Творческий проект Женские образы в Отечественной войне 1812 года



Творческий проект

«Женские образы в Отечественной войне 1812 года»



Авторы: Аветисян Ненси, 8 кл.

Титова Екатерина ,8 кл.

Руководитель: Бутрякова Н.П.,

учитель технологии

ГБОУ СОШ 930

Москва 2011-2012 уч.г.

Содержание проекта

I

Введение

3

II

Исследовательская часть

4

Русские женщины делили все тяготы войны

4

Влияние исторических событий на создание новых стилей

в искусстве и истории костюма начала XIX века.

11

Русский костюм

13

Немного об истории гусарской формы

15

Вывод

17

III

Технологическая часть

Описание костюма «

18

Какими свойствами должна обладать ткань

19

Описание костюмов

19

Немного о свойствах тканей

19

Моделирование

20

Расход материалов

Технологическая последовательность изготовления изделий

VI

Заключение

VII

Литература

Введение

Люди 1812 года фотоЭтим летом мы побывали на выставке, посвященной участию женщин в войне 1812 года – «Женские образы в войне 1812 года». Первое, что мы увидели на выставке, были портреты женщин, оказавших неоценимую помощь победе России в войне – Дурова, Тучкова, Елизавета и т.д. Это были женщины разных сословий – от крестьян до дворян, но их объединяли любовь к Родине, мужество и отвага. Основную часть выставки составляли реконструкции женских костюмов дворянского сословия.

Также на выставке была организована встреча с читателями писателя-историка, лауреата Международной литературной премии СП РФ им. Ва лентина Пикуля, Аллы Игоревны Бегуновой. Презентация книги-исследования «Надежда Дурова»

Люди 1812 года фото

Актеры Московского государственного историко-этнографического театра разыграли сцену первой встречи Надежды Андреевны с императором Александром I. После того как он разрешил Надежде Дуровой служить в армии, новые документы на имя Александра Александрова делались в такой спешке, что историки-исследователи потом запутались в нестыковках и противоречиях. Частично легенды о себе поддерживала и сама героиня, одаренная не только ратными способностями, но и писательским талантом.

Эта выставка помогла нам определиться с выбором темы проекта. Также мы принимали во внимание то, что в 2012 году отмечается 200-летняя годовщина победы России в войне 1812 года. Мы надеемся, что наши костюмы, подготовленные для проекта, также помогут нам в раскрытии ярких исторических образов и при создании оригинальных сцен в школьных мероприятиях.

Кроме всего вышеперечисленного тему проекта определило наше стремление изучить историю своей Родины, разобраться в моде того времени, проявить уважение к отважным героям великих сражений, среди которых особое место занимали женщины.

Исследовательская часть

Генри Беннер Портрет Елизаветы Алексеевны, жены императора Александра I 1824 Люди 1812 года фото

Русские женщины делили все тяготы войны

7 сентября (26 августа  по старому  стилю) 1812 года вошло в русскую историю как день битвы  у села Бородино, расположенного в 125 километрах западнее Москвы, день Бородинской битвы. Трагическое событие войны, которое стало переломным. На поле брани погибли тысячи воинов, которых дома ждали матери, сестры, дочери и жены. Красавицы и не очень, они ждали и верили, что будет победа и многие из них делали все, что в их силах для этого. Как-то великий Генрих Гейне изрек очень правильную мысль на этот счет: «Женщины творят историю, хотя история запоминает лишь имена мужчин.» А ведь верно: мы хорошо знаем имена полководцев 1812 года, имеем их галерею в Зимнем дворце, но а как же женщины? Может быть только троим из них — Маргарите Тучковой, кавалерист-девице Надежде Дуровой, да крестьянке Василисе Кожиной — оказана честь остаться в истории Великой Отечественной войны 1812 года, а как же остальные, те которые ждали? Ждали, не значит сидели около окна. Патриотические чувства стали причиной того, что в русском обществе этого периода стало появляться то, что именуется ныне благотворительной деятельностью. На тот момент это была одна из самых доступных форм помощи русской армии, воевавшей с Наполеоном. И у истоков как всегда стояли Романовы, начиная от императрицы Елизаветы Алексеевны, жены императора Александра I и заканчивая великими княжнами и их фрейлинами. Елизавета Алексеевна много занималась благотворительностью, при этом не афишировала своих деяний. Так, из положенной ей ежегодно суммы в миллион рублей, императрица брала лишь двести тысяч, из которых на личные расходы оставляла только пятнадцать тысяч, а остальные деньги отдавала на благотворительные дела.

Женщины старой России… Много ли мы знаем о них? И почему так редко задаемся простым вопросом: а откуда они взялись — блистательная череда героев 1812 года, декабристы, люди искусства, писатели и поэты, первооткрыватели науки, отважные земле и морепроходцы, государственные деятели — все те, кому Россия обязана своей сильного и могучего государства? Почему забываем мы, что все они — дети своих матерей, взращенные их любовью, наученные их словом и примером?

Маргарита Михайловна Тучкова узнав о смерти своего мужа оставив маленького сына родственникам, поехала разыскивать его тело. Что гнало ее к страшному месту, к огромной незакрытой могиле семидесяти тысяч человек? Ведь она была очень нервная, до болезненности впечатлительная от природы. И мучилась этим. Двое суток искала она своего Александра.

Неизвестный художник портрет Маргариты Тучковой (урожд. Маргарита Михайловна Нарышкина), Игумения МарияЛюди 1812 года фото

С ней рядом находился монах из Лужецкого монастыря. Они ходили вместе, и он кропил павших святой водой. Она знала примерно место, где погиб муж. Это был Семеновский редут. Самое пекло. Сущий ад. Письмо с описанием последних минут жизни Тучкова, а также карту, где крестиком отмечено место его гибели, прислал ей генерал Коновницын. И письмо, и карта каким-то чудом сохранились. Сейчас они находятся в Бородинском музее. Поиски результатов не дали. Это давало Маргарите надежду. А вдруг ошибка? А вдруг он в плену? Затем она вернулась домой. И продолжала не верить в то, что Александр погиб. Просыпалась среди ночи и бежала через лес на большой тракт. Ей казалось, что возвращается муж, и она его встретит. Ее приводили домой, опасались за рассудок… Нет, она не сошла с ума, осталась жить все по той же причине, которая заставляет многих женщин превозмогать отчаяние во все века и во все лихолетья. Они обязаны были жить. Надо было растить детей, угадывать в их взрослеющих лицах повторение любимых черт…

В 1820 году, распродав свои драгоценности, она поставила на месте гибели мужа небольшой храм Спаса Нерукотворного. Потянулись сюда вдовы со всех российских губерний помолиться за убиенных мужей. Да и любой человек, увидев скромную главку церкви, снимал шапку, поминая благодарным словом защитников русской земли.

Маргарита Тучкова так же, как и тысячи других русских женщин, которые потеряли близких и остались верными их памяти до конца. Она, как и эти женщины, лишь несла свой крест — как умела — и, наверное, до своего смертного часа не ведала сомнений на избранном пути — как и ее муж в свой смертный час, на этом же самом месте, у Семеновских флешей, 26 августа 1812 года. Именно ей мы также обязаны тем, что есть ныне Бородинское поле и Спасо-Бородинский монастырь, построенный на ее деньги в память о муже и всех убиенных на поле Бородинском. 15 ноября 1812 года императору Александру I был представлен проект создания Патриотического Женского общества, который получил его одобрение, уже 12 ноября 1812 года в «Прибавлении к СПб ведомостям» было помещено Объявление такого содержания: «Сим извещается, что особы, желающие вступить в Патриотическое Женское общество или участвовать в сем заведении, могут записываться в Русской конторе гг. Петербургских банкиров братьев Ливио. Ежедневно с 10 утра будут приниматься деньги и приношения всякого рода, которые сострадательными людьми будут приносимы, или присылаемы несчастным пострадавшим от войны.

Великая княжна Мария Павловна Люди 1812 года фото

В числе достоинств великой княжны Марии Павловны – покровительство наукам, искусству, ею был создан музей, посвященный памяти многих поэтов и художников: Гете, Шиллера, Виланда и других. В 1813 году, во время военных действий в Европе, Мария Павловна заложила свои драгоценности, чтобы на полученные средства устроить госпитали для русских солдат. Со свойственной ей энергией великая княгиня соединяла эти благородные стремления отдельных граждан и создала Женское благотворительное общество.

Люди 1812 года фото

Великая княгиня Екатерина Павловна

Благотворительная забота о раненых, уход и попечение за ними великой княгини Екатерины Павловны – это продолжение традиции ее матери, императрицы Марии Федоровны.  В 1812 году Екатерина Павловна горячо поддерживала мысль о созыве народного ополчения и из своих удельных крестьян сформировала Егерский великой княгини Екатерины Павловны батальон, участвовавший почти во всех главных сражениях той эпохи. В 1813-1815 гг. она сопровождала императора Александра в походах и не оставалась без влияния на ход совещаний во время Венского конгресса. Руководствуясь девизом «Экономь сейчас – не будешь нуждаться в беде», она основала первые и по сей день существующие сберегательные кассы. А 15 ноября 1812 года в журнале «Сын Отечества» было опубликовано «Приглашение» о вступлении в члены общества, в котором были разъяснены его цели: «Никогда любовь к Отечеству не ознаменовалась между нами столь блистательными подвигами, столь трогательными чертами, как ныне. Сему священному чувству свойственно умножаться посреди народных бедствий, посреди больших опасностей и больших надежд. Любовь к Отечеству рождает Героев, стремящихся с неусыпным рвением на защиту престола и алтарей. Но желание быть полезным обществу не заключается в одном мужеском поле. Руководствуясь сими чувствами, С.Петербургские дамы положили учредить ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО… И так ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО С.ПЕТЕРБУРГСКИХ ДАМ будет иметь единственной целью призрение всех от войн, страждущих семейств, по мере возможности и общего содействия. К сей патриотической цели приглашает оно всех соотечественниц. Оно надеется также, что и в других городах Империи будут основаны на тех же самых правилах, такие же патриотические общества, будучи убеждено в том, что во всех частях пространного нашего Отечества господствует то же самое стремление к спасению оного, та же самая любовь к его независимости и славе».

Орест Кипренский

Портрет Елизаветы Марковны ОленинойЛюди 1812 года фото

С самого начала деятельности Общества, среди его основательниц мы находим имя Елизаветы Марковны Олениной, жены президента Академии художеств и директора Публичной библиотеки А.Н.Оленина. Впоследствии в члены Общества в 1814 году вступили ее мать, Агафоклея Александровна Полторацкая и сестра Агафоклея Марковна Сухарева. Следовательно, почти вся женская половина семьи Олениных имела отношение к деятельности общества, принимала в ней активное участие.

Дамы, приближенные к царскому двору тоже не оставались в стороне от военных событий. Интересные письма, характеризующие общественное настроение оставила нам Волкова Мария Аполлоновна (1786-1859 гг.) – фрейлина императрицы Марии Федоровны. А также Ланская Вера Федоровна (1787-1844 гг.) – дочь князя Ивана Ивановича Одоевского. Они вели между собой патриотическую переписку…

30 сентября

«Мы готовим корпию и повязки для раненых; их множество в губерниях Рязанской и Владимирской и даже здесь, в близких городах. Губернатор посылает наши запасы в места, где в них нуждаются… »

22 октября

«О! Как дорога и священна родная земля! Как глубока и сильна наша привязанность к ней! Как может человек за горсть золота продать благосостояние отечества, могилы предков, кровь братьев, словом, все то, что так дорого каждому существу, одаренному душой и разумом».

Люди 1812 года фотоВойне 1812 года было посвящено множество мемуарной и художественной литературы, очерков, писем, записок очевидцев событий тех лет. Писали полководцы и государственные деятели, войны и поэты, простые люди, вплоть до московской дворовой женщины. Из этих писем мы узнаем, что, и женщины всех сословий не могли оставаться глухими к военным событиям 1812 года.

И, в первую очередь, это относится к знаменитой «кавалер девице» – Надежде Андреевне Дуровой, чья удивительная судьба еще при ее жизни стала легендой. В своих многочисленных походах она вела записки, нечто вроде дневника, по которым и были написаны впоследствии многие ее произведения.

Надежда Андреевна Дурова родилась 17 сентября 1783 года в семье гусарского ротмистра. Матушка ее очень хотела сына, и когда ей принесли новорожденную дочь, сразу невзлюбила ее. Неудивительно, что дочь стала тянуться к отцу. Уже маленькой она проводила много времени в седле его лошади. Но у маленькой Надежды постоянно возникали конфликты с матерью. Вот что писала Дурова в своей книге «Кавалерист – Девица»: «Матушка имела неосторожность говорить отцу моему, что она не имеет сил управиться с воспитанницей Астахова, что это гусарское воспитание пустило глубокие корни, что огонь глаз моих пугает ее, и что она желала бы лучше видеть меня мертвую, нежели с такими наклонностями. Батюшка отвечал, что я еще дитя, что не надобно замечать меня и что с летами я получу другие наклонности и все пройдет само собою: «Не приписывай этому ребячеству такой важности, друг мой!» – говорил батюшка. Судьбе угодно было, чтоб мать моя не поверила и не последовала доброму совету мужа своего. Она продолжала держать меня взаперти и не дозволять мне ни одной юношеской радости. Я молчала и покорялась, но угнетение дало зрелость уму моему; я приняла твердое намерение свергнуть тягостное иго и как взрослая начала обдумывать план успеть в этом. Я решила употребить все способности выучиться ездить верхом, стрелять из ружья и, переодевшись, уйти из дома отцовского». Много лет пройдет, пока ее мечта осуществиться.

И вот, в сентябре 1806 года она, переодевшись в мужское платье, тайно покинула дом и вступила в казачий полк под именем Александра Васильевича Дурова (потом она носила фамилию Соколова или Александрова). «Стянув стан свой черным шелковым кушаком и надев высокую шапку с пунцовым верхом, с четверть часа я рассматривала преобразившийся вид свой; остриженные волосы дали мне совсем другую физиономию; я была уверена, что никому и в голову не придет подозревать пол мой», – так описывала свое превращение в мужчину сама героиня. Бегство Дуровой из дома в большой степени стихийный порыв, это устремление в неизведанные просторы. Однако эта желанная свобода потребовала от нее дорогой платы – одиночества. Одиночества в суровом походном быту. Поневоле пришлось вести жизнь замкнутую, скрытую.

Уединяясь на биваках, Дурова кипела необыкновенной энергией в сражениях, – она ходила вместе с товарищами в тяжелейшие атаки на французов. Командир выговаривал ей даже, что она ходит в бой со всеми эскадронами полка поочередно, а не только со своим, как полагается. Журили ее и за то, что она, рискуя жизнью, стремится спасать «встречного и поперечного», выводит раненых из боя. За подлинный подвиг, за спасение от гибели русского офицера (женщина с пикой в руке бросилась на нескольких французских кавалеристов) ей был дан самый почетный воинский орден – Георгиевский крест.

Днем и ночью, в любую погоду – в седле, бесконечные стычки с неприятелем, ночевки на земле, заплесневелые сухари и питье из лужи, невозможность обогреться или сменить мокрый мундир… Обо всем этом Дурова говорит в своих записках. Никто не слышал от нее никаких жалоб, даже тогда, когда она была сильно контужена ядром в ногу и оставалась в строю.

На биваках, в то время как офицеры-сослуживцы бражничают за общим столом и ведут свои мужские разговоры (конечно, не стесняясь в выражениях), она с отчужденным видом маячит где-то в стороне – от людей, от костра, от тепла, которое ей так нужно, – ближе к тьме ночи; или сидит одиноко с книгой в своей палатке. Выходило так, что во время отдыха, на биваке и даже в походе ей гораздо труднее, чем в бою. Кончается бой – и исчезает полнота жизни…

Не одна Дурова искала этой полноты. Другая ее сверстница – жена генерала Храповницкого – всюду сопровождала своего мужа, одетая казаком. Она бывала вместе с ним в боях и даже получила медаль. Но маскарад Храповницкой никого не обманывал. Семья оставалась семьей и при военно-походной жизни. Были и еще женщины в то время, так или иначе ломавшие не нравившийся им уклад жизни. И все же Дурова изумила всех. Никто не в силах был преодолеть таких трудностей, какие взвалила на себя она.

Немногим легче ей было и в ординарцах – у Милорадовича и Коновницына, а потом у Кутузова (после Бородинской битвы). При штабе Кутузова она служила как «Александров», хотя тайна ее была уже раскрыта.

В потоке военных мемуаров «Записки Кавалер девицы» принесли Дуровой славу. Так как образ автора прочно слился с образом героини записок. И пусть герой – «кавалерист», пусть – «Соколов», «Александров» – все равно это женщина с глубокой, чистой душой («словно в монастырь ушла она в военный мундир»…). Записки Дуровой – это еще и точка зрения рядового участника событий, для которого война состоит не столько из генеральных сражений и смотров, сколько из ежедневной тяжелой работы и трудностей быта. Причем не чужд ей и более широкий, общий взгляд на положение дел (например, ее рассуждения о судьбе Наполеона). Дурова, по словам Белинского, была «дивный феномен нравственного мира».

Наполеоновское нашествие было огромным несчастьем для России. В прах и пепел были обращены многие города. Но общая беда, как известно, сближает людей. В пострадавших от нашествия губерниях женщины и дети помогали своим мужьям, отцам, уходили в партизаны.

Люди 1812 года фотоТак поступила Василиса Кожина, которая возглавила отряд из женщин и подростков. Они выслеживали и уничтожали отдельные небольшие группы наполеоновских солдат. В народе о Василисе сочиняли анекдоты, вот один из них:…

В Смоленской губернии широкую известность получила старостиха Василиса Кожина.

Ее муж – староста одной деревни Сычевского уезда повел в город партию пленных, забранных крестьянами. В отсутствие его поселяне поймали еще несколько французов и тотчас же привели к старостихе Василисе для отправления куда следует. Сия последняя, не желая отвлекать взрослых от главнейшего их занятия бить и ловить злодеев, собрала небольшой конвой ребят и, севши на лошадь, пустилась в виде предводителя препровождать французов сама. В сем намерении, разъезжая вокруг пленных, кричала им повелительным голосом: «Ну, злодеи французы! во фрунт! стройся! ступай, марш!» Один из пленных офицеров, раздражен будучи тем, что простая баба вздумала им повелевать, не послушался ее. Василиса, видя сие, подскочила к нему мгновенно, и ударя по голове своим жезлом – косою, повергла его мертвым к ногам своим, вскричавши: «Вам всем, ворам, собакам, будет то же, кто только чуть осмелится зашевелиться. Я уже двадцати семи таким озорникам сорвала голова! Марш в город!» И после этого кто усомнится, что пленные не признали над собою власть старостихи Василисы?5

«… Русский народ поднялся, как один человек, и для этого не требовалось ни прокламаций, ни манифестов… воины проходили всюду с песнями; иногда (я сам видел) за ними шли их жены и, чтобы помочь мужьям, несли их оружие и их вещи…» (из письма Г. Фабера, чиновника русского министерства иностранных дел). Так мужественно вели себя простолюдины в деревнях. А что же в городах? Вот, например, в Пензе, как мы узнаем из записок Ф. Вигель: «Дворянство по-своему старалось высказать патриотизм. Дамы отказывались от французского языка… Многие из них, почти все, одевались в сарафаны, надевали кокошники и повязки». Это было в провинции, а в Москве?

Вот воспоминания дворовой женщины из дома князя Лобанова, которая была женой крепостного… «Уже давно толковали в народе, что идет на нас Наполеон, и как бы в Москву не забрался, а господа все не верили, – пусть, мол, народ болтает! – да и не позаботились добро свое от француза спасти. А потому барин с утра надевал мундир и ездил, куда все другие господа собирались думу вместе думать, как лучше французу насолить, да в Москву не допустить».

Все эти воспоминания, письма, а особенно, записки Н. Дуровой были материалом первостепенной значимости, которые лучше всяких вымыслов рассказывали современникам о действительной жизни и положении русских женщин, которые делили все тяготы войны наравне с мужчинами.

Влияние исторических событий на создание новых стилей

в искусстве и истории костюма начала XIX века.

История костюма XIX века полна драматизма и очень наглядна в своем отражении эпохи.

Становление капиталистического производства, небывалый расцвет международной торговли, рост благосостояния одного слоя населения и обнищание другого, проникновение капиталистических отношений в сознание людей и классовый антагонизм, революционные потрясения, экономические взлеты и падения, забастовки, колониальная политика и дипломатические войны — все это имело отражение в моде. Искусство костюма предоставило небывалое по размаху поле деятельности самым различным областям производства, связало страны узами монополий и торговли, твердо установило господство международной моды.

Быстрый рост промышленности в странах Европы, многочисленные смены направлений в искусстве, конкурентная борьба отраслей производства моды и конкуренция в торговле, появление на рынках новых тканей и всех компонентов костюма — вот причины экономического и художественного двигателя моды.

В период пребывания у власти Наполеона и с 1804-1815 в искусстве и истории появляется новый стиль «ампир» (от французского «империя»),символизирующий победоносные завоевания императора и соответствующий эстетическим взглядам крупной буржуазии. Предшественником ампира является классицизм, занимающий главенствующее положение в культуре последних достижений XVIII века, но так как новый стиль ориентирован на вкус императора, образцом для подражания становится роскошное римское искусство. Неограниченная власть римских императоров и захватнические войны Древнего Рима отражают мечту Наполеона о мировом господстве. Наполеон стремился к блеску и ореолу славы римских императоров. Поэтому художникам французской империи было строго приказано брать за основу формы искусства Древнего Рима.

В 1812г. вышло в свет сочинение придворных архитекторов Наполеона: Ш. Персье, П. Фонтена «Собрание эскизов для украшения интерьера и всех видов обстановки», ставшее «Библией нового стиля». В 1786-1792 гг. Персье и Фонтен работали в Италии, и хотя они подчеркивали «возможность использования самых разных стилей всех времен и народов», что уже было, по своей сути, декларацией эклектики, все же на первом месте для них был «величественный стиль римлян».

В следовании этому стилю придворные художники Наполеона доходили до абсурда в своей театральности. Так, спальня императрицы Жозефины во дворце Маль-мезон была превращена в некое подобие походной палатки римского полководца, а одетые в «римские туники» женщины мерзли от зимнего холода в плохо отапливаемых парижских салонах и в заснеженном Петербурге, во всем подражавшем французской столице. Поистине, говоря словами самого Наполеона, «от великого до смешного один шаг».

Характерна еще одна особенность Ампира. Присущие, ему правила почти полностью исключили возникновение местных национальных школ. Как выражение имперских притязаний Наполеона на мировое господство, он насильственно насаждал этот стиль в завоеванных им странах. Примечательно, что ни одна из побежденных Наполеоном стран по существу не приняла этого стиля и только единственная страна-победительница Россия добровольно экспортировала «стиль империи». На это были свои, внутренние причины — Россия также становилась могущественной империей, но еще до исхода Отечественной войны столичная аристократия принялась подражать наполеоновскому Ампиру, как бы добровольно капитулируя перед узурпатором. Настолько был силен гипноз французской моды.

Русский костюм

Стиль ампир, господствующий в Европе распространяется в России, где сохраняется особенно долго по сравнению с предыдущим культурным направлением.

Россия в XIX столетии встает на европейский путь развития, что отражается не только в экономике, но и в культуре этого периода. Начинают регулярно выходить журналы мод: «Московский меркурий», «Модный вестник», «Всеобщий модный журнал», «Модный магазин».

Аристократия полностью перенимает европейскую моду, нередко выписывая туалеты из Лондона и Парижа. Большим спросом в этот период пользуются услуги петербургских и московских швейных мастерских «Ломанов», «Г-жа Ольга», «Бризак», «Иванов», «Шансо».

Современники этой моды обращались и к прямым ощущениям идеала легкости и грации, называя женщин «нимфами и богинями», хотя эти ощущения достигалась не божественным преображением, а искусными руками и безупречным вкусом швей и портних.

Вигель, друг Пушкина, в своих воспоминаниях говорит, что на балы той эпохи можно было глядеть, как на великолепные древние барельефы или этрусские вазы.

«Московский меркурий» в 1803 году писал, что «в нынешнем костюме главным почитается обрисование тела. Если у женщины не видно сложения ног от башмаков до туловища, то говорят, что она не умеет одеваться или хочет отличиться странностью. Когда нимфа идет, платье искусно подобранное и позади гладко обтянутое, показывает всю игру мускулов ее при каждом шаге…».

Платья делались из гладких, тонких, преимущественно белых тканей: муслина, батиста, крепа, перкаля или кисеи. Они могли быть гладкими или с украшениями и каймой из лент и гирлянд цветов по подолу. Длина платья оставляла открытой ступню, обутую в сандалию. Движения в таких платьях приходилось делать плавные, не сутулиться, не горбиться и не размахивать руками, расслаблять кисти рук и округлять локти. На уроках танцев особое внимание уделялось походке, реверансам, постановке корпуса.

«Наряду с «греческой» модой начинает появляться «римская», «турецкая». Роскошь и любовь к новому дошли до такой крайности, что женщина, одетая по-римски, стыдится принимать гостей своих в комнате, убранной во французском стиле; когда хозяйка одета гречанкою, тогда и мебель греческая, когда она в турецкой шали, тогда мягкие диваны покоят ее прелести и богатые восточные ковры лобызают ее («Московский меркурий», 1803 г.).

Русские костюмы в стиле ампир также отличает заимствование некоторых античных элементов.

С 1804 года в силуэте женского платья происходит изменения: снова появляются рукава, платье становиться закрытым до шеи, юбка укорачивается сначала ступни, потом её длина доходит только до лодыжек.

Люди 1812 года фотоСтановление в костюме стиля ампир было безболезненным и компромиссным переходом от одной формы к другой: прочно установившиеся пропорции оставались незыблемыми, а сущность трактовки формы менялась. Исчезли легкость ткани и легкость силуэта, текучесть формы и мягкий трен, так украшавший стройные фигуры; платья и весь силуэт приобрели сухую четкую геометричность. Лиф делался жестким, высоко подымал грудь, затянутую в корсет. На подоле юбки располагались аппликационные украшения («гарнировка») из гирлянд цветов, листьев, колосьев, веточек ландыша, уже не плоских, как в 1800—1802 годах, а объемных, наложенных сверху. Очень короткие рукава платьев заставили прибегать не только к помощи шалей и шарфов, но и к более существенным утеплителям. Из Англии модницы получили и название, и сам туалет — спенсер (рис. 159), по имени министра, кутавшегося в короткий с обрезанными полами фрак на вате. Это была коротенькая жакетка, повторявшая размер лифа платья и утепленная мехом и подкладкой, из бархата, сукна, шелка и шерсти; отделывалась она шнурами, пуговицами, бейками и тесьмой с большим вкусом и разнообразием.

Глубокий вырез платья могли прикрывать шемизеткой — коротенькой манишкой. Надевали и канзу — накидку из прозрачной ткани с воротником и длинными концами, скрепленными крест-накрест на талии. У мужчин позаимствовали редингот. Затем в гардеробе верхних вещей стали появляться пальто: на меху — витшура и дулъеты — на вате.

Употребление шемизеток и канзу — превосходная находка для костюмера. Этими маленькими, но кокетливыми и броскими деталями можно заменить переодевание. В одном акте платье надето с канзу, в другом без. Можно канзу делать из дешевого метрового кружева, из капрона гладкого, из капрона цветного, из тюля с аппликацией; можно наклеить кусочки накрахмаленной ткани, имитируя старинные тюли с аппликацией; можно канзу сделать одного цвета с платьем и можно контрастного, в тон и т. д.

В 1810 платье продолжает изменяться. У юбки исчезает шлейф, она приобретает неширокую колоколообразную форму. Мода на завышенную талию оказывается стойкой и, несмотря на то, что поверх платья надевают короткий жакет (спенсер), благодаря которому линия талии приближается к бедрам, платья с высокой талией долгое время сохраняют популярность.

Особо надо было уметь драпироваться в шаль, которая стала неизменным спутником легкого туалета, особенно в России: перекинуть шаль на одно плечо, на оба, через плечо, закинуть на грудь, закинуть на спину, грациозно закутаться и выполнить много других движений вплоть до танца «па др-шаль», о котором упоминается в «Войне и мире».

Немного об истории гусарской формы

Люди 1812 года фото«Если хочешь быть красивым, — поступай в гусары» — говорил Козьма Прутков. Небрежно откинутый на левое плечо ментик, лихо заломленный кивер, пышные усы, разрешенные в то время только офицерам легкой кавалерии — разве можно остаться равнодушным к такому красавцу… В стихах поэта — партизана, гусара Дениса Давыдова, воспевались гусарская лихость, отчаянная смелость, предприимчивость, неутомимость и задор, бесшабашность и яркая индивидуальность этих смельчаков.

На затылке кивера,

Доломаны до колена,

Сабли, ташки у бедра,

И диваном — кипа сена.



В наши дни мы нередко вспоминаем о гусарах: они «приходят» к нам из книг, театральных постановок, кинофильмов («Война и мир», «Давным-давно», «Эскадрон гусар летучих», «Багратион» и др.)

Как выглядели мундиры русских гусар славной поры 1812 года?

К началу 1812 года в России имелось одинадцать армейских гусарских полков и один гвардейский.

Гусарские полки сражались на всех фронтах военных действий 1812 года: на главном — лейб-гвардии Гусарский, Ахтырский, Елисаветградский, Изюмский, Сумский, Мариупольский; Гродненский полк на Петербургском направлении; на Киевском направлении — Александрийский, Павлоградский и Лубенский; в составе Дунайской армии действовали гусары Белорусского и Ольвиопольского полков.

Гусарские полки различались между собой цветом деталей обмундирования и снаряжения, металлического прибора, шнуров и прочих дополнений к костюму.

Русский гусарский мундир 1812 г. имел много деталей, заимствованных из венгерской национальной одежды: короткую (до талии) суконную куртку со стоячим воротником — д о л о м а н , поверх которого надевалась еще одна куртка — м е н т и я или м е н т и к, узкие рейтузы — ч и к ч и р ы и короткие сапожки — б о т и к и, украшенные черной шерстяной кисточкой. Вокруг пояса гусары носили кушак, представлявший собой сетку из шнуров с перехватами — г о м б а м и. Черный, обшитый кожей кивер украшался белым султаном, шнурами (этишкетами) и р е п е й к о м. Кокарда делалась в виде круглой розетки из черной ленты с оранжевыми каймами и с металлической петлицей по цвету пуговиц. В лейб-гусарском полку на кивере был герб в виде двухглавого орла из красной меди. Подбородный ремень кивера покрывался плоской металлической чешуей.

Доломан, ментик и чикчиры были расшиты шнурами и тесьмой. На груди доломана и ментика нашивались 15 поперечных рядов двойных шнуров с тремя рядами выпуклых пуговиц, из которых центральный находился на правом борте, а два другие — при углах шнуров, уложенных завитками. Ментик обшивался белым (в гвардейском полку черным) бараньим мехом. Гусары, вооруженные пиками, в теплое время года вообще не носили ментиков, так как они мешали пользоваться пиками, а в холодное время ментики носили одетыми в рукава.

В походе гусары носили на выпуск серые суконные рейтузы, которые были с внутренней стороны обшиты черной кожей и по наружным швам имели по 18 пуговиц, обтянутых серым сукном. Для укрытия от непогоды гусары имели широкие серые плащи со стоячим воротником, застегивавшимся на одну пуговицу (у гвардейцев плащи имели воротники в виде шали).

Патроны гусары носили в лядунке, которая крепилась на перевязи через левое (при наличии карабина или мушкетона — через правое) плечо. В снаряжение гусара также входила плоская сумка — «ташка», украшенная галуном и вензелем и крепившаяся к портупее.

Унтер-офицеры имели на воротнике и обшлагах доломана золотые или серебряные галуны и на султанах черные с оранжевым верхушки. Ментики у них были оторочены черным мехом.

Трубачей гусарских полков отличали красные султаны. Их доломаны и ментик по всем швам обшивались галуном, а на плечи из того же галуна нашивались «крыльца».

Офицеры носили ментик, отороченный серым мерлушковым мехом (в гвардии — черным бобровым), шнуры и тесьма на мундире были золотые или серебряные, по цвету пуговиц. Этишкет и кушак — из серебряных шнуров. На груди доломана и ментика вокруг шнуров нашивалась бахрома соответствуюцхего цвета, у обер-офицеров (корнетов, поручиков, штабс-ротмистров и ротмистров)љ — тонкая в полвершка длинной, а у штаб-офицеров (майоров, подполковников и полковников) — толстая, с блестками, длинной в вершок (4.5 см). Лядуночные перевязи обшивались галуном. Крышки лядунок (серебряные или золотые) украшались государственным гербом.

Парадный мундир гусарского офицера стоил очень дорого, поэтому в гусарах могли служить лишь состоятельные люди. Например, известную кавалерист-девицу Надежду Дурову незадолго до войны 1812 г. недостаток средств вынудил перейти из корнетов Мариупольского гусарского полка тем же чином в Литовский уланский, где служить было гораздо дешевле.

В целях экономии расшитые золотом и серебром доломаны и ментики офицеры носили только в особо торжественных случаях, повседневные же мундиры имели отделку из белого или оранжевого шелка. Кроме того, офицерам вне строя разрешалось носить однобортные темно-зеленые вицмундиры и сюртуки с эполетами. Воротники и обшлага вицмундиров были подобны мундирным, с гусарским шитьем, отвороты фалд — красные у всех полков, а эполеты по цвету пуговиц. При вицмундирах полагались темно-зеленые чикчиры без шитья, а также ботики.

ВЫВОД

Ознакомившись с историей женского костюма и особенностями гусарского костюма, мы решили выполнить костюмы, которые отражали не только эпоху, но и события этого периода. Платья должны быть выполнены в стиле ампир, жакеты – спенсоры, носить в себе элементы гусарской одежды.

Описание костюма «Победа»

Мой костюм, состоящий из двух швейных изделий жакета-спенсера, имеющего детали гусарского мундира и платья- шмиз в стиле раннего Ампир является стилизацией дамского бального наряда, характерного для начала XIX века.

Люди 1812 года фото Люди 1812 года фото

Для обоих изделий выбран ярко алый цвет, символизирующий победу России в войне 1812 года.

Длинное в пол шифоновое платье-шмиз в стиле Ампир имеет завышенную талию. Верхняя часть платья имеет следующее оформление: вырез горловины – лодочка и рукава – фонарики. Юбка у платья должна придавать фигуре легкость и эфемерность, другими словами не должна полнить. По крою юбка в начале XIX века выкраиваться прямого кроя со сборкой посередине спины для придания большей ширины. В своем костюме я решила выкроить юбку «полусолнце», которая облегает фигуру по линии талии и имеет большую ширину по линии низа. Юбка на подкладке, верхний слой платья из шифона.

Жакет-спенсер укорочен. Так же, как и платье, жакет имеет рукава-фонарики. Вырез горловины неглубок и имеет схожие с горловиной платья формы. Жакет – спенсер двубортный дополнен элементами гусарского костюма: золотыми пуговицами с оформлением, а также длинными полами, характерными для кавалерийского фрака.

Костюм имеет необходимость дополняться аксессуарами. В данной композиции могут быть уместны шляпка – уменьшенная копия гусарского головного убора, веер, длинные перчатки, естественно одной цветовой гаммы с жакетом и платьем, разнообразные украшения, соответствующие металлу, пуговиц и их оформления.

В целом совокупность платья, жакета-спенсера и правильно подобранных аксессуаров представляет собой и стилизацию дамского костюма начала XIX века, дополненная элементами гусарского мундира того же времени.

Какими свойствами должна обладать ткань?

Жакет должен быть из жесткой ткани т.к имеются рукава-фонарики, которые должны держать форму. Для того чтобы не было раздвижки ткани во швах ткань должна иметь небольшую растяжимость из-за прилегающего по фигуре силуэта. Платья должен быть из легкой ткани, т.к необходимо, чтобы на лежала складками, но не обвисала. Гигиенические свойства ткани: гигроскопична и воздухопроницаема т.к она прилегает к телу и должна пропускать воздух и впитывать влагу. Желательно выбрать ткань которая не электризуется т.к в противном случае она будет прилипать к подкладке. Следуя из всего вышесказанного потребностям верха платья – пиджака удовлетворяет джинсовая ткани из натурального хлопка с добавлением лайкры которая, слегка растягивающийся плотный материал, держащий форму. Для платья хорошо подойдет синтетический шифон – легкий, хорошо драпирующийся. Его недостатком будет являться высокая электризуемость, что легко устраняется спреем — антистатиком.

Костюм я решила выполнить из ткани красного цвета. Он олицетворяет победу. Отделкой костюма будет служить тесьма металлизированная под золото.

Описание костюма «Сила в единстве»

Костюм состоит из платья и жакета спенсора.

Платье выполнено в стиле ампир из атласной ткани бежево-золотистого цвета. Завышенная талия с поясом, декорирована термоаппликацией имитирующей золотую вышивку. Юбка прямая, расширенная к низу. Лиф платья на овальной кокетке со складками. На кокетке термоаппликация из семи крестов, олицетворяющих семь сословий участвующих в Бородинском сражении.

Жакет спенсор из атласа шоколадного цвета. Его длина до талии. Рукава длинные втачные со шлевками. Воротник — стойка, 4 см. Плечи прямые, украшенные погонами. Застежка на пуговицах.

Немного о свойствах тканей

Для изготовления платья — chemise в стиле Ампир я выбрала атласную ткань бежевого цвета. В моей модели лиф и юбка имеет большое количество мягких складок. Поэтому я выбрала ткань атлас — материал тонкий струящийся невесомый хорошо драпируется. Основной объем юбки сконцентрирован (в виде маленьких складок) на середине заднего полотнища. Блеск атласа придает костюму благородный вид. Декоративной отделкой на кокетке служат семь крестов из термоаппликации, олицетворяющие семь сословий участвующих в войне 1812 года. На поясе декоративная отделка из стилизованных растительных элементов.

Жакет – спенсер из атласной ткани коричневого цвета. Для жакета можно было выбрать ткань более плотную, хорошо держащую форму. Но к сожалению в магазине не было подходящего цвета. Поэтому я приобрела атлас, но перед пошивом продублировала его флизелином. Для того, чтобы лучше сохранял форму. Флизелин сделал изнаночную сторону шероховатой, поэтому необходимо было поставить на жакет подкладку. Величественность и парадность моему костюму придают погоны и пуговицы.

Люди 1812 года фотоЛюди 1812 года фото

Люди 1812 года фотоМоделирование платья

Определить место расположения подреза (36см) и ширину втачного пояса (5см.)

Перенести нагрудную вытачку в линию подреза ( складка)

Изменить линию горловины

Определить линию вставки

Люди 1812 года фотоМоделирование рукава



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap