спасет. Я повернулась к Учихе и начала гипнотизировать его взглядом. Он с безучастным видом смотрел в потолок. На лице никаких признаков того, о чем он сейчас размышляет. А думал он о том, как здорово было бы отшлепать Наруто, буквально в мельчайших подробностях представлял свои действия и реакцию блондина. Естественно, эта реакция была положительной и более чем бурной. Вот бы увидела эту картину Карин, у нее бы точно случился припадок. Хе-хе-хе, а, может, рассказать ей, о чем мечтает Учиха? Хотя, нет, это же профессиональная тайна, но с другой стороны, я ведь уже ляпнула, что он гей. Мда, нехорошо получилось. Секундочку, если припомнить реакцию Саске на появление блондина, и те взгляды, которые он на него кидал, то я бы рано или поздно догадалась, что дело тут нечисто. К тому же, я же не утверждала, что ориентация Его гениальности не совсем традиционна. Просто высказала свое предположение. Так что ничего страшного. Успокоив себя таким образом, я перевернулась на спину и, следуя примеру Учихи, уставилась в потолок. Абсолютно ничего интересного. Скучно. — Сколько времени? – поинтересовалась я. — Я тебе что, часы? – Саске был недоволен, что я оторвала его от «возвышенных» мыслей. — Ну как тебе сказать… — Отвали. Как грубо. Вот что мешает Его гениальности вести себя по-человечески? Я довольно долго уже размышляю над этим вопросом. Поначалу мне казалось, что у Учихи просто мания величия – я самый крутой, и нет никого лучше меня. Поговорив же с Саске, понаблюдав за ним, выведав некоторые подробности его жизни у Карин и Суйгецу, я пришла к выводу, что все не так просто. Чрезмерная раздражительность и грубость, холодность и неприступность – он утверждал, что не хочет заводить ненужные связи, но у меня были свои мысли на этот счет. Патологическая неуверенность в себе – таков диагноз, который я поставила Его гениальности. — Я просто спросила, сколько время, — вздохнула я. – Совсем не обязательно срывать свое плохое настроение на мне. — Мое настроение на должно тебя волновать, — холод в его голосе заставил меня поежиться. В принципе, сейчас я могла промолчать, закрыв тему, но природная вредность, выросшая до неимоверных размеров за восемнадцать лет жизни, взяла верх. — Если только оно не мешает мне, — я повернулась к Учихе. — Твои проблемы. — Моя проблема, узнать, сколько сейчас времени. — Игрушка, — угрожающе протянул он. Я уже говорила, что изводить Саске — ни с чем несравнимое удовольствие? А раннее утро – самое подходящее для этого дела время. Все вполне логично, Его гениальность является причиной того, что я не могу заснуть, следовательно, ему и отдуваться. — Что? – с самым невинным видом поинтересовалась я. — Заткнись, — Его гениальность одарил меня раздраженным взглядом. — Не хочу. — Меня не волнует, что ты хочешь. — А меня волнует, сколько времени. Я поставила себе целью добиться того, чтобы Учиха пожалел о своих словах. — Йойо… — Саске злился все больше и больше. Ооо, на моей памяти Его гениальность называл меня по имени всего два раза. И все эти разы он был готов убить меня, причем совершенно серьезно. В первый раз он оставил в стене вмятину прямо рядом с моим лицом, во второй – пригрозил Чидори. Оба раза после такой демонстрации силы я предпочитала замолчать. Но сейчас азарт толкал меня вперед. Мне было интересно, насколько далеко готов зайти Его гениальность. На что он решится? Действительно ли убьет меня, лишь бы только я перестала его доставать? Здравый смысл подсказывал мне, что сейчас не самые подходящие для этого место и время, но у меня не было настроения внимать его советам. — Я тебя внимательно слушаю, — проговорила я с преувеличенной любезностью. — Заткнись, — Учиха приподнялся на локте и грозно взглянул на меня. — Повторяешься, — усмехнулась я, повернувшись к Его гениальности. «Стерва», — шипение Саске было музыкой для моих ушей. — Не выводи меня из себя… — А то что? — Сильно пожалеешь об этом, — Его гениальность мне определенно угрожал. — О, даже так? Учиха медленно обвел взглядом комнату. — Что, ищешь свой кусаги, чтобы порубить меня на кусочки? – усмехнулась я. — Кусанаги, — машинально поправил он меня. — Ох, ну извините. «Да что с ней такое? Будто с цепи сорвалась», — мысли Саске были полны удивления. Вовсе нет, просто я посовещалась сама с собой и решила, что пора переходить к более жестким методам лечения, а то буду возиться с Учихой еще миллион лет. К тому же, я не могла оставить не отмщенной мою сегодняшнюю ночевку в коридоре. И, наконец, мне действительно было интересно, который сейчас час. Кто же виноват, что Его гениальность такой упрямый? Только он. Правда, оставался риск, что он действительно решит отправить меня на тот свет, но на этот случай у меня была заготовлена пара отличных фраз, которые мигом отобьют у него все желание так поступать. — Убирайся, — судя по голосу, Саске из последних сил сдерживался, чтобы не сорваться. — Сколько времени? — Вон. — Время, Учиииха, время. — Пошла вон. Прямо-таки какое-то состязание в упрямости. Кто кого быстрее достанет. В университете я любила так развлекаться. И, заявлю без ложной гордости, победа частенько оставалась за мной. — Я с удовольствием тебя покину, как только узнаю, сколько времени, — усмехнулась я. — Если ты не уберешься, я выкину тебя из окна. — Как грозно. Мне стоит молить тебя о пощаде, победитель Оримару? — Орочимару, — вновь исправил меня Учиха. — Но ты же понял, о ком идет речь. — Лучше подумай о том, что будешь делать. Я вопросительно посмотрела на него. О чем это Его гениальность говорит? — Деньги, игрушка, деньги, — презрительно хмыкнул он. — Это не твои проблемы. — Да? Я нахмурилась. Саске лежал с довольным видом. Я почувствовала, что ситуация начала выходить из-под контроля. И Учиха это понял, именно это и послужило причиной того, что его настроение начало подниматься. Мда, если речь зашла о наших финансах, то тут мне нечего было ответить, кроме того, что я уже сказала. Честно говоря, у меня была всего лишь пара смутных идей, каким способом я могу их добыть. Но все мои способы целиком и полностью зависели от того, насколько удачно сложатся обстоятельства. Саске-теме, ему удалось найти единственное мое слабое место. «Спать осталось полтора часа. Сколько еще она будет меня доставать? Может, действительно выкинуть ее?» — шепот Учихи был едва различим. Полтора часа? Встаем мы обычно в восемь утра, то есть все встают, а я продолжаю дрыхнуть до девяти. Произведя в уме несложные подсчеты, я, наконец-то, получила ответ на так волновавший меня вопрос – сейчас полседьмого утра. Мда уж, не самое лучшее время для прогулки, но компания Саске и его фантазий намного хуже. Я поднялась и подошла к стулу, на котором висела моя одежда. Отлично, она все-таки успела высохнуть. — Что ты собралась делать? – в голосе Его гениальности скользнуло удивление. — Одеваться. Отвернись. — Ты меня не возбуждаешь. — Ну еще бы, я же не Наруто, — я опять не смогла удержать эту фразу. «Она определенно хочет полетать», — я почувствовала, что Учиха прожигает злым взглядом мою спину. Бесись, бесись, тебе полезно. Благодаря Наруто, Саске за последние два дня показал больше эмоций, чем за прошедшие четыре недели. Хотя и моя проснувшаяся способность сыграла в этом не последнюю роль. В состоянии моего пациента наметился определенный прогресс, что не могло не радовать. Ведь в первую очередь я психолог, решивший во что бы то ни стало помочь Его гениальности. Конечно, из-за последних событий я слегка отвлеклась от своих обязанностей, но я же о них вспомнила. Да, мне определенно надо побыть в одиночестве и привести мысли в порядок. Быстро одевшись, я гордо прошествовала к выходу из номера. — Куда? – вопрос Учихи застал меня на пороге. Я усмехнулась. Что бы ни случилось, я не могла позволить, чтобы последнее слово осталось за ним, или чтобы Саске остался с таким ощущением. — Не беспокойся, милый. Я тебя не брошу.

Глава 8

Улица поприветствовала меня утренней прохладой. Недавно проснувшееся солнце еще не успело прогреть воздух. Небо окрасилось в розовые тона. Глубокий вдох, выдох и можно отправляться на поиски денег. Так, куда бы сначала пойти? Я ни разу не бывала в этой деревне, но сомневалась, что она сильно отличается от других, виденных мной ранее. Значит, все самое интересное расположено на главной улице. Туда-то я и направилась, предварительно спросив направление у девушки, пометавшей у входа в гостиницу. Надеюсь, мне повезет, и я найду подходящий способ заработка. И тогда у меня будет полное право сказать Учихе и остальным: «Ну что бы вы без меня делали?». «Интересно, куда она свалила?» — стоило вспомнить Саске, как он тут как тут. О, Его гениальность волнуется обо мне? «Надеюсь, она нескоро вернется», — он не оправдал моих ожиданий. – «Как же достала… Хоть посплю немного… Наруто…» Пройдя по боковым улочкам и свернув во все возможные тупики, через десять минут я вышла на центральный проспект. Широкая улица и ряды бесчисленных ресторанчиков и магазинов вдоль нее. — Эй, девушка, — раздался голос за спиной. Кажется, обращались ко мне. Я обернулась и увидела мужчину лет пятидесяти. Несмотря на то, что он стоял, опираясь на стену, его изрядно штормило. Да и запах перегара отбивал желание подходить ближе. — Да? – я постаралась придать лицу дружелюбное выражение. «За что бы ее ухватить? За грудь или…?» — я аж рот открыла. Сначала меня удивило то, что я смогла услышать мысли этого абсолютно незнакомого мне мужчины. Но когда до меня дошел смысл того, о чем он подумал, мои глаза стали размером с блюдца. — Подойди на минутку, красавица, — елейным голосом пропел мужчина. Ага, сейчас же. Особенно после того, как услышала твои мысли. — Да мне и тут неплохо, — я продолжала натянуто улыбаться. «Вот зараза», — пробормотал он. — Не бойся, — он поманил меня пальцем. — А я и не боюсь. — Ну, так подойди. Терпеть не могу, когда ко мне пристают пьяные. Почему-то они считают, что настолько круты и неотразимы, что я буквально мечтаю броситься к ним на шею. Вы, конечно, можете возразить, что они пристают ко всем, но я удостаиваюсь такой чести с завидной регулярностью. Старые, молодые, мужчины, женщины – все они, немного выпив и обнаружив меня в поле своего зрения, горят желанием пообщаться со мной. Хорошо, если некоторые просто изливают мне душу, но было пару раз, когда мне приходилось отбиваться, причем всем, что попадалось под руку. И что-то подсказывало мне, что сейчас намечается случай применения силы ради сохранения своей чести. — Надо, сам иди, — огрызнулась я. Обычно я с некоторым юмором реагировала на всякие приставания со стороны пьяных, но не тогда, когда знаю, как именно со мной хотят «пообщаться». — Ну раз ты так просишь. Не смею отказать даме, — мужчина оттолкнулся от стены и, пошатываясь, пошел ко мне. Убежать или врезать? Так, драться не люблю, бегать ненавижу. Мда, дилемма. Сейчас бы как нельзя кстати пришелся бы молодой, сильный, уверенный в себе и, желательно, привлекательный… хотя, нет, привлекательность на первом месте… мужчина, готовый броситься мне на помощь. Несмотря на то, что противник не так уж и опасен, мне было бы приятно. После общения с Саске и остальными членами команды, мне уже начало казаться, что я не девушка, а некое существо, выглядящее как девушка, но к которому относятся как к парню. Если не хуже… Я так замечталась о предполагаемом появлении моего предполагаемого спасителя, что пропустила тот момент, когда пьяный подошел слишком близко. В следующую секунду он уже сжимал мою руку, притягивая к себе. «Не особо симпатичная, но сойдет», — промелькнуло у него в голове. Вот те раз… Я, конечно, не считала себя красавицей, но чтобы такое. Нет на свете создания злее, чем девушка, узнавшая, что кому-то не нравится ее внешность. — Убери руки, урод, — я попыталась вырваться. Для пьяного хватка у мужчины была очень крепкой. — Не бойся, тебе понравится, — он дыхнул мне в лицо перегаром. Фу, мерзость. Когда-то один мой знакомый сказал, что если вдруг придется отбиваться от мужчины, то нет лучше способа, чем врезать ему изо всех сил ниже пояса и бежать. Сей совет был не раз применен на практике и ни разу не подвел. Не то чтобы ко мне часто приставали, просто иногда я не умела держать язык за зубами… Хм, кулаком, коленкой или ногой с размаха? Кулаком получится слабовато, следовательно, этот вариант отпадает. Пока я размышляла, чем же именно ударить пьяного между ног, рядом с нами непонятно откуда появился мужчина. Схватив пьяного за руку, он спокойно произнес: — Отпусти девушку. О, приятный голос. — Иди, куда шел, — бросил ему пьяный. — Я просил вежливо, — с некоторой грустью в голосе проговорил он и сжал руку пьяного сильнее. Тот ойкнул, а потом начал орать таким матом, что даже я слегка покраснела. Половину из тех выражений, которые он употребил по отношению к моему спасителю, я в жизни не слышала. — Как некультурно, — мужчина еще сильнее сжал свои пальцы на запястье пьяного. Тот отпустил меня и попытался ударить его. Драка, длившаяся буквально пять секунд, и вот поверженный любитель алкоголя лежит на земле у моих ног. Пнуть, что ли? Нет, лежачих бить нельзя… а жаль. — С вами все в порядке? – поинтересовался мой спаситель, беря меня за локоть и отводя на некоторое расстояния от пьяного. — Да, — проговорила я и принялась разглядывать мужчину. На вид около тридцати, высокий, подтянутый, странный цвет волос – практически белый. О его привлекательности было довольно трудно судить, так как нижнюю часть лица скрывала маска, а левый глаз – повязка. Я присмотрелась, стараясь разглядеть очертания носа, губ и подбородка, спрятанных под плотной черной тканью. Вроде ничего, но надо убедиться. — Позвольте, — я аккуратно взяла мужчину за подбородок и повернула его голову вправо. Теперь, когда мне виден его профиль, намного легче составить представление о лице в целом. Судя по всему, небольшой прямой нос, почти как у Саске, слегка полноватые губы, волевой подбородок, совсем как я люблю. Если мое воображение правильно дорисовало скрытые части лица, то он симпатичный. Не совсем то, что я заказывала, но тоже довольно неплохо. А то, что одноглазый, это ничего, придает ему больше загадочности. А мне нравятся мужчины, которых окутывает ореол таинственности. В любовь с первого взгляда я никогда не верила, но признавала, что существует некая необъяснимая симпатия, вспыхивающая в одно мгновение. Вот только жертвами ее всегда становились мои знакомые, но сейчас, кажется, и мне выпал шанс испытать это чувство. Было что-то притягательное в этом мужчине. Только пока я не понимала, что именно. Что-то, что-то… Ксо! Не могу подобрать слов! — Не могли бы вы меня уже отпустить, — попросил мой спаситель. Точно! Я же до сих пор держу его за подбородок, повернув в профиль к себе. — Ой, извините, — смутилась я, отпуская его. Я смутилась?! Ксо, действительно, даже жарко стало. — Ничего страшного, — доброжелательно проговорил он, поворачиваясь ко мне. Правый глаз был карего цвета, нет не так, цвета молочного шоколада. Точно-точно. Мужчина слегка улыбнулся. Ой, только бы не покраснеть, только бы не покраснеть. Не может быть… Я действительно об этом думаю? Невозможно. Но тем не менее, я улыбнулась в ответ гораздо шире и счастливей, чем собиралась. От металлической таблички на его повязке отразился свет, на секунду ослепив меня. Я прищурилась, хмуро глядя на виновницу моей временной слепоты. На табличке красовалась… эмблема Конохи. Ксооо… Так, что на нем одето? Зеленая жилетка, следовательно, он… ммм, джоунин? Вспоминаем объяснения Карин… Ага, цитата: «джоунины – крутые ребята, такой слабачке как ты не стоит с ними связываться, хотя, они на тебя даже не посмотрят, потому что ты им не ровня. Если начнешь их доставать, убьют одним ударом. Не понимаю, как Саске тебя еще терпит…». Ксооооо… Стоит только кому-нибудь мне понравиться, как тут же выясняется, что он или придурок, или гей, или — пункт, недавно появившийся в этом списке — враг. Это все из-за Учихи, он приносит мне неудачу. — Ммм… спасибо, — пробормотала я, сообразив, что так и не поблагодарила своего спасителя. — Пожалуйста, — он опять улыбнулся под маской. А он не выглядит враждебно настроенным. Может, не знает, что я путешествую в компании Саске? А, может, вообще не интересуется Учихой? Кстати, да, помнится Суйгецу один раз заикнулся о том, что только Наруто ищет Его гениальность, а другие давно кинули это дело. Но тут же в памяти всплыли слова Карин, заявившей, что остальные ниндзя Конохи разыскивают Саске как предателя, и нам в любом случае лучше не попадаться на глаза кому-либо из них. А жаль, в этом мужчине действительно что-то есть. Хотя… если быть совсем точной, то я не попадалась ему на глаза, только на одни глаз. К тому же, он не выпытывает у меня местоположение Его гениальности, значит, и правда, не знает, что я таскаюсь с Учихой. Кроме того, я сама не горю желанием распространяться о том, что знакома с Саске… Думаю, не будет ничего плохого, если мы немного поболтаем. — Ммм… меня Йойо зовут, — представилась я. — Йойо? Как игрушка? – слегка удивился мужчина. — Ага, — кивнула я и улыбнулась. Что?! Да разве я хоть раз изображала хоть что-то похожее на улыбку, когда удивлялись или пытались шутить по поводу моего имени? Никогда! Стандартным ответом на это было фырканье или фраза «Не смешно». Что-то странное со мной творится… — А я Какаши, — произнес мужчина. — Очень приятно, — я расплылась в улыбке. Действительно, приятно. Имя у него, конечно, не ахти, но не в имени же дело. — Взаимно. Ну, вот, в принципе, и все. Что еще можно сказать моему спасителю? Трудновато общаться с человеком, зная, что если ляпнешь что-то не то, то тебя, скорее всего, будут бить, а вот Учиха или ниндзя Конохи зависит от воли случая. Но не могла же я просто так его отпустить. — Спасибо еще раз, что помогли, — я чувствовала себя полной идиоткой. — Еще раз пожалуйста, — пожал плечами Какаши. — Может, перейдем на «ты»? – предложила я, чуть ли не краснея. — Почему бы и нет? — А ты, надо полагать, не местный? – я кивнула на его повязку с эмблемой Конохи. — Ниндзя. — О, круто, — я сделала удивленное лицо. Что за чушь я несу? Так, успокоиться, собраться. Когда это я терялась при разговоре? Это совершенно не в моем стиле. Но загвоздка состояла в том, что я абсолютно не предполагала, о чем можно говорить с Какаши, не опасаясь выдать Учиху. Хотя, можно сделать западло Его гениальности и рассказать, где он находится, но это все-таки будет несколько чересчур. Саске слишком ценный пациент, чтобы я спокойно отдала его на растерзание ниндзя, горящих праведным гневом. Хм, а если попытаться выведать у Какаши цель его пребывания в деревне? Если окажется, что она касается Учихи, то продолжу расспросы дальше. Одним выстрелом убью двух зайцев: и поговорю с моим спасителем, и, возможно, узнаю кое-что интересное для Его гениальности. Точно. Да во мне прямо-таки умер шпион. — И зачем же ниндзя пожаловал в эту скромную деревню? – с самым невинным видом полюбопытствовала я. — Задание, — вздохнул Какаши. — Что-то секретное? — Ищу кое-кого. — Опасного преступника? – усмехнулась я. — Что-то типа. Кажется, он действительно ищет Саске. Таааак. — А ты местная? – поинтересовался Какаши. — Неа. — И как же очутилась в этой скромной деревне? — Путешествую. — С друзьями? — Что-то типа, — усмехнулась я. Какаши оценил мой юмор и улыбнулся. «Интересная девчонка», — донесся до меня его слабый шепот. Оу, комплимент, как приятно. Особенно после не самых лестных слов Карин и Учихи в мой адрес. Я открыла рот, чтобы продолжить нашу милую беседу, как мужчина произнес: — Извини, я слегка тороплюсь. — Понятно, — вздохнула я. Вот и обломались все мои надежды на то, что меня пригласят на свидание. Ксо, придется еще один вечер коротать в компании Его гениальности и его фантазий. — Было приятно познакомиться. Надеюсь, еще увидимся. Ну, я пошел? – улыбнулся Какаши. — Конечно. Я же тебя не держу, скорее, наоборот, — я выразительно посмотрела на его руку, до сих пор сжимающую мой локоть. Мужчина смущенно улыбнулся, отпустил меня и проговорил: — Не попадай больше в неприятности. — Только если буду уверена, что ты где-то рядом, — фраза вырвалась помимо воли. — Договорились, — и, махнув на прощанье рукой, Какаши испарился. Да, да, именно испарился, в облачке дыма. Я вздохнула. Какой мужчина… Жаль только не получилось увидеть его желания, несмотря на то, что он держал меня довольно длительное время. Эх, ну почему моя способность не сработала? Обидно. Какаши… Определенно в нем что-то есть. Кажется, он мне более чем понравился, и мое странное поведение во время разговора – прямое тому доказательство. Вот скажите, кто будет нервничать и смущаться перед человеком, который абсолютно безразличен? Не я — это точно. Отсюда, только один вполне очевидный вывод. Сейчас я даже была готова пересмотреть свои убеждения относительно невозможности существования любви с первого взгляда. Стоп, стоп, пока остановимся на варианте сильная симпатия. «Наруто…» — послышался слабый шепот Учихи. Ну что там тебе не спится-то? Ксо, и так добавил мне еще одну проблему. Из-за Саске Какаши можно расценивать в некоторой степени как врага, хотя, с другой стороны, если бы я не связалась с Учихой, вряд ли бы встретила моего спасителя. Но, тем не менее, я сильно сомневалась, что Какаши кинется приглашать меня на свидание, если узнает, что я путешествую с преступником, которого он разыскивает. Мда, сложная ситуация. Ладно, придумаю что-нибудь, а сейчас стоит вернуться к цели моей ранней прогулки. Деньги… Надеюсь, мне повезет. Я посмотрела на пьяного, который до сих пор валялся на земле в паре метров от меня. Если бы не он, то отважный ниндзя Конохи просто бы прошел мимо, даже не заметив меня, как и я его, собственно. Ммм, Какаши, встреча с тобой – сама по себе удача. Ой, что-то меня на романтику пробило. Даже Учихе не удастся испортить мне настроение. Так, все, хватит отвлекаться. Надо раздобыть денег, а то Саске из меня отбивную сделает. Кинув последний взгляд на то место, где недавно стоял Какаши, я побрела вдоль по улице.

Глава 9

Буквально пройдя пару метров, я обнаружила то, что искала. Рядом с одним из входов красовалось объявление, извещающее о том, что сегодня пройдет танцевальный конкурс, принять участие могут все желающие. Запись ведется до 11 утра сегодняшнего дня. В качестве приза была назначена кругленькая сумма, очень кругленькая. Если я выиграю, то Учихе придется кланяться мне в ноги. Хе-хе-хе, а я обязательно выиграю, потому что могу станцевать нечто совершенно потрясающее… Короче, одним из немногих моих талантов были восточные танцы. Как я поняла из разговоров с Карин, в мире ниндзя они были не очень распространены, и именно за счет необычности я и могла победить. Подойдя к довольно дружелюбному на вид дядечке, я записалась на участие в конкурсе. Он слегка удивился, когда я назвала ему только имя. — А фамилия? – осторожно поинтересовался он. — Это псевдоним, — широко улыбнулась я. — У нас так не принято. — Почему бы хоть раз не сделать исключение? Я уже упоминала, что дядечка был в возрасте? Поэтому мне не составило особого труда уговорить его включить меня в список выступающих, несмотря на нежелание называть фамилию. Еще одна моя особенность. Помимо пьяных, меня практически обожали мужчины, годящиеся мне в отцы, и дети. Иногда это жутко раздражало… но и польза от этого была, как, например, сейчас.

— Учиха, Учиха, — я влетела в номер гостиницы. Его гениальность мирно посапывал, даже слишком мирно. — Подъем! – прокричала я ему на ухо. – Сколько можно спать? — Отвали, — недовольно пробурчал он, переворачиваясь на другой бок и укрываясь одеялом с головой. «Наруто…» — раздался в голове его шепот. — Вставай, Саске-теме,- я начала трясти его. «Наруто?» — удивленно подумал Учиха и, резко сев, сонно посмотрел на меня. Ага, как же. Во-первых, я не парень, во-вторых, не блондинка, но зато улыбаюсь так же широко. Что я и продемонстрировала Саске. Он несколько разочарованно вздохнул. «Почему не Наруто?» — огорченно подумал Учиха. — Потому что я, — усмехнулась я. Оу, кажется, немного не то сказала. Надо срочно отвлечь Его гениальность от моего ответа на его мысли. — Мне нужно твое касаде, — проговорила я. Саске удивленно приподнял бровь: — Зачем? — Нужно и все. Почему-то мне совсем не хотелось сообщать ему, каким именно способом я собиралась заработать деньги. Уверена, Его гениальность презрительно хмыкнет и скажет, что только я могла до такого додуматься. — Отвали, — пробормотал Учиха, собираясь опять лечь. — Ну уж нет, — я уселась на него и потрясла за плечи. – Просыпайся и дай мне касаде. И тут в комнату зашла Карин. Увидев, открывшуюся перед ней картину, она не стала дожидаться, пока Учиха скажет: «Ты мешаешь» — и вышла сама. Ксо, не могу поверить, что она опять застала нас в весьма двусмысленном положении. «Ненавижу ее, ненавижу», — донеслись до меня ее мысли. Я и не ожидала ничего другого. Похоже, мои неприятности начинаются по новой. — Ну, Саааске, — протянула я. -… ницу, — пробормотал он, закрывая глаза. — Чего? — Иди в задницу. — К сожалению, ты на ней сидишь. И тут я сообразила, что на Учихе нет того, что мне нужно. Оглядев комнату, я увидела, что касаде небрежно кинуто на спинку стула, где еще недавно сушилась моя одежда. Значит, Его гениальность мне совсем не нужен. Едва я встала с него, как в комнату заглянул Суйгецу. Судя по его разочарованному лицу, он рассчитывал увидеть, по крайней мере, сцену бурного секса. «Ксо, все время я опаздываю», — расслышала я его горестный вздох. — Что ты делаешь? – поинтересовался он, заметив, что я расправляю на полу касаде Учихи. — Рисовать умеешь? – я проигнорировала его вопрос. Суйгецу отрицательно покачал головой. — А придется, — серьезно сказала я и вытащила из кармана шорт краски. — Ты что задумала? – Саске уже не спал. — Тебе же нужны деньги, Учиха? – тот кивнул. – Тогда просыпайся и принимайся за работу. Его гениальность хмыкнул и отправился в ванную. Ладно, так и быть, пусть умоется. Когда Саске присоединился к нам, рисование было в самом разгаре. Мой план был довольно прост. Чтобы точно выиграть танцевальный конкурс, мне был необходим нормальный костюм. Проще говоря, невозможно исполнять восточные танцы, будучи одетой в шорты и футболку. Обдумав все возможные варианты, я пришла к выводу, что именно касаде Учихи достойно стать моим костюмом. Для полного счастья оставалось нарисовать на нем дракона, тогда, когда я буду плавно двигаться, будет создаваться впечатление, что движется и дракон. Это должно произвести неизгладимое впечатление на публику. — Что вы делаете? – поинтересовался Учиха, выйдя из душа и увидев нас за раскрашиванием его касаде. — Все в порядке, — успокоила его я. Его гениальность недоверчиво приподнял бровь. «Если испортит, убью», — мелькнуло у него в голове. Вообще-то, если быть честной, я уже испортила. Дело в том, что по дороге в гостиницу я зашла в магазин и купила краски, которые невозможно смыть. Ничего, выиграю конкурс и куплю Учихе штук десять этих касаде. — Давай, помогай, — произнесла я. С горем пополам к часу дня мы управились. Я критически оглядела результат наших стараний. Только глаз, единственная деталь, нарисованная Учихой, все портил, потому что был непропорционально большим. — Ничего выдающегося, но сойдет, — наконец, вынесла я свой вердикт. Его гениальность хмыкнул, давая понять, что мое мнение его совершенно не интересует.

0

42010-10-09 20:38:19

Hibari

маньяк, ёптЭ xD

Откуда: Херляндия, ёпт хD

Зарегистрирован: 2010-10-04

Приглашений: 0

Сообщений: 210

Уважение: [+28/-0]

Позитив: [+39/-1]

Пол: Мужской

Возраст: 20 [1994-03-09]

ICQ: 438172723

Провел на форуме:12 часов 52 минуты

Последний визит:2010-12-09 16:39:58

Я стояла за сценой, мысленно настраиваясь на выступление. Уходя из гостиницы, я умудрилась поругаться с Карин и Саске. В первом случае ссору затеяла девушка, в очередной раз приревновав меня к Учихе и припомнив все то, что видела накануне. Я честно попыталась объяснить, что она сделала ошибочные выводы, но напрасно. Девушка была непреклонна, уперлась, что я пыталась соблазнить ее милого Саске, и искренне злорадствовала, что у меня ничего не вышло. Хотя, стоны, которые я издавала в коридоре, ее насторожили. В общем, дело чуть не дошло до драки, и, если бы не Суйгецу, то сейчас бы я валялась в номере с парочкой сломанных костей. Спор с Учихой разгорелся из-за его касаде и того, что ему теперь не в чем спуститься вниз. Я пожала плечами и философски заметила, что в жизни всякое случается и надо быть готовым ко всему. За эту фразу я заработала весьма увесистый подзатыльник, сопровождавшийся очередной фантазией Его гениальности. — Йойо? – ко мне подошел дядечка, записывающий на конкурс. Я кивнула. — Вы следующая. Я опять кивнула. Глубокий вдох, выдох. Я наблюдала за полуобнаженной блондинкой, танцевавшей на сцене. И откуда только берутся такие корявые девушки? Деревяшка и то лучше двигается. Музыка закончилась, и блондинка под жидкие аплодисменты пошла за кулисы. Что-то подсказывало мне, что свою порцию оваций она получила лишь потому, что на ней не было ничего, кроме купальника. — Придурки, — пробормотала она, чуть не столкнувшись со мной. Секунду она хмуро глядела на меня, будто это я виновата, потом ее глаза удивленно расширились. У меня не было времени размышлять, чем я вызвала такую странную реакцию, потому что объявили мой выход. Улыбнувшись, я прошествовала мимо нее на сцену. Естественно, я оставила Саске и команду в приятном неведении относительно того, как собралась зарабатывать деньги. Отчего-то мне гораздо проще выступать перед абсолютно незнакомыми людьми. Не отвлекают подбадривающие крики болельщиков и не надо думать о том, как бы не облажаться перед друзьями. Даже несмотря на то, что я не относила к этой категории кого-либо из команды, я бы все равно нервничала, если бы они присутствовали при моем выступлении. — Итак, встречайте, очаровательная Йойо с восточным танцем, — представили меня. Широко улыбаясь, я вышла на середину сцены. Вообще, чтобы трясти задницей (а восточные танцы предполагают именно это), много ума не надо. Но, тем не менее, движения должны быть плавными и органичными. Никаких резких переходов. Представить, что ты вода. Сначала небольшой ручеек, который постепенно набирает обороты и превращается в стремительную горную реку, чье движение практически невозможно остановить. Все просто, главное сосредоточиться, прочувствовать на себе. Итак, поехали. Зазвучала медленная тихая музыка. Движения рук, плавные и неспешные. Едва заметное покачивание бедрами. Волна, пробегающая по телу. Поворот, я стою к зрителям спиной. Дракон, нарисованный на касаде, изгибается в такт моим движениям. Волосы собраны в аккуратный пучок на затылке. Вступают барабаны, теперь они задают основной ритм. Движения становятся резче. Опять поворот, я стою лицом к публике. Ноги слегка согнуты в коленях. Загадочная улыбка скользит по губам, и можно приступать к самому интересному. Сильные движения бедрами, отклоняюсь назад, двигаю плечами. Вот оно, со стороны кажется, что все мое тело пронизывает мелкая дрожь. Судя по удивленным вздохом в зале, выглядит довольно эффектно. По крайней мере, лучше чем то, что изображала блондинка, выступавшая передо мной. Тянусь к шпильке, удерживающей мою прическу. Секунда, и волосы рассыпаются, закрывая лицо. Небрежным движение головы откидываю их назад. Еще одна соблазнительная улыбка, хитро прищуренные глаза. Опять поворачиваюсь и, загадочно глядя через плечо в зал, начинаю еще интенсивней потряхивать бедрами. «Наруто…» — доносится шепот Учихи. Бедняга, совсем заскучал, сидя в гостинице. «Наруто…» — шепот становится настойчивей. Я чувствую легкое головокружение. О, нет, только не сейчас! Но, естественно, никто не услышал мою просьбу и, уже тем более, не выполнил. Зал растворился в дымке, и перед глазами появилась уже ставшая привычной за эти дни картина – обнаженный Наруто. Он сидит на стуле, спиной к Саске, который, к слову, тоже раздет. Его гениальность медленно подходит к блондину, в руке он сжимает баночку с красной краской. Судя по ухмылке, Учиха задумал нечто подлое. Так и есть. Саске окунает палец в краску и начинает выводить на спине Наруто замысловатые узоры. Тот тихонько смеется и пытается отстраниться, но Саске хватает его за плечо, удерживая на месте. Линии постепенно складываются в рисунок. Поверить не могу! Учиха нарисовал дракона с непропорционально большим глазом… Саске целует Наруто в шею и разворачивает к себе лицом. Блондин доверчиво смотрит на него своими яркими голубыми глазами. Учиха усмехается и, аккуратно взяв его за подбородок, слегка прикасается к губам. Спускается ниже, прочерчивая языком влажную дорожку по шее Наруто. Руки Саске скользят по обнаженным плечам блондина. Учиха опускается перед ним на колени и… — Йойо, Йойо, — меня слегка похлопали по щекам. Я что-то промычала и открыла глаза. Лежа на сцене и глядя на взволнованное лицо дядечки, я поняла, что и сегодня опять буду ночевать в коридоре. Из-за эротической фантазии Учихи я отключилась прямо во время танца, теперь не видать мне первого приза как своих ушей. Ксо… — С вами все в порядке? – спросил дядечка. Я кивнула и, поднявшись, пошла за кулисы. Зрители сидели в гробовой тишине. Внезапно с заднего ряда раздались одинокие хлопки. Пара секунд, и уже весь зал провожал меня бурными овациями. Я обернулась и ослепительно улыбнулась. Может, хоть приз зрительских симпатий достанется мне? Ксо, надо же было так облажаться. Чертов Саске, он прямо-таки какое-то мировое зло… лично для меня. Так как я выступала предпоследней, то долго ждать результатов мне не пришлось. Хотя и те двадцать минут, пока свои танцы показывали еще три участницы, и жюри совещалось, показались мне вечностью. Причиной тому была блондинка, выступавшая передо мной. Без малейшего стеснения она пристально смотрела на меня до тех пор, пока нас не вызвали на сцену, чтобы объявить решение жюри. С волнением ожидая итогов, я одним глазом следила за ней, потому что блондинка старалась встать как можно ближе ко мне, при этом буквально отпихивая с дороги других участниц. Как-то подозрительно она себя вела. Но тут начал говорить председатель жюри, и блондинке пришлось оставить свои попытки сократить расстояние между нами. Я облегченно вздохнула. Как только закончится церемония награждения, надо будет быстрее смываться, вдруг она замыслила что-то недоброе по отношению ко мне. Сегодня уже хватит покушений на мою честь. Конечно же, я не победила, но жюри особо отметило меня – мне достался приз их симпатий. Подозрительная блондинка продолжала кидать на меня недвусмысленные взгляды, поэтому я поспешила убраться с ее глаз сразу после подведения итогов. Замечу, что приз жюри был небольшим, но, тем не менее, лучше чем ничего. Вернувшись в гостиницу, я первым делом поставила перед Саске мешочек с деньгами. Он и остальные сидели в баре гостиницы и мирно ели. Ага, я, значит, стараюсь, а они как ни в чем не бывало проедают мои незаработанные деньги. — Что это? – приподнял бровь Учиха. — То, чего ты так хотел. — Почему так мало? – поинтересовался он, заглянув внутрь. — Сколько есть, будь рад и этому. — Надо же было так облажаться… — протянул он. Я недоуменно посмотрела на Его гениальность. — Упасть, — многозначительно произнес Саске. В смысле, упасть? Откуда он знает? На этот вопрос был только один ответ… Я чуть не задохнулась от возмущения. Вот придурок, я же сказала ему, не приходить. К тому же, я не просветила, как собираюсь раздобыть денег. — Идиот, — прошипела я. — В чем проблема? Я же не мешал. Мне так и хотелось крикнуть, что именно он и виноват в моем проигрыше. Он и его дурацкие фантазии, которые Учиха не умеет контролировать. Вообще, по-моему, первый раз за четыре недели, мне захотелось высказать Саске все, что я о нем думаю, как он меня достал, и, если бы не профессиональный интерес, я бы послала его далеко и надолго. Ксо, ксо, ксо, я была готова биться головой о стену. Сначала сам все испортил, а теперь сидит и возмущается. Вот мудила, извиняюсь за выражение, но просто других слов у мне не было. И это ему я хотела рассказать о том, что в деревне появился джоунин Конохи? Теперь не дождется. — Что за взгляд, игрушка? – усмехнулся он. — Ненавижу, — пробормотала я себе под нос. Судя по вопросительному взгляду Его гениальности, он не понял, что я сказала. А я не потрудилась объяснить. Если уж начистоту, я плохо переношу свои проигрыши, то есть совсем не переношу, а если мне кто-то об этом говорит, то ничего хорошего ждать не приходится. Одно дело, когда только ты сама знаешь, что слажала, совсем другое, когда это знает кто-то еще и, не особо стесняясь, напоминает об этом. В общем, я была готова придушить Учиху. Несмотря на то, что я психолог, в первую очередь, я все же человек, и ничто человеческое мне не чуждо. Именно поэтому сейчас надо мной взяли верх эмоции. Хотелось врезать Его гениальности со всей силы и, гордо вскинув голову, удалиться. Я глубоко вздохнула, успокаиваясь. Это ниже моего достоинства. Я не куплюсь на эту провокацию. Уверена, Саске специально меня бесит, стараясь сломить мое спокойствие. Как же, жди, напыщенный еж. — Спокойной ночи, милый, — проворковала я, выходя из бара. — Куда? – в его голосе скользило показное безразличие. «Куда она собралась на ночь глядя?» — слегка удивленный шепот Его гениальности. Не твое дело – чуть не сказала я, но огромным усилием воли сдержалась. Вдох, выдох… Я словно лист на ветру, и ничто не сможет вывести меня из равновесия, тем более какой-то Учиха. В конце концов, это не впервые. Когда мы только познакомились с Его гениальностью, он раздражал меня буквально каждым своим жестом, как и я его. Но, в силу того, что я училась на психолога, мне понадобилось гораздо меньше времени, чтобы привыкнуть к его манерам. А вот Саске пришлось тяжелее, чему я была несказанно рада. Хе-хе-хе, вот такая я подлая. — Прогуляюсь перед сном, — усмехнулась я, обернувшись. «Что это он так за нее переживает?» — раздался шепот Карин. Переживает? Учиха? Это невозможно по определению. Просто Его гениальность любит, чтобы все было под контролем, причем, желательно, его. Еще один признак комплекса младшего ребенка. Хм, а, может, оставить Саске этой ночью в гордом одиночестве? А что, неплохой способ отомстить. В конце концов, как бы он не возмущался и не делал недовольное лицо, за четыре недели Учиха уже привык ночевать в моей компании, привык, что я постоянно нахожусь рядом. Возможно, он сам этого не замечает, но на лбу Его гениальности начали появляться слова того, что он не переносит одиночества. Хотя, нет, я не настолько жестока, не могу поступить так со своим пациентом. А жаль. Иногда я завидовала Учихе в его умении наступать на горло собственным чувствам. Допустим, как в случае с Наруто… Кстати… Я ехидно улыбнулась, замерев на пороге: — Если вдруг встречу Наруто, передам ему от тебя пламенный привет… и не только, — я поспешила выйти из гостиницы, пока Его гениальность не испепелил меня взглядом. «Стерва. Вернется, прибью», — зло подумал Учиха. Может, провести эту ночь как можно дальше от Саске, не такая уж плохая идея? Здоровее буду. Причем, это касается не столько моего тела, сколько нервов. А если учесть, что на восстановление нервных клеток уходит лет пять-шесть… Я медленно шла по ночной деревне, придумывая план мести Его гениальности за мой так и не состоявшийся триумф. Может, пока он будет спать, прибить его сандалии к полу? Вот он утром-то удивится. Или зашить рукава касаде? Учитывая то, что касаде до сих пор было на мне, это значительно упрощало задачу. Нет, не то. Если я так поступлю, то у Учихи появится повод применить ко мне грубую силу. Секунду! Я застыла посреди улицы, пораженная внезапной мыслью. Касаде Саске на мне, а он сидит в баре гостиницы. Отсюда возникал вопрос, что на нем надето? Я напрягла память. Пришедший ответ удивил меня своей простотой и логичностью – ничего. Мда, теперь понятно, почему сидящая рядом с ним Карин чуть ли слюни не пускала, глядя на Его гениальность. И Учиха тоже хорош, так орал, что ни за что не выйдет в таком виде из номера. Ну, ну, я заметила, прямо-таки сидел и заливался краской, демонстрируя всем окружающим свой торс. Но, с другой стороны, ему было что показать. Итересно, а Какаши… Готова поспорить, что у него фигура еще лучше. Хотя, он старше Учихи, но это же не мешает ему быть в хорошей физической форме. Наверняка, после душа в одном полотенце, повязанном вокруг бедер, Какаши выглядит очень соблазнительно… Так, стоп! Кажется, мы это уже проходили, вот только на месте моего спасителя был Наруто. Я вздохнула и пошла дальше. Сейчас не самое подходящее время, чтобы забивать свои мысли Какаши. Из ресторанов, расположенный вдоль улицы, доносились смех и веселые голоса. Все нормальные люди сейчас развлекаются, а я вынашиваю план мести Учихе, который, в свою очередь, размышляет над месью Итачи, о чем мне сообщал шепот Саске, раздававшийся в голове. Хм, а, может, напиться и заявиться в гостиницу часа в четыре утра, начать дебоширить и устроить Его гениальности незабываемое утро?- Эй, аккуратней! – раздался крик прямо у меня над ухом. Задумавшись, я не особо смотрела по сторонам и не заметила, что практически лоб в лоб столкнулась с кем-то. Подняв взгляд, я открыла рот от удивления. Прямо передо мной стояла блондинка с конкурса. — Ты? – она была удивлена не меньше меня. — Что я? — Йойо, — пробормотала она. — Ну да, — кивнула я. – А ты? — Наруто. — Чего? – я была ошарашена. — Наруто, — повторила блондинка, складывая пальцы в странном жесте. Хлопок, дымок, и передо мной стоит блондин в оранжевом костюме. Вот так встреча. Судя по его настороженному взгляду, ничего хорошего ждать не приходилось. — Где Саске? – Наруто схватил меня за руку, будто опасаясь, что я убегу. Ну, вообще-то, первоначально я так и собиралась сделать. Но поразмышляв секунду, я поняла, что совсем не против поболтать с блондином. Во-первых, мне было интересно узнать, почему он с таким упорством гоняется за Его гениальностью, а, во-вторых, у меня появилась идея, как я могу подпортить Учихе жизнь.

Глава 10

Я оценивающе посмотрела на Наруто и поинтересовалась: — Ты хочешь устроить мне допрос посреди улицы? — Если понадобится, — серьезно кивнул он. — Пара воплей, и вся деревня будет уверена, что ты маньяк-насильник, — фразу сопроводил многозначительный взгляд. — Почему? – удивился блондин. Мда, намек явно не понят. Наверное, он оказался слишком тонким. Видимо, придется говорить прямо. И минус один балл Наруто – не люблю недогадливых людей. — Забудь, — вздохнула я. – Может, зайдем в кафе? Там будет намного удобней разговаривать. — Нууу… Только я за тебя платить не буду. Обалдеть! Вот это парни пошли… — И не надо, — моя усмешка была кислее некуда. – Я сама в состоянии.

— Ну так что? – спросил Наруто, поглощая вторую порцию рамена. Мы сидели в каком-то до безобразия дешевом кафе. Публика и меню были соответствующие. Я с некоторой опаской попивала чай, подозрительно пахнущий чем-то далеко не ароматным. Блондин же с таким аппетитом ел лапшу, что на мгновение и мне захотелось. Но, когда я заглянула в тарелку Наруто и увидела плавающий там волос, желание пропало. Похоже, за время странствий с Учихой я стала привередливей. — А что ты хочешь услышать? – я оперлась подбородком на руку, заглядывая в глаза блондину. — Где Саске? – пробубнил он, жуя. — А зачем он тебе? Наруто удивленно и яростно посмотрел на меня. Я невинно похлопала глазками, всем своим видом показывая, что абсолютно серьезна и жду ответа. — Разве непонятно, — насупился он. – Учиха мой друг. Мда? Мне стоило больших усилий не приподнять скептически бровь так, как любил это делать Его гениальность. Но видимо некоторое недоверия все же мелькнуло на моем лице, потому что губы Наруто упрямо сжались. — Действительно друг, — повторил он. — Да я и с первого раза поняла. Вот только Его гениальность относится к тебе… несколько нежнее. Сказать или нет? Пожалуй, эту фразу я оставлю на десерт. Хе-хе-хе, представляю, какое лицо у Наруто будет, когда он это услышит, а какое лицо будет у Саске, когда он узнает, что блондин осведомлен о его страсти… Мой пульс участился в предвкушении этого зрелища. Готова поспорить, Учиха побледнеет от злости, нахмурит брови, подожмет губы и одарит меня испепеляющим взглядом. Стоп. Взгляда не надо. Если Его гениальность поймет, что это я разболтала его маленький секрет, то можно попрощаться не просто со спокойной жизнью, а с жизнью как таковой. Честно говоря, ответ Наруто меня не устроил. Совсем. Слово «друг» — слишком расплывчатая формулировка для объяснения причины его поведения. И я собиралась выбить из блондина правду. Не в прямом смысле, конечно. Хотя, кто знает. После сегодняшней выходки Саске, я вполне могла сорвать свою злобу на первом, попавшемся под руку. Надеюсь, Наруто будет паинькой и сам все мне расскажет, чтобы потом мне не пришлось жалеть о своей несдержанности. Потому что муки совести, когда они придут (а они обязательно придут), будут ужасны, я ж спасть спокойно не смогу, если буду знать, что достала ни в чем не повинного человека. — И что? – поинтересовалась я. — Что «что»? – удивился Наруто. — И что, что он твой друг? Продолжая подпирать подбородок рукой, я выжидающе смотрела на него. Парень нахмурился. «Что ей надо?» — донесся неразборчивый шепот. О, как вовремя я начала слышать мысли Наруто. Теперь разговор станет намного интереснее. А если повезет, то, может, увижу и парочку его желаний. Хотя, если они будут связаны с Сакурой и будут напоминать фантазии Саске, то я не сильно расстроюсь, если ничего не увижу. — Я не могу его бросить, — насуплено пробормотал блондин. — По-моему, все обстояло несколько иначе, — хмыкнула я и, наткнувшись на хмурый взгляд, добавила, — хотя, может, я не знаю некоторых подробностей. Между нами повисло напряженное молчание. Возможно, уместно было бы сказать «давящее», но только вот я нисколько не ощущала неловкости, чего не сказать о Наруто. Хе-хе-хе, небольшое психологическое давление, после которого он выложит все как миленький. Прошло минут пять, а я все ждала, когда же Наруто начнет изливать мне душу. Блондин держался, напряженно о чем-то размышляя. К сожалению, моя способность опять отказалась работать, и я ничего не слышала. Ни единого намека на шепот, к которому я уже успела привыкнуть. Даже фантазии Учихи не дают о себе знать. Наверное, затаились, чтобы напасть в самый неожиданный момент. — Я должен вернуть его в деревню, я дал обещание, — наконец, произнес блондин. — Кому? – тут же оживилась я. — Сакуре-чан. Ооо, это уже серьезно. Хотя, так даже интересней. Посмотрим, насколько далеко может зайти Наруто в своем упорстве, насколько хватит его упрямства. Мда, кажется, блондин все-таки станет жертвой моего плохого настроение. Поведение, не достойное психолога, но что поделать? Недели, проведенные с Его гениальностью, не прошли даром, мой и без того нелегкий характер окончательно испортился. — И? – я приподняла бровь в лучших традициях Учихи. — И я исполню свое обещание, — безапелляционно заявил Наруто. Так, отвлечемся на секунду и проанализируем сложившуюся ситуацию. Блондин хочет вернуть Саске в Коноху и точка. Для него наш разговор имеет только одну цель – выяснить, где сейчас находится Его гениальность. И тут есть два варианта: или я говорю, или нет. В первом случае Наруто срывается с места, бежит бить морду Учихе и притаскивает его, образно выражаясь, бездыханное тело в деревню. Все счастливы. Кроме, меня, Карин, Суйгецу и Дзюго, потому что нас, скорее всего, посадят в тюрьму как сообщников предателя, коим до сих пор является Его гениальность. Хотя, может статься, что и Саске составит нам компанию, пока не будет прощен, а это обязательно произойдет, потому что защищать его будет Наруто. Ладно, если начистоту, то меня не особо волнует судьба остальных членов команды. Гораздо важнее то, что при таком раскладе про свидание с Какаши можно забыть. И еще я потеряю моего самого интересного пациента. Хотя, нет, потеря объекта изучения стоит все-таки на первом месте. Идем дальше. Я отказываюсь говорить. Наруто пытается взять меня измором, бесконечно повторяя один и тот же вопрос. Потом его терпение иссякает, и он применяет грубую силу. Тут без вариантов, после первых же ударов я раскалываюсь и выкладываю все, что знаю. Исход такой же как и в первом случае: мы с командой коротаем дни в тюрьме Конохи, а Учиха, как ни в чем не бывало, возвращается к прежней жизни. А теперь предположим, что будет, если я не просто откажусь говорить, но и попытаюсь убедить Наруто, что его желание относительно возвращения Саске на родину бессмысленно. Блондин отступает. Мы не попадаем в тюрьму. Я продолжаю изучать Его гениальность, а Какаши… Он узнает, что я путешествую с тем, в поимке кого он заинтересован, следовательно, у него появляется интерес и ко мне. И тогда он начинает искать не только Учиху, но и милую девушку, которую однажды спас. Определенно, такой расклад меня больше устраивал. Значит, решено, теперь можно вернуться к разговору. — А Сакуре это надо? – поинтересовалась я. — Что? – удивленный взгляд, заставивший меня горько вздохнуть. Похоже, беседа будет намного сложнее, чем я предполагала. — Чтобы ты гонялся за Саске. Кстати, сколько ты уже это делаешь? Год, два? Наруто подозрительно посмотрел на меня, ища насмешку в моих глазах. Но я была абсолютно серьезна. Психологи не позволяют себе издевательства по отношению к пациентам, вот только Учиха стал исключением, да и то он сам в этом виноват. — Пять, — наконец, произнес блондин. – С тех пор как Учиха ушел, прошло пять лет. — Угробить пять лет своей жизни из-за обещания… — Я всегда держу свое слово! – воскликнул он. — Весьма похвально, Наруто… Кстати, можно я буду звать тебя Нару-чан? — Почему? – удивление мелькнуло в голубых глазах. — Мне так больше нравится. А что, тебя много кто так называет? — Да нет, — кажется, он смутился. «Нару-чан…» — шепот, будто он пробует это имя на вкус. – «Приятно». — Ну, раз ты не против, тогда продолжим. На чем я остановилась?.. А, очень хорошо, что ты выполняешь данные обещания, но какой смысл это делать, если твои старания не нужны человеку, которому ты дал слово? – спросила я. — Сакура тоже хочет, чтобы Саске вернулся, — пробормотал Наруто. — Ну, это заметно. Вот только почему она сама ничего не делает? В предыдущую нашу встречу Сакура обвинила в эгоизме меня, а разве с ее стороны не эгоистично требовать чего-то от тебя? — Она не требует, она меня даже отговаривала. — Значит, не слишком усердно. — Сакура-чан ищет Саске вместе со мной. Да уж, с этим не поспоришь, сама видела. Но ее присутствие при поисках еще ни о чем не говорит. Ксо, я знаю слишком мало, чтобы быть уверенной, что смогу переубедить Нару-чана. — А как ты провел эти пять лет? – я решила пока отвлечь блондина от обсуждения вклада Сакуры в возвращение Учихи. — Я путешествовал со своим учителем-извращенцем. Тренировался, чтобы стать сильнее. И последние два года я разыскиваю Саске. — А Сакура, как она жила все это время? «На что она намекает?» — послышалось подозрение в его шепоте. Но тем не менее, Наруто ответил: — Она тоже тренировалась, а потом присоединилась ко мне. — Путешествовала? – уточнила я. — Нет, Сакура-чан осталась в деревне. Ее учителем была Хокаге. Осталась… Вот оно! Именно та зацепка, на которой можно построить доводы в мою пользу. Я едва сдержала рвущуюся наружу довольную улыбку. — Ага, — протянула я. – Значит, пока ты скитался не пойми где, Сакура преспокойно ждала твоего возвращения, сидя в деревне? Спала на мягкой кровати, жила под боком у родителей, не думала о том, как бы заработать денег. А когда ты вернулся, милостиво согласилась составить тебе компанию в этой миссии? — Все совсем не так! – воскликнул Нару-чан. — А как? Разве в моих словах есть хоть немного лжи? «Наруто, хочу…» — о, вот и Учиха появился. — Сакура-чан волновалась обо мне, — уверенно заявил блондин. — Но, между тем, это не мешало ей общаться с вашими общими друзьями и есть вкусную домашнюю еду. — Чего ты добиваешься? – хмуро спросил он. Вопрос прямо в лоб. Я рассчитывала, что он задаст его несколько позже, но раз так получилось, то: — Ничего. Просто пытаюсь понять, как все обстоит на самом деле. «Когда уже Карин перестанет на меня пялиться?» — недовольный шепот Саске. — По-твоему, получается, что Сакура-чан меня использует, — медленно проговорил Нару. — Я говорю так, как это выглядит со стороны. Ты можешь думать как угодно. Главное, не начать навязывать свою позицию. Просто указать на некоторые факты, которые не опровергнуть. Пройдет немного времени, и, в конце концов, Наруто согласится со мной. — Все совсем не так, — повторил блондин. Теперь уже продолжать препираться по этому поводу бессмысленно, тем более, что я услышала неуверенность в его голосе. По хорошему, сейчас надо было бы оставить Наруто наедине с его мыслями, но я еще не выяснила все, что хотела. «Хочу Наруто…» — желание Его гениальности не поразило своей необычностью. — Ты хочешь вернуть Учиху только из-за обещания? – поинтересовалась я. — Нет, он мой друг. — Это я уже слышала. Обещание и дружба? — А разве этого мало? – удивился Нару. — Нет, но недостаточно. — Мне хватает, — пробубнил он. Возможно, на этом моменте я бы и прекратила свои расспросы, если бы до меня не донеслась одна очень интересная мысль блондина: «Ну, что она пристала? Я же не могу сказать ей, зачем на самом деле ищу Саске…» Надо же, Нару-чан выглядит таким открытым и искренним, а у самого оказывается есть секреты. Не люблю, когда чего-то не договаривают и при этом пытаются меня обмануть. Особенно, когда так поступают мои пациенты, а Наруто можно смело записывать в их ряды, потому что в дальнейшем, если Учиха все-таки воплотить свои фантазии в реальность, блондину потребуется помощь специалиста. — Неужели? – я буквально вцепилась в него взглядом. Наруто кивнул. — Точно? – не отставала я. Наруто начал нервничать. «Ну что ей надо?» — его недоуменный шепот. — Точно-точно? – буду брать измором, раз по-другому не получается. «Зарыться рукой в его волосы», — страстное бормотание Учихи. — Ты врешь, — произнесла я, глядя Нару-чану в глаза. Он натянуто улыбнулся и покачал головой. Мда, не слишком убедительно. — Ладно, дело твое, — вздохнула я. – Если хочешь, можешь лгать мне, но не самому себе.

0

52010-10-09 20:38:44

Hibari

маньяк, ёптЭ xD

Откуда: Херляндия, ёпт хD

Зарегистрирован: 2010-10-04

Приглашений: 0

Сообщений: 210

Уважение: [+28/-0]

Позитив: [+39/-1]

Пол: Мужской

Возраст: 20 [1994-03-09]

ICQ: 438172723

Провел на форуме:12 часов 52 минуты

Последний визит:2010-12-09 16:39:58



Весь мой вид говорил о том, что я не собираюсь больше ничего у него выпытывать. Но я просто решила сменить тактику. Скорее всего, причина Наруто настолько личная и смущающая даже его самого, что он просто так мне ее не откроет. Поэтому, правильнее всего сейчас закрыть эту тему, а потом, когда блондин расслабится и не будет ожидать подвоха с моей стороны, задать вопрос в лоб. Если он и тогда не скажет, всегда остается шанс, что блондин хотя бы подумает. Лишь бы способность не подвела. «Где эта чертова игрушка с моим касаде?» — Его гениальность был недоволен фактом моего отсутствия. — Что связывает тебя и Саске? – неожиданно спросил Нару-чан. — О чем ты? – удивилась я. — Когда Сакура-чан напала не тебя… Я пытался ее остановить… — Ну, это я помню. — Если бы не Саске, Сакура-чан тебе челюсть бы свернула. Учиха кинулся меня спасать? Вот это сюрприз. С одной стороны, это приятно, но, с другой, получается, что теперь я обязана Его гениальности жизнью, потому что просто сломанной челюстью дело бы не обошлось. — Он в самый последний момент подскочил и буквально вытащил тебя из-под кулака Сакуры-чан, — мне показалось, или в голосе Наруто послышалось восхищение? А Его гениальность прямо-таки герой. Такие усилия ради моей скромной персоны. — А почему ты не защищалась? – спросил он. — Я не ниндзя. — Не ниндзя? Шутишь? – удивился Наруто. — С чего бы? — Тогда почему ты с Саске? — Путешествую. Он занятный… — я помедлила, пытаясь подобрать правильное слово, — тип. Как раз то, что нужно. Нару-чан ошарашено посмотрел на меня. Странно, разве я что-то не то сказала? Я мысленно повторила свой ответ и поняла, что он прозвучал несколько двусмысленно. Хотя, я не имела ничего такого в виду. Наверно, вместо «тип» следовало все-таки сказать «образец» или «объект». — Стоп, — подняла я руки. – Не думай о том, о чем собрался подумать. Я неправильно выразилась. Между нами ничего нет. «Что-то не верится», — подозрительность, прозвучавшая в шепоте Наруто, мне не понравилась. — Ты его друг? – осторожно поинтересовался он. — Вряд ли можно так считать, — вздохнула я. «Тоже, что ли, поклонница Учихи?» — «гениальнейшая» догадка! Если я когда-нибудь начну бегать за Саске, вешаясь ему на шею при первом удобном случае, можно считать, что наступил конец света, или я сошла с ума, и моя психика восстановлению не подлежит. — Не переживай, — моя усмешка не выглядела особо довольной. – Я не влюблена в него. Мы просто путешествуем вместе, потому что нам по пути. «И поэтому ты в нашу первую встречу была в одном полотенце?» — Наруто мне явно не поверил. Может, стоило сказать ему, что я психоаналитик Его гениальности? В таком случае отпали бы все вопросы, касающиеся наших с Учихой отношений, но появились бы новые, на которые, я уверена, мне не захотелось бы отвечать. К тому же, не было никакой гарантии, что Наруто при следующей встрече, случайно или нет, не проболтается Саске. А если Учиха узнает, то мне несдобровать. Куда ни кинь, всюду клин… — Для Учихи я просто… попутчица. – проговорила я. — Не верю. — Почему? – если блондин ответит на этот вопрос, то я смогу его убедить в безосновательности подозрений, которые у него появились на мой счет. — Саске… Он… Он… В общем, он не станет брать в свою команду кого-то, кто бесполезен, — Наруто потупился. С чего вдруг такое скорбное лицо? Неужели опасается, что я обижусь? «Ксо, не надо было этого говорить. Сейчас расстроится», — его шепот был полон сожаления. Какая прелесть, сама наивность. Я почувствовала, что еще секунда, и по моим щекам покатятся слезы умиления. После Учихи так приятно встретить человека, думающего о моих чувствах. От желания потискать Наруто у меня даже пальцы свело, но огромным усилием воли я сдержалась. Думаю, он не оценил бы мой столь внезапный порыв. — Ну, во-первых, я не в его команде, а, во-вторых, у него не было выбора, — хмыкнула я, показав, что меня нисколько не задели его слова. — Но как?.. — Уметь надо, — подмигнула я, с довольным видом отхлебнув чай. И я тут же пожалела, что рискнула выпить то, что плескалось у меня в стакане. Остывшее подобие чая на вкус было просто отвратительно. Я скривилась и, поборов порыв выплюнуть «это» обратно, проглотила жидкость. Вот что с людьми этикет делает, особенно когда хозяин заведения смотрит прямо на тебя. — Ты чего? – спросил Нару-чан. — Да так, — я натянуто улыбнулась, чувствуя непреодолимое желание пойти прополоскать рот. Хотя, сдается мне, что и вода в этом кафе мало напоминает ту, к которой я привыкла. Что ж, будем стойко переносить трудности. «Может, она и не врет…» — задумчивый шепот блондина. Ну, конечно, не вру. Я, вообще, честность во плоти. «Похоже, Карин окончательно с ума сошла», — безразличное бормотание Учихи. О, кажется, Карин времени не теряет и отрывается по полной, пока меня рядом нет. Есть подозрение, что и Суйгецу там тоже нет. Интересно, а что все-таки вытворяет девушка? Просто кидает на Его гениальность жадные взгляды? Или уже перешла к более активным действиям? Но Учиха как обычно холоден… Хотя, кто его знает. Может, фантазии настолько его возбудили, что он, если не решил воспользоваться помощью Карин, то просто не мешает ее попыткам. Я прямо-таки представила, как Его гениальность с каменным лицом лежит на футоне, а девушка безуспешно пытается стянуть с него штаны. Учиха смотрит в потолок с таким видом, будто происходящее его совсем не касается, и только одна часть его тела говорит о том, что Саске совсем не против, чтобы Карин осуществила задуманное. Просто потрясающе. Я пару раз хихикнула. — Ты в порядке? – Наруто коснулся моей руки. В этот же миг в моей голове вспыхнула другая картина, но и ее героем был Его гениальность. Саске, одетый в оранжевый костюм Нару-чана, стоит рядом с Сакурой и широко улыбается. Сам блондин, одетый точно так же, как и Учиха, обнимает его за плечи. Кошмар!!! Я даже не могла представить, что Его гениальности настолько не идет оранжевый цвет! Решено, куплю ему оранжевое касаде! Последних денег не пожалею на это благое дело, тем более, что за Учихой должок за мое падение. Да пусть свершится месть! Меня так и подмывало расхохотаться, что я сделала. И заработала удивленный взгляд Наруто. «Какая-то она странная», — подумал он. Кажется, меня начинают считать сумасшедшей. Пора заканчивать радоваться без видимой причины и вновь вести себя адекватно. — Извиняюсь, вспомнила кое-что, — я стерла глупую улыбку с лица. — Ааа, — протянул Нару-чан. – Так где Саске? Я закашлялась. Ксо, это же был мой план — неожиданно задать вопрос. Нечестно. — С чего ты взял, что я знаю? – поинтересовалась я. — Вы же путешествуете вместе. — Это ни о чем не говорит, — зевнула я. – Может, мы просто вместе приходим в деревню, назначаем место и время сбора ухода и разбегаемся по своим делам. — На тебе его касаде. — Поносить взяла. Ночи нынче холодные, а у меня только футболка. — А он в чем ходит? Голый? Ну, почему сразу голый? У Его гениальности есть еще штаны. Хотя, в данный момент я не была уверена, что они все еще находятся на нем. Если бы я так заявила, Наруто бы со стула упал, поэтому пришлось попридержать свое остроумие и произнести: — Думаешь, у него всего одно касаде? Кстати, интересный вопрос. Почему у Учихи нет другой одежды, как и у остальных членов команды? Понятное дело, что они путешествуют налегке, но я же не говорю о том, что они должны таскать с собой кучу вещей. Просто парочку футболок или что-то типа того. — Где Саске? – повторил Наруто. «Где эта чертова игрушка?» — раздраженный шепот Его гениальности. Неужели ему уже наскучило общество Карин? Или он уже удовлетворил свои низменные потребности и теперь жаждет духовного общения? Сожалею, милый, но у меня компания поинтересней. — Не скажу, — вырвалось у меня. Вот, стоило отвлечься на Учиху, как тут же ляпнула то, что говорить не следовало. — Почему? – Нару-чан впился в меня взглядом. Надо как-то выкручиваться. Отговорка «я не знаю» теперь не пройдет. Высказать свои подозрения? Тоже вариант. — Ну, смотри, — я пододвинулась к блондину. – Я говорю тебе, где скрывается Саске. Ты бежишь туда. Происходит, я так думаю, грандиозная драка, в результате которой разрушено полдеревни. Если ты проигрываешь, мы спокойно двигаемся дальше. Если ты выигрываешь, то возвращаешь Учиху в деревню. Так? — Я обязательно выиграю! — Уверенность в собственных силах – очень важное для самооценки качество, но я не об этом. Что будет дальше? — Ну, мы вернемся в Коноху… Вы можете пойти с нами, — предложил Нару-чан. — Вот этого-то я и опасаюсь. Учиха считается предателем, а мы, следовательно, его сообщники. Вне зависимости от того, будет ли Саске прощен или нет, нам придется пару недель провести в тюрьме. Мне этого абсолютно не хочется. К тому же, если Учиху оправдают, не факт, что нам повезет так же. А перспектива провести остаток жизни за решеткой меня совершенно не прельщает. И еще один момент. Где гарантия, что Саске опять не попытается сбежать? А ты в своем стремлении остановить его не начнешь драку? И тогда будет разрушена уже твоя деревня, — я выжидающе посмотрела на Наруто. Он опустил голову и прикусил губу, размышляя над ответом. Ксо, если он найдет, что на это возразить, то я лично отведу его к Учихе. Хоть один разумный довод… «Интересно, где игрушка научилась так танцевать?» — о, вот уже никогда бы не предположила, что Его гениальность будет это волновать. – «Если бы не грохнулась в обморок, первое место точно бы получила… Может, сказать ей, что бурей оваций она обязана мне?»  Чего-чего? Я припомнила одинокие хлопки, раздавшиеся во время моего ухода со сцены после падения. Только не говорите мне, что это Учиха начал аплодировать! — Наруто! – раздался голос за моей спиной. — Какаши-сенсей! – блондин расплылся в улыбке. Все мысли вылетели у меня из голову. Я обернулась и встретилась с удивленным взглядом карего глаза.

Глава 11

Мы с Наруто сидели за дальним концом стойки, поэтому Какаши пришлось пройти через все кафе, чтобы добраться до нас. Те несколько минут, требовавшихся ему на преодоление расстояния, я решила не тратить зря. Что-то подсказывало мне, что если Какаши сейчас узнает, что я связана с Учихой, то вряд ли Его гениальность сегодня дождется моего возвращения. — Не говори ему, что я даже знакома с Саске, пожалуйста, — повернулась я к Нару-чану. — Почему? Какаши был уже в опасной близости от нас, и времени на пространные объяснения не осталось. Знаете, что внутренняя поверхность бедра – одно из самых чувствительных мест человеческого тела? Довольно приятно, когда ее ласкают, и очень больно, когда чьи-то ногти впиваются в нежную кожу, даже через штаны. А я именно так и сделала. Наруто ойкнул. — Не вздумай говорить, — прошептала я, — а то синяки несколько месяцев сходить будут. — Ты чего? – удивился он. Ксо! Неужели не понятно, что у меня нет времени на уговоры? — Просто сделай, как я прошу, — я сильнее сжала его бедро. Нару-чан пискнул и кивнул. Мда, все-таки общение с Учихой повлияло на меня гораздо больше, чем я предполагала. В данный момент я вела себя как отъявленная шантажистка. В принципе, если рассуждать логически, блондин легко мог справиться со мной, сломав мне запястье, ведь он, в конце концов, ниндзя. Опустив взгляд, я поняла, почему он не предпринимает даже попыток сопротивляться. Моя рука находилось в опасной близости от его… ммм, паха. Несколько миллиметров в сторону, и Наруто вполне может получить более серьезную травму, чем просто пара синяков. -Неожиданная встреча,– проговорил Какаши, усаживаясь рядом с Нару-чаном. — А вы разве знакомы? — Ага, — улыбнулась я. Блондин согласно кивнул, потому что я еще немного сжала пальцы. — Как дела? – поинтересовался Какаши, глядя на меня. – Больше не попадала в неприятности? — Ну, так как я не обнаружила в поле своего зрения тебя, то решила воздержаться от необдуманных действий. Мой спаситель усмехнулся и принялся изучать меню. — Не советую брать чай, если дорога жизнь, — проговорила я. Удивленный взгляд. Вместо слов я продемонстрировала Какаши свою кружку. Поверхность чая покрылась странной пленкой, да и цвет его сменился со светло-зеленого на практически черный. — Тогда, пожалуй, я просто посижу, — решил он. — А откуда вы друг друга знаете? – подал голос Наруто. — Этим утром я немного помог Йойо, — при этих словах Какаши я смущенно улыбнулась. Ксо… Надеюсь, я не покраснела. Ааа! Он так клево произносит мое имя. — Ну, тогда и я задам вполне логичный вопрос, — проговорила я. – Как познакомились вы? — Наруто мой бывший ученик, — Какаши почесал затылок. — Ооо, — протянула я. – И как, есть повод для гордости? — Он определенно талантлив. — Да, Саске-теме до меня далеко, — Нару-чан беспардонно прервал нашу с Какаши милую беседу. — Саске силен… — пробормотал одноглазый. — Может, так и было раньше, но сейчас я сильнее, Какаши-сенсей, — самодовольно заявил блондин. – Мы уже не дети. Кстати, мне до сих пор обидно, что вы научили Чидори Учиху, а не меня. — Научили? – переспросила я. – Ты и его сенсеем был? — Да, когда-то они были в одной команде. А ты знаешь Саске? – удивился он. Ксо, я так боялась, как бы Наруто меня не выдал, а в итоге сама проболталась. Стоп. Успокоиться. Я ведь еще не сказала ничего конкретного. Мало ли что я имела в виду. — Ну кто же не знает Учиху Саске? – как ни в чем не бывало проговорила я. – Он же убил Оримару… — Орочимару, — поправил меня Нару-чан. — Ну да, — кивнула я. – Да и еще много чего натворил. В общем, довольно известная личность. Какаши кивнул. Фу, кажется, пронесло. Блондин же хмуро посмотрел на меня. Я прищурилась и опять сжала пальцы. Он скрипнул зубами и с преувеличенным интересом уставился в пустую тарелку из-под рамена. Там в остатках бульона плавал одинокий волос. Очень «аппетитно». «Хочу, чтобы мне опять приснился Наруто», — слабый шепот Учихи. – «В этот раз я обмажу его медом и буду медленно-медленно слизывать. Под конец он будет просто умолять меня…» — далее шла такая фраза, что я почувствовала, что начинаю краснеть. Никогда бы не подумала, что Саске знает настолько некультурные слова. — Может, саке? – внезапно предложил Какаши, вопросительно взглянув на меня. Я усиленно закивала. После того, как я невольно услышала, о чем же должен умолять Учиху Наруто, и что именно Его гениальность сотворит с блондином, мне необходимо было выпить. Конечно, слова никогда не сравнятся с виденными мной фантазиями Саске, но я, между прочим, была настроена на романтический лад, а этот еж как обычно все испортил. Как я теперь смогу беззаботно флиртовать с Какаши, зная какая судьба ждет Нару-чана, если он попадет в руки Его гениальности?

Прошло часа три. Мы по-прежнему сидели в кафе. То есть не совсем так, мы с Какаши сидели и болтали обо всяких пустяках, а Наруто уже практически лежал на стойке, из последних сил стараясь не заснуть. И дело было вовсе не в алкоголе, он не пил. Зато мы с одноглазым опустошили уже четыре бутылки и принялись за пятую. «Да когда они уже успокоятся?» — в который уже раз донеслось до меня недовольное бормотание блондина. – «Алкоголики. Ладно Какаши-сенсей, а вот Йойо… С виду такая приличная, а пьет больше него. Разве девушки себя так ведут?» Девушки нет, а я — да. Я уже повернулась к Нару-чану, чтобы сказать ему эту фразу, но вовремя вспомнила, что вопрос-то этот он мне вслух не задал. Поэтому я просто слегка улыбнулась, глядя в его сонные глаза, и вернулась к разговору с Какаши. На самом деле саке было просто отвратительным, даже по сравнению с тем, что мы пили с Учихой. Как бы у меня похмелья завтра не было. Кстати, мой спаситель оказался до безобразия ловким, он умудрялся выпивать свою порцию так, что я не видела, как он снимает маску. У меня даже возникло подозрение, что он пьет через нее. А еще Какаши был чудесным собеседником, потому что по большей части молчал, внимательно слушая меня. Я же болтала без умолку, старательно обходя любую тему, в ходе которой могло всплыть имя Его гениальности. Пока что мне это удавалось, но по телу начала разливаться приятная слабость (которая была признаком того, что я уже под градусом), и я уже не была абсолютно уверена, что ненароком не сболтну лишнего. — Так ты училась в университете? – спросил Какаши. — Ага, — кивнула я. — И на кого? — На психолога. Только меня выгнали до того, как я успела показать все, на что способна, — усмехнулась я, вспомнив, с каким криком ректор вышвыривал меня из своего кабинета. — За что? — За длинный язык и буйную фантазию. Мне немного стыдно было рассказывать Какаши причину моего отчисления, он бы наверняка решил, что я извращенка. И если мнение Учихи по этому поводу меня совершенно не волновало, то с одноглазым дело обстояло с точностью до наоборот. — И чему тебя учили? – внезапно подал голос Наруто. — Психологии, — произнесла я и, встретив его непонимающий взгляд, добавила, — могу довольно много рассказать о человеке, просто понаблюдав за ним. Что он из себя представляет, чего он хочет, почему он определенным образом себя ведет. — Мысли, что ли, читать умеешь? – удивился Нару-чан. Я поперхнулась саке, которое пила. Прокашлявшись, не без помощи Какаши, который пару раз хлопнул меня по спине, я ошарашено посмотрела на блондина. Тот с неподдельным интересом ждал ответа. В его взгляде не было ни единого намека на то, что он знает о моей способности. Во дает блондинчик, пальцем в небо попал. Я облегченно рассмеялась: — Да нет, ничего такого. Просто анализирую поведение, речь, мимику и жестикуляцию. «Ого. Интересно, она и к Саске применила свою психологию?» — недоверчиво подумал Наруто и произнес: — А ты использовала свое дзюцу и на Уууууу… Договорить он не рискнул, потому что я со всей силы сжала его бедро. — Наруто, ты чего? – взволнованно поинтересовался Какаши. — Да так, все нормально, Какаши-сенсей, — блондин натянуто улыбнулся. Я ослабила хватку. Нару-чан хмуро посмотрел на меня. Я пожала плечами, всем своим видом показывая, что в произошедшем виноват только он сам. Одноглазый, кажется, ничего не заметил. Может, это из-за того, что теперь я сидела между ним и Наруто? Хорошо, что мы поменялись местами с блондином. Это произошло тогда, когда Какаши, извинившись, удалился в туалет. К тому моменту, мы выпили уже две бутылки, но на походке моего спасителя это никак не отразилось. Я тут же схватила Наруто за воротник и притянула к себе: — Давай поменяемся местами. — Зачем? – удивился он. — Не задавай глупых вопросов. Просто пересядь. Пару секунд он непонимающе смотрел на меня, потом по его лицу начала расплываться довольная улыбка, а глаза хитро прищурились. — Ты влюбилась в Какаши-сенсея? – как бы между прочим поинтересовался он. — Пока нет, но еще несколько бутылок, и я буду от него без ума. Так что не мешай и пересядь. Нару-чан просиял и встал со стула. Поменявшись со мной местами, он спросил: — Где Саске? — Даже не думай, — я опустила свою руку на бедро Наруто и слегка сжала его. Блондин вздрогнул и пробормотал: — Так нечестно. Я же уступил тебе место. — В любви как на войне – все средства хороши, — назидательно произнесла я. Вот так подло я поступила, но у меня были на это причины. Возможно, это последний раз, когда мы видимся с Какаши, и он еще не знает, что я путешествую вместе с Учихой. Значит, я должна приложить все усилия, чтобы очаровать его. Тогда, возможно, при следующей нашей встрече он не станет меня сильно калечить, если вдруг между Саске и ним завяжется драка, а я окажусь ее невольной участницей. Но вернемся к прерванному разговору. — И что ты можешь сказать обо мне? – неожиданно спросил Какаши. Я оценивающе посмотрела на него и проговорила: — Пока ничего определенного, кроме того, что ты весьма загадочная личность. Несмотря на то, что ты выглядишь и ведешь себя довольно просто, уверена, у тебя есть немало секретов, которые ты не хотел бы никому открывать. Готова поспорить, что впечатление, которое ты производишь, ошибочно. Поэтому, чтобы не облажаться, я лучше промолчу. Возможно, после более близкого знакомства я смогу сказать кое-что интересное, — я выразительно посмотрела на своего спасителя. Тот намек понял и едва заметно кивнул. Я улыбнулась от уха до уха. Ксо, на самом деле мне хотелось прыгать от счастья, но, боюсь, такое мое поведение сочли бы признаком легкого помешательства. Кажется, я не врала Наруто, сказав, что влюблюсь в Какаши. Разум, сердце и все другие органы говорили о том, что так и получилось. — А про меня, про меня? – Нару-чан подергал меня за рукав, отвлекая от созерцания моего почти возлюбленного. — С тобой несколько проще, — пробормотала я, поворачиваясь к нему. – Ты неуверен в себе. — Почему это?! — Нару-чан, ты постоянно сжимаешь кулаки, а это признак того, что ты нервничаешь. — Неправда! – воскликнул он. — Правда, правда. А еще, несмотря на свою кажущуюся открытость, ты довольно скрытный. — Вовсе нет! — Хочешь сказать, что ты всегда все рассказываешь? — Да! Хе-хе-хе, отличный момент, чтобы его подловить. — Тогда почему ты ищешь Учиху? – поинтересовалась я. — Он… мой друг, — уверенности в его голосе поубавилось. — Неужели? Ты уверен, что это правда? Наруто вцепился пальцами в стойку. — Откуда ты знаешь? – поинтересовался Какаши. — О чем? — О том, что именно Наруто ищет Саске. Ксо, опять прокол. Я так хотела выяснить истинную причину упорства блондина, и момент был настолько подходящим, что совсем забыла о том, что рядом сидит джоунин Конохи. — Ммм… Земля слухами полнится, — произнесла я. – Там услышала, сям. И в итоге узнала, что Несравненного, Гениального и т.д. и т.п. Учиху вот уже года два разыскивает громкоголосый блондин в оранжевом костюме, чтобы вернуть Саске в родную деревню. «Ну что она прицепилась?» — шепот Наруто. «Кажется, Йойо что-то скрывает», — донеслась мысль Какаши. «Где она шляется?» — для полного счастья и Его гениальность объявился. Мысли одновременно троих у меня в голове – это все-таки слишком. Меня начало слегка подташнивать. Я прикрыла рот рукой и привстала со стула, готовая в любой момент сорваться в туалет. — Тебе плохо? – в один голос спросили Наруто и Какаши. Я отрицательно покачала головой, и меня саму качнуло. Мир вокруг начал расплываться. Две пары сильных рук тут же подхватили меня. Ох, лучше бы они этого не делали.

0

62010-10-09 20:39:00

Hibari

маньяк, ёптЭ xD

Откуда: Херляндия, ёпт хD

Зарегистрирован: 2010-10-04

Приглашений: 0

Сообщений: 210

Уважение: [+28/-0]

Позитив: [+39/-1]

Пол: Мужской

Возраст: 20 [1994-03-09]

ICQ: 438172723

Провел на форуме:12 часов 52 минуты

Последний визит:2010-12-09 16:39:58

Перед глазами вспыхнул калейдоскоп разнообразных картинок. Какой-то незнакомый темноволосый мужчина, держащий в одной руке плетку, а в другой – пирожное. Сакура в очень откровенном купальнике. Чьи-то ноги, обтянутые зеленым трико. Блондинка с весьма выдающейся грудью. И под занавес появился Учиха собственной персоной. Медленно раздеваясь, Его гениальность весьма похотливо смотрел на единственного зрителя, для которого он танцевал. Этим избранным оказался Наруто. Блондин был привязан к стулу и, открыв рот, пялился на Саске, а тому только это и нужно было. Отбросив касаде в сторону, он подошел к Наруто и зарылся пальцами в его волосы. Дальше, больше. Сев на блондина, Его гениальность начал усиленно тереться об него… Вот только очередной фантазии Саске мне не хватало. Тоже мне, любитель стриптиза. Я была благодарна небесам, когда на смену фрагментам чьих-то желаний пришла темнота. Жаль только, что она длилась недолго. — Йойо! Йойо! – приоткрыв один глаз, я увидела перед собой взволнованное лицо Какаши. На заднем плане маячил Нару-чан. Ммм, одноглазый так крепко прижимал меня к себе, что я решила притвориться, что до сих пор без сознания, лишь бы еще немного понежиться в его объятиях. Но желание тут же пропало, едва я почувствовала знакомое головокружение, бывшее признаком того, что через несколько секунд мне что-нибудь привидится. — Я в порядке! – воскликнула я, вырываясь из рук Какаши. Одноглазый, как мне показалось, с некоторой неохотой отпустил меня. — Что-то голова закружилась, — натянуто улыбнулась я. Вообще, сейчас настало самое подходящее время, чтобы удалиться. В принципе, от блондина я не добилась того, чего хотела, и вряд ли добьюсь, пока с нами Какаши. Но! Несмотря на это, я не была расстроена. Сильные и теплые объятия Какаши – намного лучше. Еще бы поцелуй… Все! Определенно пора сваливать, а то еще несколько минут, и я накинусь на одноглазого с восторженными криками и признаниями в вечной любви. Глупость-то какая, пора бросать пить, по крайней мере, сегодня, потому что мне уже хватит. — Ну, мне пора. Спасибо за приятный вечер, Какаши-чан. Я действительно его так назвала? Неожиданно… Ну, хоть не Кака-чан. — И тебе тоже, Нару-чан. Надеюсь, мы еще встретимся, — я многозначительно посмотрела на блондина. Но тут раздался голос Какаши: — Надеюсь, МЫ еще встретимся, — он в упор посмотрел на меня. Кажется, я могу рассчитывать на свидание. Ура, ура, ура! Хоть бы его намерения не изменились, когда он узнает некоторые подробности относительно того, с кем я путешествую. — Пока, пока, — я подмигнула Наруто, а Какаши послала воздушный поцелуй. И плавно покачивая бедрами, направилась к выходу. Задержавшись на секунду на пороге, я обернулась. Одноглазый улыбнулся и махнул рукой. Наруто же удивленно переводил взгляд с него на меня и обратно. Только отойдя от кафе на несколько десятков метров, я поняла, что не расплатилась. Видимо, это счастье достанется кому-то из них.

Глава 12

Ночная прохлада несколько отрезвила меня. Интересно, сколько сейчас времени? Часа два ночи? Или уже три? Как бы то ни было, Учиха вряд ли будет доволен, если я слишком громко заявлюсь в номер, а так оно и получится, потому что пять бутылок саке на двоих не проходят даром. Я плотнее закуталась в касаде и потопала в сторону гостиницы. Ксо! Еще же и касаде надо будет постирать. Уверена, что совсем свести краску у меня не получится, но надо же хотя бы попытаться, чтобы совесть была чиста. Несмотря на поздний час на улице было полно народу. Парочки нежно обнимались, даря другу робкие поцелуи. Компании шумели и веселились, наслаждаясь темным временем суток. Люди, шедшие в одиночестве, в большинстве своем были пьяны. По всей видимости, я принадлежала именно к ним. Хотя, мою степень подпития даже при всем желании невозможно было сравнить с состоянием некоторых из них. «Не девушка, а сплошная загадка», — послышался шепот Какаши. Отлично! Именно то, что нужно. Можно сказать, что задачу первостепенной важности – заинтересовать одноглазого – я выполнила. «Надо же было напиться до такой степени, что бы в обморок упасть», — вздыхал Нару-чан. Так, а вот блондин, похоже, считает меня законченной алкоголичкой. Или злится, что я все внимание уделяла Какаши? Не переживай, Наруто, пусть тебя греет то, что все мысли Учихи посвящены тебе. Я не смогла сдержать усмешку. Кстати, что-то Его гениальность не слышно, неужто заснул? Или Карин его до смерти зацеловала? Бездыханное тело Саске все в засосах, что может быть романтичнее, особенно посреди ночи? Надеюсь, он не валяется прямо посреди номера, а то еще запнусь. «Йойо?» — раздался удивленный шепот у меня в голове. Я ошарашено оглянулась. Неожиданным было не то, что кто-то в этой деревне узнал меня, а то, что голос принадлежал… маме. Несмотря на то, что я не слышала его уже четыре года, я бы никогда в жизни не перепутала его ни с каким другим. Застыв посреди улицы, я напряженно вглядывалась в толпу. Темнота и мое не совсем трезвое состояние изрядно мешали. Может, все-таки показалось? Чего только не померещится с перепоя. Ксо!!! Нет! Я не настолько пьяна. В немом отчаянии я прикусила губу. Это был мамин голос, и, не взирая на обиду за то, что она меня бросила, я хотела ее увидеть. Пока что просто увидеть. Конечно, я знала, что только этим дело не ограничится, что я обязательно подбегу к ней, обниму, а потом начну приставать с расспросами, но это ничего не меняло. Для начала мне надо было ее найти. Вдруг среди праздно шатающихся людей мелькнул знакомый силуэт. Это была мама, и судя по тому, с какой скоростью она двигалась, родительница намеревалась сбежать. Ну уж нет, в этот раз я тебе не позволю! Я кинулась следом. «Такая большая стала», — с нежностью подумала мама. Ну еще бы! Как никак четыре года прошло, если ты не заметила. Я тебе покажу, насколько я выросла, в частности, насколько увеличился мой словарный запас по части матов. Уверена, ты будешь удивлена, но сомневаюсь, что приятно. На долю секунды мама обернулась, ее глаза наполнились испугом, когда она увидела, что преследую ее. Она прибавила скорости и теперь бежала, отталкивая со своего пути зазевавшихся прохожих. Я не отставала. Ненавижу бегать, но ради такого дела постараюсь. Родительница свернула в ближайший переулок, я последовала за ней. Не знаю, сколько времени мы носились по деревне. Все остатки саке уже давно выветрились из моего организма, касаде съехало с плеч, волосы растрепались. Мама же оказалась на удивление шустрой, да и вообще выглядела она так, будто для нее наматывать неизвестно какой круг по одним и тем же улицам не составляет особого труда. Я, упрямо сжав зубы, и не думала сдаваться. Скоро должно открыться второе дыхание, и тогда кому-то несдобровать. «Йойо, когда ты уж отстанешь?» — в шепоте послышалась какая-то обреченность. Никогда! Чуть не довели меня своим поступком до нервного срыва, а теперь недовольны. Наверняка, и папа с бабушкой где-то здесь. Вот я вам всем устрою, всем достанется. В моей голове уже начала складываться пламенная речь, которая будет выражать мою злость и горечь. План мести моему семейству уже практически созрел и выглядел очень изощренным. Спасибо Учихе, хоть какая-то от него польза. Мама скрылась в очередном переулке. Я довольно усмехнулась. Мы пробегали мимо этого места уже раза четыре, там был тупик. Чуть ли не сияя от радости, я влетела вслед за ней. И остановилась как вкопанная. Тупик был, мамы не было. Я внимательно оглядела проулок. Ни одной двери, а стены слишком высоки, чтобы перелезть через них за такое короткое время, да на них и выступов-то никаких нет. Но факт оставался фактом – переулок был пуст, если не считать меня и моего шумного дыхания. Спокойно, если услышу мысли мамы, то, возможно, смогу узнать, где она скрылась. Ксо, я же еще ни разу не пыталась целенаправленно подслушать чьи-то думы, все выходило само собой. Надо сосредоточиться, все когда-нибудь бывает впервые. Глубокий вдох, чтобы унять бешено колотящееся сердце. Медленный выдох, чтобы хоть немного восстановить дыхание. Закрыть глаза, так легче взять себя в руки. Тихий гул тут же наполнил мое сознание. Обрывки чьих-то фраз, разнобой голосов. Я сглотнула. Я слышала мысли всей деревни, не совсем четко, но тем не менее. Довольно масштабно для меня, знаете ли. Ощущение покалывания на кончиках пальцев. Такое чувство будто стоишь посреди улья. Я даже примерно могла указать направление, откуда доносился тот или иной шепот. Отлично. Именно это мне и нужно. Теперь надо попытаться найти среди них маму. Прошла минута – ничего, еще пять – тот же результат, еще десять – никаких изменений. Только мысли абсолютно чужих людей. Желания и мечты незнакомцев, до которых мне нет дела. Среди их беспорядочного бормотания ни единого намека на такой хорошо знакомый голос. Пустота… Будто мама растворилась, ее поглотил их невнятный шепот. Будто она была лишь игрой моего воображения. — КСООО!!! – заорала я. – МАМА!!! Тишина, в которой эхом отдается мой крик. — НЕНАВИЖУ!!! «Я тоже тебя ненавижу, Йойо», — шепот обжег холодом. — ЧТО?! – воскликнула я, подпрыгнув от неожиданности. Я напряженно оглядывалась в поисках мамы, «произнесшей» эту фразу. Но нигде не было ни малейшего признака ее присутствия: ни в переулке, ни на улице за моей спиной. «Не ищи нас», — донеслось до меня. – «Убирайся отсюда и забудь, что когда-то, вообще, знала нас». Безразличие, наполнявшее каждое слово, заставило меня содрогнуться. Даже презрительные замечания Учихи были не так жестоки. Неужели мама сказала подобное. «Проваливай», — ветер донес до меня слабый отголосок ее мыслей. Это было слишком. Я не смогла придумать ничего лучше, чем упасть на колени и расплакаться от безысходности. Даже не расплакаться, а разреветься. Как маленькая. Как девочка в красном кимоно, бившаяся в истерике посреди толпы безразличных людей. С той лишь разницей, что теперь на мне было касаде преступника, и я была старше на тринадцать лет. Ничего не изменилось. Я плакала, чуть ли не воя от горечи, оставлявшей неприятный привкус во рту. Не сдерживая всхлипов и отчаяния. Не пытаясь остановить рвущиеся наружу проклятья. Не знаю, сколько я прорыдала прежде чем на смену слезам пришел смех. Безудержный хохот человека, близкого к помешательству. Ксо… Хреновый из меня психолог, даже со своими проблемами разобраться не могу… Меня так это развеселило, что я зашлась в новом приступе хихиканья. Родители меня кинули, а я думаю только о том, как бы заставить Учиху признаться, что он испытывает к Наруто. Или как окончательно взорвать мозг Карин. Или убеждаю Сакуру в том, что ее чувства к Саске – просто самовнушение. Или усиленно очаровываю Какаши. Или пытаюсь выведать секрет Нару-чана. Да какое мне до них, вообще, дело? Как мне в голову пришло связаться с Учихой? Мой смех становился все тише и тише, пока не перешел в плач. Безудержный и надрывный. Кажется, я начала сходить с ума. Я невесело хохотнула. А слезы продолжали катиться по щекам. Мокрые дорожки смешать в одну. Я больше не всхлипывала и не смеялась. Я плакала тихо, будто не решаясь еще раз показать мрачным стенам переулка, насколько мне плохо. Как мне больно и… страшно. Страшно не от того, что «сказала» мама, а от того, как именно она это «произнесла». Я оказалась не готова к такому повороту событий. Отчего-то мне казалось, что родители будут счастливы, когда я найду их, но, выходит, я ошибалась. И мне дали это понять, причем, весьма жестоко. Беззвучные рыдания больше не сотрясают тело, потому что оно устало. Мрачные мысли не терзают измученное сознание. Я не плачу, просто сижу в богом забытом переулке неизвестной деревни и безразлично смотрю в землю. Серая пыль намокла и стала черной. Надо же, целое озеро выплакала. Давно со мной такого не было. Но от этого не стало легче. Просто стало немного пусто в душе. Возможно, было бы лучше еще четыре года назад смириться с потерей семьи? Последний раз горестно вздохнув, я с трудом встала. Ноги от долгого сидения на них затекли. Несмотря на то, что случилось, не могу же я ночевать посреди улицы. Надо идти в гостиницу к злобному неудовлетворенному Учихе. Слегка пошатываясь, я вышла из переулка и подбрела по дороге. Ночной воздух холодил щеки, глаза опухли от слез. Ничего уже не изменить. За четырнадцать лет совместной жизни мама показала мне, что не бросает слов на ветер. В этот раз ее тон был лучшим показателем того, что она говорила абсолютно серьезно. И только тут я поняла, что в шепоте мамы, доносившемся до меня, была одна странность. Ее фразы… Создавалось впечатление, что она знала, что я могу читать ее мысли, и обращалась напрямую ко мне. Никаких «как же она достала» и «пусть она убирается отсюда», мама думала так, будто разговаривала со мной, стоя лицом к лицу. Да уж, это тебе не «слава богу, доченька». Интересно, когда это ее отношение ко мне успело так кардинально измениться? Может, родители следили за мной и видели, что я вытворяла? А вела я себя далеко не как ангел. Возможно, сегодня мама увидела меня, когда я сидела в баре с тридцатилетним мужчиной и, строя ему глазки, беззаботно напивалась? И это стало последней каплей? Что ж, выходит, Какаши теперь просто обязан пригласить меня на свидание, и это минимум. Вообще, если подумать, то очень хорошо, что я девушка. Поплакала и легче стало. А мужчинам, чтобы снять стресс, надо или подраться, или напиться. Вот оно, различие в психике. Везде есть свои плюсы.

Я тихонько открыла дверь номера. Негромкий размеренный храп возвестил о том, что Учиха дрыхнет без задних ног. Значит, все-таки сумел отбиться от Карин. Я на цыпочках вошла внутрь, прикрыв за собой дверь. Неслышно подкравшись к футону Саске, я уставилась на спящего парня. Его гениальность был мил и безмятежен, если не считать нахмуренных бровей. Ксо, он даже во сне расслабиться не может, все о мести, поди, думает. Хотя, нет, сейчас же у него по плану очередная эротическая фантазия. Может, Наруто сопротивляется? Кстати, а почему, когда я зашла, Учиха не проснулся, не выхватил свой Кусаги и не начал рубить меня на кусочки? Или не поприветствовал меня Чидори? Он же мне упорно доказывал, что он гениальный ниндзя, и к нему невозможно подобраться незаметно, его сон чуток, а реакция быстра. Что-то незаметно. Я вот уже минуты три стою и сверлю его взглядом, а Саске храпит, как ни в чем не бывало. Думаю, завтра утром я поделюсь с ним этим интересным фактом. Вообще, сейчас я могла сделать одно из двух: или спокойно лечь спать, или же сделать какую-нибудь мелкую пакость Его гениальности. Ммм, если принять во внимание то, что он испортил мое выступление, пожалуй, я остановлюсь на втором варианте. Осталось только придумать, как именно будет выглядеть моя месть. Наверное, что-нибудь безобидное, чтобы Учиха не сильно разозлился, но, в то же время, нечто, что точно его зацепит… Наруто? Да! Опустившись на колени рядом с Саске, я склонилась над ним и прошептала прямо в ухо: — Нару-чан очарователен… и у него невероятно мягкие губы. — Чего? – резко вскочил Учиха, чем чуть не довел меня до инфаркта. — Спокойной ночи, милый, — и пока он сонно моргал, я быстро чмокнула его в щеку. У Саске был такой растерянный вид, что у меня на глазах практически навернулись слезы умиления. Какая прелесть. Усмехнувшись, я встала и подошла к своему футону. — Повтори, что сказала, — потребовал Его гениальность. — Спокойной ночи, милый, — я скинула касаде и с наслаждением залезла под одеяло. — До этого. — Только это, и ничего больше. Может, тебе послышалось, или приснилось. Отголоски фантазии, так сказать, — зевнула я. Учиха фыркнул и лег, завернувшись в одеяло с головой. «Завтра убью за то, что разбудила», — недовольное ворчание Его гениальности. Я закрыла глаза. До момента моей преждевременной кончины я была намерена поспать, а завтра… Завтра будет новый день, в котором не найдется места исчезнувшим родственникам. Просыпающееся солнце сожжет все воспоминания о них, а утренний ветерок развеет пепел по неизвестным мне дорогам. Роса смоет следы их присутствия в моей жизни, а туман скроет от посторонних мою печаль. Завтра я проснусь с обычной улыбкой на губах и запасом ехидных замечаний в голове. Никто не заметит, что кусочек моего сердца раскрошился в пыль. Я буду весела и беззаботна, потому что не пристало горевать о тех, кто бросил тебя. Я не Учиха – я смогу простить тех, кто предал, и не Наруто – я сумею отпустить тех, кто не хочет быть рядом… Все-таки хреновый из меня психолог…

Глава 13

Этой ночью мне не снились эротические фантазии Его гениальности. Зато утро с лихвой все окупило. Меня разбудил истошный крик Карин, донесшийся из-за стенки: — Суйгецу, козлина! Идиота кусок! Ссора этих двоих в такую рань – видимо, день будет веселым. Я села и сладко потянулась. Учиха приоткрыл глаза и пробормотал что-то невразумительное. Наверное, ему тоже не понравился такой способ просыпаться. Саске зевнул и, откинув одеяло, встал. Если говорить начистоту, то одной из самых привлекательных частей тела Его гениальности были ноги. Стройные, длинные, накачанные – я бы сама от таких не отказалась, а если бы на них еще было поменьше волос, вообще, отлично. Хотя, нет, для моего ростика они все равно были слишком массивными. — Ошибка природы! Придурок! – продолжала орать Карин. Может, у них на самом деле любовь? А девушка таким образом пытается привлечь внимание водохлеба? Вполне обычный способ. Таким нередко пользуются мальчики в младших классах. Или другой вариант. Карин просто не может разобраться в своих чувствах к Суйгецу. Подсознательно она понимает, что, возможно, влюблена в него, но боится признаться в этом даже самой себе. И пытается убедить свое сознание и всех окружающих, что ненавидит его лютой ненавистью. Наверное, стоит у нее поинтересоваться и понаблюдать за ее реакцией. Хе-хе-хе, это будет, по крайней мере, забавно. Прикрываясь одеялом, я дотянулась до своей одежды и, пока Учиха стоял ко мне спиной, быстро натянула ее на себя. Несмотря на то, что Саске не обращал на мой вид (была я голой или нет) никакого внимания, скромность не позволяла мне предстать обнаженной перед парнем. А, может, всему виной была стеснительность. Встав, я еще раз потянулась, разминая затекшие мышцы. — Игрушка, — как-то недобро проговорил Учиха. — Чего? – я, напротив, сияя улыбкой, посмотрела на него. — По-твоему, я смогу в этом куда-нибудь выйти? – он продемонстрировал мне касаде с нарисованным на спине драконом. — Очень мило, на мой взгляд. — Стирай, — и Саске швырнул касаде в меня. Кое-как поймав его, я призадумалась. Стоило ли говорить Его гениальности, что краску будет довольно сложно отстирать, практически невозможно? Нет, попытаться-то, конечно, можно, но зачем, если я знаю, что результат будет нулевым. Тратить свои силы, занимаясь спросонья бесполезным делом, не хотелось. Поэтому, кинув касаде на пол, я с самым невозмутимым видом произнесла: — Проще выкинуть. «Что это она имеет в виду?» — недоуменный шепот Его гениальности и не менее недоуменный взгляд. — Я же предупреждала, что краска не сводится, — протянула я. – Сам согласился. — Уж чего, чего, а согласие на раскрашивание моей одежды ты не получала, — хмыкнул он. — У кого-то из нас проблемы с памятью. А так как в своей я полностью уверена, то, выходит, что склерозом страдаешь ты, — усмехнулась я. — Или отстирываешь, или забираю твою футболку. Я оценивающе посмотрела на Учиху, примерно прикидывая его размер и соотнося с размером футболки. — Любишь маечки в обтяжку? – усмехнулась я через пару секунд. Даже если бы Саске сумел натянуть на себя футболку, она бы сидела на нем впритык, едва не лопаясь по швам. — Шутить вздумала? – грозно приподнял бровь Его гениальность. — Да как можно, — в притворном испуге я даже прикрыла рот рукой, но не сдержалась и через пару секунд рассмеялась. «Кажется, с ума начинает сходить», — ни одной эмоции в шепоте Учихи. – «Ксо, опять стоит. Надо в душ сходить и там…» — Ааа! Я пойду завтрак закажу! — воскликнула я и пулей вылетела из номера. Меня совсем не прельщала перспектива узнать, как Его гениальность собрался развлекаться сам с собой, а именно это он и задумал, я не сомневалась. «Идиотка…» — прошелестел в голове голос Саске. Да хоть как обо мне думай, плевать. Все равно ты однажды поплатишься за свои мысли, а пока что мне моя психика дороже. Надеюсь, если я увеличу расстояние между нами, то мне повезет, и я не услышу и не увижу очередные фантазии Учихи. Спустившись вниз, я уселась за столик и, помня о нашем финансовом положении, заказала просто рис. Дожидаясь пока принесут эту более чем простую еду, я уставилась в окно. Ничего примечательного, просто люди, спешащие по своим делам. Хотя, изредка в толпе мелькали исключения, идущие прогулочным шагом и глазеющие на вывески. Мои мысли сами собой вернулись ко вчерашнему происшествию с мамой. К горлу тут же подступил противный комок. Не стоит об этом думать, если я опять не хочу разрыдаться. Да и, в принципе, не надо вспоминать ее слова. Это довольно неприятно, местами даже больно. Почему мне не хватило ума четыре года назад понять одну простую вещь – от меня отказались, а чтобы сильно не травмировать, прикрыли это заботой о моем благополучии? Все до безобразия банально. Возможно, у них были на это свои причины, но меня это не волновало. Пусть делают, что хотят, мне больше нет до них никакого дела. С этого момента я оставлю всякую надежду на то, чтобы встретиться. А если все-таки судьба неожиданно сведет нас, думаю, поступлю как Учиха – сделаю безразличный вид и пройду мимо. Официантка со стуком поставила тарелку на стол, тем самым отвлекая меня от мрачных мыслей. Запах только что приготовленного риса заставил мой желудок требовательно заурчать. Рот сразу же наполнился слюной. Кто бы мог подумать, что я настолько проголодалась. Схватив палочки, я жадно набросилась на еду, не особо заботясь о приличиях. «Наруто…» — раздался шепот Учихи. Ну как так можно? Я же ем. Его гениальность потерял последние остатки совести. «Наруто…» — ксо, какой настойчивый. Подожди немного, Саске, и я с удовольствием тебя выслушаю. «Нару…» — кажется, далее следовал приглушенный стон. – «Да, Наруто, да… Именно так…» Я практически видела, как Его гениальность стоит в душе. Струи воды стекают по мускулистой спине. Одной рукой Саске оперся на стену. Голова опущена. Черные волосы намокли и свисают прядями, закрывая лицо. С его губ срывается еще один сдавленный стон. — Еще, еще… — шепчет он, не осознавая, что произносит это вслух. Вторая рука Учиха ритмично двигается, скользя вверх и вниз по… Я сильно зажмурилась, чтобы прогнать из головы картину «Саске и его правая рука». Что-то мое больное воображение разыгралось. Будто мне фантазий Его гениальности мало. «Наруто! Нару! Нару!» — все громче и громче. Ксо! Я не хочу этого слышать! Но мое мнение никого не интересовало. «Наруто! Нару!» — кажется, и движения рукой становились все интенсивней. Я бросила палочки на стол и закрыла уши руками. «Да! Да! Нару…то», — удовлетворенный шепот. Я почувствовала, что залилась краской с головы до ног. Даже уши покраснели. В добавок ко всему, мне было невероятно жарко и, к своему ужасу, я не могла понять, от стыда или от возбуждения. Если от второго, то успокаивало лишь одно – это было возбуждение Его гениальности. — Привет, — на стул рядом со мной опустился Суйгецу. Я кивнула и вновь принялась за свой рис. — Что с тобой? – поинтересовался парень, подзывая официантку. — Ничего, — пробормотала я, стараясь скрыть дрожь в голосе. Чертов Учиха, он-то расслабился, а я теперь в себя прийти не могу. Надо же было ему заняться таким деликатным делом именно с утра и именно сегодня. Трудно, что ли, было подождать, пока я научусь управлять своей способностью? Кстати, в свете последних событий, следовало как можно скорее к этому приступить, а то еще один подобный сеанс удовлетворения физиологических потребностей мой мозг не выдержит.

0

72010-10-09 20:39:24

Hibari

маньяк, ёптЭ xD

Откуда: Херляндия, ёпт хD

Зарегистрирован: 2010-10-04

Приглашений: 0

Сообщений: 210

Уважение: [+28/-0]

Позитив: [+39/-1]

Пол: Мужской

Возраст: 20 [1994-03-09]

ICQ: 438172723

Провел на форуме:12 часов 52 минуты

Последний визит:2010-12-09 16:39:58

Суйгецу сделал заказ и повернулся ко мне. — С Саске поссорилась? – усмехнулся он. — Почему ты так решил? — Вид у тебя расстроенный. Расстроенный? Я ожидала чего угодно, но только не этого. А, с чего это Суйгецу, вообще, интересуется, что со мной произошло? Он и поздоровался, и ведет себя вполне дружелюбно. Не к добру это. Наверняка, что-то задумал. Ксо, жаль, я еще не очень хорошо слышу его мысли, сейчас это бы не помешало. — О чем задумалась? – Суйгецу прикоснулся к моему плечу. Я внутренне сжалась, ожидая прихода очередного видения. Но, на мое счастье, ничего не произошло. Облегченно переведя дыхание, я произнесла: — О высоком. Суйгецу недоуменно приподнял бровь. Что у них с Саске за привычка-то такая. Временами казалось, что именно брови самая выразительная часть лиц обоих. — Да так, — вздохнула я. Последние рисинки были съедены, а чувство сытости так и не пришло. Но в этот момент очень вовремя принесли заказ Суйгецу. Я с надеждой заглянула к нему в тарелку и тут же невольно скривилась – рамен. Что ж, придется довольствоваться чаем. Я отхлебнула из кружки и зашипела, напиток был слишком горячим. — Саске правда гей? – неожиданно спросил Суйгецу после нескольких минут молчания. Я пожала плечами. — Но ты же говорила, что это так, — произнес он. — Я просто высказала предположение. — И на чем оно основано? Я призадумалась. Как бы так сказать, чтобы вроде и не соврать, но и не раскрыть, откуда у меня такая информация. — На некоторых… странностях его поведения, — наконец, проговорила я. — Например? — Не переживай, к тебе они никакого отношения не имеют, — усмешка получилась слишком ехидной. «А она не так проста», — послышался едва уловимый шепот Суйгецу. Но сейчас мне до его мыслей не было никакого дела, потому что в окне мелькнул знакомый силуэт. За ним еще один и еще. Темно-зеленая жилетка, оранжевый комбинезон и розовое платье – вне всяких сомнений мимо прошли Какаши, Наруто и Сакура. То есть я думала, что мимо, пока они не показались на пороге гостиницы. Я вскочила, схватив Суйгецу за руку. — Ты… — недовольно начал он, потому что из-за меня рамен соскользнул с палочек и шлепнулся в тарелку, обдав его брызгами. — Сваливаем, — я потянула его со стула. — Почему? — Потом, потом. Спустя несколько секунд мы стояли на втором этаже. Я подтолкнула Суйгецу в сторону его номера, а сама влетела в тот, что занимали мы с Саске. Его гениальность стоял посреди комнаты в одном полотенце. — Сваливаем! – крикнула я, захлопывая за собой дверь. — Почему? Они с водохлебом сговорились, что ли? Но если от дальнейших расспросов Суйгецу мне удалось отделаться простым «потом», то с Учихой этот номер вряд ли пройдет. — Там внизу Наруто, Сакура и Какаши, — я начала носиться по комнате, не зная, что хватать первым. — И даже Какаши? – усмехнулся Его гениальность. – Нет причин для паники. Хватит мельтешить перед глазами. Ну да, это у Учихи нет повода для волнения, а у меня есть. Не хочу, чтобы Какаши узнал о нашем знакомстве с Его гениальностью так рано. Лично я рассчитывала, что у меня в запасе будет хотя бы пара милых встреч с одноглазым, прежде чем все всплывет наружу. Ксо! Ксо! Ксо! — Почему ты с кружкой?– Учиха был спокоен. – И что ищешь? — А? – я замерла рядом с футоном. Опустив взгляд, я увидела, что судорожно сжимаю в руках кружку с чаем. Видно, появление ниндзя Конохи так меня ошарашило, что я прихватила ее с собой. А искала я… А ничего я не искала, потому что кроме одежды, которая была на мне, в номере не было ни одной моей вещи. Но не могла же я так просто это признать. Не долго думая, я подняла валявшееся рядом касаде и невозмутимо проговорила: — Это. Учиха презрительно хмыкнул, всем своим видом показывая, что ни на секунду не поверил моему слову. Я только открыла рот, чтобы сказать что-нибудь язвительное в его адрес, как дверь в комнату распахнулась. В проходе появился Нару-чан, следом за ним ввалились Какаши и Сакура. — Саске-теме… — начал было блондин и тут же замолчал, уставившись на Его гениальность. Я говорила, что полотенце едва-едва прикрывало бедра Учихи, не оставляя сомнений в том, что у него неплохое тело? «ВАААА! САСКЕ-КУН!!!» — раздался в моей голове оглушительный вопль Сакуры. Судя по реакции девушки, мои попытки убедить ее в том, что Учиха ей не пара, не принесли результатов. — Йо, — Какаши махнул рукой, в упор глядя на меня. Я слегка кивнула, натянуто улыбнувшись. «Очаровательно», — прошелестели мысли одноглазого. «Саске…» — ахнул Нару-чан. «Наруто…» — с жаром прошептал Учиха. В общем, в данный момент была немая сцена разглядывания и оценивания достоинств Его гениальности. — Как жизнь? – поинтересовался Какаши, по-прежнему глядя на меня и игнорируя происходившее вокруг. — Нормально, — сдавленно проговорила я. — Вы знакомы? – Саске повернулся ко мне. Подозрительно прищуренные черные глаза заставили меня поежиться. Мда, совсем не такой я представляла себе нашу следующую встречу с одноглазым. — Ага, — кивнула я, постаравшись взять себя в руки. — Ты! – воскликнула Сакура, указав на меня пальцем. Неужели, она только сейчас меня заметила? — Привет, — помахала я ей. Так злобно на меня не смотрела еще ни одна девушка, даже Карин. Внутри шевельнулось желание разозлить ее еще больше. — Хочешь чаю? – поинтересовалась я, покачивая кружкой. Одновременно я начала подходить ближе к Его гениальности. — Зачем он мне? – нахмурилась розововолосая. — Отсюда пил Саске, — сладко протянула я. Учиха приподнял бровь. Я преодолела последний метр, разделявший нас, и теперь стояла рядом. — Ммм… — я отхлебнула из кружки. – Непрямой поцелуй. Сакуру аж перекосило от бешенства. Кулаки сжались, она сделала шаг в нашу сторону. Еще один. А потом просто кинулась, как и тогда, когда я промывала ей мозги относительно Его гениальности. — Саске! – я вцепилась в его руку. Его гениальность усмехнулся и молниеносно сложил печать. Знакомое давление в груди и плывущие пятна перед глазами. Ксо, когда уже Учиха научится нормально выполнять дзюцу перемещения?

Глава 14

Когда головокружение прошло, я увидела, что мы находимся в каком-то переулке. — Отпусти, — раздался голос Его гениальности. Я поняла, что по-прежнему сжимаю его руку. — Отпусти, — повторил Саске. Я разжала пальцы. На его запястье остались следы от моих ногтей. Мда, неприятно, наверное. Но это ничто по сравнению с тем, что теперь Какаши знает, что я знакома с Учихой. — И что это был за спектакль? – поинтересовался Учиха, в упор глядя на меня. — Да так, решила проверить, на сколько действенным был сеанс психотерапии. Как оказалось, результат нулевой, — вздохнула я. — Очень печально, — усмехнулся он. – Пошли, — и направился к выходу из переулка. Я озадаченно смотрела на удаляющуюся спину Его гениальности. — Ты собрался идти в таком виде? – поинтересовалась я. — Что? – обернулся он, замерев в шаге от выхода из переулка. Я молча указала пальцем на единственную деталь его одежды – полотенце. «Ксо! Совсем забыл!» — но на лице Учихи не появилось ни одной эмоции. — Одень пока это, — я кинула ему касаде, которое до сих пор сжимала в руке. При этом я не смогла сдержать ехидную ухмылку. Не так часто случается Его гениальности попадать в дурацкое положение, поэтому я была весьма довольна тем, что сейчас происходило. «Все зубы ей повыбиваю», — серьезно подумал Саске. — Иди, купи мне одежду, — тоном заправского тирана заявил он. — Почему это? — Ты во всем виновата. — Каким боком? Я разве не давала тебе одеваться? – удивилась я. – Ты сам стоял столбом. — Игрушка… — угрожающе протянул Его гениальность. На кончиках его пальцев засверкали молнии. Так, знакомство с Чидори меня по-прежнему не прельщает. — Ладно, ладно, — подняла я руки. – Уже иду, тиран. С самым независимым видом я прошествовала мимо Учихи и вышла на улицу. Он же остался на месте, сверля мне спину взглядом. Хе-хе-хе, а, может, смыться и оставить Его гениальность в переулке? А еще лучше затаиться где-нибудь поблизости и дождаться, или пока Саске кто-нибудь не обнаружит, или пока ему не надоест торчать там, и он не выйдет. Нет, нет. Что за мысли? Это будет слишком жестоко по отношению к моему пациенту. Оглядевшись, я отправилась на поиски магазина с одеждой. Стоит отдать Учихе должное, он неплохо постарался. Мы очутились достаточно далеко от гостиницы, практически, на другом конце деревни. Хотя, район, судя по валяющимся вдоль дороги пьяницам и стоящим тут и там девушкам легкого поведения, не самый респектабельный. Надеюсь, ни Наруто, ни Какаши не будут искать нас в таком месте. Ксо! Какаши… Что же теперь делать? Застал меня с Учихой, который, к тому же, был в одном полотенце… Стоп! С другой стороны, одноглазый не выглядел очень уж удивленным. Как ни в чем не бывало, поздоровался и поинтересовался, как у меня дела. Как будто то, что рядом стоит Его гениальность в порядке вещей. Может, Наруто ему все рассказал? Как подло с его стороны. Возможно, Нару-чан, ты разрушил самую прекрасную, чистую и светлую любовь в этом мире. Убил в зародыше, так сказать. Вот с такими мыслями я и брела по улице, пока не наткнулась на магазин. Едва переступив порог, я увидела ЭТО. И чуть не захлопала в ладоши от радости. Прямо напротив входа висело касаде отвратительного оранжевого цвета. «Где же она так долго?» — недовольное бормотание Учихи. Не переживай так, милый, я нашла для тебя отличный подарок. Думаю, он с лихвой окупит и то, что мне пришлось стать свидетельницей твоих утренних развлечений в душе, и то, что ты так подставил меня с Какаши. Ведь если бы Его гениальность не стоял как вкопанный посреди номера, мы бы вполне могли смотаться до того, как туда заявился одноглазый. Я еще раз взглянула на касаде. За него мне никаких денег не жалко. Подойдя к продавщице, я просто указала на этот оранжевый кошмар. В ответ на ее удивленный взгляд я уверенно кивнула. — Кстати, — спохватилась я, — у вас не найдется красной и белой краски? Еще один недоуменный взгляд женщины. Я мило улыбнулась и произнесла: — Это подарок другу. Хотелось бы сделать это неотразимое касаде еще неотразимей. Женщина достала из-под прилавка краски и кисть и протянула мне. Я от всей души ее поблагодарила. Ведь Учихе же очень важно, чтобы на всей одежде был символ его клана, пожалуйста. Сделаю все в лучшем виде. Я не смогла сдержать усмешку. Все-таки, я становлюсь слишком злопамятной и мстительной. Интересно, а это, случайно никак не связано с тем, что я могу читать мысли Его гениальности? «Ксо, дождь начинается», — тут же напомнил он о своем присутствии в моей голове. – «Где эта игрушка шляется? Неужели так сложно найти магазин?» Я, мурлыча под нос какой-то незатейливый мотивчик, начала рисовать на касаде символ клана Учиха. Получалось, мягко говоря, не очень. У меня всегда были проблемы с пропорциями, поэтому символ вышел раза в три больше, чем надо. Ну, бывает… Хе-хе-хе, Его гениальность будет в ярости. — Что это? – раздался голос у меня над ухом. От неожиданности я едва не подпрыгнула и, обернувшись, испуганно посмотрела на говорившего. Им оказался высокий темноволосый мужчина с огромными мешками под глазами. Эти самые глаза у него были приятного алого цвета. Мда, ему определенно надо больше спать. Мужчина с ног до головы был закутан в красный плащ с какими-то непонятными белыми рисунками. — А что? – полюбопытствовала я, подозрительно глядя на него. — Это же символ клана Учиха, и у тебя на одежде такой же. Почему? Какой любопытный попался. — А мы знакомы? – приподняла я бровь. — Нет, — произнес он. — Мне мама говорила, что нельзя разговаривать с незнакомыми людьми. — Так не разговаривай. — Вот и не буду. Я вернулась к прерванному занятию. «Дождь усиливается», — раздался шепот Саске. Ксо, да не забыла я про тебя, не забыла. «На ней старая одежда Саске…» — донеслись до меня чьи-то мысли. Я тут же обернулась и наткнулась на внимательный взгляд мужчины в красном плаще. Голос, прозвучавший у меня в голове, явно принадлежал ему. Кстати, откуда он знает, как выглядит символ Учих? А эти его красные глаза… Секунду, где-то я такие уже видела. Уж не у Его ли гениальности случайно? Точно, точно. Как же эта штука называется? Шариган? Шиниган? В общем, какой-то там «ган». Но откуда это у мужчины? Ведь не в магазинах же такие глаза продают. И еще он знает Саске, да и то, какая у него раньше была одежда. Кто он такой? — Что? – холодно спросил мужчина после пяти минут нашего с ним переглядывания. Бе, не люблю таких типов. Это презрение в голосе, бесстрастное лицо, чуть вздернутая правая бровь – своим поведением он напоминает мне Саске. Да и внешне он похож на Его гениальность. Они вполне могли бы быть братьями… Какая-то мысль промелькнула в моей голове. Братья? Стоп. У Учихи ведь есть старший брат… Ксооо, только не говорите, что я именно с ним и встретилась. — Ничего, — прохрипела я. Даже голос меня подвел, когда я поняла, с кем, возможно, имею дело. Что Суйгецу, что Карин не рассказали мне о брате Саске ничего хорошего, скорее наоборот. Да и само желание Его гениальности, поскорее отправить своего родственника на тот свет, уже о многом говорило. — Тогда почему ты так смотришь? – приподнял он бровь. Ни малейшего интереса ни в голосе, ни на лице. Я буквально чувствовала, как от него исходят волны холода. По коже побежал мороз. Я сглотнула. Надеюсь, сейчас я не выгляжу очень уж затравленно. «Откуда у нее одежда Саске?» — низкий шепот возможного брата Его гениальности. Надо собраться, не пристало мне волноваться. В конце концов, он же не Какаши… — Тот же самый вопрос я могу задать тебе, — фыркнула я. Вот так-то! Лучшая защита – нападение. Если не хочешь, чтобы кто-то заметил твою растерянность, надо быть наглой. — Как смело, — усмехнулся он. – Разве не боишься? — Тебя что ли? – мое возмущение было искренним. Да, я психолог, совершенно спокойный и уравновешенный человек, но вот злить меня ни в коем случае не стоило. Когда я приходила в ярость, мне во всех смыслах срывало крышу. И вот сейчас мужчина, стоявший напротив, рисковал стать свидетелем моего гнева. Ксо, и правда, после общения с Учихой я стала какой-то дерганной. Так недалеко и до того, что превращусь в истеричку типа Карин. — Почему бы и нет? – хмыкнул он. — А почему да? «Забавная», — мягкий шелест его мыслей. — Имя, — произнес мужчина. — Чье? — Твое. — Ты слишком подозрительно выглядишь, — фыркнула я. – И вообще, мне мама говорила, не знакомиться с типами вроде тебя. — А еще она говорила тебя не разговаривать с незнакомцами, а ты как раз этим и занимаешься. Отсюда можно сделать вывод, что ты не во всем слушаешься маму. Ксо, подловил так подловил. Что бы на это ответить? — И, как я вижу, зря, — ничего лучше в голову не пришло. Отвернувшись, я потрогала краску. Она уже высохла, поэтому я начала складывать касаде. «Наивная», — опять донеслись до меня мысли мужчины. Я фыркнула. Кстати, а как зовут-то брата Саске? Как ни старалась, я не могла вспомнить имя. Вообще, лучше сейчас побыстрее уйти. Конечно, мне достоверно неизвестно, является ли человек, стоящий за моей спиной, братом Его гениальности. Но мне так же неизвестно, ищет ли Учиха-старший своего родственника так же, как это делает Саске, или нет, а если ищет, то с какой целью. — Итачи-сан, вот вы где, — раздался еще один мужской голос у меня за спиной. Итачи? Да, именно так и зовут брата Его гениальности. Что ж, можно поздравить саму себя с тем, что теперь я познакомилась с единственным живым родственником своего пациента. В любом другом случае я бы обрадовалась такой встрече, но проблема была в том, что об Итаче я слышала только как о чрезвычайно жестоком, беспринципном человеке. А ведь с его помощью я бы могла многое узнать о Саске, в частности, о его детстве, о котором он отказывался говорить, о семье, при одном упоминании которой он приходил в ярость. Ксо, такой шанс упускаю… Как говорится, и хочется, и колется. — Не ори так, Кисаме, — холодно проговорил Итачи. — Извините. О, а это ли не ваш младший брат стоит? Теперь сомнений относительно связи Саске и мужчины в красном плаще совершенно не осталось. Младший брат? Неужели знакомый Итачи принял меня за парня? Ну это просто ни в какие ворота не лезет. — Чего? – повернувшись, я зло посмотрела на говорившего. — Надо же, девчонка, — слегка удивился он. На нем был такой же плащ, как и на Итачи. А вот внешность его ввела меня в легкий шок. Синяя кожа, острые зубы, круглые желтые глаза – красавчик, одним словом. — А ты кого хотел увидеть? – усмехнулась я. «Определенно, забавная», — мысль принадлежала Итачи. — Уж точно не тебя, — произнес, кажется, Кисаме. — Взаимно. «Наглая», — опять Итачи. – «Действительно, не боится?» Вдох, выдох — успокоиться. Если пораскинуть мозгами, то я смогу придумать правдоподобное объяснение, почему на мне одежда Саске, но… «Ксо, где эта игрушка?» — Его гениальность прервал мои рассуждения. А ладно, была, не была. Кто не рискует, тот не пьет… — Ты ведь старший брат Саске, — я даже не спрашивала. — Почему ты так решила? – поинтересовался он. — Вы похожи. — Знаешь моего брата? — Возможно. — Тогда зачем спрашиваешь? — Ксо, для общего развития, — вскипела я. Итачи в мгновение преодолел разделявшие нас пару метров и, схватив меня за плечи, притянул к себе. — Много болтаешь, — он заглянул мне в глаза. Жутко. Казалось, весь мир уменьшился до размеров его лица. Лица, которое было более взрослой версией мордашки Его гениальности. Резкость, застывшая в уголках губ. Беспощадность, оставившая свой след в виде мелких морщинок на лбу. Усталость, облюбовавшая себе мешки под глазами. Жестокость, притаившаяся в изгибе бровей. Итачи был привлекательным, но чувство опасности, буквально окутывающее его, давало понять, что его внешность более чем обманчива. У меня комок встал в горле. Да и ноги начали подкашиваться. Он стоял слишком близко. «Как маленький кролик», — насмешка в шепоте Итачи заставила меня очнуться. Пусть он и весьма опасный преступник в мире ниндзя, для меня он просто человек, о котором я знаю только со слов Саске. А у каждого своя правда. Где гарантия, что Итачи действительно так плох, как о нем говорят? Я психолог или не психолог? Я ведь должна уметь находить общий язык с любым человеком. Даже если я ни о чем не договорюсь с Итачи, по крайней мере, последнее слово оставлю за собой. — Мало отвечаешь, — усмехнулась я.

Глава 15

— Итачи-сан, давайте убьем эту нахальную девку, — послышался голос Кисаме. И он говорил абсолютно серьезно. Знаете, что является первым внешним признаком неуверенности или страха? Сжатые пальцы. Так вот, после этих слов пальцы у меня сжались не только на руках, но и на ногах. На губах Итачи появилась презрительная ухмылка. Уже давно доказано, что ничто так не заводит всяческого рода маньяков, как страх жертвы или ее сопротивление. Это только придает остроты ощущениям, будит в них азарт, практически, животный восторг. В такой ситуации есть только один выход – подчиниться требованиям маньяка, а еще лучше самому проявить инициативу. Стоит так себя повести, как они тут же теряются. Ведь для них нет ничего интересного в том, что жертва, которая должна кричать и молить о пощаде, совершенно спокойно выполняет все их требования. Если же маньяк не испугается такого поворота событий и не убежит, то надо переходить к следующему шагу. Например, посмеяться над ним. Хотя это несколько опасно. С другой стороны, если не доводить его до отчаянья своими пусть и не соответствующими истине, но оскорблениями, то все будет в порядке. В большинстве своем маньяки – неуверенные в себе люди, которые утрачивают всю свою решительность, если понимают, что перед ними сильный человек, и неважно, физически или морально. Не знаю, насколько Итачи и его синего друга можно отнести к маньякам, но и преступники, убивающие ради удовольствия, поступают точно так же. Для них это всего лишь игра. А какой смысл в такой игре, если тебя не боятся? Понадобилось доля секунды, чтобы все эти мысли промелькнули у меня в голове. И вот я уже примерно представляла, как мне следует вести себя дальше. — Ну, попробуй, — усмехнулась я, глядя в глаза Итачи, но обращаясь к Кисаме. – Очень геройский поступок будет – два здоровых парня убивают слабую беззащитную девушку. Несомненно, повод для гордости. «Испуганный кролик показывает свои зубки», — я уловила в шепоте старшего брата Саске заинтересованность. — Нам некуда торопиться, Кисаме, — произнес он вслух. – Тем более на улице дождь. О, точно. А как же там Его гениальность? Надеюсь, он не стоит до сих пор в переулке, дожидаясь меня. Потому что если это так, то мне точно несдобровать. И, вообще, вдруг Учиха заболеет и умрет, я не могу позволить себе лишиться такого пациента. Хотя… есть же еще Итачи, который стоит прямо передо мной и которому тоже не помешает моя помощь, ну, я так, по крайней мере, думаю. — Ну, и что мне с тобой сделать, маленький любопытный кролик? – он провел пальцем по моей щеке. Наверное, это звучит безумно романтично, но, уверяю вас, ничего такого в действиях Итачи и в помине не было. Тягучий низкий голос, обманывающий своей мягкостью, и алые глаза, выдающие жестокость. Огромнейшим усилием воли я заставила себя не отводить взгляд. — У меня длинные передние зубы? Или уши торчат? – поинтересовалась я. — Вовсе нет, — Итачи взял меня за подбородок. — Тогда не называй меня кроликом. Мне показалось, или его губы дрогнули в улыбке? — Откуда ты знаешь Саске? – спросил он. — Познакомились на улице, — хмыкнула я. Это была чистая правда. — Ты путешествуешь с ним? — Возможно. — Ты путешествуешь с ним? – Итачи сильнее сжал мое плечо. Другой рукой он по-прежнему удерживал мой подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. Ксо, из-за их необычного цвета было очень трудно врать ему. Казалось, он видит меня насквозь. Мда, старшего брата Его гениальности трудно назвать милым и добрым человеком. — Почему ты молчишь, кролик? – прошептал Итачи мне на ухо. У меня дрожь пошла по всему телу. Терпеть не могу, когда так делают. Я сразу же теряюсь, и вся моя выдержка катится к чертям собачьим. Признаю, это мое слабое место. Неожиданно лицо Итачи начало расплываться. Знакомое головокружение… Стук капель по крышам домов. Пустынный переулок. Саске сидит в одном полотенце на ступеньках. Он обхватил колени руками и положил на них голову. В конце переулка возникает силуэт человека. Несколько секунд он смотрит на Его гениальность, а потом решительно направляется к нему. Учиха сидит в прежней позе, он не слышит приближающихся шагов. Барабанная дробь дождя заглушает все остальные звуки. Человек подходит ближе и садится перед Саске на корточки. Болезненная нежность в ярко-голубых глазах. Печально опущенные уголки губ. Насквозь мокрый оранжевый комбинезон. Наруто искал Его гениальность не один час. Учиха не поднимает голову, несмотря на то, что теперь блондин находится так близко, что его невозможно не заметить. Нару-чан осторожно протягивает руки и обнимает Учиху, что есть силы прижимая к себе. — Саске-теме, как же долго я тебя искал, — шепчет он, уткнувшись в макушку Его гениальности. – Как долго… Учиха не сопротивляется. — Не бросай меня больше, — тихо произносит Наруто, — не бросай… Он и не видит, что по щеке Его гениальности скатывается одинокая слезинка, смешиваясь с каплями дождя… — Эй, кролик, ты жива? – меня довольно бесцеремонно встряхнули. Я что-то промямлила и попробовала устроиться поудобней. Но, поняв, что голос принадлежал Итачи, резко открыла глаза. Оказалось, что я вишу у него на руках, даже не «на», а «в», в частности, в той, которой он сжимал мое плечо. Я встала на ноги и попыталась вырваться, но не тут-то было. Хватка Итачи была очень сильной. Я недовольно нахмурилась. Так, очередная фантазия Его гениальности поставила меня в неловкое положение. Его братец вполне может решить, что я потеряла сознание из-за него, и понапридумывает себе черти чего. Ха, слишком много чести. — Живее некуда, — усмехнулась я. – Волнуешься? Итачи окинул меня оценивающим взглядом. — Просто неприятно стоять с трупом в руках, — он вернул мне усмешку. О, надо же, брат Его гениальности любит позубоскалить. Это лучше чем шепот на ухо. Слышать насмешки и подколки в свой адрес мне намного привычнее, потому что я хотя бы знаю, как вести себя в такой ситуации. — В таком случае я преждевременно скончалась, — произнесла я. – Отпусти меня. — Мертвые не разговаривают. — Мда? А я тебе не обычный труп, я разговариваю. «Вот уж точно излишне болтливый кролик попался», — донеслась до меня мысль Итачи. — Может, мне вырвать тебе язык? – весь его вид говорил о том, что его мое мнение по данному вопросу мало интересует. — Ну, попробуй, — пожала я плечами. Краем глаза я заметила, что хозяйка магазина до этого тихо стоявшая в стороне и молча наблюдавшая за происходившим предпочла ретироваться с места событий. Она боком прошла мимо нас и скрылась в задних комнатах магазина. Вот мы и остались втроем. Я зажата между Итачи и прилавком, на котором лежит злополучное оранжевое касаде, предназначающееся Саске. За спиной брата Его гениальности маячит Кисаме. И никого, кто мог бы мне помочь выбраться из этой передряги. Может, Какаши услышит мой зов и явится спасать меня? — Дерзко, — произнес Итачи. – Почему ты не сопротивляешься? — А зачем? – приподняла я бровь. – Ведь очевидно, что это тебя заведет. — Почему? О, да, отлично, что Итачи задал этот вопрос. Если я ему сейчас начну все подробно объяснять, то есть вероятность, что он забудет о своем намерении лишить меня языка. — Все до безобразия просто, — с самым умным видом проговорила я. – И если сначала у меня на твой счет были некоторые сомнения, то ты сам их развеял, назвав меня кроликом. Не знаю, замечаешь ты или нет, но со стороны хорошо видно твою манеру поведения. Ты очень пристально смотришь, будто пытаешься загипнотизировать взглядом. Словом, действуешь как удав. А я, по твоему мнению, кролик, соответственно жертва. Ничто так не заводит хищника как погоня, как сопротивление добычи, страх в ее глазах. Поэтому попытки вырваться бесполезны по определению и даже чреваты некоторыми последствиями. И, несмотря на то, что ты, возможно, меня убьешь, я не собираюсь делать ничего, что доставит тебе от этого удовольствие. «Какой забавный кролик», — в шепоте Итачи было неподдельное любопытство. — Тогда беги, — произнес он, отпуская меня. — Не дождешься, — я уселась на прилавок рядом с касаде и скрестила руки на груди. Выражение моего лица говорило о том, что если Итачи хочет, чтобы я ушла, ему придется меня отсюда вышвырнуть. — Итачи-сан, как вы можете терпеть ее дерзость? – удивленно спросил Кисаме, подходя ближе и останавливаясь рядом с братом Его гениальности. — Кролик права, ее неинтересно убивать, — усмехнулся он. – Но не потому, что она не сопротивляется, а потому, что она – не шиноби. — Что? – круглые глаза Кисаме стали еще круглее. — Она не шиноби, — повторил Итачи. – Я ведь прав? Я коротко кивнула. К чему отпираться, если все очевидно? Наверное, будь я ниндзя, я бы действительно попыталась сопротивляться. Ну а так… невооруженным глазом видно, что силы неравны. — Почему вы так решили, Итачи-сан? – поинтересовался Кисаме. — Ты чувствуешь ее чакру? — Нет. — Вот тебе и ответ, — усмехнулся брат Его гениальности. — Тогда кто она? А этот Кисаме глупее, чем я думала. Какой смысл спрашивать у Итачи, кто я такая, если он не знает? Порой люди меня просто убивают своей нелогичностью. Кстати, интересно, какие отношения связывают Кисаме и братца Его гениальности? Помнится, однажды я читала, что гомосексуальность передается по наследству. Другими словами, Итачи вполне может быть геем. Он и этот синий Кисаме? Я попробовала это представить и скривилась. Ничего более извращенного, по-моему, даже Саске не привидится. — Я психолог, — меня прямо-таки переполняла гордость. — Кто-кто? – переспросил Кисаме. Мда, похоже, в мире ниндзя такая профессия не распространена. — Психолог, — повторила я. — Неужели? – приподнял бровь Итачи. «Маленький испуганный кролик не так прост как выглядит», — мысленно усмехнулся он. — Ага, — кивнула я. — И почему ты путешествуешь с Саске? — Просто так. — А почему он позволяет тебе путешествовать с ним? — Мне трудно отказать, — усмехнулась я. «Кролик чрезвычайно самоуверенна», — прошелестели его мысли. — Девка, попридержи язык, — угрожающе произнес Кисаме. — Мне задают вопросы, я отвечаю. В чем проблема? В следующую секунду Кисаме уже сжимал мою шею. Я, сжав зубы, смотрела ему в глаза. Тошнота подкатила к горлу, реальность ускользнула от меня… Комната, в которой царит приятный полумрак. Итачи стоит спиной. Длинные волосы, обычно собранные в хвост, распущенны. Он начинает медленно стягивать с себя плащ. Вот обнажается правое плечо. Его кожа похожа на мрамор, бледная, кажется, она слегка светится в полутьме. Ткань соскальзывает с левого плеча. Итачи слегка поворачивает голову и, хитро прищурившись, спрашивает: — Хочешь? Я нервно сглатываю и киваю. Итачи усмехается: — Ну, так иди и возьми меня, Киса-чан… Я пришла в себя так же резко, как и потеряла сознание. Пальцы Кисаме до сих пор сжимали мою шею. Я удивленно смотрела на него. Голова вновь начала кружиться. Ой, нет, я больше не хочу видеть фантазии синего. Что было силы, я оттолкнула его, и сама слетела с прилавка, упав за него и больно ударившись всем, чем можно. «Странный кролик», — подумал Итачи. Кряхтя и потирая ушибленные места, я встала и, опершись руками на прилавок, недовольно посмотрела на Кисаме. Я-то думала, что у Итачи нетрадиционная ориентация, а тут вот как все повернулось! Интересно, а братец Его гениальности догадывается, чего от него хочет синенький? Готова поспорить, что нет, иначе бы не был так спокоен в присутствии Кисаме. А хотя… я же не видела желания Итачи, несмотря на то, что он ко мне прикасался. Что за напасть-то такая, что не ниндзя, то извращенец. Хорошо, хоть Какаши не такой, по крайней мере, хотелось бы в это верить. — Что на тебя нашло, кролик? – поинтересовался Итачи. – Ты же не собиралась сопротивляться.

0

82010-10-09 20:39:50

Hibari

маньяк, ёптЭ xD

Откуда: Херляндия, ёпт хD

Зарегистрирован: 2010-10-04

Приглашений: 0

Сообщений: 210

Уважение: [+28/-0]

Позитив: [+39/-1]

Пол: Мужской

Возраст: 20 [1994-03-09]

ICQ: 438172723

Провел на форуме:12 часов 52 минуты

Последний визит:2010-12-09 16:39:58

Ну, что я могла на это ответить? Ничего, кроме того, что я умею читать мысли, а раскрывать свои секрет мне не очень-то хотелось. Поэтому я, продолжая в упор смотреть на Кисаме, четко произнесла: — Рыбья башка, дай пирожка. Глаза синего стали размером с блюдца и теперь занимали большую часть его лица. Итачи застыл с каменным выражением лица. «Кролику конец», — раздался в голове его шепот. Я едва успела пригнуться, когда в меня полетела какая-то огромная штука, замотанная в белую ткань. За спиной у меня раздался грохот. Штука, брошенная Кисаме, не просто врезалась в стеллажи с тканью, из-за чего те разлетелись в щепки, но и пробила стену. Я с ужасом смотрела на образовавшуюся огромную дыру. Ну ни фига себе! Ксо… В этот раз я действительно попала. — Кисаме, зачем ты это сделал? — Но, Итачи-сан… — Неважно. Кролик? — Здесь я, здесь, — прохрипела я. Мое сердце так бешено колотилось, что, казалось, было готово выпрыгнуть из груди. Я все никак не могла отвести взгляд от пробоины в стене. Через минуту обзор мне загородили чьи-то ноги. Сильная рука схватила меня за шкирку и, подняв, усадила на прилавок.  — Маленький испуганный кролик, — шепот Итачи привел меня в чувство. Я резко отстранилась и едва не упала на прилавок. — Не стоило злить моего напарника, — усмехнулся он. Руки Итачи уперлись в прилавок по обеим сторонам от меня. — Отвали, — нахмурилась я и попыталась оттолкнуть его. — Ты опять сопротивляешься, — заметил он. – И этим противоречишь сама себе. Ксо, точно. Но ведь не каждый же день в меня швыряют непонятно чем, да еще с такой невероятной силой. И не каждый день я встречаю одного из самых известных преступников в мире ниндзя. И еще Какаши… «Холодно», — сквозь стук капель до меня донесся шепот Саске. А! Совсем про него забыла. Конечно, Его гениальность не сделал для меня в последнее время ничего хорошего, но заставлять его мокнуть под дождем излишне жестоко. Да и вообще, надо сваливать, а то вдруг Кисаме решит повторить свою попытку. — Мне пора, — проговорила я. — Не торопись, кролик, веселье только началось, — голос Итачи был довольней некуда. — Во-первых, хватит уже называть меня кролик. Во-вторых, веселиться будете без меня, думаю, твоего дружка такой расклад устроит намного больше. За моей спиной раздался скрежет. Наверняка, это Кисаме. Но Итачи и не думал меня отпускать. Наоборот, он наклонился ко мне, едва не прижавшись всем телом, и прошептал:- Готов поспорить, что ты нравишься мужчинам старше тебя. — Ты меня соблазняешь, что ли? – усмехнулась я. — Меня не интересуют кролики. — Тогда зачем ты это сказал? — Просто так. И Итачи слегка укусил меня за ухо. Вот этого я ожидала меньше всего и поэтому вскрикнула. Он тихо рассмеялся. «Забавный кролик», — раздались его мысли. Ну все, поиграли и хватит. — Отвали! – крикнула я ему в ухо и ударила в живот кулаком. Ощущение было, будто врезала по стене. — Из тебя вышла бы неплохая игрушка, — как ни в чем не бывало проговорил Итачи. – Но у меня нет времени на кроликов. — Как и у меня нет времени на самодовольных самовлюбленных типов с неустойчивой психикой. Итачи схватил меня за подбородок и сжал его. Пристально глядя мне в глаза, он едва слышно произнес: — Сломить твое сопротивление очень легко, но дождь уже заканчивается, маленький испуганный кролик. Мир окрасился в черный цвет. Я очнулась от того, что меня окатили ледяной водой. Открыв глаза, я недоуменно посмотрела на хозяйку магазина, склонившуюся надо мной. — Вы в порядке? – обеспокоенно поинтересовалась она. — Бывало и лучше, — я с тихим стоном села. Оглядевшись, я обнаружила, что сижу я ни на чем ином, как на прилавке. Под моей головой было оранжевое касаде. — Где они? – спросила я. — Ушли, — хозяйка поняла, кого я имела в виду. — Чертовы Учихи, неужели они все такие сволочи? Женщина сочла мой вопрос риторическим и просто пожала плечами. — Они не заплатили… — хозяйка многозначительно кивнула в сторону зиявшей в стене дыры. Ксо… Скрипя сердце я отдала ей чуть не последние деньги за ущерб, причиненный вовсе не мной. Что за подлые мужчины пошли? Вот если бы на их месте был Какаши, он бы никогда не ушел не расплатившись. Да он бы, вообще, не стал ничего ломать. Взяв касаде, я вышла на улицу. Итачи был прав, дождь почти закончился. Только одинокие капли все еще изредка стучали по крышам. У Его гениальности очень странный брат. Я, конечно, не встречалась еще с настоящими психами, но готова была поклясться, что Итачи к ним не относится. Сама не знаю, почему у меня сложилось такое впечатление. Ксо, психиатрия – не моя специализация, но, думаю, стоит купить пару книг на эту тему. На случай еще одной нашей встречи с Итачи. Без сомнения, он тоже очень интересный пациент. Если к тому моменту, как мы в следующий раз столкнемся, я уже разберусь с Его гениальностью, то Итачи от меня не уйти. Я довольно усмехнулась. Последняя капля дождя упала мне на нос. Я наморщилась. Подняв глаза, чтобы посмотреть на ясное теперь небо, я застыла с открытым ртом. Прямо надо мной сияла радуга.

Глава 16

Стоит ли говорить, что я с трудом нашла тот переулок, в котором оставила Его гениальность? Ну не виновата я в том, что у меня проблемы с запоминанием маршрута. К тому же, встреча с Итачи не добавила мне сосредоточенности, скорее, наоборот. Всю дорогу я думала только о том, почему он так легко меня отпустил. Если вспомнить немногочисленные рассказы Карин, то брат Его гениальности должен был отправить меня на тот свет. Это больше подходило тому, кто уничтожил почти весь свой клан. Но Итачи… Загадочный мужчина, определенно. Свернув, наконец, в нужный мне переулок, я удивленно застыла. Его гениальность сидел на ступеньках, понурив голову. Такая картина, у меня аж слезы жалости на глаза навернулись. Интересно, он зол или очень зол? Я осторожно подошла к Учихе и остановилась перед ним, сжимая в руке оранжевое касаде. Он никак не прореагировал на мое появление. — Саааске, — протянула я, стараясь привлечь его внимание. «Игрушка», — как-то отстраненно подумал он. — Эй, Учиииха, — я коснулась его плеча. В ту же секунду Его гениальность вскочил и, схватив мое запястье, вывернул мне руку. Я задохнулась от боли, и чуть не заработала инфаркт от неожиданности. Но Учиха решил не ограничиваться только заламыванием моей руки за мою же спину, для полного счастья он меня еще и слегка придушил. Буквально настолько, чтобы я не задохнулась, но и не чувствовала особой радости от своего положения. — Где ты шлялась? – прошипел он мне в ухо. Так, надо полагать, что Саске все-таки очень зол. — Искала тебе касаде, — прохрипела я. — Слишком долго, игрушка. — А эта улица не богата магазинами одежды. — Ты еще и дерзить вздумала? – Учиха сильнее сжал мое горло. Воздуха резко стало не хватать. Перед глазами заплясали черные точки. Совсем не похоже на то ощущение, когда я теряла сознание из-за фантазий Его гениальности. Ноги подкосились. Я выронила касаде и вцепилась в локоть Саске в надежде, что он хоть немного ослабит хватку. Его гениальность усмехнулся и оттолкнул меня. Я врезалась в стену напротив, весьма ощутимо ударившись об нее головой. Только по счастливой случайности я не упала. Несколько минут мне потребовалось на то, чтобы отдышаться. Все это время Учиха с самым довольным видом наблюдал за тем, как я хватаю ртом воздух. Скула, которой я встретилась со стеной, начала опухать. — Ну? – приподнял бровь Саске, скрестив руки на груди. — Что ну? – хмуро спросила я, потирая шею. Ох, бедная, досталось же ей сегодня, то Кисаме, то Его гениальность, а ведь еще только утро. — Где одежда? – Учиха посмотрел на меня как на идиотку. — Вон, — я указала на касаде, валявшееся на земле. Было чудом, что оно упало не в лужу, а на относительно сухое место. Его гениальность удивленно приподнял бровь, глядя на оранжевую ткань. Я медленно отошла от стены и начала пятиться к выходу из переулка. Если Саске так прореагировал на мое опоздание, то, что будет, когда он увидит, что я ему купила? Чидори как минимум. — А ну стоять! – рявкнул Его гениальность, двумя пальцами поднимая касаде. Я послушно замерла, напряженно наблюдая, как Учиха разворачивает сложенную ткань. Секунды тянулись невообразимо медленно. Казалось, прошла вечность, прежде чем он тихо произнес: — Это что такое? — Ммм… Касаде, — мило улыбнулась я. — Касаде? Взгляд Саске говорил о том, что еще секунда, и его мозг отключится, уступив место инстинкту убивать. Продолжая натянуто улыбаться, я продолжила свое отступление по переулку. Шаг за шагом, не делая резких движений, чтобы не нервировать Его гениальность. Он внимательно следил за моим перемещением. Наши глаза встретились. Этого оказалось достаточно, чтобы Учиха сорвался. «Я ЕЕ УБЬЮ!» — раздался его крик в моей голове. — Я ТЕБЯ УБЬЮ! – заорал он во всю мощь своих легких. Мда, все очень плохо. Не долго думая, я развернулась и побежала. Не смотря на всю мою нелюбовь к этому виду спорта и отсутствие практики, рванула я о-го-го как. С такой скоростью я еще ни разу в жизни не бегала. — Игрушка! – орал Саске у меня за спиной. Я предпочитала не отзываться. Может, Учиха забудет, за кем он бежит, или потеряет меня из вида? Эх, мечты, мечты. Ксо! Я, конечно, подозревала, что Его гениальность разозлится, но не до такой же степени. «Убью, убью, убью», — только эта его мысль доносилась до меня. — Игрушка! — Саске, успокойся! – крикнула я, не оборачиваясь. – Это глупо! — Глупо то, что ты вообще родилась на свет! И я намерен это исправить! «Буду убивать ее медленно и жестоко, пока она сама не начнет молить о смерти», — решительность, скользившая в голосе Саске, меня не на шутку испугала. — Нас же из-за тебя найдут! – я попыталась образумить его. — Плевать! — Да чего ты злишься, это же эксклюзивное касаде! На нем даже символ твоего клана есть! — Вот за это ты тоже получишь! Ксо! Сначала Кисаме, теперь Учиха. Вот только сейчас нет Итачи, который бы мог остановить покушающегося на мою бесценную жизнь. Надо срочно придумать, как мне выпутаться из такого щекотливого положения. В голове не было ни одной мало-мальски достойной идеи… Мы с Учихой по большей части бегали по одному и тому же маршруту, нарезая круги вокруг одного-двух кварталов. После того, как нам по пути в третий раз попались одни и те же прохожие, я заметила их заинтересованные взгляды. Да и было на что посмотреть. За милой и скромной с виду девушкой гонится парень с красными глазами. На представителе сильного пола только полотенце и развевающееся касаде. В руках он сжимает кусок оранжевой ткани. Маньяк, одним словом. После шестого круга я поняла, что долго так не продержусь, еще максимум круг-полтора. Что, что, что? Что сказать, чтобы остудить ярость Его гениальности? О ком сказать? О, точно… — Наруто бы этот цвет очень понравился! – крикнула я, обернувшись. Учиха застыл посреди дороги как вкопанный. Неужели получилось? Я тоже остановилась. Саске сосредоточенно смотрел в землю. «Игрушка…» — тихий шелест его мыслей. У меня даже пальцы на руках свело от напряжения. Учиха медленно поднял взгляд на меня. Его глаза были алыми. Через секунду я услышала потрескивание, а у него на пальцах заплясали молнии. Кажется, не получилось… «Вот за это я ей, вообще, голову оторву!» — крик Саске, раздавшийся в голове, на секунду оглушил меня. Значит, надо опять убегать. Но не успела я сделать и шага, как Его гениальность оказался рядом со мной. Абсолютно безумные глаза и рука, занесенная для удара – это еще долго будет являться мне в кошмарах. В этот момент вся жизнь промелькнула у меня перед глазами. И самое искреннее сожаление у меня вызвал тот факт, что я так и не сумела достучаться до Учихи… Резкий толчок, все поплыло перед глазами, я мысленно попрощалась с Какаши, который так и не пригласил меня на свидание… — Йойо, ты как? – раздался знакомый голос у меня над ухом. Чего? Я умерла и попала в рай? Или это иллюзии умирающего мозга? Я осторожно приоткрыла правый глаз. Надо мной маячило лицо, закрытое маской. Я медленно открыла второй глаз. Лицо никуда не исчезло, даже напротив, я почувствовала, как меня, во-первых, сжимают в объятьях, во-вторых, прижимают к сильному телу. Нет, не может быть, таких чудес не бывает… Я с опаской поинтересовалась: — Какаши? — Ну, конечно, — улыбнулся он. — А что ты делаешь? — Спасаю тебя, ты же опять попала в неприятности. Логичный ответ, но, может, мне все это только кажется. Я повернула голову и увидела стоящих друг напротив друга Саске и Наруто. Его гениальность зло сопел, Нару-чан упрямо сжал губы. — Я никуда не вернусь, — резко бросил Учиха. — Вернешься, — решительно произнес блондин. — Не вернусь. — Вернешься. «Наруто… Хочу тебя», — эта мысль Его гениальности убедила меня в реальности происходящего. Если бы я умерла и оказалась в лучшем мире, я бы, наверняка, не смогла слышать чужие мысли. Хотя, может, я попала в ад и теперь до скончания времен обречена слышать Учиху и видеть его эротические фантазии. — Я умерла? – спросила я, поворачиваясь к Какаши. Одноглазый тепло улыбнулся и произнес: — Нет, ты живее некуда. — Мда? – приподняла я бровь. Через секунду я почувствовала боль в области поясницы. Какаши довольно ощутимо ущипнул меня. Естественно, я не сдержала вскрик, но чего в нем было больше – возмущения или удивления – я сказать не могу. — Теперь веришь? – усмехнулся он. Я кивнула и высвободилась из его объятий. Там было очень уютно, но меня больше волновало то, что сейчас происходило между Нару-чаном и Его гениальностью. Пациенты прежде всего. «Наруто… » — страстный шепот Саске. «Саске… » — сдавленный всхлип блондина. «Хочу тебя…» — Учиха опять повторяется. — Тогда мне придется драться серьезно, — проговорил Наруто. — Мда? – саркастичный смешок Его гениальности. – Ну, попробуй. «Хотя я предпочел бы секс», — с грустью подумал Учиха. «Саске, как ты можешь быть таким непроходимым придурком? Неужели ты не видишь?» — вот эта мысль принадлежала Нару-чану. — Ты сам напросился, — вслух произнес блондин. — Ну, ну, давай, — Его гениальность развел руки в приглашающем жесте. «Может, вырубить его и украсть?» — мелькнула у Саске идея. «Ну почему ты именно такой? Эх, угораздило же меня», — горестный вздох Наруто. Секунду, что происходит-то? С мыслями Его гениальности все в порядке, другого ожидать и не приходилось, но Нару-чан… Что за «неужели ты не видишь» и «угораздило же меня»? Лично я знаю всего одну фразу со словом «угораздило» — угораздило влюбиться… Да ну на фиг! Я непроизвольно закрыло ладонью рот, чтобы не заорать. Это и есть настоящая причина, по которой Нару-чан искал Учиху?! Ксо, обалдеть! Я во все глаза смотрела на Наруто. И чем дольше я вглядывалась в его лицо, тем меньше сомнений оставалось в правильности моей догадки. То, как он смотрит на Учиху, как он стоит, даже его мимика – все говорило о том, что блондин просто без ума от Саске. Как же я была слепа, раз не заметила такой очевидной вещи! Теперь мне стало понятно, почему в тех картинах, которые я видела, Его гениальность во время секса был то сверху, то снизу. Это не Саске все никак не мог определиться, это были желания Нару-чана. Так, так, припомним… Сцена в лесу, то, что мне приснилось в гостинице… Хе-хе-хе, да блондин тот еще извращенец. Они с Учихой достойны друг друга. — Йойо, что с тобой? – раздался голос Какаши и через мгновение его пальцы коснулись моего плеча. — Все нормально, — обернулась я. Я сглотнула, наткнувшись на взгляд, которым наградил меня одноглазый. — Тогда нам стоит отойти подальше, — Какаши взял меня за локоть и повел в сторону от Саске и Наруто. — Но я хотела бы посмотреть, — попыталась вырваться я. — Я покажу тебе кое-что интересней. Это было сказано таким тоном, что у меня все внутри сжалось от волнения. Последним, кто предлагал мне показать нечто интересное, был какой-то старикашка-маньяк, подкарауливший меня в темном переулке лет семь назад. Ну, то, что он мне продемонстрировал, на меня особого впечатления не произвело, о чем я ему тут же сказала. Старичок-извращенец обиделся и убежал. Грустная история. Надеюсь, Какаши не постигнет та же участь. Одноглазый превзошел все мои ожидания. Ни капли не стесняясь стоявшую неподалеку Сакуру (которую я, к слову, не заметила раньше), он прижал меня к ближайшей стене.- Ты что делаешь? – осторожно поинтересовалась я, пытаясь вырваться. — То, что надо было сделать еще вчера, а, может, и позавчера, — протянул он, прижимаясь ко мне всем телом. Какаши был выше меня головы на полторы, и… Ксо! Я краснею при одном только воспоминании об этом… В общем, то, что уперлось мне в живот, весьма недвусмысленно сказало мне об очевидности и серьезности намерений одноглазого. — Подожди, подожди! – я уперлась руками ему в грудь. – А не рановато ли? — В самый раз, — прошептал он мне в ухо, убирая мои руки и прижимая их к стене. Я не смогла сдержать судорожный вздох. Казалось, сердце сейчас выпрыгнет наружу. Никогда бы не подумала, что такое может произойти со мной. Все происходящее отступило на второй план. Осталось только лицо Какаши, его голос и тяжесть тела, прижимающегося ко мне. — Краснеющая девушка – это очаровательно, краснеющая Йойо – очаровательно втройне, — шепот одноглазого обжег мне ухо. Не знаю как, но он умудрился снять свою маску. И хотя лица я не видела, зато прекрасно чувствовала, как его губы касаются мочки уха, а зубы легонько ее прикусывают. В этот миг я перестала дышать. Он поцеловал меня в шею. АААА!!!! — Какаши, — я предприняла еще одну слабую попытку вырваться. — Скажи это еще раз и нежнее, — он отпустил одну мою руку. Через секунду я почувствовала прикосновение его пальцев к моей коже… на спине. Не обращая внимания на то, что мы на улице, он залез ко мне под футболку. Сердце остановилось в прямом и переносном смысле. Я окаменела, боясь пошевелиться. — Ну же, Йойо, не будь такой холодной, — усмехнулся Какаши мне в шею. Я молчала, потому что знала, что стоит мне открыть рот, как оттуда вырвется стон. Но я же приличная девушка, и психолог, тем более мы посреди улицы, а за спиной Какаши сражаются Наруто и Саске, и где-то рядом стоит Сакура… Ну не могу я стонать в таких условиях, хотя, и очень хочется. — Йойо, не заставляй меня применять силу, — одноглазый посмотрел мне в глаза. Я сглотнула и прикусила губу. — Упрямая игрушка, — хмыкнул он, наклоняясь ко мне. Мгновение, и наши губы встретятся. Я непроизвольно приоткрыла рот и… — Йойо, с тобой точно все в порядке? – Какаши потряс меня за плечо. Я удивленно заморгала. Мы опять стояли неподалеку от Наруто и Саске, одноглазый не прижимал меня к стене и не пытался поцеловать. О, показалось. Я облегченно вздохнула… Стоп! Показалось? Вот уж нет, я же только что видела желание Какаши! Неужели он хочет сотворить со мной такое? Это, это… Никогда бы не подумала, что стану героиней чьих-нибудь фантазий. То ли радоваться, то ли плакать, это все так неожиданно. — Все нормально, — сдавленно пробормотала я. — Тогда нам стоит отойти подальше, — Какаши протянул руку, намереваясь взять меня за локоть. Неужели то, что я видела, станет реальностью? — Нет, мне и тут хорошо! – воскликнула я, буквально отпрыгивая от него. — Но тут опасно, — возразил одноглазый, удивленно глядя на меня. — Все равно. Какаши на секунду задумался. Ксо, а ведь если он решит применить силу, то я вряд ли смогу отбиться. Да и не захочу, скорее всего. Что делать? Вдох, выдох. Почему меня так потрясла та картина, которую я увидела? Я же сама хотела понравиться Какаши, так что вполне естественно, что, в случае моего успеха, он должен думать о чем-то таком. Все нормально… или нет? «Наруто, хочу тебя», — прервал Саске поток моих мыслей. О, точно. Надо отвлечься от раздумий о Какаши и его желаниях, а то у меня мозг взорвется. Подумаю об этом позже, когда немного успокоюсь, а то меня до сих пор потряхивает. Да и обстановка тут не самая подходящая. «Саске-теме, когда ты уже сдашься?» — злой шепот Наруто. Я переключилась на битву, разворачивающуюся у меня под боком. Она была в самом разгаре. Пара домов разнесены в щепки, посреди дороги образовалась огромная яма. В данный момент, Нару-чан и Его гениальность были заняты разрушением какого-то небольшого ресторанчика. Драка двух влюбленных ниндзя – это страшно.

0

92010-10-09 20:40:21

Hibari

маньяк, ёптЭ xD

Откуда: Херляндия, ёпт хD

Зарегистрирован: 2010-10-04

Приглашений: 0

Сообщений: 210

Уважение: [+28/-0]

Позитив: [+39/-1]

Пол: Мужской

Возраст: 20 [1994-03-09]

ICQ: 438172723

Провел на форуме:12 часов 52 минуты

Последний визит:2010-12-09 16:39:58

Глава 17

Наруто сверлил Саске взглядом. Его гениальность с ухмылкой смотрел на блондина. Я напряженно наблюдала за ними, ожидая развития событий. — Может, все-таки отойдем, — Какаши встал рядом со мной. Я нервно сглотнула и попыталась отодвинуться, но одноглазый придержал меня за локоть. — По крайней мере, держись недалеко от меня, — произнес он. Краем глаза я посмотрела на него, Какаши, как ни в чем не бывало, смотрел на Учиху и Нару-чана. Те испепеляли взглядами друг друга. «Наруто, почему ты такой упрямый?» — с какой-то горечью подумал Его гениальность. На секунду мне даже стало жаль Саске, ведь он и не подозревает, что его чувства взаимны. Такое незнание может серьезно повлиять на, и без того, неустойчивую психику Учихи. Мой долг как его личного психолога предотвратить это. Получается, я должна рассказать, что Нару-чан к нему неровно дышит? Что-то я мало себе представляю, как это будет выглядеть. В конце концов, не могу же я подойти к Его гениальности и заявить, что Наруто в него влюблен. Несколько странно получится, не находите? Конечно, идеально будет, если Нару-чан сам признается Учихе. Но в таком случае Саске с его высокомерностью может все испортить, сказав, что ему плевать или что-нибудь в этом духе (а я уверена, что Его гениальность ляпнет нечто подобное). Лучше бы было, чтобы напыщенный еж сам обо всем догадался, но в таком случае блондину тоже придется несладко. Готова поспорить, что Учиха изрядно над ним поиздевается, прежде чем намекнет, как относится к Наруто, если, вообще, намекнет. Конечно, оставался еще вариант, когда Его гениальность первым рассказывает о своих чувствах, но это из области фантастики. Ксо, куда не кинь, всюду клин. — Осторожно! – воскликнул Какаши и дернул меня на себя. В нескольких сантиметрах от моего уха пролетел весьма внушительный кусок стены. Я так задумалась, что пропустила момент, когда битва между Учихой и Наруто возобновилась. — Спасибо, — пробормотала я, пытаясь освободиться из объятий Какаши. Одноглазый одной рукой держал меня за локоть, другой – обхватил за талию и не думал отпускать. Я посмотрела на него снизу вверх. Видимый из-под маски участок лица был непроницаем, будто действия Какаши — нечто само собой разумеющееся. В голове начало звенеть. Оу, если я не хочу очередного просмотра фантазий одноглазого, то придется принять более решительные меры по своему освобождению. Я несильно, но довольно ощутимо пихнула его в бок свободным локтем. Какаши охнул и выпустил меня. — Премного благодарна, — сияя улыбкой, произнесла я, отстраняясь от него. «На-ру-то…» — сдавленный хриплый шепот Его гениальности заставил меня вновь обратить все свое внимание на разворачивающуюся битву. — Саске-теме, ты у меня получишь! – орал блондин. «Секса?» — мысленно поинтересовался Учиха. Я не смогла сдержать улыбку. Что Сакура, что Саске – во время боя думают не о том, о чем надо. Сразу видно, что у них был один учитель… — Саске-теме, сдавайся! – крикнул Наруто, принимая боевую стойку. — Разбежался, — оскалился в ответ Учиха. «Наруто, может, лучше ты сдашься?» — шепот Его гениальности был пропитан похотью. «Саске, а когда ты стонешь, у тебя такая же кислая мина?» — Нару-чана занимал только этот вопрос. Я сдавленно хихикнула. Какаши недоуменно посмотрел на меня. Я пожала плечами и сделала вид, что так и надо. Одноглазый сделал шаг ко мне, я – шаг от него. Думаю, не стоит искушать моего спасителя на всякие пошлости. Расшалившееся воображение еще никому не приносило добра. «Наруто, как же я хочу тебя», — мысли Учихи не поразили разнообразием. «Саске, ты такой придурок», — Нару-чан тоже не думал о чем-то сверхъестественном. На кончиках пальцев Его гениальности засверкали молнии, постепенно они распространились по всему телу. Наруто сдавленно зарычал и бросился на Учиху. Тот усмехнулся и, поймав блондина за запястье, выпустил разряд. Нару-чана отбросило на пару метров, и он врезался спиной в стену какого-то здания. Наверно, это довольно неприятно. Блондин поднялся, стряхнул с себя пыль и сложил печать. Рядом с ним появились еще четыре Наруто, и все вместе накинулись на Его гениальность. Саске легко уворачивался от всех ударов. Подкрепление Нару-чана с легкими хлопками исчезло в облаке дыма. Кстати, Его гениальность так интенсивно двигался, что иногда мне казалось, что еще чуть-чуть и с него непременно свалится полотенце. Интересно, что он в таком случае будет делать? Попытается прикрыть свое достоинство или продолжит сражаться, как ни в чем не бывало? Последнее было бы вполне в его духе. Кроме того, это мог бы быть ненавязчивый способ продемонстрировать себя Наруто во всей красе. — Какаши-сенсей, — рядом с одноглазым появилась Сакура. Но тут же все ее внимание переключилось на меня. — Опять ты, — прошипела розововолосая. — О нет, Саске-кун! – воскликнула я, глядя на сражающихся парней. Сакура забыла о моем существовании и уставилась на битву. Конечно, там не происходило ничего, что могло бы угрожать жизни Его гениальности, просто надо было как-нибудь отвлечь грозную розововолосую девушку от моей скромной персоны. Какаши усмехнулся и слегка кивнул, оценив мой тактический ход. «У Саске-куна полотенце сейчас упадет», — благоговейный шепот Сакуры оторвал меня от созерцания одноглазого. Не могу я пропустить такое зрелище. Как раз и появится ответ на вопрос, которым я задалась ранее. Его гениальность сделал особо резкое движение, полотенце опасно сползло, приоткрыв нашим взорам… Впрочем, не буду об этом. Сакура заворожено смотрела на эту картину, прижав руки к груди. Я хмыкнула. Ничего выдающегося, между прочим. Да, у Учихи неплохая фигура. Да, он сейчас потрясающе выглядит в развевающемся касаде и небольшим кусочком ткани вокруг бедер. Кстати, о кусочках ткани. В левой руке Его гениальность по-прежнему сжимал нечто оранжевое. Видимо, мой подарок ему все-таки понравился, раз он даже во время боя не смог с ним расстаться. Губы сами собой расползлись в ехидной усмешке. Но не я одна заметила яркую ткань. Наруто, остановившийся отдышаться, задержал на нем взгляд, а потом удивленно воскликнул: — Саске-теме, ты мой комбинезон, что ли, украл? – и для полного счастья он указал пальцем на то, о чем говорил. Учиха, ворующий одежду Нару-чана, как какой-то извращенец? Ну, на самом деле, совсем не трудно такое представить. Вот Его гениальность, используя навыки ниндзя под покровом ночи пробирается в Коноху. Сливаясь со стенами и припадая к земле, крадется по ее улицам к дому Наруто. Прямо перед его дверью выполняет дзюцу перемещения. Как всегда это у него получается не ахти, поэтому, когда он появляется в квартире Нару-чана, его слегка подташнивает, а еще и волнение сказывается. В общем, Учиха зажимает рот рукой, чтобы не очень приятными звуками не выдать своего присутствия. А Наруто мирно спит в своей постели. Готова поспорить, у него есть какой-нибудь дурацкий ночной колпак или что-то типа этого. Он посапывает и даже не подозревает, что к нему забрался особо опасный преступник. И опасен сей коварный тип не потому, что его разыскивает вся деревня, а потому, что собирается покуситься на одежду блондина. Фетишист международного масштаба. Саске неслышно крадется к шкафу, приоткрывает дверцу. Та тихо скрипит. Его гениальность замирает. Наруто всхрапывает и начинает ворочаться. Учиха бледнеет, хотя, дальше, казалось бы, невозможно. Блондин через несколько секунд успокаивается. Гениальный фетишист облегченно вздыхает и совершает-таки свое подлое дело – вытаскивает из шкафа оранжевый комбинезон. — Йойо, — Какаши толкнул меня так, что я отлетела на пару метров. Валяясь на земле, я удивленно смотрела в небо. Конечно, в свете того, что одноглазый мне нравится, я могу ему многое простить, но это уже несколько слишком. Кряхтя, я поднялась на ноги. Я уже открыла рот, чтобы высказать Какаши, что думаю по поводу его поступка, но так и застыла. На том месте, где я стояла буквально секунду назад, была внушительных размеров яма, в центре которой красовался не менее внушительных размеров камень. Похоже, я как обычно задумалась и пропустила что-то интересное. — Эй, что здесь творится? – раздался голос у меня за спиной. Я медленно обернулась и увидела Суйгецу, Дзюго и Карин. Причем, последняя буквально пожирала Его гениальность глазами. «Мой милый Саске…» — прошелестел в моей голове ее шепот, который по интонации мало чем отличался от шепота Учихи в моменты его размышлений о Наруто. Вокруг меня одни извращенцы или озабоченные. А, может, все ниндзя такие? Ксо, такой расклад меня совсем не устраивает. Дзюго с безучастным видом смотрел на сражение. Суйгецу же наклонился ко мне и поинтересовался: — А почему Учиха так одет? — Не знаю, — пожала я плечами. – Может, Наруто соблазняет? Я сказала это достаточно громко, чтобы Карин нас наверняка услышала. Каково же было мое удивление, когда реакцией девушки была всего одна мысль: «Спокойно, это же все неправда». Я неопределенно хмыкнула и вернулась к созерцанию битвы. И как раз вовремя, чтобы увидеть, как с Его гениальности, наконец-таки, падает полотенце. Глаза Карин стали больше ее очков. Сакура перестала дышать. Суйгецу заинтересованно приподнял бровь. Наруто застыл с открытым ртом. Только Дзюго и Какаши были спокойны. Я же непроизвольно начала потирать руки. Еще секунда, и все собравшиеся смогут узреть интимную часть тела Саске… Аааа! Вот облом! Я была готова кричать. Со всех сторон донеслись разочарованные вздохи. Его гениальность буквально в последнее мгновение успел прикрыться касаде. «Саске-теме…» — судя по тону, даже Нару-чан был расстроен. В это время шустрый Учиха, придерживая надетое на нем касаде одной рукой, другой — достал пояс от второго касаде, и, соответственно, подпоясался им. — Какая прелесть, — не смогла удержаться я. — Откуда у него оранжевое касаде? – подал голос Дзюго. — Я купила. Здоровяк усмехнулся и слегка покачал головой. Дзюго, в принципе, неплохой парень, только малость странный. Карин уверяла меня, что у него раздвоение личности, но я ни разу не встречала Дзюго-два. Поэтому мне было просто невероятно интересно, но Суйгецу как-то сказал, что будет лучше, если я никогда не познакомлюсь с другим Дзюго. На это Его гениальность согласно кивнул, и желания у меня сразу несколько поубавилось. Но вернемся к битве. — Саске-теме, давай вернемся! – орал Наруто, выбираясь из-под обрушившегося на него участка стены. — Отвали! – Его гениальность скрестил руки на груди. — Не отвалю! «Прости, Наруто, но я не могу… Только не при всех», — мне показалось, или в шепоте Учихи скользила явная горечь. — Что тебе от меня надо? – поинтересовался Саске вслух. – Забудь уже меня. Ты мне никто. Я не хочу тебя видеть. Почему ты не можешь этого понять? Мда, жестоко. Очень жестоко. У Наруто едва заметно задрожали губы. Бедняга. А Его гениальность… «Наруто…» — сдавленный шепот Саске. «Учиха, ублюдок, да как ты мог?» — прошипел блондин. Как это все грустно. Наверное, мне все-таки придется заниматься сводничеством, после битвы аккуратно намекая одному и второму, что их чувства взаимны. Конечно, неблагодарная это работа, но что поделать. Если мой пациент впадет в депрессию на почве неразделенной любви и своей глупости (по большей части), это будет не очень хорошо. Но тут произошло нечто неожиданное. Наруто начало обволакивать что-то красное. — Вот это чакра, — испуганно прошептала Карин. Чего? Эта красная штука вокруг Нару-чана – чакра? Ладно, запомним. Хотя, я думала, что чакра – это нечто неосязаемое, что увидеть, в принципе, невозможно. Выходит, моя догадка была ошибочной. За спиной блондина появились… хвосты? Я присмотрелась внимательней, не веря своим глазам. Точно, три хвоста из красной чакры. Мало того, что ее видно, так она еще и определенную форму может принимать? Ярко-голубые глаза Наруто стали красными. У него, что ли, тоже есть шариган как у Учихи? Хотя, нет, это же по наследству передается. На руках блондина появились когти, и, ко всему, он встал на четвереньки. Говоря словами Карин, че за хрень?! Но Учиха удивил меня намного больше, он начал снимать касаде. Неужели Его гениальность собрался прямо здесь и прямо сейчас воплощать свои желания в реальность. Да и Нару-чан принял соответствующую позу. Может, Саске решил, что это приглашение. Не самое подходящее время, знаете ли. «Да, Наруто, именно так», — прошелестел в моей голове шепот Учихи. «Саске-теме, давай же», — голос Нару-чана. Нет, они определенно сошли с ума. Я с открытым ртом смотрела на происходящее, и у меня в голове не укладывалось, что они собираются устроить оргию прямо посреди улицы. С другой стороны, зачем такие сложные приготовления в виде формирования хвостов из чакры? Может, ритуал какой? Кто их разберет, этих ниндзя. Но на этом сюрпризы не закончились. Волосы Его гениальности начали стремительно расти, приобретая грязно-белый цвет. Сам он потемнел, другими словами, стал практически черным. Губы приобрели приятный темно-фиолетовый оттенок, а на переносице появилась четырехконечная звезда. Я непроизвольно скривилась. Это совсем не тот Учиха, которого я знаю. Ах, да, в довершение всего у него из спины вылезли какие-то огромные ладони с перепонками. — О, Учиха активировал проклятую печать, — проговорил Суйгецу у меня за спиной. А, так вот как она выглядит. Не самое приятное зрелище. Надо будет потом сказать об этом Его гениальности. — А с Наруто что? – поинтересовалась я. — В нем просыпается зверь, — весьма расплывчатое объяснение Дзюго. Зверь? Зверь похоти, что ли? Все очень и очень странно. «Наруто…» — сдавленно прошептал Учиха. «Саске…» — низкий рык блондина. Именно рык. Ладно, внешний вид, но чтобы из-за чакры так изменился голос? Непонятно. «Что это?» — злобное рычание Наруто. И он уставился на меня своими красными глазами. «Кто ты?» — Наруто сделал шаг в мою сторону. Я удивленно смотрела на него, не зная, что делать. Учиха растерянно хлопал глазами, не понимая, почему блондин повернулся ко мне. «Отвечай, кто ты», — потребовал Нару-чан. Хотя, был ли это по-прежнему Наруто? Я начала в этом сомневаться. Повадки и тот голос, который раздавался у меня в голове – все это скорее уж принадлежало, действительно, какому-нибудь зверю, а не очаровательному блондину. «Отвечай», — шепот становился все злее. И как я могу ответить? Начать ни с того, ни с сего говорить вслух будет странно. Может… «Что?» — мысленно поинтересовалась я. «Так ты, и правда, меня слышишь», — довольная усмешка. – «Кто ты?» «Психолог», — это было первое, что пришло мне на ум. «Какой еще психолог?» «Бродячий», — я подавила желание пожать плечами. «Не пудри мне мозги», — в шепоте Наруто прозвучала ярость. «Я и не собиралась». «ОТВЕЧАЙ!» — я чуть не оглохла от этого крика. «Не заводись так, Нару-чан», — мирно подумала я. «Я не Нару-чан…» — злобная усмешка. «А кто?» — я была крайне удивлена. Ответом мне было низкое рычание. Затем Наруто присел, повилял задницей и… прыгнул в мою сторону. Я заворожено смотрела на его полет. «Йойо!» «Игрушка!» «Идиотка!» «Че стоишь?!» Голоса, одновременно раздавшиеся у меня в голове… Меня начало подташнивать… Мир перед глазами поплыл, оставив четким только силуэт Наруто…

Глава 18

Я медленно приходила в себя. Голова нещадно болела. — Эй, очнулась? Этот голос принадлежал Учихе. Я с трудом открыла глаза и уперлась взглядом в потолок. Кряхтя, перевернулась на бок и уткнулась носом в колено Его гениальности. Он презрительно хмыкнул. Спустя несколько минут под пристальным взором Учихи я, наконец-таки, поднялась на ноги. И обнаружила, что нахожусь в камере… Да, да, в самой настоящей камере, в которой держат преступников. Вот, решетка вместо входа имеется, окон нет, тусклый свет одинокой лампочки, кажется, даже вода где-то капает. — Че, проснулась? – послышался недовольный голос Карин. Я пригляделась. В камере напротив на полу гордо восседал Дзюго, справа от него развалился Суйгецу, а Карин стояла, вцепившись в решетку, и сверкала на меня стеклами очков. Ах, да, я же не рассказала про ее очки, которые вновь были относительно целыми. Они были перемотаны в месте разлома кусочком белой ткани, и каким-то чудом вся эта конструкция держалась на носу. Поистине, загадочное явление. «Почему именно она в камере с МОИМ милым Саске?» — недовольно думала Карин. Я хмыкнула и показала ей язык. — Идиотка, ты за это ответишь! – воскликнула она, вспыхнув от негодования. — Хорошо, — кивнула я и повернулась к Его гениальности. – Где мы? — В тюрьме, — бесцветным тоном проговорил он. — Меня интересует менее конкретное местоположение. — В Конохе. Что? Я удивленно уставилась на Учиху. — Серьезно? – решила уточнить я. — Похоже, что я шучу? – приподнял он бровь. — Если бы ты начал шутить, я бы подумала, что мир окончательно сошел с ума. Хотя, все к этому и движется. А что мы тут делаем? — Сидим! – крикнул Суйгецу. — Мда? Очень неожиданно, — усмехнулась я, сверля Саске взглядом. Он сидел, как ни в чем не бывало, и обращал на меня внимания не больше, чем на какой-нибудь прут решетки. — Эй, — я помахала у него перед глазами рукой, – Саааске. — Отвали. Как грубо. Что бы такое ответить? Что ему не идет оранжевый цвет? Стоп. Оранжевый? Я не поверила своим глазам – Его гениальность одел касаде, которое я ему купила! Хе-хе-хе! Я не смогла сдержать волнение, буквально переполнявшее меня. Поэтому расхохоталась и захлопала в ладоши. Учиха тут же попробовал убить меня взглядом, но мне было все равно. Я обошла вокруг него, отметив, что символ его клана, который я так старательно рисовала, смотрится очень даже неплохо. В принципе, кроме того, что цвет касаде абсолютно не идет Его гениальности, никаких замечаний по поводу одежды у меня не было. Карин вцепилась в решетку так, что у нее костяшки пальцев побелели. И тут в моей голове родился план, как ее окончательно добить. — Саааске, Саааске, — протянула я. Он недоуменно посмотрела на меня, почувствовав, что я замыслила что-то недоброе. Я широко улыбнулась и, обойдя его, уселась у него за спиной на колени. «Что идиотка собралась делать?» — с некоторым ужасом подумала Карин. Я еще раз усмехнулась и обняла Учиху руками и ногами, буквально повиснув на нем. — Ты что творишь?! – воскликнул он, пытаясь вырваться. Из-за его плеча я наблюдала за реакцией Карин. У нее буквально дым валил из ноздрей. Хе-хе-хе. Даже лучше, чем я ожидала. Я вцепилась в Его гениальность мертвой хваткой. — Саааске, — пропела я ему на ухо. – Я так рада, что тебе понравился мой подарок, — и для полноты картины я чмокнула его в щеку. «УБЬЮ!» — крик Карин был просто музыкой. Учиха начал вырываться еще яростнее. Пара секунд борьбы. Ни он, ни я уступать не собирались. А далее последовал сдавленный вскрик Карин, и она упала в обморок. Я удивленно приподняла бровь. В следующее мгновение я почувствовала, что мне в пятку упирается что-то твердое, и это становится все тверже и больше… КСО!!!! Его гениальность же до сих пор без белья! Я отпрыгнула от него как ошпаренная, врезавшись спиной в стену. Суйгецу расхохотался. Учиха хмыкнул и, поправив одежду, повернулся ко мне. — Что такое? Больше не хочешь объятий? – усмехнулся он. — Не в моих правилах заставлять людей делать то, чего они не хотят, — невпопад ответила я, отчаянно стараясь не покраснеть. «Игрушка, тебя так легко смутить», — мысленно ухмыльнулся Его гениальность. Ну еще бы, я приличная девушка и не привыкла, чтобы в меня упирались некоторые части мужского тела. И тут я вспомнила фантазии Какаши… Краска смущения с новой силой прилила к моему лицу. Это не ускользнуло от внимания Учихи, о чем и сообщил его довольный смешок. Ксо, не деревня, а сборище извращенцев. — Может, хочешь повторить? – Саске еще раз подтвердил мою догадку. — А, может, хочешь, чтобы на моем месте оказался Наруто? – я решила не оставаться в долгу. Его гениальность перекосило от моих слов. Я довольно усмехнулась и мысленно поздравила себя с маленькой победой. «Игрушка, ты нарываешься», — в шепоте Учихи была угроза. В этот момент надо было остановиться, но азарт, бурливший во мне, не позволил этого сделать. Дозы адреналина, выбрасываемые в кровь, заставляли меня дрожать от возбуждения в предчувствии того, что я собиралась сказать. Я встала и поманила Его гениальность пальцев. Как ни странно он подчинился и подошел ко мне. Я привстала на цыпочки и прошептала ему в самое ухо: — На-ру-то, хочу тебя… Я повторила не только слова, но и интонацию, с которой Учиха столько раз за эти дни, произносил мысленно эту фразу. «Игрушка…» — в голосе Саске не было никаких эмоций. Наверное, потому что он не ожидал такого поворота событий. «Игрушка…» Я отстранилась и, улыбаясь во все тридцать три зуба, посмотрела в лицо Учихи. его взгляд был пустым. Шоковое состояние, надо полагать. Но не тут-то было. В следующую секунду я почувствовала удар в живот. Дыхание перехватило, я согнулась пополам, хватая ртом воздух. Невероятно больно, учитывая, что до этого меня никто никогда не бил. Маленькие потасовки с Его гениальностью не в счет. Я ухватилась за касаде Саске, чтобы не упасть. На глаза навернулись слезы. До моего слуха донесся его довольный смешок. Вот скотина! Пациент не пациент, но я этого так просто не оставлю. Я с трудом выпрямилась и от всей души влепила Его гениальности увесистую пощечину. Он удивленно захлопал глазами. Я показала ему язык и поспешила увеличить расстояние между нами, отбежав к противоположной стене. Учиха медлил всего мгновение, а потом кинулся за мной. Несколько минут мы нарезали круги по камере. Что-то мне это напоминает… Не буду говорить, какие мысли вертелись в голове Его гениальности, и так все понятно – его сильнейшим желанием было отправить меня на тот свет. А еще, я была бы не я, если бы не упала на ровном месте. Я запуталась в собственных ногах и красочно растянулась на полу. Надо мной раздался презрительный смешок Учихи. — Ладно, так и быть, — вздохнула я, переворачиваясь на спину и глядя на него снизу вверх, — я сдаюсь. — Этого недостаточно, — хмыкнул Саске. — Мне ползать на коленях и умолять тебя о пощаде? — Неплохой вариант. — Пожалуй, я откажусь. Как ни странно Учиха не стал бить меня ногами, а просто сел рядом. Вот уж неожиданность. Не знаю, что с ним произошло, но в последнее время ему удается удивлять меня сверх всякой меры. Несколько минут мы сидели, т.е. я лежала, а Его гениальность сидел, молча. Потом я поинтересовалась: — А что произошло с Нару-чаном? — Когда это он стал Нару-чаном? — Совсем недавно, — усмехнулась я. «Игрушка… Ксо, и ведь не спросишь же напрямик, она только утвердится в своих подозрениях. Чертов психолог!» — недовольно подумал Учиха. Какая прелесть! Саске и не догадывается, что я все знаю наверняка. И это вовсе не потому, что я психолог. Но ладно, об этой стороне дела ему знать совсем не обязательно. Пусть лучше верит в великую силу психологии. Хе-хе-хе. — Саааске, ответь на вопрос, — протянула я. «А по фиг», — подумал Учиха и: — В Наруто запечатан девятихвостый демон-лис, — он внимательно посмотрел на меня, явно ожидая реакцию. Я пару раз хлопнула глазами: — Еще раз. — В Наруто запечатан демон. Что за глупость? Кажется, Его гениальность ударился головой и несет совсем не гениальный бред. — Что значит запечатан? – решила уточнить я. — То и значит. — То есть, помимо Наруто в нем есть еще кто-то? – в данный момент я несла полную чушь. Но Саске утвердительно кивнул. — Это невозможно, — усмехнулась я. — Почему? – приподнял бровь Учиха. — Давай рассуждать логически, — я села и повернулась к Саске. – Если в Наруто запечатан демон, значит, в нем существует еще одна личность. Так? – Учиха кивнул. – Но ведь Нару-чан психически здоров? – еще один кивок. – Вот поэтому это невозможно. — Почему? Мда, Его гениальность в данный момент просто поражает меня своей понятливостью. — Хорошо, еще раз, — вздохнула я. – В человеке может присутствовать еще одна личность только в том случае, если у него психическое расстройство, другими словами, если он страдает раздвоением личности. Но Наруто абсолютно здоров, значит, у него нет проблем с психикой, значит, в нем не может присутствовать другая личность. — Но я сам его видел, — произнес спокойно Учиха. — Кого? – мои глаза стали похожи на блюдца. — Девятихвостого. — Какого девятихвостого? — Который запечатан в Наруто, — Саске произнес это с таким видом, будто пытался доказать непроходимой идиотке в лице меня какую-то прописную истину. А вот мне захотелось побиться головой о стену. Такое чувство, что я и не объясняла, почему такое положение дел невозможно. Я мало представляла, как у здорового человека может взяться еще одна личность, которая дает знать о себе таким странным способом, что уж говорить о том, что для меня было абсолютно невероятно, что ее можно увидеть. — Короче, Саааске, — произнесла я. – Похоже, кто-то из нас сходит с ума. — Это точно не я, — гордо заявил Учиха. Вот упертый! «Игрушка, до чего ж ты упрямая», — донесся до меня шепот Его гениальности. Ну хоть в чем-то мы согласны друг с другом. — Знаешь, Йойо, меня гораздо больше интересует другой вопрос, — произнес Саске тоном, не предвещавшим ничего хорошего. – Как они нас нашли? — Понятия не имею, — пожала я плечами. Ксо! Мало того, что он назвал меня по имени, так еще задал такой вопрос. За всем этим волнением, что обо мне подумает Какаши, узнав, что я знакома с Учихой, у меня из головы вылетело, что и Его гениальности может не понравится тот факт, что я знаю его сенсея. — Мда? – приподнял бровь Саске. – А мне показалось, Какаши был более чем рад тебя видеть. — Понятия не имею, о ком ты говоришь, — пробормотала я. — А между тем, этот незнакомый тебе человек трижды спас твою жизнь. — Трижды? – удивилась я. Лично я смогла припомнить только два раза. — Третий был, когда на тебя накинулся Наруто, — любезно подсказал Учиха. – Буквально грудью тебя закрыл. — Да уж, от тебя бы я такого не дождалась. Его гениальность презрительно хмыкнул, подтверждая мою догадку. — Так все-таки? – он схватил меня за запястье и сжал со всей силы. Кажется, я услышала, как треснули кости. — Ладно, ладно! – воскликнула я. – Мы с ним знакомы. Учиха слегка ослабил хватку: — Дальше. — Случайно познакомились на улице. Он мне помог. — Все? Я закивала. Его гениальность сжал пальцы. Вот черт! Придется выбирать, или у меня будет сломана рука, или я смогу гордиться своей стойкостью… В конце концов, я же слабая девушка… — Потом встретились в кафе, — затараторила я. – Когда с Наруто там сидели. Поболтали, немного выпили, но я ничего не говорила о том, что мы с тобой знакомы. — Все? – приподнял он бровь. — Да, — прошипела я. Учиха довольно усмехнулся и отпустил меня. Я тут же принялась растирать запястье. Без сомнения, останутся синяки. — Гад, — насупилась я и отвернулась от Саске. В камере напротив Суйгецу широко улыбался, и даже губы Дзюго тронула улыбка. Ну, конечно, им весело, не они же попались под руку Его гениальности. Хорошо хоть Карин до сих пор в обмороке валяется. «Игрушка, ты дура», — хмыкнул Учиха. Сам придурок, чуть не сказала я, но вовремя сдержалась. Надо ему как-то отомстить… Через несколько минут я нашла способ. — А, вообще, почему мы здесь сидим? – как ни в чем не бывало поинтересовалась я. — Нас поймали, — проговорил Саске. — Мда? Тебя, гениального ниндзя, и поймали? – я издевательски приподняла бровь. Учиха задохнулся от возмущения. Хе-хе-хе, получи, напыщенный еж. — Игрушка, на самом деле это ты во всем виновата, — понизил голос Саске. — С чего бы? — С того, что стояла столбом. — Тебе-то что? Меня же Какаши спасал. А тебе надо было в это время вырубать Наруто. Да и Сакуру в придачу, — хмыкнула я. – А потом бы и с Какаши разобрался. Я отлично отвлекла Нару-чана, это ты слажал. Ну, можно считать, что месть свершилась. Думаю, своими словами я с лихвой отплатила Его гениальности за все прежние издевательства надо мной. Для Учихи нет ничего хуже, чем уязвленная гордость, это я поняла в первый момент нашей встречи. — Игрушка, у тебя слишком длинный язык, — прошипел Его гениальность. — Мда? — Достала, — с этими словами он накинулся на меня. — Аааааааа!!!! – я заорала так, будто меня убивают. На самом деле я предполагала, что так оно и будет. Сначала Саске сломает мне ноги, чтобы не убежала, потом руки, чтобы не сопротивлялась. Ну а дальше примется за все остальное. Моя смерть представлялась мне более чем мучительной. Но меня опять ожидал сюрприз. Вместо того чтобы заняться методичным переламыванием моих костей, Его гениальность сделал нечто намного ужаснее – он начал меня щекотать. Кошмарней этой пытки нет ничего на свете, по крайней мере, для меня. Я кричала и отбивалась, как могла. Но Учиха уселся на меня и делал свое подлое дело с самой довольной ухмылкой на лице. Спустя пять минут у меня охрип голос. А Суйгецу и Дзюго чуть не лопались со смеха, наблюдая за моими мучениями. К ним присоединилась и Карин, которая очнулась от моих воплей. Сначала, она думала, что жизнь очень несправедлива, раз Саске выбрал в качестве участницы своей забавы меня, а потом пришла к выводу, что моей доле не позавидуешь, и это самое подходящее наказание за то, что я осмелилась своей ногой потрогать одну из частей тела Учихи. «Это что такое?» — чьи-то мысли обожгли меня холодом. — Саске, прекрати! – раздался ледяной окрик Какаши. Его гениальность от неожиданности подчинился. За моими криками и увлеченность остальных никто не заметил, как он появился. Я села, поправляя одежду. Одноглазый смерил меня взглядом, от которого я поежилась. Ксо, теперь точно не видать мне свидания. «Игрушка, это переходит все границы», — в его шепоте не было ни одной эмоции. Я проклинала все на свете и в первую очередь Учиху. — Йойо, выходи, — Какаши открыл дверь. Я, молча, встала и пошла к нему. Вокруг висела гробовая тишина. — Вперед, — подтолкнул он меня в спину, когда я встала рядом. — А куда? – осторожно поинтересовалась я. — Вперед! – рявкнул одноглазый, с силой захлопнув дверь камеры. Я вздрогнула. «Какаши разошелся», — усмехнулся Его гениальность. — Сама пойдешь, или мне тебя тащить надо? – мужчина схватил меня за локоть и, действительно, потащил за собой. Меня начало мутить, и перед глазами появилась картина желания Какаши. В этот раз она была не такой радужной. Никакой романтики… Кровать и я, привязанная за руки и за ноги к ней. Рядом сидит Какаши, холодно глядя на меня. — И что же мы будем делать? – приподнимает он бровь. Я открываю рот, чтобы ответить, но он молниеносным движением засовывает туда кляп. Я что-то мычу. Одноглазый довольно усмехается и наклоняется к моей шее. Я слышу шуршание ткани, а через секунду чувствую, что он довольно больно кусает меня. Я пытаюсь вырваться. — Спокойно, а то будет еще хуже, — произносит он и опять кусает меня. Я затихаю. На глаза наворачиваются слезы. Руки Какаши медленно скользят по моим бокам. Я сглатываю. Вот под его пальцами оказываются мои трусики. Он усмехается мне в плечо и оттягивает резинку. О, нет… Я вырвалась из хватки Какаши. — Сама могу идти, — прохрипела я, затравленно глядя на него. Он недоуменно вскинул бровь, потом пожал плечами и пошел дальше по коридору. За просмотром его фантазии я пропустила тот момент, когда мы покинули пределы тюрьмы и оказались в другом здании. А, может, и не в другом. Весьма вероятно, что мы просто поднялись на пару этажей вверх. Слегка дрожа, я последовала за одноглазым. Он шел, не оборачиваясь, полностью уверенный, что я никуда не денусь. Так оно и было. Я не смогу скрыться в деревне, где полно ниндзя. «Игрушка…» — его мысли были по-прежнему холодны. Внезапно Какаши остановился. Я чуть не врезалась в него. Он повернулся ко мне и спросил: — Ты меня боишься? — А есть повод? – я старалась, чтобы мой голос не дрожал. — Это надо спросить у тебя, — он навис надо мной. Я попятилась. Через пару секунд я оказалась прижатой к стене. Какаши поставил руки по бокам от моего лица, давая понять, что так просто меня не выпустит. — Мы вроде куда-то шли, — напомнила я. — Нас подождут, — прошептал одноглазый. – Посмотри на меня. Я послушно подняла взгляд. Какаши взял меня за подбородок. — Прекращай свои игры, игрушка, — произнес он, почти касаясь своими обтянутыми тканью губами моих губ. — Я не играю, — пробормотала я. Одноглазый недоверчиво посмотрел на меня. Потом хмыкнул и отстранился. Мы пошли дальше. Наконец, бесконечные коридоры и переходы закончились. Какаши остановился перед большой тяжелой дверью. Постучал и, дождавшись позволения войти, распахнул ее: — Заходи, — одноглазый подтолкнул меня в спину. Он явно не рассчитал силу, и я буквально влетела в комнату, врезавшись в массивный стол. За столом сидела блондинка, волосы которой были собраны в два легкомысленных хвостика. На вид ей было лет двадцать с небольшим. Интересно, кто она? Но этот вопрос перестал меня волновать, едва я увидела ее грудь. Вот это да! Ничего себе размер! — Хокаге-сама, это Йойо, — произнес Какаши у меня за спиной. Я натянуто улыбнулась: — Здрасьте. — Привет, — кивнула блондинка. Ее взгляд говорил о том, что ничего хорошего ждать не приходится. Ксо! Влипла так влипла. «Сейчас бы саке», — раздался в голове грустный шепот. Голос явно принадлежал Хокаге. Саке в такую рань? Неужели правитель Конохи алкоголик?

Глава 19

— Садись, — Хокаге кивнула на кресло, стоящее перед ее столом. Я так и сделала. Спиной я чувствовала, как Какаши сверлит меня взглядом. — Хатаке, ты свободен, — произнесла блондинка. — Как прикажите, — отозвался одноглазый и удалился. Я облегченно перевела дыхание. Нет, конечно, я по-прежнему в восторге от Какаши, но только не тогда, когда он злится. Чертов Учиха – это он во всем виноват. Готова поспорить, что со стороны его издевательство надо мной смотрелось весьма двусмысленно. И одноглазый все не так понял. — Значит, Йойо? – приподняла бровь блондинка, отвлекая меня от мрачных размышлений. Я кивнула. «Совсем как игрушка», — усмехнулась она про себя. Шутка не поразила меня своей новизной и остроумностью. Но стоит отдать должное тактичности блондинки, она не произнесла ее вслух. — И что же ты делала с Учихой? – Хокаге откинулась в кресле. «Игрушку, наверняка, повели на допрос к Тсунаде», — стоило вспомнить о Его гениальности, как он тут же появился в моей голове. Тсунаде? Это Хокаге, что ли? Надо выяснить, насколько прав Саске. — А можно вопрос? – поинтересовалась я, глядя на блондинку. Та приподняла бровь, а затем кивнула. — Как вас зовут? — Тсунаде, — вздохнула она. — Очень приятно, — улыбнулась я, буквально светясь дружелюбием. — Вроде бы взаимно. А теперь отвечай. «Мне определенно нужно саке. Надеюсь, девчонка быстро во всем признается и избавит меня от необходимости вести утомительный допрос. Проклятое похмелье», — горькие мысли Хокаге. Мда, кажется, милая беседа не получится. — Хорошо, — кивнула я. – С Саске я не делала ничего противозаконного… И тут же осеклась. Вообще-то, Учихе пятнадцать, а мне восемнадцать. Следовательно, я несу ответственность не только за свои, но и за его действия, по крайней мере, так решит любой суд. Всем будет плевать, что именно из-за Саске я была втянута во все истории, которые сопровождались огромными разрушениями, особенно последний инцидент. А если припомнить историю в гостинице, то получается, что я, вообще, занималась совращением несовершеннолетнего. Хотя, я, по сравнению с Его гениальностью, божий одуванчик. Стоп, стоп, Тсунаде же ничего этого не знает. Да и я не считаю себя ни в чем виноватой. Значит, будем смотреть на нее честными глазами и гнуть свою линию. Хотя, доставать человека, страдающего похмельем, опасно. Может, Хокаге надоест слушать мои оправдания, и она решит, что я виновата априори, и со спокойной совестью приговорит меня к казни или какому-нибудь пожизненному заключению. Или все может получиться с точностью до наоборот, и я буду признана невинной жертвой происков опасного преступника по имени Учиха Саске. — Какие у вас отношения с Учихой? – приподняла бровь Хокаге. — Чисто деловые, — выпалила я. Тсунаде недоуменно посмотрела на меня. «Использует ее как игрушку по прямому назначению?» — саркастичный смешок блондинки раздался у меня в голове. Никогда бы не подумала, что правитель деревни ниндзя может так пошлить. А еще и девушка, к тому же. — Я его личный психоаналитик, — хмуро пояснила я. — Кто? – у Хокаге был такой вид, будто она совсем не поняла, что я сказала. — Ну, в общем, вы же понимаете, что у Саске проблемы с головой? – издалека начала я. Тсунаде на пару мгновений задумалась, потом согласно кивнула. — Так вот, я помогаю ему с этим разобраться, — продолжила я. – Только он об этом не знает. И не говорите ему. — Еще раз. Как же трудно объяснять свою профессию тем, кто понятия не имеет о том, чем ты занимаешься. — Я не знаю, как по-другому сказать, — протянула я. — А ты попробуй, — тон, не терпящий возражений. «Саке охота, сейчас голова просто взорвется», — с грустью подумала Тсунаде. О, а это вариант! Надо же извлекать пользу из своей способности. Конечно, это будет несколько подло, но у меня нет выбора. — Знаете, для лучшего взаимопонимания нам надо настроиться на одну волну, — осторожно проговорила я. Хокаге согласно кивнула. — Как насчет саке? – я заговорщицки улыбнулась. «Будто мысли мои прочитала», — удивилась Тсунаде. Если бы она знала, насколько права. Знаете, в психологии существует теория зеркального «Я». Суть ее в том, что человек убеждается в правильности своих мыслей, когда его поддерживает кто-то посторонний. То есть, если я думаю, что Его гениальность – придурок, и появляется, допустим, Наруто, который высказывает точно такое же мнение, то я прихожу к выводу, что не ошиблась на счет Учихи. Несколько парадоксально, но тем не менее, это так. Вот и в случае с Тсунаде сработал этот принцип. Она мечтала о саке, а тут появилась я и предложила ей выпить. Хокаге пришла к выводу, что пить в такое время – вполне нормально и достала из стола бутылку. Хотя, стоит упомянуть, что она некоторое время боролась с собой, говоря, что пить с сообщницей Учихи – неправильно. Тем более, она правитель деревни… Но в конце концов, потребность опохмелиться взяла верх. И потянулись часы бесконечных женских разговоров за жизнь. Я, конечно, сакеустойчива, но не до такой степени. Я уже говорила, что во время учебы в университете усиленно тренировалась в употреблении алкоголя и добилась неплохих результатов? Так вот, признаюсь, Тсунаде – единственная, кому удалось меня перепить. Кроме того, выяснилось, что Хокаге – неплохая женщина, которой не особо везло в жизни. Хотя бы потому, что сразу после того, как она приняла пост правителя, Учиха смылся из деревни к злейшему врагу Конохи. На это я заявила, что Саске порой ведет себя как самая последняя сволочь, с чем Тсунаде и согласилась, добавив, что большинство его поступков ему прощается за смазливую внешность. Я согласно закивала… Изредка Его гениальность напоминал о своем существовании мысленными заявлениями типа, ему скучно, холодно и не нравится цвет касаде. Я только ехидно улыбалась, когда слышала его очередную жалобу. Примерно через два часа после начала употребления саке в моей голове раздался шепот Тсунаде: «Джирайя, где тебя черти носят?» Так, так, так, что же это за Джирайя такой? Судя по интонации, Хокаге в данный момент была бы очень рада его видеть. Но когда я попыталась ненавязчиво расспросить ее о личной жизни, Тсунаде ни словом не обмолвилась ни о ком по имени Джирайя. Неужели, тайная влюбленность? Немного глуповато, учитывая, что Хокаге – шикарная женщина, к тому же, как я поняла из ее рассказов, лет ей немало. Ладно, у каждого свои странности. Хотя, если у меня будет время и возможность, может, стоит предложить ей свои услуги? Да, это идея. На этой замечательной мысли мы продолжили пить с удвоенной силой. В общем, когда в кабинет сначала постучался, а потом зашел Какаши, он застал нас в очень необычном виде. Мало того, что по комнате были разбросаны пустые бутылки из-под саке, так мы с Тсунаде сидели на ее столе и играли в карты. Я пыталась выиграть свою свободу. Хокаге заявила, что если мне три раза подряд удастся обыграть ее в покер, то я могу идти на все четыре стороны. Третья партия как раз подходила к концу. Настало время вскрываться. У меня на руках был фул хауз против пары двоек Тсунаде. Я вскочила на стол и радостно захлопала в ладоши. Хокаге горько вздохнула и пробормотала что-то о том, что теперь ей придется отмазывать меня перед советом. А я запуталась в собственных ногах и начала свой полет со стола. К счастью, так вовремя зашедший Какаши успел поймать меня. Я пьяно улыбнулась ему и кое-как сфокусировала взгляд на Тсунаде. — Ну, я пошла, — произнесла я. Она кивнула и слезла со стола. — Вали, — махнула Хокаге в сторону двери. — А куда? — Да хоть к Хатаке, — она указала на одноглазого. — Я бы с удовольствием, но он сегодня не в духе. — Хокаге-сама, зачем вы ее напоили? – вздохнул Какаши. — Молчать, — Тсунаде стукнула по столу. – Что хочу, то и делаю. — Слова, достойные настоящей женщины, — икнула я. – Позвольте пожать вам руку, — я вырвалась из объятий Какаши. Подойдя к Хокаге, я обняла ее и прошептала: — Во-первых, тебе противопоказано играть в азартные игры, во-вторых, я зайду завтра. — Хорошо, — пропела она. – А теперь вон. Какаши, под твою ответственность. АНБУ я пришлю. И еще, позови Шизуне.

— Как прикажите, — кивнул тот и, закинув меня на плечо, удалился. Вы не поверите, но пока мы, то есть одноглазый, шли к двери, я умудрилась заснуть. Для меня навсегда останется загадкой, позвал ли он Шизуне, и как мы дошли до его дома. Очнулась я только тогда, когда почувствовала, что на меня льется вода. Я с трудом разлепила глаза и увидела перед собой Какаши. Одной рукой он прижимал меня к стене, чтобы я не упала, а другой держал над моей головой душ. — Пришла в себя? – поинтересовался он. Я кивнула. — Сама сможешь? Я кивнула еще раз и забрала у него душ. — Полотенце справа, — произнес Какаши, выходя. «Игрушка, ты такая забавная, когда напьешься», — в его шепоте скользила неподдельная насмешка. Я подавила желание запустить ему вслед чем-нибудь, тем более, что у меня в руках был только душ. А с ним я не была готова расстаться. Я стояла под струями прохладной воды, медленно прогоняя опьянение. Надо же было выпить столько саке, но чего только не сделаешь ради свободы. Ксо, называется «Здравствуй, похмелье!». «Она там умерла?» — донесся взволнованный шепот Какаши. Через секунду он постучал в дверь: — Тебе плохо? — Нет, мне хорошо, — ответила я, размахивая душем. — Только не говори, что ты льешь воду мне на пол, — грозно произнес одноглазый. — Нет, — пробормотала я, глядя на образовавшуюся перед ванной лужу. — Йойо… — протянул он. — Иду, иду, — я выключила горячую воду. Ледяные струи обожгли кожу. Я моментально протрезвела… Кошмар, как я теперь буду в глаза Какаши смотреть? Я была готова заплакать. Все равно, что он разозлился, застав меня в странном положении с Учихой. Его реакция говорила о том, что я ему не так уж безразлична. А теперь… Поди считает меня последней алкоголичкой. Я уселась на пол ванной, обхватив голову руками. Такое могло произойти только со мной. Казалось бы, встретила чуть ли не мужчину своей мечты и тут на тебе. И в тех глупых ситуациях, когда могло возникнуть и возникало непонимание, была виновата только я. Ксо, да какой я психолог, если даже собственную личную жизнь устроить не могу? — Йойо, — Какаши постучал настойчивей. — Иду, — я выключила воду и, взяв полотенце, начала вытираться. Ничего напоминающего халат в ванне не наблюдалось, поэтому я замоталась в это же самое полотенце и вышла. На пороге меня поджидал одноглазый. — Извини, — пробормотала я, опуская глаза. – За все. — Глупая, — он потрепал меня по голове и скрылся в ванной. – Одежда на кровати. Я прошла в комнату и обнаружила там то, что заставило меня покраснеть до кончиков ушей. Прямо посреди постели лежало черное кружевное белье. Хотя, и бельем это можно было назвать с трудом – просто три кусочка прозрачной ткани. Стоит ли говорить, что я такое ни разу не надевала, потому что считала его донельзя развратным. Но в данном случае выбирать не приходилось. Я быстро натянула комплект, и… Ксо, похоже под одеждой одноглазый подразумевал только это. «Жаль, что я не вижу ее лица», — донесся до меня смешок Какаши. Мда, похоже, моя догадка оказалась правильной. Это, что ли, мое наказание за недопустимое поведение с Его гениальностью? Кстати, об Учихе. С тех пор как я очнулась, я ни разу не слышала его мыслей. Может, он заснул? А, может, мешают толстые стены тюрьмы? Ладно, во всем есть своя прелесть, по крайней мере, он не будет донимать меня сегодня своими фантазиями. Так, но встречать Какаши в таком виде… Нееет, я же умру от смущения. Я обшарила шкаф одноглазого на предмет рубашки. Которой там почему-то не оказалось. Неужели, ниндзя их не носят? А жаль. Не долго думая, я извлекла со дна шкафа простынь и завернулась в нее. Даже не завернулась, а соорудила нечто, напоминавшее платье. Конечно, не верх дизайнерского искусства, но лучше, чем демонстрация нижнего белья. Далее я отправилась на поиски еще одной комнаты, и с удивлением обнаружила ее отсутствие. Тупо стоя посреди коридора, я не могла поверить в то, что Тсунаде со спокойной совестью отправила меня ночевать в одной комнате с мужчиной сразу после того, как мы пришли с ней к выводу, что все они только и ждут момента, чтобы воспользоваться нашей беспомощностью. Верх коварства! Но я никуда не могла деться. Чтобы хоть как-то скоротать время, я принялась оглядывать комнату. Кровать, стол, шкаф, стул, тумбочка – вот, в принципе и вся обстановка. На тумбочке лежала книга в ярко-оранжевом переплете, естественно, что она привлекла мое внимание. Я наугад открыла ее. Прочитав пару страниц, я почувствовала, как температура тела подскочила на пару десятков градусов. Ксо, неудивительно, что у Какаши такие фантазии. Такого извращения я еще ни разу в жизни не читала. Даже Его гениальность со своими планами насчет Наруто отдыхает. Кому только в голову пришло написать такое? Но описанная в книге сцена меня заинтересовала, поэтому я решила, что не будет ничего страшного, если дочитаю этот эпизод до конца. Я с ногами забралась на подоконник и начала пробегать взглядом строчки. — Эй! – внезапно раздалось у меня за спиной. передо мной возник темноволосый мужчина. От неожиданности я свалилась с подоконника. По другую сторону окна стоял темноволосый мужчина. — Чего? – поинтересовалась я, поднимаясь и потирая ушибленное место пониже спины. Другой рукой я старательно прятала книгу Какаши за спиной. — Ты кто? – совсем не дружелюбно поинтересовался он. — Йойо. — Так ты и есть та игрушка? – усмехнулся он и смерил меня взглядом. Я недовольно посмотрела на него. Весьма привлекательный брюнет, даже шрам на переносице его не портил. Но вот манеры оставляли желать лучшего. — Возможно, — протянула я. – А ты кто? Раз уж со мной не церемонятся, то и я не буду себя утруждать. — Ирука-сан, – раздался сладкий голос, и рядом с брюнетом возник парень в топике. Знакомый парень, я его определенно где-то видела. Я присмотрелась внимательней. Точно, это же Сай. Брюнет, к которому он обратился, сжался. — Что вы здесь делаете? – спокойно поинтересовался Сай. — Ничего, — прохрипел Ирука. Кстати, почему его лицо показалось мне таким знакомым? Точно! Именно его я видела, когда упала в обморок в кафе и очнулась в объятьях Какаши. — В таком случае, Умино Ирука-сенсей, вам не надо здесь оставаться и, тем более, разговаривать с преступницей, находящейся под охраной Хатаке Какаши и АНБУ. «Ну, конечно, преступницей», — недовольно подумал Ирука и скрылся. — Кто это? – поинтересовалась я, глядя ему вслед. — Умино Ирука, — спокойно проговорил Сай. О, да, теперь стало намного понятней. Я не смогла сдержать скептического смешка. — Можете возвращаться к чтению, Йойо-сан, — мило улыбнулся Сай и растворился в темноте. Ксо, кажется, меня застукали. Я в очередной раз за этот вечер покраснела. Надеюсь, он не знает, что именно написано в книге. Все, это знак. Я положила книгу на место и уселась на кровать. Через пять минут просто сидеть мне стало скучно, и рука предательски потянулась в сторону тумбочки, но, к счастью, послышался скрип открывающейся двери. Спустя пару мгновений на пороге комнаты стоял Какаши. На нем были полотенце и… маска. Очень экзотичный наряд. Что-то везет мне сегодня на мужчин в полотенцах. Может, у них праздник какой? Но стоит заметить, что при виде фигуры Какаши я прикусила губу. Кубики пресса, длинные ноги, руки – только благодаря силе воли я не облизнулась. Капельки воды стекают по коже. Мокрые волосы закрывают левый глаз, на котором больше нет повязки. Он прошел мимо меня к окну. Оперся на подоконник, глядя на ночную Коноху. А у меня перехватило дыхание. Всегда знала, что одни из самых сексуальных частей мужского тела – это спина и задница, но чтобы настолько! Какаши был просто выше всяких похвал. Вот уж поистине лакомый кусочек… Ксо, я становлюсь извращенкой. «И где же горячий прием?» — внезапно раздались у меня в голове мысли одноглазого. – «Ксо, зачем она завернулась в эту простынь? Не догадался спрятать». У меня аж челюсть отвисла после этого. Так, так, и кто же из нас двоих больший извращенец? Я, по крайней мере, не читаю, что попало, и не строю коварные планы. Я недовольно фыркнула и отвернулась от одноглазого. — Игрушка, — позвал через минуту Какаши присел рядом со мной. — Чего? – мне стоило больших усилий не взглянуть на него — Как ты познакомилась с Учихой? Ах, да, я же совсем забыла, что одноглазый узнал, что я нагло врала относительно всего, касающегося Его гениальности. Как бы сделать мою ложь не такой явной? — Мы познакомились только сегодня утром, — пробормотала я, уставившись на свои колени. – И, вообще, оденься. — Врунишка, — усмехнулся он, придвигаясь ко мне ближе. – Когда мы с тобой встретились, на тебе уже была одежда Учихи. Ксо, точно. Я чертыхнулась сквозь зубы. Какаши тихо рассмеялся и потрепал меня по голове. — Ты смешная, — проговорил одноглазый. «Посмотри же на меня, не будь такой упрямой», — казалось, что одноглазый на самом деле шепчет это мне прямо в ухо. Ну уж нет, так просто я не сдамся. — Оденься, — насупилась я, демонстративно отворачиваясь в другую сторону. — А чем тебя не устраивает такой вид? – Какаши буквально прижался ко мне. — Всем, — я отползла от него на другой конец кровати. – Несколько часов назад ты не был настроен на флирт, — я не удержалась и все-таки взглянула на него. Ксо, никогда бы не подумала, что мужчина может выглядеть настолько соблазнительно. Одноглазый сидел ко мне вполоборота, одной рукой опираясь на кровать. Большая часть его мышц хорошо обрисовалась… Я сжала кулаки так, что ногти впились в кожу. Глубоко вздохнула, успокаиваясь. — Знаешь один из самых действенных способов заполучить девушку? – одноглазый внезапно оказался рядом со мной. Он повалил меня на кровать, поставив руки по обеим сторонам. «Вот это уже лучше», — подумал он, нависая надо мной. Капля воду сорвалась с его волос и упала мне на шею. «Слизнуть?» — Какаши всерьез задумался над этим. — Знаешь этот способ? – повторил он свой вопрос. Я сглотнула и покачала головой. — Покажи ей, что ревнуешь, — усмехнулся он. Я удивленно посмотрела на него, а потом до меня дошел смысл его фразы. Вся его злость была напускной! Видимо, я могу видеть желания и слышать мысли, но не в силах отличить ложь от правды. Не думаю, что Какаши знает о моих способностях, но, тем не менее, ему удалось меня провести. Наверное, он слишком вжился в образ ревнивца. Я отвернулась, не в силах смотреть ему в глаза, потому что у меня на лице были написаны все мои чувства. Одноглазый хохотнул. — Ты прелесть, — он взял меня за подбородок и повернул к себе. — А ты нет, — пробубнила я. — Йойо, закрой глаза. — Вот еще. Какаши весьма недвусмысленно посмотрел на меня. Я тяжело вздохнула и подчинилась. Через секунду я почувствовала его губы на своих. Он попытался просунуть свой язык ко мне в рот, но не тут-то было. Другими словами, я его укусила. Какаши глухо вскрикнул. — Хе-хе, уроком тебе будет, извращенец, — я выползла из-под него и перебралась на другую сторону кровати. «Надо было слизнуть», — донесся до меня его шепот. — А где я буду спать? – хмуро поинтересовалась я. — Здесь, — Какаши похлопал по кровати. Тсунаде, ты отправила меня на верную смерть… Я даже боялась представить, что может произойти… «А что, секса не будет? совсем не интересно», — в моей голове раздался голос, принадлежавший не Какаши. Елейный выговор, слегка растянутые гласные. Сай! Нет, в Конохе действительно живут одни извращенцы! Чтоб им всем провалиться! — Отлично, тогда я спать! – воскликнула я и залезла под одеяло. На глаза попалась книга в оранжевом переплете. Я невольно фыркнула. «Твои перепады настроения меня просто убивают, игрушка», — вздохнул Какаши. — Спокойной ночи, Йойо, — прошептал он мне на ухо. Я опять фыркнула и завернулась в одеяло с головой. «Ничего, нам с тобой еще неделю жить», — довольно подумал одноглазый. Сколько? Неделю? Быть этого не может. Может, завтра прийти к Тсунаде и сказать, что признаю свою вину и готова понести наказание по всей строгости закона? Хотя, будет обидно, если я не заполучу Какаши, особенно теперь. Но с другой стороны, за нами же все время будут следить эти АНБУ… Кстати, а кто они такие? Моя голова была готова разорваться от всех этих мыслей. Все, хватит, подумаю об этом завтра. Я закрыла глаза. Сон неслышно подкрался ко мне и утащил в свои владения.

Глава 20

Бреду по колено в воде. Мрачный коридор. Тусклый свет лампочек. Бесконечные повороты. Настоящий лабиринт. Направо, направо, еще раз направо. Однажды я слышала, что если в лабиринте все время поворачивать направо, то можно из него выбраться. Ксо, сколько я еще буду здесь блуждать? Казалось, время замерло в этом месте. Как я, вообще, здесь очутилась? Я же должна спать в одной кровати с Какаши… Точно, это же всего лишь сон. Не самый приятный, должна признать. Хотя бы потому, что ноги у меня мерзнут по-настоящему. Когда-то мне на глаза попалась статья, где говорилось, что если во сне ходишь по лабиринту, значит, в жизни нет цели. До того, как я встретила Его гениальность, мне частенько снилось такое. Получается, что Учиха… Внезапно лабиринт закончился. Я вышла в довольно просторную комнату, у которой вместо дальней стены была решетка. А за ней… сверкали два огромных красных глаза. Я подошла ближе. Глаза, не мигая, смотрели на меня. — Ксо, что за чушь? – пробормотала я. Любой сон должен иметь объяснение. С помощью них наше подсознание пытается или дать нам ответ, на мучающие вопросы, или, наоборот, заставить задуматься о вещах, которые кажутся нам незначительными. — Сама ты чушь, — по комнате прокатилось низкое рычание. Если бы во сне можно было пережить пару десятков инфарктов, то сейчас со мной бы произошло именно это. Я испуганно отшатнулась от клетки, поскользнулась и, для полного счастья, упала. Мало того, что ударилась, так еще и окончательно намокла. Оглушительные раскаты хохота прокатились по комнате. Лампочка под потолком закачалась. Со стен посыпалась штукатурка. Два глаза за решеткой приблизились, и я увидела… лисью морду? Да, да, самая настоящая огромная лисья морда. — Кажется, мне пора лечиться, — вздохнула я, вставая. – Чертов Учиха, из-за него моя психика совсем расшаталась. — Имя, — требовательно произнесла морда. — Чего? Обычно, снами можно управлять. Так как это всего лишь картины, подкинутые подсознанием, в них нет ничего страшного, даже если и снится кошмар. Стоит только ясно представить, что ты хочешь, чтобы произошло, так и случится. А вот когда сны становятся неконтролируемыми, значит, начались психологические проблемы. В данный момент я как раз пыталась представить, что эта комната исчезает, уступая место какому-нибудь живописному лугу. И уж никак я не хотела, чтобы лисья морда начала со мной разговаривать. Если это произошло вопреки моему желанию… В общем, понятно. — Слушай, — вздохнула я. – Конечно, не хочу быть грубой, но не мог бы ты исчезнуть. У меня в планах сегодня хорошенько выспаться. — И что? – усмехнулась морда. — Ладно, — подняла я руки. – Я вся внимание, говори. — Что? – морда удивилась. — Ну, ты же образ моего подсознания. Раз пришел, значит, хочешь что-то мне сказать. Например, что я сделала глупость, отказав Какаши. Или мне не надо было напиваться с Тсунаде. Я не знаю, мне ни разу до этого не снились лисьи морды, и я не представляю, что ты можешь означать. — Лисья морда? — Ну, я вижу только эту часть, — хмыкнула я, подходя ближе к решетке. – Но если там есть что-то еще, то извиняюсь. — Я Кьюби! – прорычала морда. — Мне это должно о чем-то говорить? Да, в своих снах я не самый приятный человек, особенно, когда не могу понять, что происходит. А так как сновидение принадлежит мне, то я обычно и веду себя как хозяин положения. — Я девятихвостый демон! – мне показалось, что морда сейчас лопнет от гордости. Девятихвостый? Где-то я уже это слышала… Точно, Его гениальность говорил о нем. — Я же сказала, чертов Учиха, — вздохнула я. – Видимо, подсознание решило подкинуть мне вариант, как ты можешь быть запечатан в Наруто. Мда, не самое приятное местечко. — Имя, — потребовал Кьюби. — Любое? — Твое! – его рык оглушил меня. — Зачем? — Назови! — Заставь, — усмехнулась я и показала ему язык. Хе-хе-хе, вот так выглядит моя темная сторона. Она есть в каждом из нас, но большинство позволяют ей развернуться на полную только во снах. Внезапно между прутьев решетки просунулась лапа и едва не задела меня. — Ооо, — протянула я, отходя подальше, — еще немного и было бы плохо. — Заткнись и назови имя! – оскалился Кьюби. Если принять во внимание, что он – образ моего подсознания, то можно прийти к выводу, что я мучаю сама себя. Вот это поворот! Я, что, скрытая мазохистка? — Йойо, — произнесла я. — Фамилия! Это требование меня ошарашило. В детстве папа однажды сказал, что мне не надо называть свою фамилию всем подряд. И с того момента я представлялась только по имени. Со временем это стало привычкой. Большинство не обращали на это внимания, и поэтому подобная «просьба» со стороны собственного подсознания несколько удивила. — Ты и так ее знаешь, — фыркнула я. — Назови, — рыкнула морда. — Что-то мне это не особо нравится. — Боишься? – он усмехнулся. — Нет, но опасаюсь, — я скрестила руки на груди. Вы хоть раз видели насмешливые лисьи глаза? Так вот, довольно странно зрелище. Мы несколько секунд, молча, смотрели друг на друга. — Ладно, — вздохнула я. – Кирихара. — Я так и знал, — довольно облизнулся Кьюби. — Ну, конечно, знал, — фыркнула я. – Должна сказать, что ты довольно неприятный образ. Он рассмеялся: — Я – не образ, и не принадлежу твоему подсознанию. Я недоуменно посмотрела на Кьюби. Вот это заявленьеце. Кажется, у кого-то началась мания величия. — Я девятихвостый демон-лис, запечатанный в белобрысом придурке, — продолжала вещать лисья морда. – И ты находишься в его подсознании, а не в своем. — Все, я действительно схожу с ума, — я развернулась и побрела к выходу. — Куда? – раздался рык за спиной. — Пойду, поищу извращенные сны Его гениальности. — Здесь ты их не найдешь, Кирихара Йойо, — в голосе морды была откровенная насмешка. — Рада была познакомиться, — я, не оборачиваясь, махнула рукой. — Упрямство у вас в крови. Эти слова заставили меня обернуться: — У кого? — У Кирихар, — глаза Кьюби заговорщицки блеснули. — Ксо, — я почесала затылок. – Мне надоели эти игры. Или говори, или проваливай. — Подойди ближе, и я расскажу, почему ты умеешь читать чужие мысли, — если бы между прутьев просунулась лапа и поманила меня, я бы ни капли этому не удивилась. Я ни сдвинулась с места. — Ты уже можешь видеть желания? – поинтересовался Кьюби. – Едва почувствовав сегодня твою чакру, я понял, кто ты. Почувствовав сегодня? Секунду, секунду. Это выражение красных глаз, этот низкий рык… Глаза Нару-чана во время битвы. Рычание, которое я слышала перед тем, как отключилась. Озарение пришло очень неожиданно. — Это ты разговаривал со мной?! – мое восклицание отразилось от стен и рассыпалось на тысячи эх. — Теперь веришь, что я реален? – усмехнулся донельзя довольный Кьюби. Я в секунду преодолела расстояние до решетки. — Невероятно, — выдохнула я, по-новому оглядывая лисью морду. – Как такое возможно? — Просто. Это клетка, где я запечатан. Она находится в сознании белобрысого придурка. — Выходит, у Нару-чана на самом деле раздвоение личности, — пробормотала я. — Оставь свои психологические глупости и прими этот факт как данность, — хмыкнул Кьюби. Я на несколько мгновений задумалась. Во-первых, очень удивительно, что морда знает о том, что я психолог. Во-вторых, что дает подобный совет. В-третьих, выходит, Учиха не врал. Мой мозг начал закипать. Стоп! Действительно, подумаю об этом, когда проснусь. А еще лучше спрошу у Какаши, уж он-то должен знать. — Ладно, — вздохнула я. – А можно мне стул? Кьюби усмехнулся, поняв, что теперь я никуда не уйду. Между прутьев решетки просочилась красная чакра и, приняв форму стула, замерла рядом со мной. Я устало опустилась на него. Поверхность была теплой. — Выкладывай, — собравшись с мыслями и настроившись на то, чтобы слушать очередную невероятную вещь, произнесла я. — Да уж, Кирихары никогда не отличались тактичностью. Чего? Да я самый тактичный человек в мире. Вместо таких слов я нахмурилась и привстала. — Рассказываю, — тут же произнес Кьюби. Значит, я не ошиблась. По какой-то причине лисьей морде самой очень хотелось поведать мне историю моего же семейства. Я села обратно. — А мне казалось, что Кирихары давно вымерли, — усмехнулся демон. — Мы живее некуда, — нахмурилась я. — С чего бы мне начать? – задумчиво пробормотал он. — В давние времена? – предложила я. — Пусть будет так. В давние времена, когда ниндзя только начинали объединяться в кланы, среди них появились странные люди. Их чакра была прозрачной и практически неуловимой. Они слышали голоса в людей, когда те молчали. Они видели картины их желаний. Их имя было Кирихара. Столетия сменяли друг друга, сильнейшие ниндзя умирали и появлялись, а этот тихий неприметный клан продолжал свое существование. — Невероятно познавательно, — скептически хмыкнула я. — Когда другие кланы прознали о способностях Кирихар, они тут же захотели заполучить их в свою семью, — как ни в чем не бывало, продолжил Кьюби. — Но все получили отказ. На удивление миролюбивые Кирихары не хотели ввязываться в войну ниндзя. Тогда на них объявили охоту, решив стереть гордецов с лица земли. Кирихарам пришлось скрываться. Хотя это было не так уж сложно. Чакра, которую невозможно засечь. Вражеские планы, о которых они знали заранее. Спустя несколько десятков лет Кирихарам удалось бесследно раствориться среди других ничем не примечательных ниндзя. — Обалдеть, — недоверчиво протянула я. — Не знаю, каким образом это произошло, но большая часть клана Кирихара тайно поселилась в Конохе. Те немногие, которым по вкусу был дух странствий, отправились путешествовать. Однако, скоро первый Хокаге узнал, что в его деревне живут люди, способные читать мысли других. — О как! – в притворном удивлении воскликнула я. — Была заключена сделка. В обмен на то, что он будет молчать о том, что Кирихара живут в Конохе, и не будет принуждать их воевать, твои предки согласились оповещать его, если вдруг засекут враждебные по отношению к деревне мысли. Но все это длилось недолго. Кирихары знали, что соблазн использовать их слишком велик. И однажды они просто исчезли. Растворились с предрассветных сумерках, решив похоронить свои способности. Они расселились по всем странам, чтобы их труднее было найти. — Какой поворот, — я всплеснула руками. — Не ехидничай, — прорычал Кьюби, стул подо мной стал горячее. – Все было именно так. С тех пор Кирихары начали жить среди простых людей, запечатывая способности своих детей. Дар, не получая развития, стал постепенно пропадать. Вполне возможно, что ты единственная из клана, кто может им пользоваться. — Уникум, — я подняла указательный палец вверх. – Что-нибудь еще? — Что за недоверие? — Моя семья самая обычная, — произнесла я. – Нет, конечно, немного странно, что они меня бросили… — Сколько тебе было лет? – перебил меня Кьюби. — Четырнадцать. А что? — Обычная практика, — усмехнулся он. – Надо полагать, что в детстве твои способности просыпались?

Я кивнула, заинтересованно глядя на него. — С пятнадцати до двадцати лет – период, когда дар становится активным, — произнесла лисья морда. – А кровь членов семьи провоцирует скорейшее пробуждение. Поэтому обычно вся семейка сматывается, оставив ребенка в недоумении. Конечно же, спустя пять лет происходит воссоединение, и ему все объясняют. — Какая-то глупость, — пробормотала я. — Свести на нет врожденные способности очень трудно, а если учесть, сколько лет твоему клану, — если бы Кьюби мог пожать плечами, уверена, он бы так и сделал. Я прикусила губу, переваривая услышанное. Выходит, я – наследная ниндзя, если можно так выразиться. Что это мне дает? Ровным счетом ничего. Я никогда не хотела сражаться или что-то в этом духе. Прекрасно понимаю предков, решившихся на такой шаг. Кстати… — А чем так ценны наши способности? – поинтересовалась я. У Кьюби отвисла челюсть. — Издеваешься? – он посмотрел на меня, как на дурочку. – Знать мысли врагов, их самые сокровенные желания. Это дает большую власть над людьми. — И? — Ни одну войну невозможно выиграть, если противник знает твои планы наперед. Мда? В его словах была доля истины. — Тогда другой вопрос, — протянула я. – Откуда ты знаешь столько о моем «клане»? — О, это забавная история, — усмехнулся он. – Когда еще четвертый Хокаге не запечатал меня в белобрысом придурке, я встретил одного из Кирихар. Его дар пробудился, когда ему исполнилось шестнадцать, и способности уже невозможно было запечатать. Он оправился путешествовать, чтобы случайно не доставить семье неприятностей, если его вдруг обнаружат. Он и поведал мне эту чудную историю. — А почему ты рассказал ее мне? — Кирихары, не смотря ни на что, интересные собеседники, — хмыкнул Кьюби. – По крайней мере, лучше, чем никакие. А мне тут скучно. Я глупо улыбнулась, сама не знаю, почему. Внезапно я почувствовала всю его горечь от заточения в подобном месте. — Ксо, моя голова, — пробормотала я, закрывая глаза. – Сейчас просто мозг взорвется. — Ну, так думай и приходи еще поболтать. Я удивленно распахнула глаза. — Это приглашение? – уточнила я. — Ночь на исходе, — усмехнулся Кьюби. – Тем более, у вас нежданные гости. Мир вокруг начал растворяться. Все контуры смазались. Последним, что я увидела, были огромные красные глаза демона.

Я резко открыла глаза. Утреннее солнце светило прямо на меня. Я прищурилась. Все тело затекло. Перевернувшись на другой бок, я нос к носу столкнулась с Какаши. Одноглазый сонно смотрел на меня. На его лице красовалась маска. Ксо, он в ней спит, что ли? Никакой романтики. — Доброе утро, — проворковал он. И я тут же почувствовала поглаживание по бедру. Его пальцы скользили вовсе не по простыни, а по моей коже… — Еще только утро, а ты уже сексуально озабочен, — я хлопнула его по руке. Какаши ойкнул и прижал меня к себе. Я уткнулась носом ему в грудь. От него пахло первым снегом. Глупое сравнение, но было именно так. «Утренний секс – мой выбор», — донесся до меня шепот одноглазого. Ну точно, размечтался! Интересно, а АНБУ за нами наблюдают? «Кажется, что-то намечается», — словно по волшебству в моей голове раздался голос Сая. Теперь уже точно нет. Чтобы за мной подглядывали всякие маньяки… Лучше уж обламываться буду. Какаши погладил меня по спине. Я укусила его за плечо. «О, да мы любим пожестче», — усмехнулся он. – «Как пожелаешь, игрушка». В том-то и дело, что никак. Я уперлась руками одноглазому в грудь и попыталась его оттолкнуть. «И правда, сопротивление очень заводит», — довольный шепот Какаши. «Садо-мазо? Очень неплохо», — Сай был явно возбужден. «Коноха – рай для извращенцев» — на мой взгляд, такая бы надпись при входе в деревню смотрелась бы очень хорошо. Главное, она отражала бы суть ее жителей. Внезапно со стороны кухни послышался грохот. Я испуганно вскрикнула. Неужели, Сай в дом пробрался, чтобы лучше видеть? Или… я содрогнулась от такой мысли… решил поучаствовать? «Ксо, да что за облом?» — недовольно подумал Какаши. — Пойду, посмотрю, — вздохнул он, поднимаясь. Когда он встал с кровати, я почувствовала, что краснею. На одноглазом была ТОЛЬКО маска. Я провела всю ночь в постели с голым мужчиной… Уткнувшись лицом в подушку, я пробормотала: — Оденься. «Игрушка, это такой шок?» — удивился Какаши. – «Неужели ты…» Хорошо, что он не додумал эту мысль до конца, а то бы я в прямом смысле вспыхнула… «Эй, куда он пошел?» — недовольный шепот Сая. – «Ксо, одни обломы». Через несколько секунд на кухне раздались недовольные голоса. Один принадлежал Какаши, а другой, кажется, Ируке. «Только его не хватало», — горестный вздох одноглазого. О, вот это уже интересно. Вчерашний визит брюнета, сегодняшнее утреннее появление. Очень подозрительно. Я выбралась из кровати и тихонько пошла на кухню. Осторожно заглянув туда, я увидела весьма странную сцену. Посреди кухни стоял Ирука и недовольно смотрел на Какаши. Одноглазый в простыне, обмотанной вокруг бедер, опирался рукой на стол и устало глядел на брюнета. — Какого черта, Какаши? – прошипел Ирука. – Стоило тебе только уйти из деревни, тут же приволок не пойми кого. — Иру-чан, не драматизируй, — вздохнул одноглазый. — Скажешь, я не прав? – горько усмехнулся брюнет. – Да, она ничего, но тебе не кажется, что это слишком. Сообщница Учихи, алкоголичка… Чего-чего? Я не алкоголичка! — От нее так вчера перегаром разило, что я чуть не задохнулся, — продолжал Ирука мою нелестную оценку. – А ты ее еще и поцеловал. Какаши неопределенно хмыкнул. — Да! Я все видел! – воскликнул брюнет. – И знаешь, что?! Одноглазый почесал затылок, сделал шаг к Ируке, молниеносно стянул с себя маску и… Грохот моей отпавшей челюсти был слышен на всю Коноху. Я прижала руки ко рту, чтобы не заорать. Какаши с Ирукой стояли посреди кухни и целовались. Да при чем так… страстно. Руки брюнета потянулись к заднице одноглазого и крепко сжали ее. Какаши не остался в долгу. Его рука легла на пах Ируки и… Я икнула. Ни разу не видела, чтобы люди с такой скорость отпрыгивали друг от друга. Какаши еще и маску умудрился натянуть. Я стояла на пороге и не знала, что делать. Ирука отчаянно краснел и пытался спрятаться за холодильник. Одноглазый чесал затылок и виновато смотрел на меня. «Неплохо. Кажется, сейчас начнется жесть», — раздался заинтересованный шепот Сая. Только его не хватало! Я медленно подошла к окну и задернула шторы. «Ни фига не видно», — вздохнул Сай. – «Похоже, опять облом». Я глубоко вздохнула и повернулась к Какаши и Ируке. — Я, конечно, не настаиваю, — произнесла я. – Но не могли бы вы объяснить, что я только что видела? — Поцелуй, — усмехнулся одноглазый. — Между мужчинами, — уточнила я. Какаши кивнул. «Да какого хрена?!» — возмущенный возглас Ируки. — Эй, игрушка, — обратился ко мне брюнет. – Запомни одну простую вещь, Какаши – мой, — Ирука приблизился ко мне и едва не ткнул в нос пальцем. – И то, что ты ночевала с ним в одной кровати, ничего не значит. Ты для него просто игрушка. — Ирука, — протянул одноглазый. — Шутка с игрушкой уже давно не актуальна, — хмыкнула я. Честно говоря, я понятия не имела, что делать. То ли орать, то ли просто уйти. Мысли метались в голове, стукаясь о стенки черепа. Сейчас бы саке… — Ты ему не нужна, — четко произнес Ирука. — А вот ты просто необходим, — усмехнулась я. Лучшая защита – нападение. Пока не придумаю что-нибудь другое, буду придерживаться такой линии поведения. — Что ты имеешь в виду? – насторожился брюнет. — То самое, — я скрестила руки на груди. – Почему он приставал ко мне? Зачем, вообще, притащил в Коноху? Почему не отказался, когда Тсунаде отправила меня к нему домой? И последнее, почему он спал со мной в одной кровати, да еще и голый? — Просто попользоваться хочет! – воскликнул Ирука. – Поиграть! Ведь с игрушками так и поступают! — Уверен? – приподняла я бровь. Ирука сразу сник. Вот оно, больное место почти всех людей, когда дело касается чувств и намерений возлюбленного. Невозможно знать, что у другого человека на уме, нельзя быть уверенным на сто процентов… — ДА! – внезапно выкрикнул мне брюнет прямо в лицо. Я едва не оглохла. — В таком случае поздравляю, — искренне произнесла я, ну, или почти искренне. — Он любит меня, — чуть ли не по слогам произнес Ирука. — Так в чем проблема? Со мной же будут просто играть, — я не собиралась сдаваться так легко. – Или ты боишься, что он заиграется? Кажется, ревность, да и, вообще, настроение Ируки предалось мне. В любом случае, неважно, как дальше сложатся наши с Какаши отношения, этот разговор пойдет всем присутствующим только на пользу. Возможно, мы осознаем это не сразу, но время все расставит по своим местам. — Да ему на тебя плевать! – воскликнул Ирука. Я открыла рот для очередного ехидного замечания, как вдруг Какаши решил подать голос: — Эй! Может, вы перестанете обсуждать меня и мои поступки? Мы с Ирукой переглянулись и в унисон вздохнули. — Сядьте, — одноглазый указал на стулья. Мы так и сделали. А так как стульев было всего три… В общем, как ни крути, а мы оказались рядом. Тем более что Какаши сел напротив. — Во-первых, Йойо, познакомься, — одноглазый указал на брюнета, — Умино Ирука – мой любовник. Конечно, я ожидала этих слов, после всего увиденного-то, но они все равно были шоком. Я закашлялась. Какаши дождался, пока я успокоюсь, и продолжил: — Во-вторых, Ирука, познакомься, — он указал на меня, — Йойо – надеюсь, моя будущая любовница. От этого я чуть не свалилась со стула. И брюнет со мной на пару. Мы во все глаза смотрели на Какаши, тот довольно усмехался. «Вот так, так. Ну, Какаши-сан дает», — шепот Сая добил меня. — Пойду, повешусь, — пробормотала я, вставая. — Как ни удивительно, но я с тобой, — Ирука тоже встал. — А ну сидеть! – рявкнул одноглазый. Мы опустились обратно. — Чай, кофе, яичница? Думаю, нам стоит позавтракать, — Какаши буквально сиял, не обращая ни малейшего внимания на наши с Ирукой кислые мины. Ксо, как же отвратительно начался этот день.

Глава 21

Я сидела с отсутствующим видом и смотрела, как Какаши возится у плиты, готовя завтрак. Расположившийся справа от меня Ирука находился в астрале. В наших с ним головах завывал ветер. Если честно, то мне очень хотелось этой самой головой побиться об стол. Слишком много на меня свалилось после пробуждения. Шоком было узнать, что одноглазый не только любитель поспать голым, но и не прочь делать это с мужчинами. А эти мужчины очень ревнивы. «Что-то они притихли», — недовольный шепот Сая заставил меня очнуться. Ах, да, еще один извращенец. Пока я не слышу мыслей Его гениальности этот любитель подглядывать достойная ему замена. Краем глаза я посмотрела на Ируку. В принципе, он симпатичный, и я даже понимала, почему Какаши с ним… Хм, нет, нет, это выше моих сил, представлять нечто в таком роде. Кстати, кстати, интересно, кто был сверху? По логике вещей на эту роль больше подходит одноглазый, но жизнь – странная штука, любящая подкидывать разные неожиданности. Особенно мне. «Так-с», — протянул Сай, — «это становится неинтересным». — Зелень в яичницу добавить? – повернулся к нам Какаши. Мужчина, готовящий завтрак в маске и простыне вокруг бедер – очень соблазнительная картина. Если бы он еще готовил для меня одной, было бы вообще замечательно. Признаюсь, на несколько мгновений я даже забыла, какие у Какаши планы на мой счет. Простынь скрывала все, что надо, но в то же время подчеркивала некоторые интересные детали, в частности то, что на одноглазом не было белья. Он тряхнул головой, и тут я заметила кое-что очень неожиданное. Одноглазый не такой уж и одноглазый, извините за каламбур. Левый глаз был на месте, вот только почему-то он до жути напоминал шариган Его гениальности. Неужели все-таки эту штуку можно приобрести в любом магазине? Мда, а еще у Какаши был шрам, пересекающий этот самый левый глаз. Знаете, очень… хм… эротично. И эти его пепельные волосы, спадающие на лицо. Ксоооо… Я прикрыла рот рукой, чтобы никто не заметил, как у меня слюни потекли. — Зелень? – повторил Какаши. — Нет, — отрезала я. — Да, — одновременно со мной сказал Ирука. Я хмыкнула и без особого дружелюбия посмотрела на него. Брюнет проделал то же самое. Какаши хохотнул и произнес: — Ладно, половину с, половину без. — Гений дипломатии, — пробормотала я. «Нашли о чем спорить», — донесся шепот Сая. – «Устройте, наконец, оргию». Кажется, после этой его мысли у меня глаз начал дергаться. Он не просто извращенец в топике, он – ИЗВРАЩЕНИЩЕ! Такое чувство, что в Конохе есть школа для сексуально озабоченных личностей, и Сай, Какаши и Его гениальность – лучшие ее выпускники. «Ксоооо», — я с удивлением услышала мысли одноглазого. – «Иру-чан так не вовремя пришел. Еще бы немного и я смог бы насладиться зрелищем прелестного девичьего тела», — он почти мурлыкал. – «Хотя, и у Иру-чана потрясающее тело, но Йойо… Интересно, а во время секса она любит разговаривать? Или у нее будут такие же испуганные глаза как и вчера, когда я пришел за ней в камеру? Кстати, удачный момент подвернулся… Сейчас самое главное, уговорить упрямого Умино. Ну, и игрушку разумеется… Может, повезет и будет секс втроем?» Вот, что, собственно говоря, и требовалось доказать. Что Сай, что Какаши… Зная самые сокровенные желания людей, можно управлять ими – это, кажется, имел в виду Кьюби, привидевшийся мне во сне. Ну, и? Я знала желание Какаши, но у меня не было ни малейшей идеи, какую выгоду можно из этого извлечь, то же самое с Саем. Я нервно теребила кончик простыни… Ксо, я же в простыне сижу, надо пойти одеться, а то мало ли. Может, я своим видом провоцирую одноглазого на мысли о всяких пошлостях, так же как и он меня. Я встала со стула и направилась к выходу из кухни. — Ты куда? – поинтересовался Какаши, не поворачиваясь. — Переодеться. «Ну, конечно», — недоверчиво хмыкнул Сай. А в голове Ируки по-прежнему завывал ветер. Я зашла в спальню и озадаченно застыла на пороге. А где мои вещи-то? Неужели подлый одноглазый их спрятал? Да ну, глупость какая. Какаши, конечно, коварен, как я могла убедиться, но его планы несколько изощренней. Поэтому включим мозг и подумаем. Последний раз я видела свою одежду в ванной, логично было бы проверить там. Так я и сделала. Шорты и футболка терпеливо дожидались меня, вися на веревке и сушась. Как мило, одноглазый их постирал. Я быстро переоделась. Во время этой процедуры до меня донесся недовольный шепот Какаши: «Ксо, опять не увижу, как на ней белье сидит. Сплошные обломы с самого утра». «Йойо-сан, почему вы закрылись в ванной? Я ведь и стриптиз люблю», — вслед за ним в моей голове появился Сай. Знаете, это переходит все границы. Ладно, одноглазый, который пытается меня соблазнить. Но когда я слышу еще и мысли того, кто наблюдает за этим процессом, это выше моих сил. В общем, я решила тихонько уйти. Кто там меня охраняет, АНБУ? Вот и отлично, лучше я с ними время проведу, а Какаши пусть пока с Ирукой разберется. Прокравшись к входной двери, я осторожно открыла ее и… столкнулась нос к носу с Саем. — Йойо-сан, куда-то собрались? – дружелюбно поинтересовался он, улыбаясь от уха до уха. Я решила, что вопрос риторический, и просто захлопнула дверь, наградив Сая донельзя хмурым взглядом. Я прикусила губу, размышляя, что бы такого сделать, чтобы не возвращаться на кухню. Через пару минут у меня за спиной раздалось тихое покашливание: — Если не выходишь, то не стой на проходе, — пробормотал Ирука. Я хмыкнула и отошла в сторону. Брюнет взялся за ручку, повернул ее, открыл дверь и… увидел улыбающегося Сая. Я с трудом подавила смех, глядя, как меняется в лице Ирука. — Добрый день, Ирука-сенсей, — как ни в чем не бывало проговорил Сай. – И вы здесь? — Эммм… Аааа… — брюнет покраснел, потом побледнел. – Нууу… — Проще закрыть дверь, — шепнула я Ируке. Видимо, он был так растерян, что автоматически последовал моему совету. «Как чувствовал, что они попытаются сбежать», — насмешка в шепоте Сая. Надо же, какой чувствительный. Извращенская интуиция его не подвела. Ирука переводил удивленный взгляд со своих рук на закрытую дверь и обратно. Потом, наконец-таки, заметил, что я до сих пор стою рядом, и уставился на меня. — На тебе одежда Учихи, — произнес Ирука через несколько минут. — Все лучше, чем простынь, — хмыкнула я. — Сколько тебе лет? — Восемнадцать. — Хатаке – чертов педофил, — пробормотал Ирука. У брюнета было такое обиженное выражение лица, что мне нестерпимо захотелось позлить его. Захотелось до такой степени, что даже колени задрожали. Я встала на цыпочки и прошептала брюнету в самое ухо: — А мне нравятся мужчины постарше. Видимо, ты ему все-таки наскучил. Я слышала, как брюнет скрипнул зубами. «О, они уже начали. А меня почему не позвали?» — мысли Какаши, раздавшиеся в моей голове, заставили меня отскочить от Ируки. Я повернулась и заметила одноглазого, с довольным видом застывшего на пороге. — Что вы здесь стоите? – поинтересовался он. – Уже все готово. Мы с Ирукой переглянулись и пошли на кухню. Проходя мимо Какаши, брюнет зло дернул его простынь. Та с тихим шелестом упала на пол. Одноглазый стоял, как будто ничего не произошло. Даже руки на груди скрестил, наверное, чтобы лучше было видно его… хм, думаю, вы поняли, что я имею в виду. — Оденься! – воскликнул Ирука, явно ожидавший от Какаши другой реакции. — Зачем? Мне нечего стесняться, — пожал плечами одноглазый. Так, все понятно. Ладно, есть одна практически безотказно работающая в таких случаях фраза. — Это ты так думаешь, — усмехнулась я, скользнув по Какаши взглядом. «Как жестоко, игрушка», — мысленно вздохнул одноглазый, поднимая простынь и прикрываясь. На самом деле я, конечно же, нагло соврала. Какаши действительно нечего было стесняться. Даже более того… Ксо! Что за невезуха? Неужели, мне придется соглашаться на секс втроем, чтобы заполучить его?

— Ну и чего вы пришли? – Тсунаде недовольно смотрела на меня. Мда, не очень сердечный прием. Я рассчитывала если уж не на сердечные объятья, то на милую улыбку точно. «Главное, не отпускать никуда Хатаке», — донеслись до меня мысли Хокаге. – «А то она опять соблазнит меня на выпивку… Ксо, Шизуне вчера так мозги промыла, что до сих пор голова болит». Хе-хе-хе, я вот мне кажется, что ваша головушка, уважаемый правитель Конохи, болит из-за того количества саке, что вы вчера употребили, то есть мы. Но, в отличие от вас, у меня были те, кто решил помочь мне прогнать опьянение, пусть и весьма экзотичным способом. О, вас, наверное, интересует, как мы оказались в кабинете Хокаге? Все очень просто. После того, как Какаши, Ирука и я позавтракали, брюнета отправили домой. Одноглазый шепнул ему, что он может ни о чем не волноваться, сегодня у них, т.е. нас будет чудесная ночь. Ирука хмыкнул и гордо удалился, наградив меня напоследок неприязненным взглядом. Все это, лично для меня, сопровождалось мысленными вздохами Сая, который сетовал на то, что мы бессердечные и никак не хотим порадовать его развратом в нашем исполнении. Когда мы остались с Какаши вдвоем, моя голова чуть не разорвалась от тех дум, которым начал предаваться одноглазый. Я сказала, что мне срочно надо на аудиенцию к Хокаге в тот момент, когда он всерьез подумал о том, чтобы раздеть меня и, наконец-то, увидеть, как на мне сидит белье. Какаши на это хмыкнул и пробормотал: «Ксо, опять облом». То же самое донеслось и от Сая. И вот теперь я в сопровождении одноглазого и любителя подглядывать стояла в кабинете Тсунаде. — Я же говорила, что зайду сегодня, — улыбнулась я, отвечая на ее вопрос. «О, и правда», — вздохнула Хокаге. — И по какому поводу? – поинтересовалась она, сплетая пальцы и кладя на них подбородок. «Йойо, мы просто теряем время, хотя могли бы заняться кое-чем интересным», — недовольное бормотание Какаши. «Какаши-сан, смотрите не подавитесь слюнями, глядя на ягодицы… весьма аппетитные, кстати… Йойо-сан», — это принадлежало Саю. Решение проблемы слышанья мыслей всяких извращенцев пришло мгновенно. Я подлетела к Тсунаде и, глядя ей в глаза, произнесла: — Верните меня в камеру к Учихе. «Чего?» — удивилась Хокаге. «Игрушка…» — Какаши тоже был ошарашен. «Опять облом?» — недоуменный шепот Сая. — Повтори, — сказала Тсунаде. – Мне, кажется, послышалось что-то не то. — Верните меня в камеру к Учихе Саске, — я была предельно серьезна. — С чего вдруг? Вчера ты чуть ли не с пеной у рта доказывала, что ни в чем не виновата, и я обязана тебя отпустить, а сегодня такое. — Свобода досталась мне нечестно, — вздохнула я. – Признаюсь, воспользовалась вашей слабостью. А что я могла еще сказать? Что меня достали мысли всяких извращенцев, которые вьются рядом со мной? Или что Какаши предлагает мне всякие непристойности? Или меня напрягает Сай? При любом из этих вариантов мне бы приходилось признаться, что у меня есть некоторые способности, огласки которых я не хотела. — Йойо, ты уверена? – приподняла бровь Тсунаде. Я кивнула.

«Игрушка, даром это тебе с рук не сойдет…» — мне показалось, или в шепоте Какаши я расслышала угрозу? «Йойо-сан, это жестоко, мне уже надоело смотреть на Какаши-сана и Ируку-сенсея», — горестный вздох Сая. Сборище извращенцев! Хочу к Его гениальности, который грезит только о Нару-чане и не трогает меня. Нет, конечно, внимание одноглазого мне льстит, но мне совсем не нравится поворот, произошедший в наших отношениях с появлением Ируки… и Сая, разумеется. Жизнь вчетвером – не то, о чем я мечтала. — Как хочешь, — пожала плечами Тсунаде. – Хатаке, отведи ее. — Как прикажите, Хокаге-сама, — поклонился Какаши и, взяв меня за локоть, вывел из кабинета. «Вот это облом из обломов», — вздохнул Сай. Я не удержалась и, повернувшись к нему, показала язык. Слегка удивленный взгляд любителя подглядывать. Я усмехнулась и с царственным видом вышла. Мы уже спустились в подземелья тюрьмы, когда одноглазый решился выказать свое недовольство. Выразилось оно в том, что он впечатал меня в стену и поинтересовался: — Что это значит, игрушка? — Нуууу, — протянула я, стараясь придать своему лицу самое честное выражение. – Я тут подумала и решила, что в такой момент обязана быть рядом с Саске. — Почему? — Я его личный психоаналитик, только не говори ему, — я мило улыбнулась. «Да? А такое чувство, что ты пытаешься от меня сбежать», — мысленно хмыкнул одноглазый. Ну да, так оно и было, но, думаю, Какаши совсем не обязательно знать об этом. Надо его отвлечь от этих опасных размышлений. — Как только Учиху оправдают, у нас будет много свободного времени, и мы сможем решить все спорные вопросы, — многозначительно произнесла я, не менее многозначительно посмотрев на одноглазого. «Вчера бы ты такие речи говорила… Или тебя заводит такая обстановка?» — Какаши едва не облизнулся. — Ожидание очень возбуждает, — прошептала я и, не удержавшись, ущипнула его за задницу. Да, поведение не подобающее приличной девушке, но я ничего не могла с собой поделать. И еще мне было немного обидно, что Ирука трогал эту часть тела Какаши, а я нет. Но одноглазому определенно понравились мои действия, его мысли подтвердили это. «Так и быть, я позволю тебе немного поиграть», — Какаши был слегка удивлен, приятно удивлен. — В таком случае, — одноглазый оперся руками на стену по обеим сторонам от моего лица, — как насчет небольшого стимула, чтобы ждать тебя? Я недоуменно приподняла бровь, он выразительно посмотрел на мои губы. Ах, вот что тебе надо, товарищ извращенец. Не так быстро. — А, ну да, у тебя же есть Ирука, — я сделала вид, будто меня внезапно озарило. – Делай, как знаешь, я не заставляю… как там тебя полностью зовут? Ха-та-ке Ка-ка-ши-чан. «Ксо, какая упрямая», — с этой мыслью Какаши прижал меня к стене. Одной рукой он закрыл мне глаза, а другой, судя по всему, стянул с себя маску. Ммм, какая прелесть, я была уверена, что этот поцелуй станет едва ли не самым романтичным в моей жизни. Но как обычно моя уверенность разбилась вдребезги о тихий шепот Его гениальности: «Наруто, если ты и дальше будешь здесь стоять…» Знакомое головокружение, тошнота, мягкими волнами подкатывающая к горлу, пальцы, прикрывающие мне глаза, растворились в тумане. Я так и не поняла, поцеловал ли меня Какаши. Учиха и Нару-чан стоят друг напротив друга. Их разделяет решетка камеры, но это на самом деле не помеха. Саске, затаив дыхание, протягивает руку и слегка касается щеки блондина. Наруто смотрит на него, приоткрыв рот. Его гениальность тут же пользуется этим, проводя пальцами по губам Нару-чана. — Подойди, — едва слышно шепчет Учиха. Блондин подчиняется, делая несколько неуверенных шагов к решетке. Его гениальности не нравится медлительность Наруто, поэтому он хватает его за талию и притягивает к себе настолько близко, насколько это возможно. — Попался, — усмехается он и страстно целует блондина. Пару мгновений Нару-чан ошарашен таким поведением, но, видимо, поняв, на что намекает Саске, не теряется и просовывает руку между полами оранжевого касаде. Его гениальность вздрагивает, чувствуя прикосновение пальцев к своему бедру. А эти самые пальцы скользят вверх и… Сей романтический момент фантазии Учихи был прерван порождением извращенного воображения Какаши. Откуда такая уверенность, спросите вы? Ну а кто еще может представлять садо-мазо оргию с Ирукой и мной в главных ролях? — Йойо, — кто-то хлопнул меня по щеке. Я нехотя приоткрыла один глаз. Мозг снова заработал и предоставил мне подробный отчет относительно моего положения на данный момент. Выяснилось, что я пребываю в объятиях одноглазого. Какаши же чересчур сильно прижимает меня к себе и, не обращая ни малейшего внимания на мое состояние, наглаживает мою левую ягодицу. — Эй, эй, эй! – воскликнула я, вырываясь. Какаши тут же разжал руки и я, в буквальном смысле этого слова, рухнула на землю. Как подло с его стороны. «Какая бурная реакция», — усмехнулся он. – «Это была всего лишь небольшая компенсация за то, что ты отключилась во время поцелуя». Оу, как подло с МОЕЙ стороны. Хотя, ладно, переживет. — Такими темпами мы никогда не доберемся до камеры, — заметила я, поднимаясь. Какаши пробормотал что-то нечленораздельное и продолжил прерванный путь. Чего? Что это только что было? Неужели, одноглазый обиделся? «Йойо, ты меня с ума сведешь своими номерами», — донесся до меня горький вздох одноглазого. Какими еще номерами? Я же не специально. Но я не стала говорить этого вслух, хотя очень хотелось. «Хм, и почему Какаши-сан так просто согласился с решением Хокаге-сама?» — задумчивый шепот Сая. – «Саске-кун ведь и моложе, и привлекательнее…» На что это он намекает? Глупости ему всякие в голову лезут. Вместо того, чтобы подглядывать, лучше бы занялся чем-нибудь общественно полезным, например, Тсунаде за саке бы сбегал. Наконец, мы с Какаши пришли в место моего заключения. И с удивлением обнаружили Наруто, стоящего напротив камеры Его гениальности. Где-то я это уже видела. Конечно, можно спрятаться, пока они нас не заметили, но смысл? Ведь в камере напротив все равно сидят Суйгецу, Карин и Дзюго, вряд ли Учиха будет демонстрировать перед ними чувства, которые он испытывает к Нару-чану. Поэтому я решила, что в честь своего возращения можно несколько испортить жизнь Его гениальности. На это меня натолкнула мысль Наруто, подумавшего: «Саске-теме, как я тебя хочу… Прямо сейчас бы поцеловал». В общем, пока блондин собирался с духом, чтобы сделать такое, я его опередила. С воплем: «Саааске, мой милый Саааске!» — я подлетела к камере, просунула руки между прутьями и, схватив Его гениальность за отвороты касаде, притянула к себе. Злорадно усмехнулась, заметив непонимание в его глазах, и смачно чмокнула, так, что аж в ушах зазвенело. «ЕЙ КОНЕЦ!», — Нару-чан буквально кипел от злости. «Ей конец», — отстраненно подумал Суйгецу. – «Карин ее разорвет». «ЕЙ КОНЕЦ!!!» — Карин подтвердила его догадку. «Ей конец», — подал голос Его гениальность. – «Игрушка, это чересчур даже для тебя, да еще и при Наруто…» «Ему конец…» — от мыслей Какаши у меня на сердце потеплело, — «… а потом ее прибью». Ну вот, как все неромантично. Но мне так не терпелось выкинуть что-нибудь в этом роде. Неужели я настолько скучала по Учихе? Невероятно. Выходит, я не такой уж и плохой психолог, забочусь о своих пациентах. Вот, даже от свободы отказалась ради него. Хотя, только что добавила ему несколько проблем… С другой стороны, какие проблемы? Его гениальность влюблен в Наруто, Нару-чан отвечает взаимностью, просто Саске пока не в курсе, ну а по сути-то все замечательно. Проблемы в данный момент только у меня. Хе, как волнительно. Интересно, что сейчас скажет Учиха? Ведь ему же надо как-то реагировать. Ну, ну, ну! Его гениальность заметил блеск нетерпения в моих глазах, скользнул взглядом по ехидной ухмылке и… смачно чмокнул. «Тебе, кажется, нравится Какаши. Так вот око за око, игрушка», — довольный шепот Учихи прорезался сквозь мысленные вопли остальных присутствующих. Ксо, теперь мне точно конец.

Глава 22

Удивительно, но и в подземелье, и в моей голове был только один звук – звенящая тишина. И это вся реакция на странный поступок Его гениальности? Как скучно. Но постепенно отважные ниндзя начали приходить в себя, и их мозги заработали. «Саске-теме…» — шипение Нару-чана было первым, что я услышала. «Учиха – мелкий придурок», — шепот Какаши. «Мой милый Саске?» — Карин была удивлена дальше некуда. «Так значит Учиха не гей?» — и в мыслях Суйгецу тоже скользило недоумение. Его гениальность самодовольно усмехнулся и сладко пропел: — Давно не виделись, игрушка. — Ага, еще бы столько же не иметь удовольствия лицезреть твою кислую морду. «Сначала набрасывается с объятьями, а теперь…» — Учиха задумался. – «Вот ксо! Неужели спектакль для Наруто? Догадалась? Зараза мелкая. Доберусь, прибью». Мда, кажется, вернуться в камеру к Его гениальности было не самой хорошей идеей. «Так нечестно. Сначала она его, теперь он ее», — обиженно пробормотал Какаши. – «А как же я и Иру-чан?» Хм, оргия с одноглазым и его любовником или смерть от руки собственного пациента? Сложный выбор. С другой стороны, от секса можно отмазаться… — Ну, повидались, и хватит, — улыбнулась я и потопала в сторону выхода. — Куда? – Какаши схватил меня за локоть. — Обратно. Я передумала. — Решение Хокаге нельзя так просто проигнорировать. — Думаю, я сумею с ней договориться, — усмехнулась я. — Можешь попытаться… как только Хокаге пополнит свои запасы саке, — хмыкнул одноглазый и повел меня к камере. Эй, что происходит? Я удивленно смотрела на Какаши, его лицо было непроницаемо. Это месть, что ли? Одноглазый с убийственным спокойствием открыл дверь камеры и запихнул меня туда. До этого я была настолько ошарашена, что даже не предприняла и слабой попытки сопротивления, но в этот момент мой мозг все-таки соизволил включиться. — Секунду, — я схватила Какаши за рукав и тихо пробормотала, — не дуйся. — О чем ты, Йойо? Я всего лишь выполняю приказ. Тем более, ожидание очень возбуждает, — добавил он тихо и, отцепив мои пальцы от своей одежды, закрыл решетку. Вот гад. «Ты же так рвалась туда, игрушка. Посиди немного со своим пациентом», — донесся до меня его довольный шепот. Не дуется он, как же. Расскажешь об этом тому, кто не умеет читать мысли, подлый извращенный джоунин. Ну и ладно. Развлекайтесь там с Ирукой! И не забудьте про Сая! А я займусь благородным делом и устрою Его гениальности сеанс психоанализа. Мда, думаю, пришло, наконец-таки, время подтолкнуть его к решительным действиям, а то придется до скончания веков смотреть его нереализованные желания. — Саске-теме, я тебе в последний раз предлагаю, — подал голос Наруто. О? Я что-то пропустила? Что это Нару-чан предлагает? Свое невинное тело? Так, так, так. — Наконец-то, — усмехнулся Учиха. – Нет. Не поняла. Его гениальность только что отказался от того, чего так хочет? Или Нару-чан предлагал не то, что я подумала? Одни извращения в голову лезут, похоже, это заразно. — Ну и ладно, теме, — Нару-чан отвернулся и с гордым видом ушел. Какаши хмыкнул и последовал за ним. «Учиха, надо было прямо там тебя…» — зло подумал Наруто. Мда, кажется, я догадалась, что хотели сотворить с Его гениальностью в мое отсутствие. Однако, еще большой вопрос, кого от кого надо спасать, то ли Наруто от Саске, то ли наоборот. Откуда у меня возникло подозрение, что Учихе может понадобиться помощь? Думаю, вы и сами уже знаете ответ. Стоило Нару-чану повернуться к нам спиной, как у меня закружилась голова… Мир перед глазами рассыпался на кусочки, чтобы вновь собраться несколько иной картиной. Камера. В ней находятся двое – Его гениальность и Нару-чан. — Саске, — шепчет блондин, подходя к Учихе, — Саске… — Я слушаю, — Его гениальность смущенно отводит глаза. — Смотри на меня, теме, — Наруто берет его за подбородок. Учиха послушно поднимает взгляд. Блондин довольно усмехается и властно целует его. Саске смотрит на него огромными глазами, но отстраниться не пытается. Послушно открывает рот, отвечая на поцелуй. Наконец, Наруто заканчивает обсасывать губы Его гениальности, слегка отклоняется назад и задумчиво смотрит на Учиху. Посовещавшись сам с собой, блондин делает подсечку и валит Саске на пол. Сам же царственно опускается перед ним на колени. Чешет в затылке и с довольной ухмылкой разводит ноги Учихи. Белья на Саске по-прежнему нет. — Прелестно, — бормочет Нару-чан. Учиха заливается краской стыда, но не пытается прикрыться. Наруто наклоняется и целует внутреннюю поверхность его правого бедра, потом слегка прикусывает кожу. Он не видит, что в это время Его гениальность прикусывает свой кулак. Далее блондин проводит языком вдоль всего бедра, от колена до самого… В общем, подумав пару секунд, Нару-чан оставляет засос совсем рядом с… ну, вы поняли. Саске издает странное мычание. Наруто удивленно смотрит на него и только тут замечает, что Его гениальность практически до крови закусил кожу на пальце. — Ооо, какие мы стеснительные, — усмехается блондин. – Не хотим, чтобы кто-то слышал наши стоны? Так не пойдет. Придется тебя подержать. Он прижимает руки Учихи к полу. — Ксо, — бормочет Нару-чан через секунду, — они же мне понадобятся. Саске-теме, придется тебя связать. — Зачем? – несколько испуганно спрашивает Его гениальность. — Сам напросился. Был бы пай-мальчиком и издавал милые звуки, можно было обойтись и без этого, но теперь… Наруто виртуозно переворачивает Учиху на живот, ловко развязывает пояс его касаде, связывает Саске руки за спиной, и не менее виртуозно возвращает в первоначальное положение. — Очень возбуждающе, — протягивает он, разводя колени Его гениальности и разглядывая то, что открывается его взору. – Начнем? И Наруто начинает… сосать, да, по-другому и не скажешь. Нежно, вдумчиво, с расстановкой. А рукой он массирует… в общем, то, из чего готовят яичницу, только в уменьшительно-ласкательной форме. Учиха выгибается и стонет. Причем стонет так, что ему позавидует любая девушка легкого поведения, имитирующая оргазм. Только вот удовольствие Его гениальности неподдельно. — Нааару… — протягивает Учиха. — Я уже говорил, что ты прелесть? – блондин отрывается от своего занятия. — Не останавливайся… — Не так быстро. Я, между прочим, тоже хочу, — и Наруто приподнимается, демонстрируя свои штаны, под которыми кое-что выпирает. — Развяжи меня, я помогу. — Нет, намного интересней, когда ты беспомощен, прелесть, — блондин усмехается и спускает штаны вместе с бельем. – С тобой можно делать все, что угодно. И он проводит своим… Я резко открыла глаза, чтобы увидеть Его гениальность, склонившегося надо мной. Ксо, это было так неожиданно, что я даже вскрикнула. «Сначала стонет, теперь орет. Совсем умом тронулась», — кажется, в шепоте Его гениальности скользнула жалость. Но в данный момент мне было на это плевать, я лежала на полу и старалась отдышаться. Невероятно, но я первый раз сама очнулась от просмотра чьих-то фантазий. Причиной этому было то, что мне… стало стыдно? Нет, конечно, до извращенности желаний одноглазого этому далеко, но по страсти это напомнило сон в гостинице, когда Саске выгнал меня в коридор. Да уж, теперь у меня не осталось никаких сомнений в том, что одно из тех сновидений принадлежало Нару-чану. Вот, собственно, так я и узнала о планах блондина относительно Его гениальности. Интересно, как на них отреагировал бы Учиха? Может, стоит ему рассказать? — Ты извращенка, — насмешливо произнес Его гениальность. Кто бы говорил. — Что тебе пригрезилось, что ты так стонала? – поинтересовался он через некоторое время. Сказать, нет? Конечно, очень заманчиво озвучить фантазию Нару-чана и увидеть, как вытянутся у всех лица, особенно у Карин. Держу пари, она подумает о том, что надо будет в срочном порядке расправиться с блондином самым жестоким способом. А потом и со мной за то, что посмела сказать такую мерзость про ее «милого Саске». Хм, а что подумает Его гениальность? Что надо быстрее выбираться из тюрьмы и искать Нару-чана, чтобы воплотить их общее желание в реальность? Или он будет в тихом шоке? Думаю, в любом случает, мой рассказ только подстегнет воображение Саске, и тогда мне предстоит неизвестно сколько часов просмотра его фантазий. Поэтому я просто кисло усмехнулась и спросила: — Ты знаешь, какие книги читает Какаши? — Заглянула в «Ича, ича»? – приподнял он бровь. – Теперь я на все сто процентов уверен, что ты самая настоящая извращенка. — Мда, похоже, намечается милая беседа. «А что ты хотела, после того, что выкинула?» — злорадно прошептал Учиха, садясь на нары. Что-то какие-то обидчивые представители мужского пола пошли. Сначала Какаши, оскорбленный в лучших чувствах, теперь Его гениальность, переживающий чуть ли не мировую трагедию. Вдох, выдох, успокоиться. Что я там собиралась сделать? Провести сеанс психоанализа? Сейчас устроим. Я встала и, подойдя к Саске, уселась рядом с ним. — Что надо? – поинтересовался он после десяти минут молчания. Хе-хе-хе, начинаем интенсивный курс лечения. Я склонилась к уху Его гениальности и прошептала, четко выговаривая каждое слово: — Я все знаю. Он холодно посмотрел на меня. И тогда я произнесла одними губами: «О На-ру-то». Выражение лица Учихи осталось бесстрастным и абсолютно незаинтересованным. Но что творилось в его и, соответственно, моей голове. «Убить? Как? Придушить? Или заставить мучиться?..» — Его гениальность первым делом задумался о том, что надо убрать всех свидетелей. – «Но будет странно, если я на нее ни с чего наброшусь. А если наброшусь, то только подтвержу ее подозрения. С другой стороны, если успею убить до того, как прибежит охрана, то никто ничего не узнает… А какой, вообще, смысл ее убивать?» — о, здравая мысль. – «Ксо, как она поняла? Неужели чем-то себя выдал? Да вроде нет… Ну, подумаешь, пару раз во время боя за задницу потрогал… Этого никто не заметил. А может, она слышала, как я в душе сам с собой?» — о да, еще как слышала! – «Нет, я бы ее почувствовал… Мое поведение по отношению к Нару никак не изменилось, так откуда?» — Не понимаю, о чем ты, — ледяным тоном произнес Учиха. — Ну так подумай. Хе-хе-хе, шокотерапия во всей ее красе. Ну, пусть пока Его гениальность поломает голову, а я займусь тем, чего уже довольно давно не делала, подостаю Карин. «О чем это она шепчется с моим милым Саске?» — Карин сама возникла в моей голове. – «Она его еще и целовала. Непростительно». О, как грозно. Я с улыбкой до ушей повернулась к камере, где сидели Суйгецу, Карин и Дзюго. Но вместо них я увидела тапок, летящий прямо в меня. Удар, и мир начал уплывать. Напоследок донесся довольный шепот Карин: «Да, точно в лоб. Ха, еще и синяк останется».

Я стою у решетки и смотрю на него. Он спит, мило оттопырив губу. Такой нежный. Рядом с ним валяется эта девчонка. Нехорошо, что он оставил ее лежать на полу, но в некоторой степени она это заслужила. Как посмела она поцеловать его? Эти губы, что должны принадлежать только мне. Девчонка что-то бормочет и переворачивается на бок. Он недовольно хмурит брови. Я слегка напрягаюсь, готовый в любой момент убежать. Но он только кладет руку под голову, его сон продолжается. Что он нашел в этой девчонке? Она немного странная, знаешь ли. Но это ведь не та причина, по которой он разрешил ей путешествовать с собой… Нет, не путешествовать, убегать от меня.

А еще у нее глупое имя. Йойо – ну куда это годится? Так почему? Когда мы сидели в кафе, она отказывалась говорить о нем. На ней его одежда. Он разрешает ей прикасаться к себе. Кто она для него? Друг или кто-то больший? Сакура говорит, что между ним и Йойо ничего не может быть. Но ее слова ничем не обоснованы. Какаши-сенсей тоже думает, что они просто друзья. Но и ему не нравится то, что они слишком близки. Ирука-сенсей заявил, что она опасна. Но не сказал, почему. Тсунаде пробормотала, что Йойо себе на уме. Но от Хокаге как обычно пахло саке. Я не знаю, чему верить, а он не хочет объяснять. Да, она девушка, но я не могу только поэтому отдать ей его. Я не отступлю, но мне не нравится, что он предпочел остаться камере. Тем более с ней. Девчонка снова переворачивается и опять бормочет. В этот раз я могу разобрать ее слова: — Какаши, прикройся… Нет, не надо… лучше сними маску… в задницу простынь… убери ее… Ирука не нужен… да… нет… постой, не связывай… как я буду это делать?.. Какаши… Сай, не смотри… нет… даже не уговаривай… Ну, ладно, ладно, я съем яичницу с зеленью… Я же сказал, что она странная.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap