ТЕорія твору і тексту



МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ І НАУКИ УКРАЇНИ

ОДЕСЬКИЙ НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ

ІМ. І.І.МЕЧНИКОВА

ФІЛОЛОГІЧНИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра журналістики

Контрольна робота

з навчальної дисципліни

«Теорія твору і тексту»

студентки третього курсу

спеціальності «Журналістика»

заочного відділення

Іванової Катерини

Викладач:

Проф. Іванова О.А.

Одеса – 2013

Содержание:

Теоретическая часть

Бахтин М.  Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве……………………………………………….3

Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров//Семиосфера…………………..7

Практическая часть

Найти три примера произведений раскрыть их, из чего выявится принадлежность к данным жанрам……………………………………….11

Художественный…………………………………………………… 11

Научный ……………………………………………………………..12

Публицистический………………………………………………..…12

БАХТИН М.  ПРОБЛЕМА СОДЕРЖАНИЯ, МАТЕРИАЛА И ФОРМЫ В СЛОВЕСНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТВОРЧЕСТВЕ

Бахтин считает, что для эстетического объекта в художественной литературе материалом является слово. Причем мы должны брать чисто словесную лингвистическую природу, независимо от задач познания художественного творчества. Это означает, что слово в любом художественном произведении подразумевает под собой только отведенное для него в лингвистике значение. Лингвистика, конечно, не остается равнодушной к особенностям языка научного, художественного, культового, но для нее это чисто лингвистические особенности самого языка.

Эстетическая деятельность направлена на материал и формирует только его: эстетически значимая форма есть форма материала — естественнонаучно или лингвистически понятого.

Язык для поэзии является только техническим моментом. Но поэзия технически использует лингвистический язык совершенно особым образом: язык нужен поэзии весь, всесторонне и во всех своих моментах.Ни одной из культурных областей, кроме поэзии, язык весь не нужен: познанию совершенно не нужно сложное своеобразие звуковой стороны слова в ее качественной и количественной стороне, не нужно многообразие возможных интонаций, не нужно чувство движения артикуляционных органов и проч. Только в поэзии язык раскрывает все свои возможности, т.к. требования к нему здесь максимальные: все стороны его напряжены до крайности, доходят до своих последних пределов; поэзия как бы выжимает все соки из языка, и язык превосходит здесь самого себя. Но при всем при этом Бахтин считает, что язык как технический материал не входит в эстетический объект. Автор использует язык как технический момент, с помощью которого возможна передача содержания, и который убирается в момент художественного восприятия. Работа автора над словом приводит к тому, что эстетический объект как бы вырастает на границах слов, границах языка как такового.

Слова в поэтическом произведении слагаются, с одной стороны, в целые предложения, периоды, главы, акты и проч. С другой же стороны, создают целое наружности героя, его характера, положения, обстановки, поступка и т.п. В процессе осуществления произведения композиционно понятое словесное целое превращается в архитектоническое целое эстетически завершенного события. Т.е. техническая сторона произведения в итоге превращается в его содержание.

Содержание произведения — это как бы отрезок единого открытого события бытия, изолированный и освобожденный формой от ответственности перед будущим событием и потому в своем целом завершенный, вобравший в себя свою самодостаточность и изолированную природу.

Изоляция из единства природы уничтожает все вещные моменты содержания. Так называемый вымысел в искусстве есть лишь положительное выражение изоляции: изолированный предмет — тем самым и вымышленный, то есть не действительный в единстве природы и не бывший в событии бытия. В своем вымысле автор острее чувствует себя как активно вымышляющего предмет, чувствует свою свободу в действиях: может как и когда захочет оформлять и завершать событие.

Форма, пользуясь материалом, доводит всякое событие и этическое напряжение до логического конца. С помощью одного материала автор занимает творческую, продуктивную позицию по отношению к содержанию. Автор как бы входит в изолированное событие и становится в нем творцом, не становясь участником. Изоляция, таким образом, делает слово, высказывание, вообще материал (звук акустики и проч.) формально творческим.

Эстетический объект – художественное произведение; художественно творимое и воспринимаемое, художественное творчество и созерцание. Эстетический объект — это творение, включающее в себя творца: в нем творец находит себя и напряженно чувствует свою творящую активность, или иначе: это творение, как оно выглядит в глазах самого творца, свободно и любовно его сотворившего (правда, это не творение из ничего, оно предполагает действительность познания и поступка и только преображает и оформляет ее).

Понять эстетический объект в его художественном своеобразии и его эстетическую структуру (архитектонику) – это основная задача эстетического анализа. Далее эстетический анализ должен понять его строение чисто лингвистически, как явление языка. Третья задача эстетического анализа – понять внешнее материальное произведение (язык) как осуществляющее эстетический объект (материальное построение произведения). Структуру материального произведения называют композицией произведения.

М.М. Бахтин представляет нам автора-творца как человека, «всесторонне пережившего ценностный состав действительности, событие действительности».

Однако, воплощая в художественное произведение (эстетический объект) свои познания, он «не вмешивается в событие как непосредственный участник его он занимает существенную позицию вне события, как созерцатель, незаинтересованный, но понимающий ценностный смысл совершающегося; не переживающий, а сопереживающий егоЭта вненаходимость позволяет художественной активности извне объединять, оформлять и завершать событие».

Автор чувствует свое произведение не только как автор, но и как читатель – созерцатель эстетического объекта. Он переживает себя как творец произведения.

Автор-творец в своем произведении невидим и неслышим, не воплощает себя в произведение, а выступает как воплощающий активность в эстетически оформленный предмет. А его герой (предмет художественного виденья) -дышащий, движущийся, видящий, слышащий, помнящий, любящий понимающий образ.

Автор-творец и читатель (созерцатель) в художественной литературе овладевают всеми сторонами слова. С помощью слов автор как творец выражает содержание произведения, и вместе с читателями, как созерцатель, могут охватить завершающую форму содержания.

Автор статьи считает, что завершенное произведение не нуждается в доработке или завершении – оно таково, каким является: «он не нуждается ни в объединении, ибо в нем нет разрыва, ни в завершении, к которому он индифферентен».

По мнению Бахтина, если эстетический объект будет просто прочитан, а не прочувствован изнутри, то он войдет в изолированное состояние беспамятства; в таком случае о нем узнают по протекшему времени или же не узнают вообще. Живо и значимо произведение тогда, когда его понимают, переживают, когда о нем говорят. Тогда оно живет социально, политически, экономически, религиозно.

При чтении или слушании художественного произведения созерцатель не просто слышит его или понимает – он переживает события, создает собственное отношение к содержанию.

ЛОТМАН Ю.М. ВНУТРИ МЫСЛЯЩИХ МИРОВ//СЕМИОСФЕРА

Семиосфера (лат. Semiosphere – знаковое пространство) — обобщенное наименование знаковых систем. Семиосфера это семиотическое пространство, по своему объекту, в сущности, равное культуре. Семиосфера — необходимая предпосылка языковой коммуникации.

Устройство, состоящее из отправителя, адресата и канала информации, само по себе еще не будет работать. Для этого оно должно быть погружено в семиотическое пространство. То есть участники коммуникации должны иметь предшествующий семиотический культурный опыт.

В этом отношении язык — сгусток семиотического пространства с размытыми границами семиотической реальности. Границы размыты потому, что нечто, являющееся сообщением для одного, не является таковым для другого (например, не знающего язык, на котором передается сообщение).

Семиосфера отличается неоднородностью. Заполняющие семиотическое пространство языки, различные по своей природе, относятся друг к другу в диапазоне от полной взаимной переводимости до столь же полной взаимной непереводимости. При этом разные семиотические языки имеют разные периоды жизни: язык моды, например, гораздо короче, чем литературный язык.

Метафорически определяя семиосферу, Ю. М. Лотман пишет: «Представим себе в качестве некоего единого мира, взятого в синхронном срезе, зал музея, где в разных витринах выставлены экспонаты разных эпох, надписи на известных и неизвестных языках, инструкции по дешифровке, составленные методистами пояснительные тексты к выставке, схемы маршрутов экскурсий и правила поведения посетителей, и представим все это как единый механизм. […] Мы получим образ семиосферы. При этом не следует упускать из виду, что все элементы семиосферы находятся не в статическом, а подвижном состоянии, постоянно меняя формулы отношения друг к другу».

Описывая семиосферу, Лотман проводит аналогию данного понятия с понятием биосферы, предложенным В.И. Вернадским для описания «космического механизма, занимающего определенное структурное место в планетарном единстве». Сравнивая семиосферу и биосферу, можно сказать, что последняя представляет собой «материальное» пространство, в то время как пространство семиосферы носит абстрактный характер.

Семиосфера создает возможность коммуникации и появления новой информации. Эти функции семиосферы актуализируются в определенном пространстве-времени, т.е. в хронотопе.

Семиосфера относительно замкнута, это проявляется в невозможности соприкасания с иными, «иносемиотическими текстами или с не-текстами». Говоря об этой специфике семиотического пространства, Ю. Лотман вводит понятие отграниченности от окружающего ее (семиосферу ) внесемиотического или иносемиотического пространства. Именно граница играет важную роль в семиосфере, в определении ее пространства и функций: «Подобно тому как в математике границей называется множество точек, принадлежащее одновременно и внутреннему, и внешнему пространству, семиотическая граница – сумма … переводческих «фильтров», переход сквозь которые переводит текст на другой язык (или языки), находящиеся вне данной семиосферы».

Отграниченность семиосферы проявляется и в том, что внесемиотические тексты, сообщения, реальности могут быть «прочитаны» семиосферой, которая, с помощью границ, переводит их, по словам Лотмана, на «один из языков ее внутреннего пространства».

Итак, с помощью границы, семиосфера контактирует со всеми внешними возможными мирами.

Граница участвует не только в организации семиотического пространства семиосферы и культуры, но и в создании «внешней дезорганизации», сообщающей культуре определенную динамику. Причем, внешнее пространство дезорганизовано только по отношению к данной культуре: «несемиотическое» пространство фактически может оказаться пространством другой семиотики. То, что с внутренней точки зрения данной культуры выглядит как внешний, несемиотический мир, с позиции внешнего наблюдателя может представиться ее семиотической периферией».

Внутреннее же пространство структурировано более жестко.

Понятие границы присутствует и в описании Ю. Лотманом текста, «обрастая» новыми функциями и смыслами.

По аналогии с семиосферой границы, отделяющие текстовые пространства друг от друга, и разделяющие текст изнутри, способствуют постоянному порождению новых смыслов, диалогу внутри текста и структуризации всей текстовой реальности.

Текст понимается Лотманом неоднозначно. С одной стороны, рассматривая язык, Лотман говорит о том, что язык предшествует тексту, текст порождается языком. Данное понимание текста достаточно узко, мы можем говорить только о протяженности текста в естественном времени.

С другой стороны, текст Лотманом определяется как самодостаточное образование «отграниченное, замкнутое в себе конечное образование. В этом случае в тексте есть свое «особое внутреннее время».

Специфика структурного подхода Лотмана к тексту заключается в следующем. Он указал на то, что исходной точкой любой семиотической системы является отношение как минимум двух знаков в бинарной структуре, которая носит динамический характер. Пространство семиосферы разделено на ядро и периферию, где ядро является доминирующим, в нем располагаются основные семиотические системы. В отличие от классической жесткой центрированной структуры семиосфера Лотмана имеет децинтрированное ядро, разделенное внутренними границами. Благодаря такой структуре происходит «информационная трансляция через эти границы, игра между различными структурами и подструктурами, направленные непрерывные семиотические «вторжения» той или иной структуры на «чужую территорию» образуют порождения смысла, возникновение новой информации».

Семиосфера являет собой замкнутое, отграниченное пространство, строящееся на двух осях – временной и пространственной. Важнейшей составляющей семиотического пространства является граница, с помощью которой семиосфера «прочитывает» находящиеся вовне реальности, тексты, переводит их на свой язык, порождая, таким образом, новые смыслы и интерпретации.

По аналогии с семиосферой границы, отделяющие текстовые пространства друг от друга, способствуют порождению смыслов, диалогу внутри текста и динамической структуризации текстового пространства. Таким образом, текст культуры является погруженным в семиосферу, и порождается ею за счет пространственных характеристик.

Типы канала коммуникации:

Наиболее типовой случай — это направление «Я — ОН», в котором «Я» — это субъект передачи, обладатель информации, а «ОН» — объект, адресат. В этом случае предполагается, что до начала акта коммуникации некоторое сообщение известно «мне» и не известно «ему».

Господство коммуникаций этого типа в привычной нам культуре заслоняет другое направление в передаче коммуникации, которое можно было бы схематически охарактеризовать как направление «Я — Я». Случай, когда субъект передает сообщение самому себе, то есть тому, кому оно уже и так известно, представляется парадоксальным. Однако на самом деле он не так уж редок и в общей системе культуры играет немалую роль. Когда мы говорим о передаче сообщения по системе «Я — Я», мы имеем в виду в первую очередь не те случаи, когда текст выполняет мнемоническую функцию. Здесь воспринимающее второе «Я» функционально приравнивается к третьему лицу.

Различие сводится к тому, что в системе «Я — ОН» информация перемещается в пространстве, а в системе «Я — Я» — во времени.

Но и в целом ряде других случаев мы имеем передачу сообщения от «Я» к «Я». Это все случаи, когда человек обращается к самому себе, в частности, те дневниковые записи, которые делаются не с целью запоминания определенных сведений, а имеют целью, например, уяснение внутреннего состояния пишущего, уяснение, которого без записи не происходит. Обращение с текстами, речами, рассуждениями к самому себе — существенный факт не только психологии, но и истории культуры.

НАЙТИ ТРИ ПРИМЕРА ПРОИЗВЕДЕНИЙ И РАСКРЫТЬ ИХ, ИЗ ЧЕГО ВЫЯВИТСЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К ДАННЫМ ЖАНРАМ

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ

Борис Пастернак, «Доктор Живаго. Стихотворение «Зимняя ночь»

«Стихотворения Юрия Живаго» (1946-1955) включают поэтические произведения, созданные Б. Л. Пастернаком во время работы над романом «Доктор Живаго», в центре которого творческий человек, попавший в водоворот революционной эпохи.

Стихотворения Юрия Живаго составляют заключительную главу романа. Создавая их от имени своего героя, Пастернак обрел новую свободу и глубину лирического самовыражения. Они освобождены от биографической узости.

На протяжении всего романа Бориса Пастернака “Доктор Живаго” мы наблюдали противоборство стихий. Это разные стихии — огня, любви, творческого вдохновения, революции, стужи, стихии жизни и смерти. И на протяжении всего романа идет противопоставление свеча — метель, свет— тьма, жар — холод, жизнь — смерть. Свет свечи, как символ страсти, символ жизни. Это стихия огня, несущего тепло, добро, свет, жизнь, любовь. Снег, вьюга, метель — символ смерти. Это стихия холода, несущего зло, тьму, страдания, смерть.

На протяжении романа идет борьба этих двух стихий. И в конце они сходятся в одном стихотворении “Зимняя ночь”. В нем сосредоточена, сконцентрирована эта борьба. Оно является как бы обобщением всего романа. Посмотрим первые строки стихотворения:

Мело, мело по всей земле

Во все пределы…

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Идет контраст противопоставления, сопротивления, страсть. Там — “мело, мело”, а тут — “свеча горела”, вот оно — противоборство двух стихий, включающееся с первых строк.



Это стихотворение о любви, соединяющей две души, два сердца, два тела в зимнюю непогоду. Героев захватывает стихия страсти, а свеча, стихия огня, противостоит метели, которая как бы пытается пробраться снаружи в дом и захватить его тоже.

НАУЧНЫЙ ТЕКСТ

Тертычный А. А. Жанры периодической печати

В данной книге излагается современная концепция жанров периодической печати. Выявляется роль предмета, функций, методов, уровня и форм отображения действительности в журналистике как ее главных жанрообразующих факторов. Дается характеристика основных журналистских жанров.

Теоретические положения дополнены анализом конкретных публикаций, что позволяет использовать книгу как в научных, так и в учебных целях.

Книга предназначена для преподавателей и студентов факультетов журналистики, исследователей, работников СМИ.

— ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ

Газета «Комментарии» №22 (358)Жанна Барышникова, Рустем Халилов, репортаж «Отдых, опасный для жизни»

В этой публикации журналисты освещают проблему санаториев в Украине на примере случившейся трагедии в санатории «Юность» в Крыму. 30 мая в старом корпусе здания был обрушен балкон, в результате чего погибла девочка.

Рассказав о самой трагедии, они раскрывают причины случившегося – это и плачевное состояние здания, и халатность персонала, и не вовремя оказанная медицинская помощь.

Далее – мнения о случившемся разных сторон. Завершает репортаж перечень аналогичных учреждений как в Крыму, так и под столицей.

Среди приведенных фактов есть заявления крымской прокуратуры, слова министра курортов и туризма Крыма, подтверждения самого персонала санатория, жалобы родителей,

Рассуждая, оперируя фактами, освещая проблему, сложившеюся вокруг подобных санаториев, журналисты заставляют нас задуматься и проверять тщательнее места отдыха, в которые мы отправляем наших детей.








sitemap
sitemap