Теория познания



ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ

Исходная гносеологическая проблема

Познавательные способности человека

Многообразие типов знания

Знание и вера

Истина и заблуждение

Исходная гносеологическая проблема

Важное место в философской проблематике занимают вопросы, связанные с познанием. Познание — процесс целенаправленного активного отражения действительности в сознании человека. «Познаваем ли мы мир?» – таков традиционный вопрос, возникший ещё в древнюю эпоху, когда философия делала первые шаги. Подобный вопрос может вызвать представление, будто существовали философы, считавшие, что мир вообще не познаваем. Вряд ли существовали такие философы, да и смысл вопроса о познаваемости мира не в этом. Вопрос заключался в том, можно ли достоверно познать предметы и их сущность. В ответах на этот вопрос в истории философии сложились две традиции: познавательно-оптимистическая и агностическая (познавательно-пессимистическая).

Древнегреческий софист Протагор, обосновывал взгляд, согласно которому «как оно кажется, так оно и есть», что разным людям свойственны разные знания, разные оценки одних и тех же явлений, поэтому «человек есть мера всех вещей». Таким образом, философ делал вывод о невозможности достоверного, т.е. общезначимого знания о существе окружающих явлений.

В Новое время на основе развития естествознания сложились представления Д. Юма и И. Канта о невозможности познания сущности предметов. Английский философ XVIII в. Д. Юм показал, что в научном эксперименте, да и в обыденном опыте, следствие отличается от причины, а потому не может быть в ней выявлено. Из этого, по его мнению, следовало, что доказать существование причинно-следственных связей невозможно. «Природа, – утверждал Юм, – держит нас на почтительном расстоянии от своих тайн и представлений и дает нам лишь знание немногих поверхностных качеств объектов, скрывая от нас те силы и принципы, от которых всецело зависят действия этих объектов».

Не сомневаясь в существовании вне сознания «вещей самих по себе», И. Кант, однако, считал их в принципе непознаваемыми. «О том, – указывает Кант, – каковы они (вещи) могут быть сами по себе, мы ничего не знаем, а знаем только их явления, т. е. представления, которые они в нас производят, действуя на наши чувства».

На рубеже XIX – XX вв. сформировалась ещё одна разновидность агностицизма – конвенционализм. Конвенционализм (от латинского conventio – договор, соглашение) определяется как философская концепция, согласно которой научные теории и понятия являются не отражением объективного мира, а продуктом соглашения между учеными. Основатель конвенционализма французский математик А. Пуанкаре, анализируя факт существования в науке ряда геометрий, – евклидовой, Лобачевского, Римана, – пришёл к выводу, что «геометрические аксиомы не являются ни априорными суждениями, ни опытными фактами. Они суть условные положения… Одна геометрия не может быть более истинна, чем другая; она может быть только более удобна».

Пуанкаре отделял отношение между вещами от сущности самих вещей. Ученый исследует отношения между вещами, природа вещей, их сущность непознаваемы. «Не только наука не может открыть нам природу вещей; никто не в силах открыть нам её, и если бы знал ее какой-нибудь бог, то он не мог бы найти слов для её выражения».

Таким образом, агностицизм – это учение (или убеждение, установка), отрицающее возможность достоверного познания сущности предметов.

Представители агностицизма уловили реальную сложность проблемы «Что я могу знать?», но это нисколько не умоляет значимости учений о познании, сложившихся на основе гносеологического оптимизма (Аристотель, Бекон, Декарт, Локк и др.).

Познавательные способности человека

Можно выделить три основные способности человека, благодаря которым формируются знания: чувственно-сенситивную, абстрактно-мыслительную и интуицию.

Чувственно-сенситивная способность связана, прежде всего, с органами чувств. Термин «чувственный» многозначен: он ассоциируется не только с ощущениями, как формой отражения действительности. Нередко говорят о «чувственном» как о «сентиментальном», «сладострастном» и т.п. Под этим термином объединяются эмоции и сенситивная способность человека. Необходимо отличать чувственно-эмоциональное от чувственно-сенситивного.

В переводе с латинского языка sensus – ощущение, чувство, восприятие; в немецком языке «sensitiv» – воспринимаемый чувствами. В истории философии мы встречаемся с особым направлением в теории познания – сенсуализмом, представители которого стремились вывести все содержание познания из данных органов чувств. Будем называть способность человека получать информацию о мире при помощи органов чувств чувственно-сенситивной способностью. (Далее термин «чувственное» будет употребляться в том же значении, что и термин «чувственно-сенситивное» или просто «сенситивное»).

Чувственно-сенситивная способность человека является результатом, с одной стороны, эволюции органического мира, с другой – социального его развития. Вряд ли можно считать органы чувств человека самыми развитыми в животном мире. Термиты, например, непосредственно ощущают магнитное поле, гремучая змея воспринимает инфракрасное излучение в широком диапазоне, и т.п. Многие животные обладают сенситивными способностями, которым мог бы позавидовать человек.

Cоциальный опыт расширяет сферу чувственного отражения действительности. Пример – сталевары, обретающие в практике (в процессе варки стали) способность различать десятки оттенков красного цвета. Аналогично у мастеров, изготовляющих изделия из драгоценных металлов и камней, у специалистов-оценщиков какого-либо продукта, например, чая, по вкусу, запаху и т. п. Можно сделать вывод о том, что чувственных впечатлений у человека тем больше, чем шире его производственный опыт. Практика выступает одним из факторов, способных позитивно или негативно влиять на развитие чувственно-сенситивной сферы.

Л. Фейербах писал, что «у нас нет никакого основания воображать, что если бы человек имел больше чувств или органов, он познавал бы также больше свойств или вещей природы. У человека как раз столько чувств, сколько именно необходимо чтобы воспринимать мир в его целостности, в его совокупности»1. Диапазон сенситивных способностей человека оптимален для правильной ориентации и действий в окружающем его мире.

Разумеется, чувственно-сенситивная способность человека развивается. Но в каком направлении? К. Маркс писал: «… чувства общественного человека суть иные чувства, чем чувства необщественного человека. Лишь благодаря предметно развернутому богатству человеческого существа развивается, а частью и впервые порождается, богатство субъективной человеческой чувственности: музыкальное ухо, чувствующий красоту формы глаз … Образование пяти внешних чувств – это работа всей предшествующей всемирной истории»2. Итак, развитие чувственной способности человека идет по пути очеловечения чувств, превращения чувственно-сенситивной способности из биологической в человеческую.

Но у человека имеются и другие возможности для расширения диапазона чувствительности. Во-первых, это изготовление и применение приборов, позволяющих воспринимать ультрафиолетовое излучение, космическую радиацию, рентгеновские лучи, магнитные поля и многое другое, что недоступно никаким представителям животного мира. Во-вторых, это мышление, обладающее, по сути дела, неограниченными возможностями для познания объективной действительности. Мысль стала направлять органы чувств на отражение таких сторон, которые в других ситуациях не могли стать объектом отражения.

Итак, физиологическая ограниченность органов чувств человека не является серьезной преградой на пути познания.

Роль чувственно-сенситивного отражения может быть выражена в следующих положениях:

органы чувств являются единственным каналом, который непосредственно связывает человека с внешним миром;

без органов чувств человек не способен ни к познанию, ни к мышлению;

органы чувств дают тот минимум первичной информации, который необходим и достаточен для всестороннего познания;

рациональное базируется на анализе того материала, который дают нам органы чувств.

Существуют три формы чувственного отражения: ощущения восприятия и представления. Ощущения соответствуют, отдельным свойствам предметов и вызываются работой, как правило, одного органа чувств. Восприятия соответствуют системе свойств предмета (ощущение вкуса яблока и, с другой стороны, восприятие вкуса, формы, запаха, цвета яблока в их единстве). Ощущения могут существовать вне восприятия, но восприятия вне ощущений невозможны. В восприятии формируется образ предмета. Представление – это чувственно-наглядный образ предметов и явлений действительности, сохраняемый и воспроизводимый в сознании без непосредственного воздействия самих предметов на органы чувств.

Отсутствие непосредственной связи с предметом и память позволяют комбинировать образы и их элементы; происходит подключение воображения. Но отсюда – и возможность неудачных комбинаций, фантастических образов, и возможность удачных с познавательной точки зрения комбинаций образов, на основе которых становится реальным предвидение будущего.

Абстрактно-мыслительная способность – это способность получать информацию об объектах без непосредственного контакта с ними. Та чувственная картина мира, которую дают нам органы чувств, необходима, но недостаточна для глубокого, всестороннего назначения предметов. В ней почти не расчленены сложнейшие взаимодействия различных предметов, событий, явлений, их причин и следствий, переходов друг в друга. Распутать этот клубок зависимостей и связей невозможно с помощью одного лишь чувственного отражения, необходима иная способность – абстрактно-мыслительная, или мышление.

Мыслительную способность от чувственно-сенситивной способности отличают следующие черты:

способность к отражению общего в предметах; при сенситивном отражении в отдельных предметах не дифференцируются общие и одиночные признаки, они слиты в единый образ;

способность к отражению существенного в предметах; в результате чувственного отражения существенное не отделяется от несущественного;

опосредованное познание действительности с помощью рассуждений, умозаключений и благодаря применению приборов.

Абстрактно-мыслительное отражение существует в трех формах: понятие, суждение и умозаключение.

Понятие, как форма мысли, есть результат обобщения предметов некоторого класса и мысленного выделения самого этого класса по определенной совокупности общих и отличительных признаков. По степени общности понятия могут быть разными – единичными, общими, предельно общими (категории).

Если в обыденном сознании не столь уж важно отделение образов от понятий, то подобное разграничение составляет одну из главных задач теоретико-познавательного исследования. Одно дело – обобщенный образ человека, включающий в себя множество признаков, в том числе и общий для всех людей: иметь мягкую мочку уха, – и другое дело – понятие, в котором фиксированы наиболее существенные признаки: иметь сознание, обладать способностью к труду, общаться посредством языка.

Суждение – это форма мысли, в которой посредством связи понятий утверждается или отрицается что-либо о чем-либо. Понятия являются элементами суждения. Примеры суждений: «Черные дыры существуют», «Некоторые деревья не являются лиственными», « Смерть Александра Македонского наступила в результате болезни» и т. д.

На базе суждений формируются умозаключения – формы мышления, в ходе которых из одного или нескольких суждений логически выводится новое суждение (заключение). Примером умозаключения может служить следующее рассуждение: «Если все углероды горючи, а алмаз – углерод, то алмаз горюч». Для того чтобы проверить истинность заключения «алмаз горюч», вовсе не нужно обращаться к непосредственному опыту, т.е. сжигать алмаз. Заключение о горючести алмаза с полной достоверностью логически следует из предшествующих суждений.

Несмотря на отличия чувственно-сенситивной способности от абстрактно-логической в реальной познавательной практике они взаимодействуют и дополняют друг друга. Опыт познавательной деятельности свидетельствует, что в процессе производства нового знания этих двух способностей недостаточно. Важное место в этом процессе занимает интуиция.

Интуиция – это способность постижения истины путем прямого ее усмотрения без обоснования с помощью доказательства3.

В истории философии понятие интуиции включало разное содержание. Интуиция понималась как форма непосредственного интеллектуального знания или созерцания. Так, Платон утверждал, что созерцание идей (прообразов вещей чувственного мира) есть вид непосредственного знания, которое происходит как внезапное озарение, предполагающее длительную подготовку ума.

Интуиция понималась и как инстинкт, непосредственно, без предварительного научения определяющий формы поведения организма (Бергсон), и как скрытый бессознательный первопринцип творчества (Фрейд).

Интуиция, как специфический познавательный процесс, непосредственно продуцирующий новое знание, столь же свойственна всем людям (правда, в разной степени), как чувства и мышление. Распространенность, всеобщность интуиции подтверждают многочисленные наблюдения над людьми в обычных, повседневных условиях. Нередки случаи, когда в нестандартной ситуации, требующей быстрого решения в условиях ограниченной информации, субъект производит выбор своих действий, как бы «предчувствия», что нужно поступить именно так, и никак иначе.

История человеческой культуры знает немало случаев, когда ученый, конструктор, художник или музыкант достигали принципиально нового в своей области как бы путем «озарения», «по наитию».

Например, любопытен случай, происшедший с изобретателем в области электро- и радиотехники Николой Тесла. Однажды, во время прогулки с приятелем ему внезапно пришло в голову решение одной технической проблемы. Он шел в сторону заката солнца и читал стихи; в это время мысль, подобно вспышке молнии, озарила его; идея электромотора на переменном токе пришла к нему как откровение. Он стоял, погруженный в транс, пытаясь объяснить другу свое видение. Образы, представшие перед умственным взором Теслы, были отчетливы и осязаемы, как металл или камень. Принцип вращающегося магнитного поля стал для него совершенно ясным. Так началась революция в мировой электротехнике.

Таким образом, интуитивной способности человека свойственны 1) неожиданность решения задачи, 2) неосознанность путей и средств ее решения и 3) непосредственность постижения истины на сущностном уровне объектов. Интуиция не сводима ни к чувственно-сенситивному, ни к абстрактно-логическому познанию; в ней имеются и те, и другие формы познания, но имеется и нечто, выходящее за эти рамки: она дает новое знание не достижимое никакими другими средствами.

Не следует ни переоценивать интуицию, ни игнорировать ее роль в познании. Дискурсивное (доказательное, понятийное) и интуитивное – взаимодополнительные средства познания.

Многообразие типов знания

Одной из центральных проблем современной теории познания является проблема определения знания. Что такое знание? Классическая философия под знанием понимала, как правило, научное знание; другие формы знания, если и признавались, то статус их был несоизмерим со статусом научного знания. Исследования последних лет показали, что наука является неоднородным образованием, в структуре которого были выявлены элементы, не укладывающиеся в традиционное понятие научности: философские, религиозные, магические представления; интеллектуальные и чувственные навыки, не поддающиеся вербализации; стереотипы, интересы и социальные потребности; большое число соглашений, метафор, парадоксов и проч.

Если раньше типология знания могла строиться на разделении «наука – ненаука», то теперь такая типология представляется сомнительной.

В классической теории познания знание определяется как субъективный образ объективного мира, как адекватное отражение действительности. Эти определения вполне совместимы с допущением, что знание представляет собой результат работы сознания, который, так или иначе, говорит нам о мире, относительно независимом от самого познавательного процесса. Но тогда не только истинное научное, но и фантазии, заблуждения, верования, убеждения, предрассудки, эмоции и нравственные решения являются формами знания.

Допустив, что сознание существует в форме знания, можно сделать вывод, что всякое состояние или форма сознания имеет определенное когнитивное (познавательное), т. е. говорящее нам об объекте, содержание. Выявление этого содержания, впрочем, может потребовать специального и сложного исследования. Мы не можем связать понятие «знание» однозначным образом ни с одним историческим типом знания. У знания нет единственно адекватной формы.

Знание порождается не только собственно познавательной деятельностью, а потому его типология симметрична типологии практической, духовно-практической и теоретической деятельности.

Практическое знание возникает и функционирует в контексте различных производственных и политических практик. Накопление, обработка и распространение социального опыта здесь осуществляется как с помощью некогнитивных средств – орудий и инструментов, так и в форме специализированного (хотя не обязательно целенаправленно и систематически производимого) знания. Практическое знание слито с практической деятельностью и поэтому его выявление и анализ представляет значительную трудность. Без практического знания нет большинства видов практики, ведь лишь незначительная их часть отрефлексирована и «онаучена» в достаточной степени. Это справедливо как по отношению к забытым ремесленным технологиям (выплавка булата, скрипичного дела, народной медицины), так и к мастерству современного рабочего-станочника, строителя, повара, винодела и т. д.

Все эти профессии требуют применения искусных навыков, которые передаются в основном при помощи личного примера, невербального общения. Ученичество является необходимым институтом формирования практического знания, но опыт учителя, лидера, наставника, мастера должен быть лично проработан в деятельности, чтобы стать по-настоящему эффективным знанием. Практическое знание неотделимо от умения. Такого рода знание едва ли может быть вытеснено наукой, поскольку даже в современной научной практике доля невербализованного (не выраженного в словах) традиционного умения продолжает оставаться значительной.

Духовно-практическое знание также возникает за рамками научного познания. К этому типу знания можно отнести знание об общении, повседневное, культово-регулятивное (мифическое, религиозное, мистическое, магическое), художественное знание.

Основу (или источник) воспроизводства духовно-практического знания составляет не только личное общение, но и межгрупповые, социальные отношения людей, опыт поколений. Средством передачи этого типа знания становится не столько интуитивное доверие к личности, показывающей пример, сколько убеждение, основанное на социально-психологических стереотипах, нравственных и эстетических чувствах, традициях. Образное описание, нормирование, целеполагание и построение идеалов и целей – таковы основные формы (и функции) духовно-практического знания.

Если практическое знание «говорит» о том, как действовать в этом мире, то духовно-практическое знание, рисуя образ мира сквозь призму человеческих потребностей, ценностей и интересов, учит тому, как следует относиться к этому миру, другим людям, себе. Поэтому центральным элементом подобного знания оказывается формулировка и демонстрация обобщенных образов поведения и мышления, для чего избираются не теоретические средства, а эстетические, наглядно-образные, – легенда, миф, притча, культовое изображение, ритуальное действие, художественное произведение. Духовно-практическое знание нередко формируется в качестве вопроса, проблемы, коллизии, широко используются сравнительные, сослагательные, модальные грамматические формы. Это знание как бы балансирует на грани, разделяющей миры действительного, должного и возможного.

Теоретическое знание вырастает из деятельности, которую можно обозначить как исследование. Это знание существует в формах идеологии, философии, теологии, магии, науки и т. п. Исследовательская деятельность так же синкретична, как и духовно-практическое освоение мира, но вместе с тем она ограничена сознательно формируемой целью – производством знания.

Теоретическое знание как бы содержит в снятом виде противоположности практического и духовно-практического освоения мира. С одной стороны, оно операционально и конструктивно, подобно практическому знанию, а с другой – созерцательно и нормативно, подобно духовно-практическому знанию. Стремясь дать ответы на вопросы, задаваемые самой реальностью, теоретик озабочен и образом мира, и изобретением инструментов адаптации к нему. Но коль скоро сами вопросы возникают в его сознании как результат наложения на реальность старого знания, то появляется необходимость его конструктивной перестройки.

Буду формой знания, возникающей позже других в условиях достаточно развитой культуры, теоретическое знание вместило в себя противоположные ориентации и образы мышления. Оно насыщено непреодолимыми противоречиями (теоретического и эмпирического, знания и веры и т.п.). Сам специализированный язык теоретического знания требует для своего понимания многообразных интерпретаций, в том числе и с помощью естественного, обыденного языка.

Разумеется, предложенная типология не предназначена для того, чтобы дать строгое и исчерпывающее определение термина «знание». Нетрудно найти формы знания, не укладывающиеся в тот или иной тип. Однако предложенная типология формирует такие способы употребления данного термина, которые более или менее согласуются со способами употребления слова «знание» в реальной жизни.

Знание и вера

Взаимоотношение знания и веры – традиционная проблема теории познания. Понятие веры многозначно. Она может пониматься как уверенность (доверие, убежденность) – то, что еще не проверено, не доказано в данный момент. Вл. Соловьев понимал под верой «…признание чего-либо истинным с такой решительностью, которая превышает силу внешних фактических и формально-логических доказательств. Это не значит, что истины веры не подлежат никаким доказательствам, а значит только, что сила веры зависит от особого самостоятельного психического акта, не определяемого всецело эмпирическими и логическими основаниями».

Проблема соотношения веры и знания может решаться с трех основных позиций: абсолютизация знания и полное устранение веры; приоритет веры в ущерб знанию; попытка совмещения обоих полюсов.

В истории философии эти три позиции представлены достаточно полно. Средневековый философ Тертуллиан, выступая против разума, провозгласил парадоксальный тезис: «Верую, потому что абсурдно», Августин Блаженный стремился познать с помощью разума то, что уже принято верой за истину. Фома Аквинский говорил о гармонии между верой и знанием при приоритете веры.

Вера – это не только основное понятие религии, но и элемент познавательной деятельности. Она обнаруживает себя в непосредственном, не требующим доказательства принятии тех или иных положений, норм, истин.

Вера выступает центральным компонентом религии. Религиозная вера противоположна рациональному знанию, она предполагает не доказательство и обоснование, а откровение и доверие к авторитету (Бога, Священного писания).

Соотношение веры и знания не может быть решено в пользу одной или другой компоненты. Как знание не может заменить веру, так и вера не может заменить знание. Нельзя верой решить проблемы физики, химии, биологии. Однако вера, как доинтеллектуальный акт, предшествовала появлению знания. Она была связана не с понятиями, логикой и разумом, а с чувственно-образным восприятием мира.

В составе познавательного процесса вера обозначает убежденность в правоте научных выводов, уверенность в высказанных гипотезах. Мы верим в существование внешнего мира, в трехмерность пространства, необратимость времени, верим в науку. Вера есть бездоказательное признание истинным того или иного явления. Примечательно высказывание А. Эйнштейна, который считал, что без веры в познаваемость мира нет никакого естествознания.

Вера является источником знания, на ней строится система взаимного общественного доверия. Согласие явное и неявное, интеллектуальная страстность, – все это опирается на импульсы, тесно связанные с верой. Разум опирается на веру как на свое предельное основание, но всякий раз способен подвергнуть ее сомнению. Появление и существование в науке наборов аксиом, постулатов и принципов также имеет своим истоком нашу веру в то, что мир есть совершенное гармоничное целое, поддающееся познанию.

Истина и заблуждение

Вопрос о познаваемости мира сопрягается с вопросом «Что такое истина?». Понятие истины является мировоззренческим и находится в одном ряду с такими понятиями, как «смысл жизни», «справедливость», «добро», «красота».

Проблема истины не такая уж тривиальная, как может показаться с первого взгляда. Вспомним атомистическую концепцию Демокрита и её судьбу. Её главное положение: «Все тела состоят из атомов, атомы неделимы». Является ли оно с позиций современной науки истиной или заблуждением? Для признания его в качестве истины как будто нет оснований: современная наука доказала делимость атомов. Если считать его заблуждением, то не придем ли мы в таком случае к признанию того, что и сегодняшние теории – социологические, биологические, физические, философские – только «сегодня» истинные, а завтра, через 10 или 100 лет будут уже заблуждениями? Так чем же мы сегодня занимаемся: не созданием ли заблуждений? Поскольку мы этого делать не хотим, приходится отбросить утверждение, что концепция Демокрита – заблуждение.

Что же такое истина? Споры об истине, имея более чем 2,5 тысячелетнюю историю, не затихают и поныне. Парменид и Платон рекомендовали отделять истинное знание, как эпистеме, от докса – мнения. Аристотелю принадлежит определение истины, которое впоследствии получило название классического. Оно гласит: истина – это соответствие мысли и предмета, знания и действительности. В современной литературе классическую концепцию истины именуют теорией соответствия.

В истории философской мысли существовали разные трактовки истины.

«Истина – это соответствие знаний действительности» – классическое положение.

«Истина – опытная подтверждаемость знаний» – позитивистское определение.



«Истина – это полезность знания, его эффективность» – прагматистское понимание истины.

«Истина – это соглашение» – точка зрения конвенционализма.

Рассмотрим классическое определение истины, предварительно развернув его.

Истина – это адекватное отражение объекта познающим субъектам, воспроизводящее познаваемый предмет так, как он существует вне и независимо от сознания.

Характерной чертой истины является наличие в ней объективной и субъективной сторон. Истина, по определению, – в субъекте, но она же и вне субъекта. Истина субъективна – это значит, что она не существует помимо человека и человечества Истина объективна – это значит, что истинное содержание человеческих представлений не зависит от субъекта, не зависит от человека и человечества.

Из понимания истины как объективной, не зависящей от человека, следует ее конкретность. Конкретность истины – это зависимость знания от связей и взаимодействий, присущих тем или иным явлениям, от условий, места и времени, в которых они существуют.

Концепция Демокрита в своей основе истинна: материальные тела действительно состоят из атомов, а атомы неделимы и целостны в определенных пределах и при определенных условиях (например, при рассмотрении термодинамических характеристик газов). В границах определенного опыта эта концепция истинна. Конкретность истины и указывает на границы этого опыта. Истина всегда конкретна.

Истинное знание имеет место не только в научном познании; существуют различные формы истины: обыденная, научная, художественная, нравственная и т. д. Иначе говоря, формы или типы истины соответствуют типам знания. Можно проиллюстрировать различие обыденной истины и научной истины следующим примером. Предложение «Снег бел» можно квалифицировать как истинное. Эта истина принадлежит сфере обыденного опыта. Научным эквивалентом этого положения будет утверждение: «Белизна снега – это эффект воздействия некогерентного света, отраженного снегом, на зрительные рецепторы». Это утверждение – следствие научных теорий: физической теории света и биофизической теории зрительного восприятия.

Существует проблема критерия истины, т. е. проверки знания на истинность. Универсального критерия истины, по-видимому, не существует, но можно выделить некоторые наиболее устойчивые критерии. Критерием истинности знания могут выступать эксперимент и наблюдение. Например, общая теория относительности Эйнштейна укрепила свой статус истинности после экспериментальной проверки. Эффективен логический критерий истинности. Выявление логических противоречий в рассуждениях или в структуре теории является показателем ошибки, заблуждения. Однако, обратное утверждение не верно. Ряд исследователей указывают на аксиологические критерии истины Из истории науки известно, что эстетические чувства (гармонии, красоты) нередко играли решающую роль при выборе математических теорий, которые впоследствии были признаны истинными. Действенным критерием истины является общечеловеческая практика, в ходе которой знания подтверждают свою истинность, либо отвергаются.

Известный французский физик Луи де Бройль писал: «Люди, которые сами не занимаются наукой, довольно часто полагают, что науки всегда дают абсолютно достоверные положения; эти люди считают, что учёные делают свои выводы на основании неоспоримых фактов и безупречных рассуждений. Однако состояние современной науки, так же как и история науки в прошлом, доказывает, что это не так».

Наряду с истинными фактами и теориями в познании встречаются и заблуждения. Заблуждение – это непреднамеренное восприятие ложного знания как истинного или истинного знания как ложного.

Причины появления заблуждений многообразны. Из гносеологических причин можно указать на характер поиска истины: он всегда сопряжён с выдвижением предположений, догадок, гипотез. Субъект накладывает на область неизведанного свои предварительные представления, базирующиеся на уже известном. Истолкование же области неизвестного с позиций известного далеко не всегда истинно.

Роль заблуждений в познании неоднозначна. Заблуждения могут способствовать созданию проблемных ситуаций, служащих отправным пунктом для дальнейшего развития науки. Например, алхимия в целом оказалась заблуждением, но в её недрах развивались идеи, впоследствии получившие статус истинных. Алхимия привела к открытию свойств многих элементов и, в конце концов, заложила предпосылки действительной науки – химии. История науки показывает, что путь к истине лежит через заблуждения.








sitemap
sitemap