Текст экскурсии



Боль белорусского народа

Беларусь в разные периоды своего существования неоднократно была ареной разрушительных войн. В новейшей истории самой широкомасштабной и жестокой стала Великая Отечественная война, которая обрушилась на белорусские земли 22 июня 1941 года : Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, начала войну против СССР, в состав которого входили белорусские земли.

На Беларусь наступала самая мощная группировка немецких войск — группа армий «Центр», в составе которой было 50 дивизий и 2 моторизованные бригады при поддержке 1680 боевых самолетов, а в течение первой недели войны количество дивизий было доведено до 60. Противодействующие им белорусские войска Западного особого военного округа составили всего 44 дивизии, а численность бойцов в дивизии была вдвое меньше, чем у немцев. Несомненно, противник имел значительное военное превосходство.

Упорное сопротивление, оказанное врагу в Беларуси в начале войны, позволило сорвать немецкие планы стремительного наступления на Москву. Однако, несмотря на проявленные мужество и героизм, остановить войска захватчиков не удалось, и вся территория Беларуси к началу сентября 1941 г. была оккупирована немцами.

В соответствии с разработанным нацистами планом «Ост» на захваченной территории устанавливался «новый порядок» . Это была зверская система политических, военных и экономических мер, направленных на уничтожение существовавшего государственного строя и населения. В целом в Беларуси под оккупацией, которая продолжалась чуть больше трех лет, оказалось примерно 8 млн. жителей и около 900 тыс. советских военнопленных. Нацисты избрали политику геноцида и массового кровавого террора : на территории Беларуси функционировало огромное количество лагерей смерти — 260 , а также около 170 гетто.

Захватчики регулярно проводили карательные операции с целью подавления партизанского движения, порабощения жителей оккупированной территории, разграбления имущества. Во время карательных операций уничтожено около 5,5 тыс. населенных пунктов, в том числе 630 вместе с жителями.

Мы приближаемся к первому объекту экскурсии – Белорусскому государственному музею истории Великой Отечественной войны.

Музей Великой Отечественной войны в Минске был основан уже через три месяца после освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков – 22 октября 1944 года. Музей располагался не в отдельном здании на теперешнем месте, а в Доме профсоюзов на площади Свободы, который находился примерно в 400 метрах от месторасположения современного здания музея, которое мы сейчас видим. В 1944 году в музее работало 28 сотрудников, большинство из которых были бывшими партизанами. Они активно занялись комплектованием фондов.

Первоначально в музее было представлено две экспозиции: о печати Беларуси в военное время и о вооружении белорусских партизан. Но, как писала в ту пору газета «Правда», по существу, это была «одна выставка, посвященная единой теме, — оружию, которым белорусский народ с такой богатырской силой бил своих мучителей, разрушителей городов и сел, — немецко-фашистских захватчиков». Оружейная часть музея подразделялась на 3 раздела : в первом демонстрировалось трофейное оружие, использовавшееся партизанами, во втором — образцы вооружения, доставлявшегося из-за линии фронта. Но самым интересным, конечно, был тот, где экспонировалось самодельное оружие партизан. Во второй части тогдашней музейной экспозиции можно было увидеть множество подпольных газет, листовок, брошюр и среди них листовки, отпечатанные на бересте, обойной и оберточной бумаге.

Современное здание музея Великой Отечественной войны было построено в 1966 году. Долгие десятилетия оно было не просто зданием музея, но и символом Победы советского народа в самой страшной войне 20 столетия. Однако сегодня музей Великой Отечественной войны в Минске готовится к переезду в новое здание, специально строящееся для него около обелиска «Город-герой». Официальное открытие нового музея Великой Отечественной войны назначено на май 2014 года.

Сегодня музей хранит более 141 тысячи реликвий. Некоторые коллекции не имеют аналогов. Например, более 200 партизанских журналов, большинство из которых иллюстрированы. Это настоящая энциклопедия партизанской жизни, причем без прикрас, со всеми ее достоинствами и недостатками. Музейные экспонаты — это самые беспристрастные свидетели событий, они достовернее всего отражают то, что было на самом деле. Музей Великой Отечественной войны в Минске — не просто музей Минска, а место, где просыпается чувство патриотизма, место, где помнят, какой ценой далась белорусам свобода и независимость, где верят в высшие духовные ценности и знают, насколько важно помнить.

Следующий объект экскурсии – монумент «Танк-освободитель». Должно быть, кому-либо из присутствующих знакомы имена генерала-полковника Алексея Семёновича Бурдейного, полковника Олега Александровича Лосика и лейтенанта Дмитрия Георгиевича Фроликова, — доблестных командиров , входивших в состав 4-й гвардейской Минской танковой бригады. Шел июль 1944 года. Подходили к концу 1.100 дней оккупации города. В ходе освободительной операции «Багратион» советские войска уже прорвали оборону гитлеровцев и устремились на запад. С каждым днем все большая часть белорусских земель оказывалась освобожденной. Перед тем как ворваться в Минск, 2-му гвардейскому Тацинскому танковому корпусу пришлось пройти через множество испытаний, однако в ночь на 3 июля 1944 г. советские войска овладели подступами к Минску. Нужно было разведать силы врага, выявить огневые точки. По приказу генерал-майора А.С. Бурдейного в разведку выделили танковый взвод младшего лейтенанта Дмитрия Фроликова. «Этот взвод, — вспоминал командир 2-го гвардейского танкового корпуса Алексей Бурдейный, — неоднократно отличался в предыдущих боях». Проявив высокое боевое мастерство, мужество и отвагу, танкисты прорвали передний край обороны гитлеровцев и устремились в сторону Минска. Немцы открыли сильный огонь из орудий. Взвод под командованием Фроликова, подавляя огневые точки врага, продолжал разведку боем. Данные сразу же передавались по радио в штаб танкового корпуса.

В 2 часа 30 минут танк с бортовым номером 145 – танк Дмитрия Фроликова первым ворвался в Минск, и те знаменитые сутки стали символом освобождения всей Белоруссии. Фроликов доложил по радио: «Нахожусь на северо-западной окраине Минска. Оборонительные позиции противника заняты не полностью. Продолжаю выполнять боевую задачу», а генерал Бурдейный отдал кодированный приказ: «555». Это означало штурм.

Удар гвардейцев-тацинцев был настолько неожидан и стремителен, что противник не смог оказать упорного сопротивления. В Минске взвод Фроликова увеличил свой боевой счет: танкисты смяли противотанковую пушку, сожгли самоходное орудие «фердинанд» и расстреляли из пулемета 20 солдат противника.

На башне четко видны бортовой номер, белая стрела — опознавательный знак корпуса и буква «Л» — принадлежность к 4-й гвардейской танковой бригаде полковника Олега Александровича Лосика. Не знали тогда танкисты, что тридцатьчетверку с этими привычными для них индексами поднимут на пьедестал у минского Дома офицеров, а именем их командира младшего лейтенанта Дмитрия Георгиевича Фроликова назовут одну из улиц белорусской столицы.

Увековечен подвиг танкистов в 1952 году : на постамент был установлен легендарный танк Т-34. Памятная табличка гласит: «Доблестным воинам 4-й гвардейской Минской Краснознаменной ордена Суворова II степени танковой бригаде 2-го гвардейского Тацинского Крас­нознаменного ордена Суворова II степени танкового корпуса, вступившим первыми в Минск 3 июля 1944 г. при освобождении его от немецко-фашистских захватчиков». И вот уже больше 60-ти лет он является символом мужества и напоминает минчанам о том долгожданном дне — Дне освобождения, когда на танковой броне 3 июля 1944 года в Минск была доставлена долгожданная свобода.

Мы приближаемся к третьей остановке экскурсии – к площади Победы. Памятник в честь победы над фашистской Германией, увековечивающий память героев и жертв последней войны заслуживает отдельного слова.

Облик Площади Победы начал формироваться еще в 1939-ом году, когда началось возведение двух жилых домов с характерными, изогнутыми дугой фасадами, обращенными к новой площади. Однако закончить строительство до оккупации столицы БССР не успели, оно было завершено только в 1947—48 гг. под руководством автора, специально для этого приехавшего в Минск. Круглая площадь, а именно так площадь Победы называлась до 1958 года, до начала 1950-х фактически не была благоустроена. Полукруглый дом №40 по тогдашнему проспекту Сталина (ныне Независимости) достраивается и еще не оштукатурен (справа), хорошо заметны и работы над следующим участком ансамбля проспекта до улицы Долгобродской (сейчас Козлова). Прямо через центр площади по проспекту идет трамвай.

Сейчас трамвай на площади Победы представить сложно. В ее центре появился монумент Победы — композиционный центр площади , вокруг которого было организовано круговое движение автотранспорта. Открытие памятника было приурочено к 10-й годовщине освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков и состоялось в 1954 г. Первоначально предполагалось, что высота памятника составит 48 метров, а сделан он будет из белого мрамора с розовым оттенком. но в ходе строительства были внесены коррективы: основным материалом стал гранит , т.к. он дешевле, а окончательная высота обелиска составила 38 м. Сдать памятник к 10-летию освобождения Беларуси не успевали, поэтому решили: пусть лучше будет ниже, но вовремя. На четырех гранях постамента памятника расположены бронзовые тематические горельефы: «9 мая 1945 года», «Советская Армия в годы Великой Отечественной войны», «Партизаны Белоруссии», «Слава павшим героям». Четыре бронзовых венка вокруг обелиска символизируют четыре фронта, бойцы которых участвовали в освобождении республики от немецко-фашистских захватчиков. Как символ победы, на базе обелиска лежит меч, обвитый лавровой бронзовой веткой. 3 июля 1961 года, в день 17-й годовщины освобождения города Минска, почётный гражданин города Минска, Герой Советского Союза генерал-полковник А. С. Бурдейный зажёг у подножия памятника вечный огонь.

Площадь Победы до 1958 года называлась Круглой, а в 1984-м, в связи с вводом в действие Минского метрополитена, площадь перепланировали. Из Круглой она стала овальной, окончательно приняв привычный для нас вид. Рядом с памятником установили гранитные блоки с надписями, посвященными городам-героям.

В настоящее время площадь Победы в Минске является местом, куда приходят почтить память миллионов погибших во время Второй мировой войны. Многие пары молодоженов приезжают к монументу Победы, чтобы возложить цветы к Вечному огню.

Следующий военный памятник Минска – военное кладбище.

Первые упоминания о Военном кладбище в Минске относятся ещё к 1840-м годам. Тогда это было кладбище Минского военного госпиталя и располагалось на окраине Минска, в месте по названием «Долгий брод». ». Уже к началу 1895 года кладбище было заполнено и закрыто для захоронений. Позади старого участка к кладбищу была прирезана свободная территория, названная новым Военным кладбищем. Оно было крестообразно разделено дорожками на четыре части (для двух пехотных полков, артиллерии и местных батальонов). 2 июля 1895 года новое Военное кладбище в Минске было освящено и была проведена панихида по всем воинам, захороненным на старом кладбище. В месте пересечения тропинок кладбища был воздвигнут большой крест. На месте креста было решено в будущем воздвигнуть часовню, однако вскоре поступило новое предложение: построить на месте креста не часовню, а храм-памятник. Строительство храма началось в 1896 году, а 2 февраля 1898 года церковь была освящена. Сегодня этот храм известен как церковь Александра Невского в Минске. За алтарной частью храма располагаются обелиски, братские могилы, памятники героям русско-турецкой войны.

После объявления о начале боевых действий против Германии в 1914 году, а белорусские земли на тот момент входили в состав Российской империи и участвовали в этих боевых действиях, 20 июля , в день объявления высочайшего манифеста о начале боевых действий против Германии, все пространство перед храмом было запружено людьми в военной форме. Солдаты и офицеры 119-го пехотного Коломенского полка пришли в свой полковой храм молиться о победе над врагом. До завершения войны из тех, кто произносил молитву в тот летний день, не дожил почти никто: «Родной» Минску 119-й пехотный Коломенский полк (стоял в городе с 1864 года, в его честь даже называлась улица — ныне Свердлова) понес жесточайшие потери в сражениях Великой войны, от полка осталось не более двухсот человек. Завершил полк войну на далеком Румынском фронте, в марте 1918-го…. На Военном кладбище сохранились могилы офицеров, служивших в Коломенском полку накануне Первой мировой».

В годы Второй Мировой войны Военное кладбище в Минске стало местом вечного упокоения свыше пятиста солдат, офицеров и партизан.

В послевоенное время на Военном кладбище в Минске было похоронено много деятелей литературы, искусства и науки, а также общественных и государственных деятелей, но название оно сохранило в память о ратниках разных столетий — Военное. Среди них великие белорусские поэты Якуб Колас и Янка Купала, поэт Михаил Климкович – автор государственного гимна Беларуси, Всеволод Игнатовский – первый президент БССР, Александр Червяков – один из основателей БССР и многие другие.

День города Минска в 1990 году был ознаменован открытием на Военном кладбище в Минске обелиска «Суворовцам, нахимовцам и кадетам, погибшим на поле брани, умершим от ран и болезней и отдавшим свои жизни за Отечество».

Сегодня Военное кладбище в Минске является памятником истории и входит во многие обзорные экскурсии по Минску. Данное кладбище — безусловная достопримечательность Минска и вызывает интерес как у жителей столицы, так и у гостей города.

Один из новых военных памятников города – монумент «Беларусь партизанская».

16 июля 1944 года со стороны Могилевского шоссе в столицу шли партизанские отряды и бригады. Уже не в бой, а на знаменитый парад партизан.

С того события прошло долгих 60 лет, прежде чем возникла идея памятника народным борцам в Минске. За ее воплощение взялся именитый скульптор Валентин Занкович – соавтор известных мемориалов «Брестская крепость-герой» и «Хатынь».

Таким автор изначально представлял памятник в столице : зубр как символ республики призван был воплотить мощь народа, а девушка – освобожденную Беларусь. Памятник планировали установить уже к ноябрю 2002 года. Но судьба проекта оказалась непростой. Нестандартное решение партизанской темы вызвало массу толков и споров. Макет прошел более 100 согласований с общественностью, специалистами и властями. Его начали отливать в полный рост. Однако работы были приостановлены. Слишком много шуму наделал «зубр» в городе.

И вот 5 мая 2005 года, в канун Дня Победы, его открыли. Высота колонны — 21 метр. На целых 8 метров выше, чем рассчитывали изначально. Каменотесы вырубали ее из цельного гранита.

У подножия колонны раскрываются живые образы истории. В эпизодах борьбы: уход людей в леса, от мала до велика; формирование партизанских отрядов. При этом тема леса пронизывает всю колонну и завершается на пике, где возвышаются бронзовые фигуры партизанской семьи. Работа над памятником затянулась на три года. Но и по окончании, к сожалению, не все задумки автора осуществились. Поэтому в истории памятника хочется поставить многоточие… С надеждой на то, что однажды образ «Беларуси партизанской» будет полностью завершен.

Объект, к которому мы сейчас держим путь, являлся одним из самый страшных мест на территории Беларуси — местом массового уничтожения людей в годы немецко-фашистской оккупации. Лагерь смерти «Тростенец» был четвертыми по величине лагерем смерти на белорусских землях. В Тростенце погибли советские военнопленные, евреи Беларуси и западноевропейских государств, подпольщики и партизаны, жители Минска, арестованные в качестве заложников, а также граждане Австрии, Германии (неарийцы), Чехословакии и Польши.

Беспощадная машина смерти была запущена осенью 1941 года на территории колхоза имени Карла Маркса. Название «Тростенец» объединяет несколько мест массового уничтожения людей : урочище Благовщина — место массовых расстрелов; собственно лагерь — рядом с деревней Малый Тростенец в десяти километрах от Минска; урочище Шашковка — место массового сожжения людей.

Урочище Благовщина было выбрано оккупантами в качестве места расстрела людей осенью 1941 года. По официальным данным, здесь загублено 150 тысяч человек. Очевидцы, жители деревни Малый Тростенец, рассказали : «на 9-м километре Могилевского шоссе располагался дорожно-строительный участок. В эшелонах или на машинах сюда привозили мирных граждан, разгружали, переписывали ценные вещи, выдавали копии квитанций. До последнего момента поддерживалась видимость переселения массы людей на новое место жительства и работы. С дорожно-строительного участка людей перевозили в Благовщину на автомашинах черного цвета с плотно закрытым кузовом. Расстреливали у заранее приготовленных длинных рвов, трупы закапывали и утрамбовывали гусеничным трактором». Жертвами расстрелов были «мирные советские граждане», а также иностранные евреи, которых привозили в Минск. Первый эшелон прибыл из Германии из города Гамбурга 10 ноября 1941 года. В нем было доставлено 990 человек, большая часть которых сразу была отправлена на уничтожение в Благовщину, оставшиеся размещены в минском гетто, где с лета 1941 года находилось около 80 тысяч местных евреев. До конца ноября 1941 года прибыло еще шесть эшелонов из Германии, Чехословакии и Австрии. Весной 1942 года депортация евреев из Западной Европы возобновилась. По некоторым данным, еще 16 эшелонов примерно по тысяче человек в каждом прибыло в Минск до наступления зимы.

До сих пор земля на месте массовых расстрелов людей пор дышит открытыми ранами. Это-следы рвов, в которые падали тела расстрелянных. Тогда вода в речке Тростянке была бурой от крови.

К сожалению, сейчас в Благовщине установлен лишь памятный камень размером в 70 сантиметров, однако по замыслу архитектора Леонида Левина местом памяти здесь должна стать «Дорога смерти», символизирующая последний путь обреченных на смерть людей. Вдоль аллеи к месту расстрелов планируют установить железнодорожные вагоны, на которых будут выгравированы имена всех убитых.

Собственно лагерь в окрестностях деревни Малый Тростенец был создан Минской полицией безопасности и службой безопасности Германии в начале 1942 года как трудовой лагерь на 200 гектарах угодий довоенного колхоза им. Карла Маркса для обслуживания подсобного хозяйства. Руками военнопленных здесь был построен дом для коменданта, помещения для охраны, гараж.

Лагерь имел ограждение из колючей проволоки под электрическим током, вышки для круглосуточной охраны, вооруженной пулеметами и автоматами, предупредительные надписи на немецком и русском языках: «Вход в лагерь воспрещается, без предупреждения будут стрелять!».

К маю 1942 года на территории лагеря было создано большое хозяйство по производству продуктов питания. Работали также мельница, лесопилка, слесарная, столярная, сапожная, портняжная и другие мастерские, удовлетворявшие нужды оккупантов.

Как вспоминали немногие оставшиеся в живых заключенные, условия жизни и работы в лагере были тяжелыми. Военнопленные и гражданские узники сначала размещались в сарае на мокрой соломе или в погребах. Позже были построены бараки из сырых досок. Кормили отходами с кухни подсобного хозяйства. Произвол охранников, расстрелы заключенных стали буднями лагеря.

Все годы оккупации Тростенец являлся местом физической расправы с минскими подпольщиками и партизанами. Сначала арестованных заключали в тюрьму , после допросов и пыток их отправляли в Тростенец. Кроме того, в ходе массовых карательных акций в целях возмездия и умиротворения непокорного города гитлеровцы арестовывали мирных жителей в качестве заложников. «Деятельность» фабрики смерти в Тростенце не прекращалась ни на минуту.

В конце июня 1944 года, за несколько дней до освобождения Минска Красной Армией, на территории лагеря Тростенец в бывшем колхозном сарае было расстреляно, а затем сожжено 6 500 заключённых.

Ещё одним фактом того, насколько по-зверски немцы расправлялись с несчастными заключёнными лагеря смерти «Тростенец», являлось урочище Шашковка : осенью 1943 года в полукилометре от деревни Малый Тростенец гитлеровцы построили печь для сжигания трупов расстрелянных людей. Она представляла собой вырытую в земле яму с отлогим подходом к ней. На дне ямы были уложены параллельно шесть рельсов длиной 10 метров, поверх рельсов — железная решетка. Место, где находилась печь, было обнесено колючей проволокой и охранялось. К печи был сделан специальный спуск для автомашин. Жертвы доставлялись либо в крытых грузовиках, специально оборудованных для умерщвления людей газом — газенвагенах или, в просторечии, «душегубках», либо на открытых машинах с прицепами. Печь работала ежедневно. По словам местных жителей, расправа происходила очень быстро. Газета «Советская Белоруссия» от 12 декабря 1945 года, публикуя материалы Чрезвычайной комиссии о лагере Тростенец, отмечала факты сожжения в печи живых людей. в печи в урочище Шашковка было сожжено 50 000 человек

В Тростенце гитлеровцами было замучено свыше 206 500 граждан.

Сейчас на месте тогдашнего лагеря смерти находится мемориальный комплекс «Тростенец». Первый памятник, обелиск с вечным огнем в память узников концлагеря «Тростенец», был установлен еще в 1963 году, причем на месте, чрезвычайно удаленном от самого лагеря. Историки рассказывают, что в советское время объяснить размещение обелиска именно там могли лишь тем, что его «видно с дороги» — рядом Партизанский проспект, однако мемориального знака с проспекта почти не видно, да и вечный огонь, к сожалению, давно не горит.



Небольшой памятник стоит на месте сарая, в котором было сожжено 6,5 тыс. узников минской тюрьмы. Он был возведён в 1965 году. Это памятник людям, замученным в огне немецко-фашистскими захватчиками за несколько дней до освобождения Беларуси. Это место источает величайшую боль и горечь, ведь до свободы оставалось всего-навсего несколько считанных дней, которых, к сожалению, прожить несчастным 6,5 тысячам людей не было дано.

Двумя скромными надгробиями увековечена память погибших в сарае в последние дни оккупации и сожженных в Шашковке в кремационной яме-печи. Когда стал очевиден исход войны, жестокость немцов возросла в тысячи раз : гитлеровцы начали работы по уничтожению следов своих преступлений.

На распутье небольших дорог, был установлен еще один памятник в 2002 году. Он посвящен массовым расстрелам мирных жителей и военнопленных в урочище Благовщина. В 1944 году здесь обнаружили 34 ямы-могилы. Некоторые ямы достигали в длину 50 метров. При частичном вскрытии нескольких могил на глубине 3 метров были найдены обугленные человеческие кости и слой пепла толщиной от 0,5 до 1 метра. Совсем рядышком – городская свалка, доставшаяся нам еще с советских времен. Мимо памятника ездят мусоровозы и на новый полигон «Тростенецкий», который появился всего несколько лет назад. Унизительное соседство и скромность памятника, вероятно, расстраивают, но не отпугивают потомков погибших. Именно в Благовщину, а не к монументу, который «видно с дороги», везут фотографии своих родителей и дедов люди из Австрии, Польши, Чехии, Германии. На деревьях иностранцы развешивают списки и ленточки с именами погибших, ведь именно в урочище Благовщина фашисты проводили самые массовые тростенецкие расстрелы.

Как мы видим, мемориальный комплекс достаточно скуден, хоть это место является историческим памятником, а земли бывшего лагеря смерти хранят в себе и помнят весь ужас, всю боль и страдания тех несчастных людей, что пали в ужасных муках здесь когда-то. Намечается благоустройство мемориального комплекса «Тростенец» : строительство памятного комплекса собираются вот-вот начать. Благоустройство касается пока только того места, где находился сам лагерь смерти. Имеется в виду территория между теперешней улицей Селицкого и рекой Тростянкой, где находились объекты инфраструктуры лагеря смерти. Центром комплекса, по задумке проектировщиков, будет монумент «Врата памяти» работы скульптора Константина Костюченко. Площадь под памятником будет треугольной, от нее будут расходиться дороги. Неподалеку от памятника – поле, его засеют ровным газоном. Именно над этим полем развеивали пепел сожженных пленных. Кроме того, планируется возвести памятник на месте печи, в которой сжигали людей. Территорию комплекса собираются обсадить высокими вечнозелеными деревьями, чтобы создать границу и защитить от шума. В «Аллею смерти», за долгие годы утратившую немало деревьев, добавят новые.

Последний объект нашей экскурсии – мемориальный комплекс «Яма».

Мемориальный комплекс «Яма»– это мемориал всем евреям, погибшим в Минском гетто за годы Второй Мировой войны. Их просто приводили большими группами к оврагу на окраине гетто и расстреливали. Трупы сваливали в яму. Из 2,5 миллиона белорусских граждан, погибших во время Великой Отечественной войны, более чем 800 тысяч были узниками гетто… И об этом сегодня нельзя забывать. Хроника гибели гетто, которое в самом начале оккупации было создано для «удобства» ликвидации 100.000 согнанных сюда людей, началась ранней осенью 1941 года, когда было расстреляно 23.804 чел. Затем массовые погромы проводились регулярно. Самую крупную карательную акцию оккупанты провели в марте 1942 года : было убито пять тысяч евреев. В течение трех дней к оврагу на окраине гетто приводили большими группами узников и расстреливали их. Страшно представить, как это всё было, не так ли?

Всего же в результате злодеяния, учиненного 2 марта 1942 года, было расстреляно более 5 тысяч евреев, включая 200 сирот из детского дома вместе с медперсоналом и воспитателями. Около 500 трупов свалили в яму, расположенную у пересечения нынешних улиц Заславской и Мельникайте.

В «Черной книге» Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга есть материал о трагедии Минского гетто, заканчивающийся словами: «21 октября 1943 года гетто было снова, в последний раз окружено гестаповцами. Людей, всех до единого, погрузили в машины и вывезли на смерть. В тех случаях, когда в квартирах никого не находили, дома взрывали гранатами, чтобы находящиеся в укрытиях обрели смерть».



Всё это в полной мере показывает, насколько была велика жестокость гитлеровцев.

До освобождения белорусской столицы от оккупантов дожили лишь 13 узников гетто, укрывавшихся в склепе возле старого еврейского кладбища. Уже в 1947 году в память об этом страшном событии оставшиеся в живых минские евреи на месте расстрела установили обелиск и з черного мрамора со словами на идише: «Евреям – жертвам нацизма». Нельзя не отметить, что это был первый и долгое время единственный памятник жертвам Холокоста во всём Советском Союзе. Кроме этого, это был первый памятник в СССР с надписью на идише. Правда, советские власти не слишком благосклонно отнеслись к этому памятнику: авторы обелиска были репрессированы, а сам памятник власти неоднократно обещали засыпать.

К счастью, этого не произошло. Сверх того, памятник Яма в Минске на долгие годы стал местом встречи евреев Минска. Не договариваясь, люди приходили к памятнику каждый год 2 марта и 9 мая. Фраза «Последний раз мы виделись на Яме в 1980 году» и сегодня понятна любому еврею.

В 1990-х годах около Ямы была посажена аллея Праведников народов мира. Каждое дерево на ней подписано именами праведников. Сегодня аллея насчитывает около десятка деревьев, однако со временем на аллее будут увековечены имена всех белорусов, под страхом смерти спасавших людей еврейской национальности. В 2000 году мемориальный комплекс был дополнен бронзовой скульптурной композицией «Последний путь». К центру мемориала — к яме — ведёт лестница, по которой 27 бронзовых фигур, словно безликие тени, спускаются, чтобы быть убитыми. Эта «очередь за смертью» производит сильнейшее впечатление, не правда ли?17 ступеней ведут вниз оврага. На обелиске на русском и идиш написано: «…Светлая память на светлые времена пяти тысячам евреев, погибших от рук лютых врагов человечества — фашистско-немецких злодеев. 2.03.1942 г…» 85 тысяч минских евреев, 10 тысяч из местечек, 35 тысяч депортированных из стран Европы было уничтожено в этом овраге.

Памятник Яма в Минске – это достопримечательность Минска, которая не оставляет равнодушным никого. Знакомство с Минском нельзя считать полным без знания его истории. А мемориальный комплекс Яма в Минске – это история Минска, его боль и память.

Сейчас мы будем ехать по территории существовавшего некогда здесь Минского гетто – конвейера смерти для евреев.

Через неделю после нападения на Советский Союз 28 июня 1941 г. Минск был оккупирован немцами. Решение о создании концлагеря смерти было принято 19 июля 1941 года — через три недели после захвата Минска вермахтом : гитлеровцы создали в северо-восточной части города на территории размером 2 км² изолированный район.

Минское гетто было одним из самых крупных в Европе, а на оккупированной территории СССР. На нескольких улицах, обтянутых колючей проволокой, находилось вначале 80 тысяч, а потом более 100 тысяч узников.

Согласно архивным данным и показаниям свидетелей, в годы войны в Минске было три гетто:

Первое («большое») гетто, существовавшее с августа 1941 по 21 — 23 октября 1943года, включало в себя 39 улиц и переулков в районе Юбилейной площади. В это гетто нацисты согнали более 80 000 евреев. Вход и выход из гетто был возможен только через две специальные проходные

Второе («малое») гетто находилось в районе завода им. Молотова (теперь завода им. Ленина) с 1941-го до конца июня 1944 года.

Третье — это «зондергетто» (часть гетто по ул. Сухой и Обувной) — гетто для 20 000 евреев, депортированных нацистами из семи стран Западной, Центральной и Восточной Европы. Существовало с ноября 1941-го по сентябрь 1943 года.

Гетто круглосуточно охранялось силами военизированного формирования Национал-социалистической немецкой рабочей партии совместно с белорусскими и литовскими полицаями. Всем узникам гетто под страхом смерти было приказано постоянно носить специальные опознавательные знаки — матерчатые «латы» желтого цвета диаметром 10 см и белые нашивки с номерами домов на груди и спине.



Полицаи и немцы совершенно безнаказанно насиловали девушек, убивали и грабили обитателей гетто. Жизнь евреев была обложена множеством запретов, за любое нарушение которых для евреев была только одна мера наказания — расстрел. Пленникам запрещалось покидать гетто без разрешения, появляться без опознавательных знаков, иметь и носить меховые вещи, менять вещи на продукты у неевреев. Евреям запрещалось ходить по центральным улицам и по тротуарам, разрешалось только по мостовой, а при встрече с немцем еврей был обязан ещё за 15 метров снять головной убор. Заключённым в гетто не разрешалось здороваться со знакомыми неевреями, было запрещено заходить в сады и другие общественные места. Зимой, даже в сильные морозы, в гетто запрещалось проносить хотя бы даже щепку для отопления. Кроме столь жёстких ограничений, оккупационная власть накладывала на гетто несколько «контрибуций». Первый раз — 2 миллиона рублей, 200 килограмм серебра и 10 килограмм золота. Второй раз у евреев потребовали 50 килограмм золота и серебра, а в третий ещё больше.

Все имевшиеся у пленных хоть сколько-нибудь ценные вещи были в короткое время обменены на продукты — вначале неевреям разрешалось привозить в гетто муку для обмена, но вскоре это запретили, и менять вещи на еду удавалось только тайком через ограждение из колючей проволоки. Рассол из селедочных бочек считался деликатесом, обычной едой были оладьи из картофельной кожуры, в пищу употреблялось сало, которое удавалось соскоблить на кожзаводе со старых шкур. Евреям из гетто, используемых на принудительных работах, один раз в день давали миску пустой баланды.

Никаких легальных путей поступления продуктов в гетто не было, и главным источником существования для евреев стали нелегальные, смертельно опасные обмены с нееврейским населением через рабочие колонны и через проволоку на границе с русским районом. Также «черный рынок» действовал и внутри гетто, причем участие в нём принимали и некоторые из немцев, имевших туда доступ. Примером обменной ценности вещей на продукты может служить такой — за буханку хлеба и 3 луковицы узники отдавали золотые часы.

На протяжении всего времени существования гетто, от момента его создания и до уничтожения, нацисты поддерживали чрезвычайно высокую плотность заселения — в одноэтажный дом на 2-3 квартиры втискивали до 100 человек, в аналогичный двухэтажный — до 300 человек, из расчета 1,2-1,5 м² на человека без учёта детей. В одной комнате обычно ютилось минимум несколько семей.

Невыносимая скученность, голод и абсолютная антисанитария вызывали в гетто повальные болезни и эпидемии. Опасность распространения инфекций была настолько серьезной, что в 1941 году немцы разрешили открыть на территории гетто две больницы и даже детский сиротский приют , который был уничтожен в апреле 1943 года. Больница в гетто при почти полном отсутствии медикаментов и оборудования была укомплектована блистательным врачебным персоналом.

Вначале нацисты уничтожали тех, кто не мог работать, затем начались крупномасштабные погромы. В истории минского гетто было множество погромов — дневных и ночных. Обычной практикой были массовые убийства оставшихся в своих жилищах обитателей гетто в то время, когда трудоспособных уводили на принудительную работу. Тела убитых — примерно 5 000 человек — сбрасывали в бывший карьер, на месте которого сейчас находится мемориал «Яма».

На начало апреля 1942 года, по официальным данным оккупационного генерального комиссариата, в Минске были зарегистрированы 20 000 работоспособных евреев. Уже к концу сентября 1942 года это число сократилось наполовину. Всего к концу 1942 года в гетто были убиты более 90 000 евреев, и к началу 1943 года в живых осталось от 6 000 до 8 000 узников.

21 июня 1943 года нацистская верхушка приняла решение о полном уничтожении всех гетто на оккупированных землях. Последним днём существования минского гетто считается 21 октября 1943 года — день начала последнего погрома. В течение 21-23 октября 1943 года нацисты убили всех ещё живых к тому времени узников, кроме 500 квалифицированных мастеров, вывезенных в Германию. На территории Минского гетто, как потом выяснилось, в живых осталось только 13 человек, которые прятались на протяжении нескольких месяцев в подвале дома около еврейского кладбища на улице Сухой, и смогли выйти из убежища только в день освобождения Минска в июле 1944 года.








sitemap
sitemap