Творческий проект Использование имен собственных в творчестве писателей XIX века



Государственное бюджетное образовательное учреждение Саратовской области

среднего профессионального образования

«Саратовский колледж строительства мостов и гидротехнических сооружений»

Использование имен собственных в творчестве писателей XIX века

Творческий проект

Ананченко Евгения,

Месропян Кристина,

студенты II курса

Руководитель:

Ерошкина Надежда Георгиевна,

преподаватель русского языка и литературы

Саратов, 2012г.

Оглавление



Методическая основа проекта………………………………..………….……….3

Словарь понятий…………………………………………………………………..5

Основное содержание по главам…………………………………………………8

Выводы и рекомендации по использованию данного проекта в практике….29

Список использованной литературы……………………………………………32

Приложения………………………………………………………………………33

Программа внедрения……………………………………………………………34

Методическая основа проекта

Имена – суть категории познания личности.

П.Флоренский

Каждое имя, названное в произведении, есть уже обозначение, играющее всеми красками, на которые оно способно.

Ю.Тынянов

Цель работы – определить роль имен собственных в творчестве писателей XIX века (более подробно остановиться на «говорящих именах» в произведениях А.Н.Островского и Ф.М.Достоевского).

Достижению поставленной цели служит решение следующих задач:

— познакомиться с критической литературой по вопросу использования имен собственных в художественной литературе;

— рассмотреть имя собственное как стилеобразующий элемент художественного произведения;

— выявить функциональную значимость имен собственных в художественных произведениях;

— определить специфику использования «говорящих» имен собственных в творчестве А.Островского и Ф.Достоевского.

Для решения этих задач применялись методы исследования: теоретические (анализ, синтез, сравнение, обобщение) и эмпирические (анкетирование).

Объект исследования: использование имен собственных в художественных произведениях писателей XIX века как стилеобразующий элемент.

Предмет исследования: произведения писателей XIX века; пьесы А.Н.Островского («Свои люди — сочтемся», «Гроза», «Бесприданница») и роман Ф.Достоевского «Преступление и наказание».

Актуальность темы. Выбор этой темы обусловлен очень большим интересом к говорящим именам в русской литературе. Имена собственные в художественных произведениях имеют определенную функциональную нагрузку и являются стилеобразующим элементом, следовательно, изучение художественного произведения невозможно без исследования имен собственных, заключенных в том или ином тексте.

В наше время интерес к чтению угасает. Мы хотим показать на примере анализа отдельных произведений, что чтение – это не только важный познавательный, но и увлекательный процесс, в котором проявляется читательское мастерство, потому что читатель участвует в разгадке тайн и загадок писательского замысла. Таким образом, грамотный читатель становится некоторым образом соавтором писателя. Имена собственные дают богатейший материал для этого, ведь имя персонажа – его «визитная карточка». Очевидно, что изучение художественного произведения невозможно без исследования имен собственных, заключенных в том или ином тексте.

Гипотезы:

1. Образ героя в литературном произведении начинается с имени, т.е. восприятие имени образа способствует пониманию его идейной нагрузки в произведении и отношения автора к нему.

2. Имя персонажа является стилеобразующим элементом, поэтому выбор его определяется родом и видом литературного произведения, художественным методом писателя, особенностями жанра, соответствием содержанию текста, эстетической нагрузкой имени. Исходя из этого, возможно предположить, что имена собственные в драматических произведениях А.Островского будут отличаться от имен собственных, используемых Ф.Достоевским в романе, произведении эпического жанра, что объясняется не только индивидуальной творческой манерой автора, но и спецификой родовой и жанровой принадлежности произведения.

Продукт: «Словарь имен собственных в произведениях А.Н.Островского (по пьесам «Свои люди — сочтемся», «Гроза», «Бесприданница»)»; «Дидактические материалы для использования на уроках литературы по изучению творчества А.Н.Островского»; иллюстративный материал по именам собственным в драме «Гроза».

Практическая ценность работы состоит в возможности использовании материала и результатов данного исследования на уроках литературы при изучении творчества А.Н.Островского (темы «Особенности стиля А.Н.Островского», «Гроза», «Бесприданница»). Главу «Имена собственные в романе Ф.Достоевского «Преступление и наказание» можно использовать в качестве дополнительного материала при анализе текста произведения.



Ожидаемый результат: проявление интереса студентов к чтению художественных произведений; повышение их читательской культуры.

Словарь понятий

Аллегория (греч. allegorein — «говорить иначе») – иносказание, толкование заложенного в художественном произведении скрытого, тайного смысла.

Аллюзия (лат. allusio шутка, намёк) стилистическая фигура, содержащая явное указание или отчётливый намёк на некий литературный, исторический, мифологический или политический факт, закреплённый в текстовой культуре или в разговорной речи.

Антропоним (др.-греч. νθρωπος человек и νομα имя) единичное имя собственное или совокупность имён собственных, идентифицирующих человека. В более широком смысле это имя любой персоны: вымышленной или реальной.

Антропонимика раздел ономастики, изучающий антропонимы имена людей и их отдельные составляющие (личные имена, отчества, фамилии, прозвища, псевдонимы и т. п.); их происхождение, эволюцию, географическое распространение и социальное функционирование, структуру и развитие антропонимических систем.

Говорящие имена (фамилии) имена литературных героев, которые содержат характерологическую характеристику персонажей.

Имя собственное (калька с лат. nоmеn proprium, которое в свою очередь является калькой с греч. ὄνομα κύριον)имя существительное, обозначающее слово или словосочетание, предназначенное для называния конкретного, вполне определённого предмета или явления, выделяющее этот предмет или явление из ряда однотипных предметов или явлений.

Метафора (от др.-греч. μεταφορά — «перенос», «переносное значение») – троп, слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит неназванное сравнение предмета с каким-либо другим на основании их общего признака.

Оним имя собственное.

Ономастика, ономатология (от др.-греч. ὀνομαστική, ономастикэ́ – искусство давать имена, от ὄνομα, о́нома – имя, название и λέγω, ле́го – выбирать, говорить, сообщать) – раздел лингвистики, изучающий собственные имена, историю их возникновения и преобразования в результате длительного употребления в языке-источнике или в связи с заимствованием у других языков общения. В более узком смысле ономастика – собственные имена различных типов (ономастическая лексика).



Поэтическая, или литературная, ономастика раздел ономастики, который изучает имена собственные, встречающиеся в художественном тексте.

Семантика – всё содержание, информация, передаваемые языком или какой-либо языковой единицей (словом, грамматической формой, словосочетанием и т.д.)

Художественный стиль функциональный стиль речи, который применяется в художественной литературе. Текст в этом стиле воздействует на воображение и чувства читателя, передаёт мысли и чувства автора, использует всё богатство лексики, возможности разных стилей, характеризуется образностью, эмоциональностью речи.

Основное содержание по главам

Введение ……………………..…………………………………………………….9

Глава 1. Имя собственное как элемент художественного произведения……………………………………………..………………………11 Глава 2. «Говорящие» имена в творчестве А.Н. Островского………………..18

Глава 3. Имена собственные в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и

наказание»…………………..……………………………………………………22

Заключение………………..………………………………………………………..28

Введение

В языке кроме имен нарицательных, обозначающих предметы и их свойства, явления природы и прочие реалии нашей жизни, существуют и другие, особые слова, представляющие собой различные имена и названия. Это имена собственные. Они выполняют в языке очень важную функцию — выделения, индивидуализации. К собственным именам относятся антропонимы (личные имена людей, а также их клички, прозвища), топонимы (географические названия), этнонимы (названия народов), теонимы (имена мифических существ и божеств), космонимы (названия внеземных объектов), зоонимы (клички животных) и др.

Имена собственные всегда имели огромное значение в жизни человека. Для первобытного человека имя являлось обозначением существа или предмета. С самых незапамятных времен люди связывали имя человека с его внутренней сутью.

В составе философии «имена — суть категории познания личности» [15]. Имена не просто называют, но реально объявляют духовную и физическую сущность человека. Они образуют особые модели личностного бытия, которые становятся общими для каждого носителя определенного имени. Так, условно все Анны имеют общее и типичное в благодати; все Софьи — в мудрости и т.д. Имена предопределяют душевные качества, поступки и даже судьбу человека.

Сегодня имена собственные стали объектом изучения представителей самых разнообразных наук. В первую очередь ими занимается лингвистика, но представляют они определенный интерес для географов, историков, этнографов, психологов, социологов и, конечно же, литературоведов. В лингвистике раздел, изучающий имена собственные, называется ономастикой (от греч. оnomastike – искусство давать собственные имена), а одним из её направлений является антропонимика – наука, исследующая собственные имена людей. Соответственно, в литературоведении выделяется раздел поэтической, или литературной, ономастики, который изучает имена собственные, встречающиеся в художественном тексте.

Художественное произведение — это особая сфера функционирования имен собственных. Имена собственные в художественном тесте имеют свою специфику. Как элемент языка, «материала и основы словесного искусства», имя литературного героя подчинено «закону семантического преобразования, результатом которого является порождение художественного смысла» [13, С. 68]. Часто имя собственное в качестве элемента художественного произведения является одним из важных средств создания образа. В таком случае имена становятся «говорящими».

Одновременно с этим онимы, являясь элементом художественного текста, играют значительную роль в формировании идеи произведения в целом. «Точный выбор имени собственного во многом определяет смысловую и эмоциональную заданность текста в целом» [9, С. 36]. Имена органически связаны с содержанием произведения: «Под стилем художественного произведения условимся понимать систему языковых средств, целенаправленно используемых писателем в литературном произведении, являющемся искусством слова. В этой системе все содержательно, все элементы стилистически функциональны. Они взаимообусловлены и органически связаны с содержанием. Эта система зависит от литературного направления, жанра, темы произведения, структуры образов, творческого своеобразия художника. В ней все элементы подчинены одной цели – наиболее удачному выражению художественного содержания произведения» [14, С.262].

Таким образом, имя в художественном произведении представляет собой обширное поле для исследования различных сторон литературного творчества: от частных вопросов стилистики до его идейно-художественного содержания.

Глава 1. Имя собственное как элемент художественного произведения

В любом произведении литературный персонаж утверждается в сознании читателя своим внешним видом, чертами характера, поступками, мыслями, своеобразной речью. Но особенно ярко индивидуальность литературного героя отражается в его имени. С выбора имени начинается бытие героя в литературном произведении. В нем отражается его внутренняя жизнь, оформляются психические процессы. Имя дает ключ к характеру человека, кристаллизует определенные качества личности. Если тот или иной характер удался писателю, то в представлении читателей все его черты будут связаны с одним словом — его именем.

В литературе собственное имя, его смысл и форма, ситуации его употребления не бывают случайными, поскольку имена собственные, вкупе с языком и стилем произведения, занимают особое место в системе художественно-изобразительных средств, служащих для выражения авторского замысла. Казалось бы, в художественном произведении автор располагает достаточной свободой при выборе того или иного антропонима для любого из своих персонажей. Но мнимая произвольность антропонима на самом деле является осознанной или интуитивно угаданной необходимостью выбора именно этого, а не другого имени. Появление имени определяется сюжетно-тематическим содержанием произведения, его ведущими идеями, законами жанра и стилистической системой текста в целом.

Имя героя в литературе определяет духовная норма личностного бытия, устойчивый тип жизни, глубоко обобщающий действительность. Герой раскрывается в тесной связи с общей идеей и образом своего имени. Такова «бедная» Лиза, Наташа Ростова, Маша Миронова. Каждое личное имя здесь — это особый литературный тип, универсальный путь жизни, свойственный только данному конкретному имени. Например, путь Лизы — это путь тихого, трогательного бунта против моральных норм, против Бога (хотя Елизавета — «почитающая Бога»). Путь Натальи — это путь простых природных влечений, которые прекрасны в своей естественности. Путь Марии — это путь «золотой середины»: путь служащей госпожи, сочетающей в себе и величавость, и покорность.

Итак, имя собственное служит одним из важнейших средств воплощения авторского замысла и концентрирует в себе значительный объем информации.

Что же влияет на выбор имени персонажа? Говоря о специфике использования имен собственных в художественной литературе, О.Н.Трубачев отмечает: «Антропонимическое пространство художественного произведения, отбор и взаимодействие антропонимов с контекстом определяется законом жанра, художественным методом писателя, родом и видом литературного произведения и законами его построения, соответствием содержанию текста, эстетической нагрузкой имени в ближайшем и широком контексте и многими индивидуально-неповторимыми творческими особенностями стиля писателя в целом» [14, С. 283].

Соотношение имени и рода литературы

Говоря о зависимости имен в художественных произведениях от рода литературы, хочется отметить следующее: в наименьшей степени она проявляется в лирике. Интересно, что порой в лирических произведениях личное местоимение играет большую роль, чем возможное имя; имена вообще нечасто встречаются в лирике (исключения составляют поэмы). В драматических же произведениях роль собственных имен особенно велика, так как антропоним изначально задает установку восприятия героя читателем, поскольку приведен в списке действующих лиц. «Говорящие» имена использовались уже в античной комедии. Также существенное значение личные имена имеют в эпических произведениях.

Соотношение имени и литературного направления

Выбор антропонимов во многом диктуется принципами того или иного литературного направления (художественного метода), которые разделяет писатель. В особенности типичен данный прием для литературы классицизма, где наиболее прозрачна семантика говорящих имен и фамилий. Писатели, опираясь на внутреннюю форму слова, положенного в основу фамилии героя, награждали своих персонажей выразительными именами-характеристиками: Простаковы, Скотинин, Вральман, Цифиркин, Кутейкин, Милон, Правдин, Стародум (Д.Фонвизин «Недоросль»).

В эпоху сентиментализма грубые имена почти не использовались. Допускалась только благозвучная ономастика. Поэтому в повести Н.М. Карамзина крестьянская девушка носит имя Лиза, употребляемое только в дворянской среде. Впрочем, и поведение, и речь девушки не типичны для крестьянской среды.

Представители романтизма нередко изображали чужую страну или отдаленную эпоху, и ономастика в их произведениях не только соответствовала выбранной теме, она была непривычна для читателя, «экзотична». Например, героини «южных» поэм Пушкина носят имена Зарема и Земфира.

Для писателей-реалистов важнейшей (хотя, конечно, не единственной) становится социально-знаковая функция имени, его соответствие/несоответствие антропонимической норме. Точность воспроизведения в художественной литературе антропонимических норм способствует эффекту достоверности изображения. Отсюда повышенная требовательность к именам персонажей: значимы все компоненты антропонима, а также титулы, к ним присоединяемые (граф, князь), формы обращений (Ваше благородие, превосходительство, сиятельство и пр.). Необходимо было учитывать, к примеру, следующее: в России XVIII в. «крестьянских девочек часто называли Василисами, Феклами, Федосьями, Маврами. Девочка, родившаяся в дворянской семье, такого имени получить не могла. Зато в дворянских семьях бытовали тогда такие женские имена, которые были неупотребительны у крестьянок: Ольга, Екатерина, Елизавета, Александра». [4, С. 115]. На этом фоне значимы разного рода отступления от норм как средство характеристики персонажа. Так, имя Татьяна почти не употреблялось в дворянской среде, и у И.Тургенева в «Муму» это имя звучит органично. А вот в «Евгении Онегине» А.Пушкин дает своей героине имя Татьяна с определенной целью: выделить её из ряда представительниц дворянского круга.

Соотношение имени и идейно-тематической направленности произведения

Наиболее часто «говорящие имена» используются при создании комических персонажей. Комизм заключается либо в несоответствии имени и образа (у А.Чехова в рассказе «Пересолил» упоминается генерал Девушкин, а в рассказе «Ушла» речь идет о нравственной девушке Софи Окурковой; у Салтыкова-Щедрина в «Истории одного города» упоминаются градоначальники майор Прыщ и бригадир Баклан), либо в определенной тематической направленности (в «Ревизоре» Н.Гоголя порядок на улицах наводят полицейские Держиморда, Свистунов, Пуговицын; у М.Салтыкова-Щедрина в городе Глупове правят Угрюм-Бурчеев, Негодяев, Перехват-Залихватский и др.; в рассказах Чехова есть ревизор Мзда («Клевета»), инспектор духовного училища Двоеточиев («Невидимые миру слёзы») и т.д.)

В зависимости от темы, жанра произведения видоизменяются принципы подбора антропонимов. Например, в произведении на историческую тему писателю необходимо воссоздать колорит эпохи. В «Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» М.Ю.Лермонтова изображается время правления Ивана Грозного. Неслучайно жену Калашникова зовут Аленой Дмитревной, т.е. дана народная, русифицированная (а не церковная – Елена) форма имени. Царского опричника зовут Кирибеевичем: в XVI в. наряду с христианскими именами употреблялись некалендарные, особенно часто в отчествах.

Нередко выразительность антропонима заключена в соотношении компонентов. Например, в романе Достоевского «Идиот» сочетание имени и фамилии главного героя: Лев Мышкин – указывает на противоречивость его характера. Лев, царь зверей, властная и «звериная» натура в противовес серенькой, трусливой и беззащитной мышки. Это можно воспринимать и как реакцию нейтрализации, и как выражение внутренней гармонии этого человека. С одной стороны, князь благороден, является сильной личностью, способен пробуждать в людях высокие нравственные качества. Но в то же время он абсолютно не приспособлен к жизни.

Важен также фонетический облик фамилии. Смешно звучат фамилии Ахинеев, Почешихин или Панихидин (рассказы А.Чехова), Оболт-Оболдуев (помещик из поэмы Н.Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»), Ламврокакис или Урус-Кугуш-Кильдибаев (градоначальники из «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина).

Какова же роль имен собственных в стилистическом образе художественного произведения?

Имена собственные в художественном произведении выполняют различные функции, наиболее важные среди них следующие:

1. Назывная (номинативная). Писателю необходимо как-то обозначить персонажа, и это легко сделать, наделив его именем. Оно обычно выбирается с учетом антропонимических норм в зависимости от социальной, тематической и пространственно-временной особенностей произведения: дворяне — Онегин, Ленский (А.Пушкин «Евгений Онегин»), Гаев, Раневская (А.Чехов «Вишневый сад»); купцы – Вожеватов, Кабанов (пьесы А.Островского); разночинец – Базаров (И.Тургенев «Отцы и дети»); мещанин – Шапкин (А.Островский «Гроза»). Сестра Раскольникова (Ф.Достоевский «Преступление и наказание») – Дунечка, потому что она из «благородных», горничную в «Вишневом саде» А.Чехова будут звать уже Дуняшей (ср.: Феклуша, Глаша); вспомним Сонечку Мармеладову из романа «Преступление и наказание» Ф.Достоевского и развратную девицу Сонетку в «Леди Макбет Мценского уезда» Н.Лескова – имя одно, но звучание в зависимости от идеи образа различно. Иногда автор лишает героя имени с определенной целью: в рассказе И.Бунина «Господин из Сан-Франциско» отсутствие имени указывает на отсутствие индивидуальности героя и его бездуховность.

2. Характерологическая функция: имя подчеркивает какие-то свойства личности. Имя «Эраст», происходящее от слова «эрос», намекает в повести Н.М. Карамзина на чувствительность, страстность и аморальность Лизиного избранника. Как мы понимаем, герои Подхалюзин, Хлестаков, Кабанова, Дикой, Коршунов или Червяков получили свои фамилии не случайно.

Однако семантика собственного имени не всегда лежит на поверхности, поэтому необходимо проводить специальные исследования. Например, фамилия Елдырин (рассказ Чехова «Хамелеон») соотнесена с глаголом елдыжить (вятский диалект) – «вздорить, затевать ссоры, придираться, особенно при дележе».

3. Ассоциативная. Иногда писатель, наделяя своего персонажа именем, прибегает к аллюзии, т.е. стремится вызывать у читателей определенные ассоциации. Аллюзия может указывать на реальное лицо: и по смыслу, и по звучанию фамилия Угрюм-Бурчеев (один из градоначальников города Глупова в «Истории одного города») напоминает об Аракчееве, отличавшегося угрюмым нравом. Аллюзия может быть литературной: например, имя главной героини романа Булгакова «Мастер и Маргарита» должно напомнить читателю о героине «Фауста» И.В.Гете. Перекличка может основываться также на однотипности имен. В «Евгении Онегине» «речные» фамилии носят Онегин и Ленский, что подчеркивает литературную условность. Позднее Лермонтов называет своего героя Печориным, как бы сближая его с Онегиным, что было отмечено В.Г. Белинским.

4. Смена антропонима как свидетельство резкого перелома в судьбе героя. В ходе сюжета произведения, в разных ситуациях общения персонаж может именоваться по-разному. Так, в пьесе «Без вины виноватые» главная героиня, пережив личную драму и поступив на сцену, меняет имя: из Любови Ивановны Отрадиной она превращается в Елену Ивановну Кручинину. Обе фамилии – говорящие. Героиня расстается и с именем Любовь: ведь причиной ее страданий была любовь к недостойному человеку, и носить такое же имя после разрыва с прошлым было бы слишком тяжело.

6. Имя собственное как прием обманутого ожидания. Так, в драме А.Островского «Гроза» Борис (Григорьевич), имя которого имеет значение «борющийся», не оправдывает надежд читателей и Катерины: он как раз безропотно отказывается от борьбы; а в пьесе «Бесприданница» Карандашев, ничтожный по своей натуре человек, носит имя Юлий, которое неизменно ассоциируется у нас с великим Цезарем.

7. Имя как часть общего колорита произведения. Особенно ярко эту функцию использует А.П.Чехов в своих юмористических рассказах. Панихидин, Трупов, Погостин, Черепов, Челюстов — все эти фамилии, несомненно, создают своеобразный «кладбищенский» колорит рассказа «Страшная ночь». Изображая обстановку, в которой живут сытые, удовлетворенные своим утробным существованием люди, Чехов использует фамилии: Битковы, Соусовы, Леденцовы и т.п. Несложно представить, как учат в гимназии, где служат преподаватели по фамилии Ахинеев, Лошадиных, Додонский, Падекуа, Ванькин, Тарантулов («Клевета»).

Таким образом, в художественном произведении собственные имена выполняют не только номинативно-опознавательную функцию: будучи связаны с тематикой произведения, жанром, общей композицией и характером образов, они несут определенную стилистическую нагрузку, имеют стилистическую окраску.

Глава 2. Говорящие имена и фамилии в творчестве

А.Н. Островского

Говоря о творчестве А.Н.Островского, следует отметить, что у него нет ни одного случайного имени, фамилии или прозвища персонажей (а персонажей насчитывают более тысячи!), так или иначе они связаны с идейной нагрузкой образа и являются «говорящими».

Проведенное нами анкетирование подтвердило это. Опрашиваемым было предложено определить черты характера, присущие, на их взгляд, литературному герою с определенным именем. Имена предлагались в отрыве от произведений, чтобы не было определенных ассоциаций. В результате 84% правильно угадали характер героя. Также было предложено определить, является ли герой положительным или отрицательным. В данном случае процент правильных ответов был еще выше – 92 (Приложение 3).

С точки зрения рассматриваемого нами феномена «говорящих» имён в пьесах этого великого драматурга можно найти много нового, замечательного материала. Вот какие закономерности мы выявили:

В творчестве драматурга имена и фамилии, с одной стороны, звучат органично для того времени, с другой стороны, автор использует разнообразные ресурсы имен и фамилий для создания ярких, запоминающихся образов.

Чаще Островским используются говорящие фамилии, но также придается большое значение именам, реже — отчествам, они, как правило, лишь дополняет общую картину.

Фамилии героев в произведениях Островского более прозрачны по семантике, чем имена и отчества. Это связано с тем, что фамилии имеют более позднее образование в языке и чаще являются русскими по происхождению. Имена же, используемые нами, как правило, заимствованы, поэтому их значение не так очевидно для непосвященных. Однако при желании узнать значение имени было несложно (Именные Святцы). Поэтому именам также придавалось огромное значение при создании образа.

Как уже указывалось выше, менее всего в имени героя значит отчество. Во-первых, оно не всегда используется (Тихон вместо Тихон Иванович, «Гроза»), во-вторых, семантика имени, образующего отчества, считается второстепенной, а потому не столь важной. Но наличие или отсутствие отчества у героя само по себе уже важно: оно лишь дополняет характеристику героя в произведении, часто указывая на возраст или социальное положение. Понятно, что по отчеству величают либо пожилых героев (Аграфена Кондратьевна, Ефросинья Потаповна), либо занимающих определенное положение в обществе (Кнуров Мокий Парменыч, Вожеватов Василий Данилыч). Исходя из этого, наличие отчества у Бориса Григорьевича указывает на уважительное отношение к нему жителей города.

В мужских именах собственных большее значение играют фамилии, в женских – основная нагрузка приходится на собственно имя (Катерина, Варвара, Лариса). Героини редко называются по фамилии, но если фамилия звучит, значит, автор преследует определенную цель. Так Марфу Игнатьевну в драме «Гроза» чаще называют не по имени и отчеству, как подобает её возрасту и положению, а и вовсе используют прозвище, образованное от фамилии – Кабаниха.

Имена и фамилии героям писатель выбирал тщательно, обращая внимание не только на значение имени, но и на его звучание, т.е. на фонетическую оболочку имени: в имени Лазарь Елизарыч слышится что-то приторно сладкое, имя Сысой Псоич вызывает ассоциации с псом («Свои люди — сочтемся») и др.

С точки зрения смыслового аспекта у Островского есть имена с открытой семантикой, значение которых определяется легко, — Дикой, Кабаниха, Кручинина и др.

Чаще имена встречаются со скрытой семантикой, т.е. значение завуалировано, связано с переводным (Катерина – «чистая», Лариса – «чайка», Марфа – «госпожа») или диалектным смыслом.

Почти треть всех фамилий в произведениях драматурга – диалектного происхождения: Кнуров («Бесприданница») от диалектного кнур – «боров, хряк, кабан»; Великатов («Таланты и поклонники») от великатый, то есть «величавый, видный, важный, чванный, гордый, вежливый, умеющий обращаться с людьми, внушающий к себе уважение»; Лыняев («Волки и овцы») от лынять, то есть «отлынивать, уклоняться от дела», Хлынов («Горячее сердце») от хлын – «мошенник, вор, обманщик в купле-продаже», Жадов («Доходное место») от жадать – в старинном значении: «испытывать сильное желание».

В качестве «строительного материала» для образования фамилий персонажей Островский не часто, но использует искаженные иностранные слова: Паратов («Бесприданница») от французского «парад» (все делает напоказ, любит покрасоваться, пустить пыль в глаза).

Фамилия у Островского может указывать на:

внешний вид человека – Пузатов, Бородавкин, Плешаков, Курчаев, Белотелова;

манеру поведения – Дикой, Кабаниха, Гневышев, Громилов, Грознов, Рисположенский;

образ жизни – Баклушин, Погуляев, Досужаев;

социальное и материальное положение – Большов, Великатов;

нелегкую судьбу – Гольцов, Мыкин, Тугина, Кручинина, Несчастливцев.

Одним из приемов образования фамилий у Островского является метафоризация (переносное значение). Так, фамилия Беркутов («Волки и овцы») и Коршунов («Бедность не порок») образованы от названий хищных птиц. Естественно, что такие фамилии подчеркивают хищническое начало в героях произведений.

Многие фамилии у Островского образованы от общенародных слов (названий зверей, птиц, рыб) с ярко выраженным аллегорическим отрицательным значением: они как бы характеризуют людей по тем свойствам, которые присущи животным. Баранчевский и Переярков глупы, как бараны; Лисавский хитер, как лиса; Кукушкина эгоистична и бессердечна, как кукушка.

Богаты пьесы Островского и просто смешными фамилиями: Разлюляев («Бедность не порок»), Маломальский («Не в свои сани не садись»), Недоносков и Недоростков («Шутники»).

Более подробное значение «говорящих» имен собственных, использованных Островским в пьесах «Свои люди – сочтемся», «Гроза» и «Бесприданница», приводится в Приложении 3.

Особая роль, которая отводится именам собственным в пьесах, связана со спецификой драматических произведений. Драматург, не имея возможности охарактеризовать героя при помощи его описания, выразить своё отношение к нему иначе, вынужден максимально использовать все возможные способы создания образа. В театре А.Н. Островского говорящие имена настолько точны и значительны, что можно смело говорить о виртуозном, феноменальном владении драматургом этим приёмом.

Глава 3. Имена собственные в произведении Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»

Круг имён и фамилий в произведениях Ф.Достоевского достаточно широк и многообразен. Достоевский также использует говорящие имена и фамилии. Первое впечатление читатель получает, когда узнаёт имя героя, и каким нужно обладать даром, чтобы, через имя уже дать понять читателю кто передним, донести до него сущность героя. Достоевский очень тщательно подходил к подбору имён и фамилий для своих героев: он старался максимально точно выверить их стилистически, дать большую функциональную нагрузку. Не случайно, что один из исследователей творчества писателя, С.В.Белов, отмечал в своём комментарии к роману «Преступлении и наказании», что «имена, отчества и фамилии у Достоевского всегда полны глубочайшего смысла». [2] С. В. Белов пишет: «В библиотеке у Достоевского был такой календарь, в котором давался «Алфавитный список святых с указанием чисел празднования их памяти и значение имён в переводе на русский язык».[2] Несомненно, что Достоевский неоднократно заглядывал в этот «список», давая символические имена своим героям.

Какие-то фамилии достаточно «прозрачны», например, Лебезятников, Разумихин (не случайно, например, Лужин, ошибаясь, зовет Разумихина Рассудкиным; на эту идею рассудительности обращает внимание и Свидригайлов, когда говорит, что слышал о каком-то господине Разумихине как о рассудительном человеке). Фамилия Лужин ассоциируется с чем-то бездонно-грязным. Что же касается фамилии Мармеладовы, то она как-то неуместно звучит среди грязи и нищеты жизни. Литературовед В. Я. Кирпотин в книге «Разочарование и крушение Родиона Раскольникова» пишет, что все, что несет беззащитному большинству существующий порядок, Достоевский сосредоточил в жизни и судьбе семьи Мармеладовых: «Семья Мармеладовых — фокус, в котором преломлены все несчастья неправильно устроенного, эксплуататорского общества, и, как «сладок» этот мир, рисуется уже горько-иронической фамилией, подобранной Достоевским». [16] Фамилия Мармеладовых подчеркивает контраст сладкой фамилии и горького несчастья семьи, в жизни которой сфокусирована вся несправедливость общества.

Несложно понять, почему Достоевский выбрал для главной героини имя Соня. Имя Софья пришло к нам из греческого языка и означает «мудрость», «разумность». Надо сказать, что имя Софья носят несколько героинь Достоевского — «кротких» женщин, которые, по выражению С.В. Белова, смиренно несут крест, выпавший на их долю, но верят в конечную победу добра. Если «София» вообще означает мудрость, то у Достоевского мудрость его Софьи – это мудрость смирения во имя добра, которое в конечном итоге все равно победит.

Особый интерес у литературоведов и читателей вызывают, разумеется, имя и фамилия (в определённой степени даже и отчества) главного героя романа Родиона Романовича Раскольникова. Ведь именно через его образ Достоевский совершает казнь идеи отрицания неприкосновенности, высшей ценности и святости человеческой личности, жизни самого человеческого существа.

Следует отметить, что литературоведы имеют различные точки зрения относительно той идеи, которую Ф.Д. Достоевский мог вложить в фамилию Раскольников. Наиболее распространённая версия связывает фамилию главного героя романа со словом раскол — старообрядчество, со словом «раскольник». Многие исследователя указывают на связь, ассоциации, которые могли сложиться у автора романа (в его сознании – между страстной любовью Родиона Раскольникова к людям, его огромным желанием принимать участие в судьбе людей вопреки личным интересам и фанатизмом в отстаивании своей «идеи») с расколом как определённой стороной исторического самосознания русских народных масс. С.В. Белов напоминает, что ещё в 1862 году Достоевский в статье «Два лагеря теоретиков» признал русский раскол «крупнейшим явлением в нашей исторической жизни».

На возможность подобных ассоциаций фамилии Раскольникова указывает ещё и факты, обнаруживаемые в тексте самого романа. В его начальных вариантов писатель как бы делал намёк на историческое происхождение фамилии Раскольников устами матери Родиона, которая говорила: «Раскольниковы хорошей фамилии… Раскольниковы двести лет известны». Это звучит как намёк на конкретный исторический период начала раскола, когда фамилия такая могла появиться. И, кстати, появиться именно в среде старообрядцев. На второй факт – факт своеобразного созвучия и в то же время антитезы фамилии Раскольникова и религиозных убеждений старообрядцев Миколы, который берёт на себя на себя грех Раскольникова, указывает М.С. Альтман, внимательно исследовавший в своих трудах, в частности, и фамилию главного героя романа. Ведь не случайно в шестой заключительной части Порфирий Петрович говорит Родиону: «А известно ли вам, что он (Миколка) из раскольников, да и не то чтоб из раскольников, а просто сектант; у него в роде бегуны бывали, и он сам ещё недавно целых два года в деревне у некоего старца под духовным началом был…» [6, С.468]

По мнению Л.А. Бема, свою фамилию герой получил вследствие того, что он является натурой противоречивой, образно выражаясь, расколотой на две половинки. А.Л.Бем считает, что первое толкование фамилии связано с со смыслом слова раскол – раздвоение, а другое ищет связь её со словом раскол, раскольничество как символ фанатизма, упрямства, одержимостью одной мыслью, но при этом оба толкования вполне законны, поскольку в таком случае возможно самое разнообразное использование звуковых сочетаний в целях оживления известного представления. Каждая теория имеет право на существование, ведь мы можем только догадываться и предполагать, что именно хотел донести до нас Достоевский, что он вкладывал в это имя.

Ещё одна очень интересная, на наш взгляд, версия была высказана С.В. Беловым, который являлся признанным знатоком творчества Достоевского. Эта версия состоит в том, что за именем, фамилией и отчеством главного героя романа «Преступление и наказание» можно увидеть другие, более глубокие ассоциации, другой более глубокий смысл, который писатель заложил в эти слова-имена. По мнению С.В. Белова, имя героя — Родион — можно связать с идеей родины, матери земли, которая его породила и которую он «раскалывает», а если брать отчество – Романович, — то «вполне возможно прямое толкование: раскол родины Романовых».[2]

Конечно, не следует забывать и об особом звучании, о звуковых повторах в имени, отчестве и фамилии героя. Вполне очевидно, что звуковой упор в сочетании этих трёх слов делается на Р, причём такой упор, который создаёт впечатление рокочущего звука: РА-РА-РА — Родион Романович Раскольников. Трудно сказать, с чем это связано, но такое единоначалие не кажется случайным.

Обратим также внимание на использование имени «Петр» в романе. Оно встречается несколько раз: Порфирий Петрович, Порох Илья Петрович и, наконец, в имени Лужина Петр звучит дважды – Петр Петрович. На первый взгляд, нет ничего необычного, имя Петр было достаточно распространено в России XIX века. Но вот что объединяет эти персонажи: их трудно назвать «симпатичными» и положительными. Действительно, Достоевский не любил имя Петр. Это связано с отношением писателя к Петру I. М.С. Альтман замечает: «Петра Великого Достоевский считал первым русским нигилистом, и от Петра же, считал он, находится русская церковь в параличе. Реформы Петра привели к нигилизму в интеллигенции, к расколу в народе». Петр, насаждающий всё заграничное, по мнению Достоевского, стал не великим реформатором, а погубителем истинно русского начала.

Также является сложной для анализа фамилия Свидригайлов. Сложной, как и сам образ этого персонажа, полного жесточайших противоречий, внутренних поворотов и изломов, личности странной и запутанной. Очевидно, что какие-то звуковые ассоциации, какая-то сложность и многоплановость звучания фамилии Свидригайлов сыграли не последнюю роль в выборе её Достоевским. Свидригайлов — в свистящих, режущих, дергающихся в интонации, неприятных звуках, составляющих фамилию, отражена странность, изворотливость героя.

Но звуковой образ, по-видимому, сочетался и со смысловым. С.В.Белов в своём комментарии к роману пишет о том, что современникам Достоевского была знакома эта фамилия ещё до выхода в свет романа «Преступление и наказание». Г.Ф. Коган в статье ««Загадочное» имя Свидригайлова…» упоминает о том, что периодическая печать 1861 года сообщила читателем о бесчинствующим в провинции некоем Свидригайлове и употребила эту фамилию, вероятно, как нарицательную: «Свидригайлов — человек тёмного происхождения, с грязным прошлым, личность отталкивающая, омерзительная для свежего честного взгляда, вкрадчивая, вползающая в душу… И эта низкая, оскорбляющая всякое человеческое достоинство, ползающая, вечно пресмыкающаяся личность благоденствует…». [8, C.431]

У Достоевского могли быть и «исторические» мотивы выбора этой фамилии, поскольку старинные корни семьи Достоевских связаны; наиболее известным представителем литовской аристократии был великий князь Свидригайло или Швитригайло. Занимаясь историей своего рода, «Достоевский мог обратить внимание и на этимологический состав фамилии Свидригайло: вторая часть этой фамилии гайл означает по-немецки (geil) — похотливый, сладострастный».

Совсем не случайно сразу 2 второстепенных героя романа носят имя Миколка: невинный Миколка-красильщик, взявший на себя преступление Раскольникова, и пьяный деревенский парень Миколка, забивающий лошадь. По мнению исследователей, они олицетворяют символы веры и неверия, между которыми мечется Раскольников.

В имени Лизавета (Лисавета), которое в переводе с еврейского означает «почитающая бога» и вполне соответствует смысловой нагрузке образа, также слышится перекличка с Лизаветой Ивановной из пушкинской «Пиковой дамы» (прием аллюзии): Германн убивает героиню морально, а Раскольников — физически.

Возможно, имя следователя Порфирий (в переводе с греческого «багряный») тоже имеет определенное значение: очистительный огонь, который уничтожил бесчеловечную теорию Раскольникова, вступившего в конфликт с божьей и человеческой правдами.

Как мы видим, Ф.Достоевский также активно использует говорящие имена и фамилии, однако семантика их в большинстве своем не лежит на поверхности и более сложна в понимании значения имени, часто имеет глубокий исторический или философский подтекст. В эпическом произведении автор больше имеет возможность проиллюстрировать использование имен собственных. К тому же Достоевский в большей мере опирался на субъективное восприятие имени, поэтому для понимания семантики имен у писателя недостаточно общепринятого значения того или иного имени (фамилии).

Заключение

Глубокое и всестороннее познание художественного произведения невозможно без осмысления использования автором системы собственных имен. Экспрессивное использование имен собственных свойственно многим писателям. Опираясь на внутреннюю форму слова, положенного в основу фамилии героя, писатели награждали своих героев выразительными именами-характеристиками. Русские художники пера – Грибоедов и Гоголь, Островский и Салтыков-Щедрин, Чехов и Тургенев, Толстой, Достоевский и другие – виртуозно использовали экспрессивно-оценочные возможности «говорящих фамилий».

В целом изучение поэтики имени в творчестве того или иного писателя представляется интересным и важным, поскольку имя является средоточием художественных находок, стилевых влияний, около имен выкристаллизовывается мировосприятие и миропонимание художника.

Итак, систему собственных имен в литературном произведении можно считать достаточно явной «формой присутствия» автора в тексте. Ведь автор волен выбрать то или иное имя для своего героя. Но только тогда имя становится настоящим брендом, когда автор использует имя как дополнительный материал для характеристики своего персонажа. Задача эта не из легких, и творческая история многих произведений свидетельствует о «муках» этого выбора.

Выводы и рекомендации по использованию данного проекта в практике

Данный научно-исследовательский проект представляет опыт исследования поэтики имени в творчестве писателей XIX века в целом и в частности – использования говорящих имен в творчестве А.Н. Островского и Ф.М.Достоевского.

В результате мы пришли к следующим выводам:

Глубокое и всестороннее познание художественного произведения невозможно без осмысления использования автором системы собственных имен.

В имени собственном проявляется индивидуальность литературного персонажа.

Имя собственное служит одним из важнейших средств воплощения авторского замысла и концентрирует в себе значительный объем информации.

Автор не имеет абсолютной свободы в выборе имени персонажа, так как в художественном произведении собственные имена выполняют не только номинативно-опознавательную функцию: будучи связаны с тематикой произведения, жанром, общей композицией и характером образов, они несут определенную стилистическую нагрузку, имеют стилистическую окраску.

Экспрессивное использование имен собственных свойственно многим писателям и является важным стилеобразующим элементом. Изучение особенностей функционирования собственных имен позволяет глубже понять идейное содержание произведения, определить авторское отношение к герою.

Имя собственное относится к наиболее выразительным, ярким и специфическим элементам стиля писателя.

В драматических произведениях именам персонажей придается особое значение, так как имя наряду с речью героя является наиболее выразительным способом его характеристики. В эпическом произведении автор имеет большую возможность для раскрытия значения имен героев.

В пьесах А.Н.Островского не встречается «случайных» имен, им придается особое значение, так как они являются одним из средств создания образа. В театре А.Н. Островского «говорящие» имена настолько точны и значительны, что можно смело говорить о виртуозном, феноменальном владении драматургом этим приёмом.

Ф.М.Достоевский в романе «Преступление и наказание» также использует говорящие имена и фамилии, однако их семантика не так очевидна и прямолинейна, как в произведениях А.Островского, и часто имеет глубокий исторический или философский подтекст, а также отражает субъективное отношение автора к именам.

Наш проект может иметь следующий практический выход:

Материалы, полученные в результате исследования творчества писателей XIX века, могут быть использованы на уроках литературы при работе над текстами произведений А.Н.Островского и Ф.М.Достоевского, а также при разработке материала для проведения литературных викторин и олимпиад. Надеемся, что нестандартный подход пробудит интерес у студентов к чтению художественных произведений, научит творчески воспринимать литературные тексты, определять стилистические особенности авторского мастерства, т.е. будет способствовать развитию читательской культуры современных студентов. Хочется, чтобы современная молодежь, выросшая на «Кратком изложении содержания изучаемых произведений», поняла, что истинная ценность литературного произведения заключается не в содержании, а в том, КАК оно было передано, и научилась бы наслаждаться настоящими творениями искусства.

Мы только начали исследования по теме проекта и рассмотрели использование имен собственных в творчестве А.Островского и Ф.Достоевского. Это было необыкновенно увлекательно, и мы надеемся, что работа будет продолжена студентами младших курсов. В перспективе возможно создать Полный словарь «говорящих» имен героев изучаемых произведений, материал которого был бы весьма полезен при изучении литературы.

Список использованной литературы

Бакастова Г.В. Имя собственное в художественном тексте // Русская ономастика. М.,1984. С. 23-27.

Белов С.В. Федор Михайлович Достоевский. Изд.2 2010. http://www.familii.ru/onomastika/antroponimica/

Бем А..Л. Личные имена у Достоевского. http://www.dostoevskiy.net.ru

Горбаневский М.В. В мире имен и названий. Изд. 2-е. М., 1987. С. 115, 124, 130.

Горбаневский М.В. Тринадцать ступенек в доме Раскольникова (Об именах собственных в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»). http://www.familii.ru/onomastika/antroponimica

Достоевский Ф.М. Преступление и наказание. М., Художественная литература, 1970.

Каталоги имён и фамилий http://rusprogram.ru/im1



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap