Творческая работа к 90 — летию Пионерской организации Красный галстук в моей судьбе



Творческая работа к 90 – летию Пионерской организации «Красный галстук в моей судьбе»

В нашей школе есть музейная экспозиция «Десант памяти». В этом году Елена Валерьевна, предложила мне испытать свои силы и принять участие в районном конкурсе юных экскурсоводов школьных музеев. Готовясь к конкурсу, я тщательно изучала экспонаты, представленные на стендах. Не раз мне на глаза попадался потрёпанный альбомчик, к которому наш руководитель почему – то относится с особой теплотой. Я решила подробнее ознакомиться с этим экспонатом.

Потёртый альбомчик оказался дневником пионерского отряда. Конечно, я слышала о пионерии, а тут у меня появилась реальная возможность лично прикоснуться к её истории. Дневник начат в июне тысяча девятьсот сорок первого года. Листая страницу за страницей, я думала, какое счастливое, интересное детство у ребят! В дневнике они описывали каждый день смены. И это было сделано так живо, так интересно, что я как будто сама вместе с пионерами отряда играла в волейбол, собирала растения для гербария, готовилась к походу…

Счастливое, да… Так я думала, пока не перелистнула одиннадцатую страничку. Ровным детским почерком на этой странице была сделана запись: « Двадцать второго июня, когда мы подготавливались к походу, нас собрала вожатая Аня. Она сказала, что началась война…»

Я долго всматривалась в лица ребят на фотографии. Радостные искрящиеся взгляды, милые искренние улыбки. Ребята все как один в белых рубашках, а на груди, как частичка красного знамени отряда – пионерский галстук.

Что же с вами стало? Да и кто вы такие — пионеры?

Для моих родителей, людей молодых, пионерия – это год членства в организации и полстранички в учебнике истории. Ничего конкретного вспомнить они не смогли. Не особо прояснил ситуацию и всемогущий Интернет. Он выдал сухую, стандартную информацию. А мне хотелось понять, и опять испытать тот драйв, который я почувствовала, читая дневник.

Я часто слышу, как взрослые говорят: «Хочу обратно в СССР, там у меня было счастливое пионерское детство…»

Мой интерес к этой организации, как вы понимаете, от этого только возрос. Я пыталась найти ответ и за помощью обратилась к классному руководителю. На мою просьбу рассказать о своём школьном детстве она ответила: «Всегда готова!». Как я потом узнала, так отвечали пионеры на призыв: «Будь готов!». О её воспоминаниях я и хочу рассказать:

«В этом году пионерской организации исполняется девяносто лет. Почтенный возраст, не правда ли? А я и сейчас помню слова клятвы, которую мы произносили, вступая в ряды организации:

«Я, Иткина Елена, вступая в ряды Всесоюзной Пионерской организации, перед лицом своих товарищей торжественно клянусь…»

Меня принимали в пионеры в тысяча девятьсот семьдесят седьмом году в музее истории Ленинграда. Мы стояли шеренгой перед гостями, на согнутых руках у нас аккуратно висели новенькие галстуки, в зажатом кулачке каждый держал значок. Сердце бешено билось, но голос звучал звонко: «Жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин…»

А потом под барабанную дробь ветераны повязали нам красные галстуки и прикололи значки. И в этот момент, когда я поняла, что у стоящего рядом драчуна Пашки Селезнёва, так же как у меня дрожат колени, а уж, как мне казалось, он- то совершенно не должен был волноваться, я вдруг ощутила такую гордость, что стало жарко, ну просто невозможно жарко, как, будто не галстук, а красный язычок пламени горел у меня на груди. Я помню, как в метро специально расстегнула пальто, чтобы пассажиры невзначай увидели, что я теперь пионерка.

Это чувство гордости было со мной всегда, когда я повязывала галстук. Он тщательно отглаживался каждый день, чтобы ровно и аккуратно смотрелся узел. Но иногда на конце галстука появлялся маленький узелок, который прятался под фартук школьной формы… Этот ритуал проделывался для того, чтобы получить пятёрку на уроке. Да, да, вот такая школьная примета, связанная с могущественной силой пионерского галстука.

А ещё очень хорошо помнятся весёлые апрельские субботники, уборка территории, посадка деревьев (моё дерево до сих пор украшает двор 391 школы Красносельского района), сборы металлолома и макулатуры. Мы, школьники, смело стучались, звонились в любую дверь и вежливо интересовались, нет ли в доме ненужной макулатуры? А в собственной квартире, накануне объявленной даты, родителями лихорадочно прятались подписные книги и подшивки газет, если собирали макулатуру, сковороды, кастрюли и утюги, если собирали металлолом. И какой энтузиазм тут просыпался, аж дух захватывало… Найти побольше, а главное дотащить без потерь и азарт, шпионский азарт, как бы незаметно утащить железяку из кучки, которую сложил и сторожит параллельный класс. Собирали всё: старый бабушкин керогаз, корыта, обручи от бочек. Один раз, уже известный вам Пашка, притащил панцирную сетку от кровати. Ура! Первое место нам обеспечено! Но вот вопрос – удобно ли было, потом Пашкиной бабушке спать на раскладушке, и как долго не мог с комфортом посидеть сам Пашка…

Пионер – значит первый. Вот так я и шла по жизни с верой, и вперёд! Я была, как тогда говорили, активисткой. Пела в хоре, работала в редколлегии школы, состояла в РСДО.

И так, обо всём по — порядку…

РСДО – это районный совет друзей октябрят. Его штаб находился в нашем Доме детского творчества, только тогда он назывался Дом пионеров. Раз в месяц нас собирали в 3 кабинете на втором этаже. Это были интересные встречи. Сейчас бы это назвали мастер – класс, а в то время просто велись занятия, где нас учили организовывать досуг октябрятам, быть для них настоящими вожатыми. А раз в год мы собирались во Дворце пионеров на Невском проспекте. Для этого случая у нас была особая форма – голубые рубашки и синие юбки, красиво, что ни говори…

Очень хорошо помню выступление нашего хора в 7 медсанчасти Кировского завода. Раньше было принято на торжественные мероприятия приглашать школьников. Ну, ведь красиво, когда ровные ряды ребят в красных галстуках разбавляют своим выступлением солидное течение праздника. Так вот, мы должны были петь серьёзную песню. Солисток было четверо, я, Катя Лаптева, Марина Филиппова и Ира Дейнега. По сигналу мы смело затянули: «Машины опять с новой силой ревут в заводских корпусах. Врагов мы навек победили – грядущее в наших руках…» и вдруг со второго такта я понимаю, что происходит что – то не то. Марина тоненьким голоском выводит совсем другую партию: «Руки усталые тихо опущены, волосы русые в узел завязаны.Тихая моя, нежная моя, добрая моя мама…» Не знаю, что сыграло с нами эту злую шутку, но мы так и пели: трое про ревущие машины, одна – про нежные мамины руки… А в зале думали, что так оно и надо.

Ностальгия… что с ней будешь делать? Есть много хорошего в памяти о пионерском прошлом. Помню, как на встречу к нам, пионерам 391 школы пришла моя соседка. Фамилии её я сейчас не назову, мы обращались к ней просто по-соседски баба Надя. А оказалось, что Надежда Егоровна, будучи связисткой, дошла до Берлина. Как завороженные мы слушали её рассказ и разглядывали ордена. А потом во дворе играли в войну, своеобразную «Зарницу». Наш девчачий отряд ни в чём не уступал мальчишкам. Под девизом «Русские не сдаются!» мы стояли насмерть, защищая подходы к гаражам. И у каждой из нас было не менее двух орденов, мастерски выполненных из крышек от кефирных или молочных бутылок. Изобретательность наша не знала границ, но так же не имела границ и наша любовь к Родине, которую мы готовы были защищать до последней капли крови, даже с фанерным пистолетиком в руках…

Вспоминаю, и всё сильнее хочется туда, туда, где утром разбудит позывной «Пионерской зорьки», где наравне со взрослыми я получу свою прессу – «Пионерскую правду», а ещё туда, где будет настоящий праздник – День рождения Пионерии, не для галочки, а для души. В этот день, после торжественной линейки, мы шли к братской могиле в Горелово, возлагали цветы, а потом нам бесплатно показывали кино в кинотеатре «Рубеж». Почему – то особенно помнится фильм про Юрия Гагарина. А в завершении праздника большой пионерский костёр и печёная в этом костре картошка, вкуснее я кажется, ничего не ела. И песни у костра. Для вас теперь, наверное, смешные, а для нас такие дорогие:

«Ночь притаилась за окном, туман поссорился с дождем, И в этот тихий вечер, и беспробудный вечер. О чем-то дальнем неземном, о чем-то близком, дорогом. Сгорая, плачут свечи.     Казалось плакать им о чем — мы вроде правильно живем. Но иногда под вечер, но иногда под вечер Мы все садимся за рояль, снимаем с клавишей вуаль, И зажигаем свечи.»

Пионерия – это прекрасно. Часто вспоминаю то время. Между прочим, мы до сих пор дружим: три подружки, три вожатые из РСДО – я, Белозёрова Татьяна и Путинова Лена.

Ошибусь ли я, если скажу, что вы, мои ученики, считаете, что именно ваше детство самое лучшее? Наверное, нет. Каждое поколение лучшим считает своё. Но я то знаю, что лучшее – МОЁ».

Да, заставил меня задуматься рассказ Елены Валерьевны. Наверное, стоящее дело было, если Пионерской организации нет уже двадцать лет, а о ней хранят такие тёплые воспоминания. Жаль, что для нас не нашли альтернативы. И почему – то захотелось туда, где друзья будут во дворе, а не в он-лайн, где гулять меня позовут не по сотовому телефону, а криком в открытое окно… А ещё, я решила отложить книгу о Гарри Поттере и узнать кто же такой Тимур, и какая у него была команда.



sitemap
sitemap