Тема исследовательской работы Проблема нравственной ответственности человека за все что



Министерство образования и науки Российской Федерации

Департамент экономического развития Белгородской области

Областное государственное автономное образовательное учреждение

начального профессионального образования

«Профессиональное училище № 4» города Белгорода

Областная конференция

«Исследователь — 2012»

Секция «Гуманитарная»

Тема исследовательской работы

Проблема нравственной ответственности человека за все,

что происходит на Земле

Автор обучающийся II курса

Труфанов Дмитрий Сергеевич

Руководитель

преподаватель ОГАОУ НПО

«Профессиональное училище № 4



г. Белгорода»

Дорина Елена Павловна

г. Белгород, 2012

Содержание

I. Вступление

1. Память – категория нравственная

С. 3 – 4

II. Основная часть

Социальный смысл названия повести В. Распутина «Живи и помни»

С. 5 — 6

Проблема нравственной истины в повести В.Г. Распутина

«Живи и помни»

С. 6 — 9

«Без памяти не существует ни государство, ни искусство, ни само человечество» (Ю. Бондарев)

С. 10 — 12

III. Повесть В. Распутина «Живи и помни» — это вечный бой за человека, за ИСТИНУ, разговор о ДОБРЕ и ЗЛЕ, о том, что значит быть ЧЕЛОВЕКОМ.

С. 13

Вступление

Память – категория нравственная

Два чувства дивно близки нам –

В них обретает сердце пищу –

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

На них основана от века по воле Бога самого

Самостоянье человека – залог величия его.

Животворящая святыня!

Земля была б без них мертва,

Без них наш целый мир – пустыня,

Душа – алтарь без божества.

А.С. Пушкин

По словам известного киргизского писателя Чингиза Айтматова, «человек без памяти прошлого, поставленный перед необходимостью заново определить свое место в мире, человек, лишенный исторического опыта своего народа и других народов, оказывается вне исторической перспективы и способен жить только сегодня».

«Что такое человек перед сокрушающей силой бесчеловечных обстоятельств? На что он способен, когда возможность отстоять свою жизнь исчерпаны им до конца и предотвратить смерть невозможно?» — эти слова Василия Владимировича Быкова заставляют в очередной раз задуматься о силе человеческого разума, о той великой способности принимать самые серьезные решения, так как жизнь теряет свою истинную ценность, если в ней присутствует малодушие, трусость, предательство, страх. Последние годы нашей современности наводят меня на размышления о том, что жертвами войны стали не только ее конкретные участники, то есть те, кто смотрел в лицо смерти, но и невинные жертвы, кого обязаны были защитить. При подготовке данной работы я изучил разные точки зрения на войну. Несомненным вкладом в развитие независимой точки зрения на события более чем полувековой давности являются произведения писателей, получивших жизненный урок на войне и не знавших войны. Мой интерес к этой теме продиктован еще и тем, что уходят из жизни фронтовики, становится невозможным общение с людьми, которые на своих плечах вынесли суровые испытания, не думая о собственном спасении. Но есть еще долг перед памятью своих предков.

Тема памяти и подвига, жестокости и милосердия, совести и бесчестия – вот круг вопросов, которые важны для меня. Почему предательство стало нормой в условиях военного времени и в то же время жертвенность, на которую способна женщина, является неотъемлемой чертой героев В. Распутина.

Повесть В. Распутина «Живи и помни» (1974 г.) относится к числу произведений, интерес к которым не исчезает в течение последних десятилетий. И это не случайно. В центре внимания авторов события Великой Отечественной войны, женские судьбы, разрушенные этой войной, но более всего трагедии, в которых разрушения происходят не только материальные. Духовное богатство Настены («Живи и помни») несет в себе великую идею спасения ценой собственной жизни.

Милосердие и жестокость – понятия, которые существуют как бы сами по себе. Но в жизни зачастую случается так, что приходится платить за малодушие и слабость по самой высокой цене. И платим: любовью близких, памятью человеческого рода, уважением ровесников. Неужели столь несовершенен человек, что эгоистические чувства берут в нем верх? Поэтому мне хочется разобраться в причинах возникновения жестокости в отношениях между людьми, понять, какими критериями руководствуется человек, приносящий в жертву не только себя, но и самое дорогое, что есть на Земле, — свое дитя? Почему война не прощает предательства, но в то же время поставила многих жителей великой страны перед выбором, не сделать который они не имели никакого права. Вопрос, который возникает вполне объективно, — это каковы истоки человечности, что может заставить человека пожертвовать самым дорогим, что есть — жизнью.

II. Основная часть

1. Социальный смысл названия повести В. Распутина «Живи и помни»

События повести В. Быкова относятся к первым месяцам войны, происходят на территории Белорусского хутора, который стоит на пути оккупантов. Герои ее уже старые люди, менее всего помышляющие о войне. В повести обозначены по-новому проблемы ответственности и нравственного выбора, свидетельствующие о силе таланта писателя. Здесь показаны не только события войны, ее трагедии и конфликты, но и более ранние факты истории и между ними устанавливается связь: «Наверно, все остальное принадлежало здесь прошлому, покоренному тленом и небытием. Все, кроме неподвластной времени всеохватной человеческой памяти, наделенной извечной способностью превращать прошлое в нынешнее, связывать настоящее с будущим»…[1. С. 444]

События повести В.Г. Распутина относятся к последнему военному 45-му году, а действие разворачивается в сибирской деревне Атамановке, до которой сама война не могла дотянуться, но своим жестоким нравом разрушила жизнь главной героини Настены и поставила перед выбором Андрея, ее мужа, который из защитника своих близких превратился в их палача: «И если бы не война, может быть, так бы оно и вышло, да началась война, покорежила и не такие надежды». [2, с. 296]

Война для героев повести В. Распутина стала критерием нравственной ценности человека, его внутреннего богатства, мужества и стойкости. Герои повести – молодые люди, их жизнь только набирает силу. Война поставила перед ними такие барьеры, преодолевая которые, как свидетельствует автор, ломаются человеческие судьбы, корежатся жизненные планы, а мечты разрушаются столь стремительно, что остановиться невозможно, да и повод для передышки нельзя назвать приятным для обоих героев. Предательство меняет их не только внешне, но и внутренне. Правда, приверженцем которой всегда выступал писатель, вдруг отступила, как бы привлекая читателя в очередной раз поспорить с самим собой.

С общечеловеческой точки зрения смерть человека нельзя оправдать, какие бы исторические события не происходили. Тем не менее, устоявшееся мнение в обществе было определяющим: предательство и дезертирство осуждалось и презиралось, поэтому труден путь к прощению для слабого человека, пути к признанию и искуплению вины за невольный проступок отца для сына не было вообще. Возникает вопрос: почему общество было столь беспощадно к тому, кто ничего не совершал предосудительного, и почему сын отвечал за поступки отца?

2. Проблема нравственной истины

в повести В.Г. Распутина «Живи и помни»

Началом всех бед и несчастий послужил эпизод, с которого начинают отсчет личной беды старики Гуськовы и Настена, жена их сына, Андрея. Из гуськовской бани пропал хороший топор старой работы, как выяснилось потом, — это не единственная пропажа: «И лишь в постели, когда перед забытьем легонько занывает в покое тело, вдруг екнуло у Настены сердце: кому чужому придет в голову заглядывать под половицу?» [3, с. 280]

Все дальнейшие события повести строятся вокруг таинственного исчезновения некоторых предметов из дома Гуськовых, лишь только Настена догадалась о том, что вором в родной дом пришел сын и муж. Она заманила его хлебом, знала, что рано или поздно он объявится. С этого момента героине пришлось полностью отказаться от права разделять с атамановцами и горе, и радость, надо было научиться жить двойной жизнью. Андрей даже клятву с нее взял, чтобы не проболталась. Что же произошло с Андреем? Вместе с другими земляками он уходил на фронт в первые месяцы войны, провожали все деревней. Вот тогда-то впервые в жизни Настена даже успокоилась, что у нее нет детей, ведь столько бедовали женщины, у которых на войне погибли мужья, детей надо было поднимать самим. Андрей воевал исправно, а когда получил ранение и несколько месяцев пробыл в госпитале, решил, что, может быть, после выписки увидится с отцом, матерью и женой. Трудно понять, на что способен человек, тем более, когда он готов уже к этой встрече, все его мысли заняты только ожиданием ее. В. Распутин с горечью пишет о том, что встречи этой не будет. Военная комиссия не учла настроения Андрея: «Он понимал: судьба его свернула в тупик, выхода из которого нет. Вперед еще есть какой-то путь, совсем, видно, недальний, пока не упрешься в стену, а поворотить назад уже нельзя… Ничего не выйдет. И то, что обратной дороги для него не существовало, освобождало Андрея от излишних раздумий» [4, с. 290].

Нравственный выбор он сделал – стал дезертиром и предателем. Вокруг этого события происходит дальнейшее развитие сюжета. В течение полугода он живет за Ангарой, скрывается от людей, научился выть по-волчьи, ожесточился и сердцем и душой. Не случайно автор подробно рассказывает в первых главах о том, каким был Андрей, чем он жил, лишь раз избил Настену до полусмерти (она была бездетной). В повествование вплетаются отдельные эпизоды, когда можно объяснить и усталость души, да и проглядывал конец войне – «росла надежда уцелеть – уже не робкая, не потайная, а открытая и беспокойная».

Мне кажется, что выбор, сделанный Андреем, должны оценить и, вероятно, оценили, другие верховные и военные инстанции. Писатель делает главный акцент на судьбе стариков Гуськовых, но более всего судьбе Настены. Эта ничем неприметная женщина взяла на себя всю ответственность за преступление мужа. Она не может открыться перед родителями Андрея: Семеновна последнюю зиму уже не слезала с печи, Михеич занемог, почуяв что-то неладное в поведении снохи, а больше всего его тревожит неизвестность о сыне. В этой жуткой атмосфере лжи и жестокости Настене пришлось переживать все одной. Но главная беда в том, что все ее мечты о лучшей жизни после войны заранее обречены. Не видать ей теперь радости, но и открыться не суждено: «Вот и научилась ты, Настена, врать, научилась воровать. А ведь это только начало – что с тобой, Настена, будет дальше? Но вины она за собой все-таки не чувствовала, не признавала, хотелось лишь краешком глаза заглянуть вперед, подсмотреть, чем все это кончится» [5, с. 304-305].

Все, что происходит с ней, можно объяснить лишь одним – жертвенность всегда была неотъемлемой частью женских судеб в произведениях В. Распутина. Правда, в данной повести она рассматривается в ином ракурсе и в другом понимании. Но лиха беда начало… Настена еще не знает, что новое, более суровое испытание уготовано для нее впереди. Она не отвернулась от мужа, согласилась ему помочь в тот момент, когда атамановские мужики воевали, в деревню приходили похоронки, а в середине марта появился первый фронтовик Максим Вологжин – отвоевался. Но Настена не может радоваться этому возвращению. Ей надо изворачиваться, чтобы не вызвать никаких подозрений. Сколько надо было иметь человеческого мужества и терпения, чтобы не обнаружить себя. Иногда она сама не понимала, верит ли тому, что говорит. Ощущение беды не покидает героиню, ведь то, что когда-то ждала, случилось именно сейчас: в ней зародилась новая жизнь. Ожидание запоздалого материнства оборачивается для нее новым, более тягостным страданием. Это кульминация повести, в которой сплетены и смутные сомнения, и сумятица чувств, и горькая радость, и тайная тревога. Счастье, которое обошло ее стороной в жизни, она росла сиротой, «показавшись, помаячило и отступило куда-то вперед – там и предстояло его встретить, но теперь дорожка, на которой они могли сойтись, стала вдвое уже прежней и превратилась, скорее, в тропинку» [6, с. 436].

Очень важными в повести являются глубокие размышления автора о войне, которая «надолго задержала Настенино счастье». Столкновение с ситуацией выбора неизбежны для героини. В них все больше кристаллизуется характер женщины, все сильнее отступают сомнения и появляется уверенность в том, что крест судьбы надо нести, не ропща и не жалуясь. Несомненно, милосердие Настены имеет особый смысл. Покорность судьбе, а теперь еще и беда мужа укрепляют ее в правильности своего выбора. Писатель усиливает трагедию Настены, когда Михеич пытается вызвать ее на откровенный разговор, потом обнаружится и пропажа тулки (ружья), но пика она достигает тогда, когда свекровь узнает о беременности снохи. Она не обижалась на Семеновну. Переживания героини усложняют ее положение. Не о себе Настена думает. Все мысли о муже. Вместе с болью и отчаянием в душе ее появляется стыд за тайный свой позор: «Устала она. Знал бы кто, как она устала и как хочется отдохнуть! Не бояться, не стыдиться, не ждать со страхом завтрашнего дня, на веки вечные сделаться вольной, не помня ни себя, ни других, не помня ни капли из того, что пришлось испытать. Напрасно, все напрасно» [7, с. 438].

Повесть заканчивается гибелью Настены: «Но рванулась Ангара сильней и смяла, закрыла их…». Как и в жизни, она собирала все силы, рвалась на части, а вода поглотила и ее, и еще не родившегося ребенка. Думаю, автор преподнес своим читателям серьезный урок, когда невозможно спасти самое дорогое, но и жить с позором еще страшнее. Зная, что Атамановка военного времени не простит предательства, Настена не хочет оставить в этом жестоком мире свое дитя. Нет прощения Андрею, который предал память погибших односельчан, седины отца и старость матери, любовь и верность жены. А есть ли место в этой жизни для его сына? Распутин не дает ответа. Читатель вправе сам решить.

Главная художественная особенность повести состоит в том, что трагедия Настены не единственная в череде всех событий, которые сопутствуют осмыслению происходящего. Писатель рассказывает о судьбе подруги Настены Надьки, которая получила похоронку на мужа в первые месяцы войны, маялась с тремя ребятишками, где-то в душе винила себя за гибель мужа. Другим женщинам было не легче. Но писатель будто специально создает препятствия на жизненном пути Настены и Надьки. Насколько оправданы жертвенность одной и раннее вдовство другой? Настена принимает решение унести с собой горькую правду о муже. Мотив одиночества в повести не только оправдан всем содержанием, но и подчеркивает величие и благородство женского характера, даже на краю погибели: «И предали Настену земле среди своих, только чуть с краешку, у покосившейся изгороди».

3. «Без памяти не существует ни государство, ни искусство, ни само человечество» (Ю. Бондарев).

Литературная критика больше внимания уделяла образу главной героини. И это вполне согласуется с теми требованиями времени, в котором не была места для разговора о человеке, ставшем на путь предательства и дезертирства. Ситуация, которую предложил В. Распутин в повести «Живи и помни», чем-то существенно превышала наш духовный и социальный опыт. От этого нельзя было просто отмахнуться, нельзя было не вдуматься в трагедию, разыгравшуюся в далекой сибирской деревушке Атамановке.

Критика, кажется, несколько растерялась от того напора мысли, от той простоты и новизны, какие повесть в себе несла. Да и времена были такие, что в критическом обиходе нередкой была фигура умолчания. Чувствуя себя ответственной перед читателем, перед автором, критика «не заметила» часть проблемы. Гуськов, дескать, традиционен, неинтересен, принципиально новой, меняющей ситуацию ощущается лишь трагедия Настены. Высокое чувство милосердия, согревающее повесть, было сохранено для читателя. Однако, отводя в тень Андрея Гуськова, мы лишали себя возможности увидеть проблему в целом. То, что произошло с Гуськовым, имело значение не только для него. Не случись война, прожили бы Гуськовы, Настена и Андрей, свою жизнь пусть без особого лада, но и не трагично, прожили бы, как все. В этом равенстве («как все») была бы для них не ценимая вне войны главная привилегия, основа душевного покоя – право на общие радости и тревоги, на чужое участие.



Однако война принесла испытания не только физические, но и духовные, с какими раньше герой не сталкивался. Она оторвала Андрея от родных мест, привычных занятий. «Невольная обида на все, что оставалось на месте, от чего его отрывали и за что ему предстояло воевать, долго не проходила», – отмечает В. Распутин исходное состояние героя. И лишь привычка подчиняться закону общей жизни держит героя на передовой: «Поперед других не лез, но и за чужие спины тоже не прятался – это свой брат-солдат увидит и покажет сразу… Среди разведчиков Гуськов считался надежным товарищем, его брали с собой в пару, чтобы подстраховать друг друга, самые отчаянные ребята. Воевал, как все, – не лучше и не хуже» [8, с. 293]

Боязнь солдатского осуждения помогла в первые годы войны, когда смерть грозила каждому. Когда же после тяжелого ранения показалось, что родная Атамановка вот-вот станет реальностью, что его долг войне выплачен, Андрей ощутил себя свободным от общей фронтовой зависимости. И приказ вернуться в строй воспринял как несправедливость, допущенную только к нему. «Нельзя на полном скаку заворачивать назад – сломаешься. Нельзя перепрыгнуть самого себя. Как же обратно, снова под пули, под смерть, когда рядом, в своей уже стороне, в Сибири? Разве это правильно, справедливо? Ему бы только один-единственный денек побывать дома, унять душу – тогда он опять готов на что угодно» [9, с. 295].

Но душу-то как раз и ни приняла в расчет комиссия, сама являющаяся войны, ее жесткой воли. Именно этой отстраненности от своей судьбы, равнодушия к душевной боли не выдержал Андрей. Однако простительная в быту слабость поставлена в контекст общенародной беды. Идя вслед за своим желанием «унять душу», герой втягивается в «воронку» наших военных потерь. Вместе с ним втягиваются в нее и его близкие. Физическое наказание за свой проступок Андрей знает. Не знает он пока более страшной тяжести – вины духовной, той расплаты, которую несет ему милосердие Настены.

Высшее милосердие Настены, которым она платит Андрею за его слабость, за усталость души, в том, что не отреклась она от виноватого, не последовала примеру тех, кто отрекался и от невинного в нелегкие годы. Вместе с мужем она идет по крестному пути. «Раз ты там виноват, то и я с тобой виноватая», — просто, и ясно объясняет она свое решение. Ее жизненные правила одни — для мира и для войны. И не видит в них ни смирения, ни рабской покорности. Настена сознательно идет на жертву. Она знает, что у нее нет будущего. Но ее нерасчетливое, столь щедрое милосердие – единственное, что может противопоставить русская женщина войне и ее разрушениям. В момент своего неправого выбора Андрей не знает, ч т о предает. Он предает бескорыстие и милосердие, он лишает Настену права гордиться мужем-героем, счастья жить. Он лишает седины отца уважения, уничтожает добрую память рода. Он обрекает на вечный стыд своего неродившегося ребенка, которому, родись он, в наследство достался бы не мир, но «суровый, истошный грех» отца. Его слабость оплачена их жизнями.

«Живи и помни» — название-напоминание исконных человеческих законов, на которых только и может покоиться наша жизнь. Честь, сбереженная смолоду, выполненный долг, даже смерть во имя людей становятся лучшими обоснованиями жизни будущей, памяти о жизни ушедшей.

В.Г. Распутин создал мир, в котором жизнь человека приобретает особый смысл, если она наполнена добрыми делами и чистыми поступками, и мир, в котором страх за собственную душу влечет глубокое разрушение, когда чувства и разум перестают воспринимать происходящее вокруг и бесполезно объяснять или оправдывать свои поступки.

III. Повесть В. Распутина «Живи и помни» это вечный бой за человека, за ИСТИНУ, разговор о ДОБРЕ и ЗЛЕ, о том, что значит быть ЧЕЛОВЕКОМ

Проходят десятилетия, уходят в прошлое события и даты той великой истории подвига великого народа в годы Великой Отечественной войны, но не поставлена точка в нем, так как до сих пор не предан земле прах последнего неизвестного солдата. Где та черта, которая отделяет прошлое от настоящего, счастливую жизнь от горечи бед и страданий? Главным моим собеседником в раздумьях о судьбе России являются произведения русских писателей, трогательные и проникновенные, лирические и грустные. Их объединяет одна тематика, одна история — Великая Отечественная война. Для меня важно, что на изломе исторических эпох, в самых суровых испытаниях Россия обретала опыт не только поражений и побед, но и каждый человек проходил школу мужества, стойкости, формируя в себе те качества, которые помогли победить фашизм.

В пределах этого исследования невозможно рассмотреть все проблемы произведения, так как многие вопросы, поставленные автором, требуют более детального рассмотрения. Так, например, тема женского счастья представлена в повести столь поверхностно, что многие события лишь затрагивают историю ожидания ребенка в повести В. Распутина. А ведь это материал, в котором можно рассматривать проблемы духовного воспитания личности, преемственности поколений, непреложной ценности самой жизни.

Гуманистические идеалы, смысл которых заключается в исполнении патриотического и гражданского долга, имеют свои положительные и отрицательные признаки. Нравственным уроком и укором нашему современнику не одно десятилетие будут служить произведения современной отечественной прозы о войне.

Литература

Быков В.В. Знак беды. – М., «Советский писатель», 1988. – С. 443 – 647

Распутин В.Г. Живи и помни. — М., «Советский писатель», 1988. – С. 279 – 439

Там же, с. 280

Там же, с. 290

Там же, с. 304-305

Там же, с. 436

Там же, с. 438



Там же, с. 293

Там же, с. 295

Астафьев В.П. Вглядываясь вглубь. /О повести В. Распутина «Живи и помни»/. – М., Советский писатель, 1988. – С. 440 – 442

Влащенко В. Совесть, вина, судьба, память. Приложение к газете «Первое сентября». – 1997. — № 21. – С. 7 –10

Никонова Т. Содержательное чувство родной земли (О прозе Валентина Распутина). /Вступительная статья к книге В. Распутина «Живи и помни»/. – Воронеж, Центрально-Черноземное книжное издательство, 1989. – С. 5 – 12

Распутин В.Г. С нравственной линии. //Журн. Литература в школе. – 1998. — № 7. – С. 7 –10.

Здравствуй, книга. Для семейного чтения. Выпуск 2-й. Составители Н.А. Демьянова и А.А. Осипова. – М.: Московский рабочий, 1983. – 512 с.

Русская литература XX века. Хрестоматия для 11 класса средней школы в двух частях, часть II. /Составители А.В. Баранников, Т.А. Калганова, Л.М. Рыбченкова/. – М.: Просвещение, 1993. – 448 с.








sitemap
sitemap