Тема Кавказской войны



Оглавление

I.Введение. Исторические аспекты кавказкой войны3

II. Основная часть. Образ русского воина в изображении А.С.Пушкина.

1)Романтический герой в поэме «Кавказский пленник»4

III.Реалистические тенденции в развитии сюжета повести Л.Н. Толстого «Кавказский пленник»7

а) Образ русского солдата в повести.8

б) Образы татар как отображение внутреннего мира Жилина и Костылина

IV.Преломление темы кавказской войны в современной литературе10

а)Образ русского солдата в рассказе В.Маканина «Кавказский пленный»11

б)Образ «врага».12

V.Заключение.13

VI. Список использованной литературы.14



Введение. Исторические аспекты кавказской войны.

Причины войны были заключены в политике. Три империи — России, Турция и Персия претендовали на владычество над Кавказом, с древних времен считавшимся воротами из Азии в Европу. В конце концов, в результате двух войн с Турцией (1806-1812 и 1828-1829 гг) и двух войн с Персией (1804-1813 и 1826-1828 гг.) Россия сумела отстоять свои права на регион. В результате, народы Кавказа как бы автоматически отошли к Российской империи. Однако сами горцы были не согласны с таким поворотом в их судьбе. Когда один из русских генералов попытался объяснить местному населению, что русский царь получил Кавказ в дар от турецкого султана, то один старик-горец, показав на вспорхнувшую птичку, сказал: Дарю тебе её. Возьми, если сможешь!”

Столкновения горцев с царскими войсками продолжались с небольшими перерывами на протяжении 60 лет. Этот период вошел в историю под названием «Кавказская война» или «Кавказская кампания».

Свидетельства русско-кавказских культурных контактов историки находят уже в средние века, однако влияние русской культуры на этнокультурный мир Кавказа стало существенным лишь в XIX  веке, то есть с началом пушкинской эпохи. В то же время, практически все наиболее выдающиеся деятели русской словесной культуры: Александр Грибоедов, Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Лев Толстой, плеяда писателей-декабристов во главе с Александром Бестужевым-Марлинским – в той или иной форме и степени испытывали влияние Кавказа и кавказских культур в мироощущении, творчестве, личной судьбе.

Русская литературная традиция описания Кавказской войны была продолжена и в XX веке. Свое развитие тема Кавказской войны получила в связи с русско-чеченской войной, начавшейся в 1994 году. Эта война нашла отражение в массе художественных и беллетризованных мемуарных произведений, в которых авторы в той или иной мере ориентируются на традиции русской классической литературы.

Объектом исследования является изучение творчества А.Пушкина, Л.Н.Толстого, В.Маканина о войне на Кавказе.

Предмет исследования: тема войны на Кавказе в творчестве русских писателей

Актуальность исследования обусловлена интересом современного литературоведения к проблемам локальных конфликтов и поиска героя времени.

Новизна данной работы состоит в том, что в ней впервые, как самостоятельная, изучается тема Кавказской войны в русской литературе XIX и XXI вв.

Цель данного проекта: 1) обоснование темы Кавказской войны в русской художественной литературе в контексте общественно-политических, исторических, художественных произведений своего времени.

Задачи исследования: 1) выявить особенности сюжета и героя русских «кавказских» произведений в связи с проблемой идентичности, какой она предстает в романтизме и реализме XIXв; 2) проанализировать образ современного литературного героя в духе постреализма ; 3) доказать, что образ русского солдата сохранил национальные черты в современной литературе; 3) определить черты неприятеля, «врага».

Значение проекта состоит в реальной возможности использования его материалов при изучении литературы в пределах школьной программы. Возможна разработка темы во взаимосвязи с современной литературой.



II. Основная часть. Образ русского воина в изображении А.С.Пушкина. Поэма «Кавказский пленник»

В первой половине XIX века в сознании русского образованного человека Кавказская война воспринималась как своего рода «естественная характеристика» Кавказа. То есть, война на Кавказе являлась неотчуждаемым атрибутом самого кавказского края. В1820-1830-х годах в русском общественном сознании просветительские идеи получают свое развитие благодаря poмантизму. (Романтизм – литературное направление, пришедшее на смену сентиментализму в конце XVIII — начале XIX века. Название его происходит от французского слова romantique, которым обозначалось нечто таинственное, странное, нереальное.) Романтизм оказался именно тем литературным направлением, который позволил «уловить», «увидеть» Кавказскую войну.

Пребывание А. С. Пушкина на юге России (Кишинев) было ознаменовано важными переменами в его художественном развитии. Пушкин создал новый жанр русской поэзии — оригинальную русскую романтическую поэму. К этому жанру относятся поэмы, написанные в период с 1820 по 1824 год, в том числе и “Кавказский пленник”. Он сделал культурный образ Кавказа достоянием России, Европы, мира, а значит – и частью мирового культурного пространства.

Роковым, сокрушающим, чувственным страстям Пушкин отводит огромную роль. Страсти руководят героями; они поддаются им, живут ими.

А.С. Пушкин стремился воссоздать в поэме «Кавказский пленник» характер молодого человека своего времени, уставшего от жизни, разочарованного, презирающего свет, стремящегося обрести в общении с природой утраченную младость. «Я в нем хотел изобразить это равнодушие к жизни и к ее наслаждениям, эту преждевременную старость души, которые сделались отличительными чертами молодежи 19-го века» — указывал Пушкин. Герой поэмы — «отступник света». Жизни светского общества, полного пороков, он противопоставляет свободу, прославление которой составляет пафос поэмы.

Свобода! он одной тебя // Еще искал в пустынном мире.

Жизнь в плену становится для него началом нравственного возрождения. Его привлекает величественная красота Кавказских гор, вольные нравы горских племен, его трогает самоотверженная и чистая любовь «девы гор». Возникшая в сердце любовь к черкешенке пробуждает его к жизни:

К черкешенке простер он руки, //Воскресшим сердцем к ней летел,

И долгий поцелуй разлуки// Союз любви запечатлел.

В финале поэмы черкешенка и пленник как будто меняются местами. Ее сочувствие и самоотверженная любовь после объяснения с героем меняется на настроение тоски и разочарования. Ее заключительный монолог будто повторяет слова его недавних признаний:

…Нет, русский, нет!// Она исчезла, жизни сладость;Я знала все, я знала радость// И все прошло, пропал и след.

Именно безнадежное разочарование становится причиной гибели героини. Вольнолюбивая идея «Кавказского пленника» выражена не только в образе главного героя, но и черкешенки. Ее образ — воплощение любви и самопожертвования. Черкешенка жертвует собой во имя свободы любимого. Она предпочитает расстаться с пленником и погибнуть, чем видеть его в цепях.

«Здесь нашел я у коменданта рукопись Кавказского Пленника и, признаюсь, перечел его с удовольствием. Все это молодо, многое неполно, но многое угадано. Сам не понимаю, каким образом мог я так верно, хотя и слабо, изобразить нравы и природу, виденные мною издали», — писал А.С.Пушкин о своей поэме.

В.Г.Белинский, который обратил особое внимание на самооценку поэта и считал ее «лучшей критикой», не сомневался в ее историко-литературном значении и подчеркивал при этом, что «Кавказский пленник» есть поэма «историческая». В данном случае Белинский учел не только поэтический «фон», но и образ Пленника, которого невозможно отделить от исторического эпилога. Б.М.Гаспаров в своем недавнем исследовании поэтического языка Пушкина, подчеркнул весьма справедливо особый смысл эпизода пленения героя и тех условий, которые спровоцировали эту акцию. Б.М.Гаспаров пишет: «Но для Пушкина тот факт, что его герой попадает в плен в качестве солдата завоевательной армии, имеет свою необходимую валентность. В содержание романтической повести этот факт потенциально вносит тему завоевания Россией восточных земель и народов, а вместе с ней — литературный модус одической традиции, воспевающей победы над «Магометом»…Экзотический колорит романтического повествования совмещается с классицистической героикой покорения Востока».

Романтическая поэма Пушкина «Кавказский пленник» вполне отвечала убеждению автора, что романтизм — это область необыкновенного. Герои поэмы отмечены романтической исключительностью, а их предыстория отличается намеренно созданной поэтом неясностью. Общее значение «Кавказского пленника» было очень велико. Пушкин не только дал первый образец большого романтического произведения, но и отразил характерные черты целого поколения русской и европейской молодёжи.

Как уже говорилось ранее, герою противопоставлена «цельная, исполненная любви и самопожертвования натура черкешенки». «Черкесы, их обычаи и нравы занимают большую и лучшую часть моей повести»,- признавался А.С.Пушкин своему приятелю В.П.Горчакову. Поэта привлекает в горцах их любовь к свободе, мирный труд и гостеприимство, национальные песни.

Уж меркнет солнце за горами,// Вдали раздался шумный гул;

С полей народ идет в аул,//Сверкая светлыми косами.

Пришли. В домах зажглись огни, // И постепенно шум нестройный

Умолкнул; все в ночной тени// Объято негою спокойной.

Само моделирование в русской литературе Кавказа как прекрасного края воинственной свободы мотивировано прежде всего глубоким интересом к Кавказу, к людям, живущим там.

Вывод по I главе. В русской «кавказской» литературе формируется парадоксальная по видимости симпатия к противнику, расположенность к людям, с которыми Россия ведет на Кавказе войну.

Итак, «конечным пунктом рассуждений Пушкина о Кавказской войне является не пропаганда имперского способа решения конфликта, а добровольный контакт с участием не средств истребления людей, а средств религиозного влияния»

III. Реалистические тенденции в развитии сюжета повести Л.Н. Толстого «Кавказский пленник»

«Кавказский пленник» — это реалистическое произведение, в котором ярко и жизненно описан быт горцев, изображена природа Кавказа. Сюжет повести развивается динамично, поступки героя представлены как серия красочных, выразительных картин.

Завязка рассказа отчасти основана на реальном событии, произошедшим с Толстым во время его службы на Кавказе в 1850-е гг. 23 июня 1853 года он записал в своем дневнике: «Едва не попался в плен, но в этом случае вёл себя хорошо, хотя и слишком чувствительно». По воспоминаниям С. А. Берса, шурина писателя, «Мирный чеченец Садо, с которым ехал Л. Н-ч, был его большим другом. И незадолго перед тем они поменялись лошадьми. Садо купил молодую лошадь. Испытав её, он предоставил ее своему другу Л. Н-чу, а сам пересел на его иноходца, который, как известно, не умеет скакать. В таком виде их и настигли чеченцы. Л. Н-ч, имея возможность ускакать на резвой лошади своего друга, не покинул его. Садо, подобно всем горцам, никогда не расставался с ружьём, но, как на беду, оно не было у него заряжено. Тем не менее он нацелил им на преследователей и, угрожая, покрикивал на них. Судя по дальнейшим действиям преследовавших, они намеревались взять в плен обоих, особенно Садо для мести, а потому не стреляли. Обстоятельство это спасло их. Они успели приблизиться к Грозной, где зоркий часовой издали заметил погоню и сделал тревогу. Выехавшие навстречу казаки принудили чеченцев прекратить преследование».

а) Образ русского солдата в повести.

Сюжет рассказа «Кавказский пленник», жанр которого обозначен автором как «быль», разворачивается во время войны на Кавказе. Горцы (татары) захватывают в плен двух русских офицеров Жилина и Костылина с целью получить за них выкуп. Жилин, будучи человеком небогатым, отправляет письмо с просьбой о выкупе на вымышленный адрес, а сам планирует совершить побег. В процессе подготовки к побегу Жилин изучает обстановку и постепенно начинает с пониманием и интересом наблюдать за бытом и обычаями чужого народа. Местные жители тоже начинают, насколько это допустимо, относиться к веселому и мастеровитому русскому с симпатией.

Характер Жилина соответствует его фамилии. Следовательно, делаем вывод: он крепкий, стойкий, жилистый. У него золотые руки, в плену он помогал горцам, чинил что-то, к нему даже лечиться приходили. Имени автор не указывает, лишь то, что его называют Иваном, но так называли всех русских пленников. 

Костылина можно назвать антиподом Жилина. Он не борется за свою жизнь, не ищет выходов из сложившейся ситуации. Отправив письмо домой, Костылин днями ничем не занимался. Он не пытался спасти свою жизнь собственными силами.

б) Образы «врагов» в повести.

Жители аула со страхом смотрели на пленника. «Как на зверя косятся», — говорит Толстой. А один старый горец, бывало, «как увидит Жилина, так захрапит и отвернётся». Он чуть не застрелил пленника за то, что тот подошёл близко к его сакле. Семь сыновей этого старика погибли на войне, а восьмого он сам убил, когда сын перешёл к русским. Этот старик «первый джигит был, он много русских побил, богатый был». Такие джигиты, как этот старик, ненавидели не только русских, но и всех других «иноверцев», чуждых мусульманской религии. Ослеплённый ненавистью, старик требовал немедленной расправы над пленником. 

По-другому относились к Жилину простые горцы. Они скоро привыкли к нему, стали ценить его за весёлый, общительный характер, за ум. 

Героиня рассказа юная Дина тоже сначала боялась Жилина. Вот как об этом рассказывает писатель. Отец велел Дине принести воды напоить пленника. Дина принесла жестяной кувшинчик, подала воду и «сидит, глаза раскрыла, глядит на Жилина, как он пьёт — как на зверя какого». А когда Жилин напился и подал ей кувшин — «как она прыгнет прочь, как коза дикая». Но с каждой новой встречей страх Дины проходил. Добрая и отзывчивая девочка всем сердцем привязалась к пленнику, жалела и помогала ему, чем могла. Дина спасла Жилина, когда ему после неудавшегося побега угрожала казнь. Чувство жалости и любви к хорошему, ни в чём не повинному человеку помогло Дине преодолеть страх. Рискуя своей жизнью, она, как и пушкинская героиня, освободила Жилина из неволи. 

Прощальные слова Дины (“век тебя помнить буду”) и жест (“погладил ее по голове”) некогда настороженного чужака также символизируют упразднение взаимной душевной глухоты. Ненасильственной разрядкой безысходного драматизма ситуации вдруг оказался душевный порыв нового хозяина Абдула: “…да я тебя, Иван, полюбил <...>Твоя, Иван, хорош, — моя, Абдул, хорош!”. При всей ограниченности общения в условиях плена тем не менее обнаруживается эффект предрасположенности человека к человеку. Память о спасительной отзывчивости Дины, неожиданно оказавшей помощь Жилину, наверняка была одной из причин его решения остаться “служить на Кавказе”.

Вывод по II главе. Толстой выступает против национальной розни, против тех, кто натравливает один народ на другой. Красной нитью через повествование проходит толстовская мысль, развернутая в парадигме “люди-братья”, которая была услышана и благодарно воспринята в национальных культурах.

IV.Преломление темы кавказской войны в современной литературе.

В последние годы российские писатели, в основном молодые, всё чаще стали обращаться к теме военных конфликтов конца XX века, в которых пришлось участвовать России. Афганистан, Приднестровье, Абхазия, Чечня – таков неполный список регионов, где пришлось воевать и проливать свою кровь российским солдатам.

В современном Кавказском тексте образ Кавказа переписывается заново. Он практически лишился романтического идеала, деформировался, померк. Он больше не влечет как место свободы, а пугает, наводит ужас как место возрожденного массового рабства. Теперь это место нового и бескомпромиссного столкновения цивилизаций и новых попыток «замирения». При этом, как отмечает В.Шульженко, значительно расширился спектр причин, побуждающих именно к мщению, а не к романтической любви.

Рассказ B.C.Маканина «Кавказский пленный» представляет собой постреалистическую трансформацию кавказской фабулы. Он создан на основе ремейка в плане всей литературной традиции XIX века и восходит как к пушкинскому фабульному ядру, так и к реалистическим вариантам Л.Н.Толстого, его изображению кавказской войны; в произведении по-новому осмысляется тезис Ф.М.Достоевского о Красоте.

Актуальнейшую проблему нашей сегодняшней жизни — военные действия российских подразделений на Кавказе В.С. Маканин рассматривает в этом рассказе под совершенно неожиданным и несколько парадоксальным углом зрения: затрагивает мотив «вечной («уже который век!») войны», в которой нет ни победителей, ни побежденных.

а) Образ русского солдата в рассказе В.Маканина «Кавказский пленный»

В рассказе показаны два дня из жизни Рубахина и Вовки-стрелка – главных персонажей, участвующих в военной операции по освобождению российских грузовиков. Автор, как и А.С.Пушкин и Л.Н.Толстой, не изображает крупных военных столкновений: его внимание сконцентрировано на психологии персонажей. Временная последовательность их жизни нарушена: до, что было до войны, изображается пунктирно. О жизни Вовки-стрелка не сказано ни слова, в то время, как о другом герое читатель узнает, что «Рубахин свое отслужил. Каждый раз, собираясь послать … все и всех (и навсегда уехать домой, в степь за Доном), он собирал наскоро свой битый чемодан и… и оставался.» Почему? А потому что здесь он освобожден от ответственности за жизнь (как свою, так и чужую), здесь возможность быть как все, когда-то кем-то присланные на эту войну. В «кольце гор» Рубахин просто солдат без имени. Фамилия, как и у Толстого говорящая, соответствующая характеру героя: рубаха-парень. Анализируя рассказ, мы видим, что Рубахин находится в постоянном состоянии войны, не только реальной, но и душевной. Он настолько привык к этому состоянию, что уже не в силах из него выбраться.

Можно ли назвать Рубахина и Вовку антиподами? Вовка «имеет» еду, сон, женщину, но, по мысли автора, «иметь» — еще не значит «владеть». Можно предположить, что Маканин, отдавая дань эстетике постмодернизма, «склеивает» и этот образ из персонажей знакомых литературных произведений. Показывая, как законы потребительского общества подрывают нравственные нормы, Маканин не противопоставляет, а сопоставляет центральных персонажей своего рассказа, которым предстоит осознать, что свободу нельзя «купить», свобода — это не «своеволие», она невозможна без уважения к свободе и жизни других.

Как освещен в рассказе образ врага? Здесь мы его тоже практически не наблюдаем.

Рубахин говорит пленному: «…если по-настоящему, какие мы враги — мы свои люди. Ведь были же друзья! Разве нет?»Да только «привычные (советские)», всем известные слова Рубахин «говорил мимо цели», и «получалось, что стершиеся слова говорил он самому себе да кустам вокруг». У Вовки-радиста они вообще вызывают насмешку: «Да здравствует нерушимая дружба народов». Они для него — просто лозунги, а значит, ложь.

В отличие от произведений Пушкина и Толстого здесь пленным является чеченец и спастись ему не удалось. Пушкинская поэма — романтическое произведение, изображающее исключительных героев в исключительных обстоятельствах. У Маканина, наоборот, — будни войны, ее быт.

С содроганием читаем описание убитого Бояркова, которого боевики застрелили спящим: «Лицо без единой царапины. И муравьи ползли. В первую минуту Рубахин и Вовка стали сбрасывать муравьев. Когда перевернули, в спине Бояркова сквозила дыра. Стреляли в упор, но пули не успели разойтись и ударили в грудь кучно: проломив ребра, пули вынесли наружу все его нутро — на земле (в земле) лежало крошево ребер, на них — печень, почки, круги кишок, все в большой стылой луже крови. Несколько пуль застопорило на еще исходящих паром кишках. Боярков лежал перевернутый с огромной дырой в спине. А его нутро вместе с пулями лежало в земле».



Зазвучав уже на первой странице, тема смерти проходит лейтмотивом через весь рассказ: мысленно солдаты все время возвращаются к Бояркову, не обошлась без потерь и операция «Подкова», подробно изображается гибель пленного. Убитый, он появляется на последней странице (во сне Рубахина).

Безобразие смерти у Маканина еще более выразительно по контрасту с красотой местности, где убит Боярков. Описание это дано глазами Рубахина и Вовки. Они нашли его, осматривали, запоминали, чтобы не разделить его судьбу.

Война — это событие, обесценивающее человеческую жизнь. Привести примеры нетрудно, о смерти юноши так и говорится: «Сдавил… несколько конвульсий… и только». А когда читаешь о потерях во время операции «Подкова», невольно вспоминаешь знаменитое слово из «Войны и мира»: «Пустячок». Люди на войне имеют ценность лишь как предмет обмена наравне с оружием и бензином.

Почему же тогда в условиях бесчеловечности существования солдаты не завидуют тем, кто уже демобилизовался? Да потому, что и на «гражданке» многим прежде всего приходится думать о выживании. «Хочешь жить — умей вертеться…» — эта формула сегодняшнего дня известна всем.

Вывод по III главе. Если на страницах произведений А.С.Пушкина и

Л. Толстого противостояние горцев и русских не доминирует, то у Маканина в центре повествования отражен именно трагизм этой войны. У Маканина — уже не «пленник», а «пленный». По словарю С.И.Ожегова лексическое значение слова «пленный»– взятый в плен, находящийся в плену. «Пленник» – тот, кто пленён кем-чем-либо. В рассказе пленён не только юноша, но и главный герой пленён красотой гор: «который год бередит ему сердце их величавость, немая торжественность».

Понятие «пленные» — примета ХХ века с его двумя мировыми войнами. Современная действительность, в представлении писателя, приобретает характерные уже для XXI века черты «ни войны, ни мира». И пленным тут можно назвать каждого из участников этой безликой войны.

Заключение.

Во всех рассмотренных произведениях наряду с темой воины и смерти звучит тема истинных и ложных ценностей, истинной красоты. Красота, не только гор, но и человека. У Пушкина и Толстого это красота души, поступков, человеческих чувств, а у Маканина внешняя красота пленного, и пугающая – солдат, красота местного пейзажа. «Серые замшелые ущелья. Бедные и грязноватые домишки горцев, слепившиеся, как птичьи гнёзда. Но всё-таки – горы?! Там и тут теснятся их жёлтые от солнца вершины. Горы. Горы. Горы. Который год бередит ему сердце их величавость, немая торжественность…» В «Кавказском пленном» постоянно присутствует фраза Достоевского – «красота спасёт мир», но в рассказе она «не успела спасти».

Пушкинский герой – романтический. Толстовский хороший друг и товарищ, а маканинский солдат, устал от войны, но никак не может уехать домой.

Проведенный анализ текстов, способов изображения главного героя определил отличительные черты кавказских пленников, горцев. Авторы не пытаются показать враждебность соседствующих народов. Напротив, и тех и других многое объединяет: доброта, умение ценить красоту окружающего мира. А за смерть, боль и ужас, которые несет война, должны ответить те, кто в угоду собственных корыстных целей натравливает людей друг на друга.

Открытие Кавказа, пронизанное лейтмотивом “искать то, что объединяет людей, а не разъединяет их”, — это не только угаданная перспектива жизни на войне, но и созидающее начало. Главное, чтобы люди это поняли.

Список использованной литературы.

1Белинский В.Г. Сочинения Александра Пушкина // Собр. соч. в 9 т. — Т.6. — М., 1981.

2Берс С.А.Воспоминания о графе Л.Н. Толстом http://feb-web.ru/feb/tolstoy/critics/vs1/vs1-174-.htm

3Гаспаров Б.М. Поэтический язык Пушкина как факт истории русского литературного языка // Wiener slawistischer Almanach. — Sonderband 27. — Wien, 1992.

Гаспаров М.Л. Избранные труды. Т.1: “О поэтах” – М.,1997, с. 136-164.

5Кожинов В. В. Сюжет. Фабула. Композиция // Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Роды и жанры литературы. — М.: Наука, 1964.

Козлов В.И. «Кавказский пленник», повесть. Соч. А.Пушкина // Пушкин в прижизненной критике. 1820-1827. — СПб., 1996.

Лотман Ю.М. В школе поэтического слова: Пушкин. Лермонтов. Гоголь. М.: Просвещение, 1988.– С.325-348.

Маканин В. «Кавказский пленный». Журнал «Новый Мир» 1995, №4

Одиноков. В.Г.. Проблемы историзма и особенности национального характера в художественной системе цикла «южных поэм» А.С.Пушкина;http://www.prometeus.nsc.ru/museum/texts/sibpush/vodinok.ssi#7

Переверзев В.Ф. Поэмотворческий путь Пушкина // У истоков русского реализма. — М., 1989.

Пушкин А.С. Полн. собр. соч. в 10  т. — Т.10. — Л., 1979.

Толстой Л. Н. Собр. соч. в 12-ти т. М., «Правда», 1987.

Тынянов Ю.Н. Литературный факт. — М., 1993.

Храпенко М. Б. «Лев Толстой как художник». М., 1971, «Прогресс».

Шульженко В. Две реальности «кавказского» текста русской литературы в границах «нулевых» годов http://www.rospisatel.ru/konferenzija/shulshenko.htm.








sitemap
sitemap