Судьба человека в Гражданской войне на примере прототипа главного героя романа М Шолохо



Отдел образования

Администрация Фроловского муниципального района Волгоградской области

муниципальное бюджетное образовательное учреждение

«Шуруповская основная общеобразовательная школа»

т. (884465) 5-23-14

Судьба человека в Гражданской войне



(на примере романа М.А.Шолохова

«Тихий Дон»)

(IV Областной конкурс компьютерных презентаций

«Трагедию и легенду творила история»)

Судьба человека в Гражданской войне

(на примере романа М.А.Шолохова

«Тихий Дон»)

(IV Областной конкурс компьютерных презентаций

«Трагедию и легенду творила история»)

Работу выполнил: Петров Даниил,

ученик 8 класса МБОУ «Шуруповская основная общеобразовательная школа» Фроловского муниципального района Волгоградской области,

проживающий по адресу: Волгоградская область, хутор Шуруповский, ул. Народная, д. 6, т.(884465) 5-23-13

Руководитель: Амелина Оксана Владимировна, учитель истории МБОУ «Шуруповская основная общеобразовательная школа» Фроловского муниципального района Волгоградской области, т. (8884465) 5-23-24, 89033709317

2013

ВВЕДЕНИЕ.

(Слайд 1)

  История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа.     М. Ю. Лермонтов     Здесь Бог с дьяволом борется, а поле битвы — сердца людей!     Ф. М. Достоевский

За двадцатый век наша страна пережила несколько страшных войн, в которых погибло много миллионов людей. Многие судьбы были поломаны, дети становились сиротами, женщины – вдовами. Война не обошла стороной ни одну семью. Войны были разные. Это и героическая освободительная Великая Отечественная, и начавшаяся без существенных объективных причин Первая Мировая, и совсем уж ненужные стране войны последних десятилетий. Особняком здесь стоит гражданская война – война, где русские воевали с русскими, брат убивал брата, отец – сына, это был один из самых трагичных периодов в истории России.

Отечественные писатели, отразившие в своих произведениях события 1918-1920 годов, создали ряд жизненных, реалистичных и ярких образов, поставив в центр повествования судьбу Человека.

Не обошёл стороной войну в своих произведениях и Михаил Александрович Шолохов. События многих его произведений происходят на фоне войны. Военные действия проходят и через весь его роман “Тихий Дон”.

Роман охватывает период с 1912 по 1922 гг. — революцию и Гражданскую войну. «….Через хутор, словно кто борозду пропахал и разделил людей на две враждующие стороны», — пишет Шолохов о трагизме Гражданской войны.

Автор повествует о сложнейшем периоде жизни нашей страны, о социальных и моральных потрясениях в годы революции и Гражданской войны. Рушится привычный уклад жизни, коверкаются и ломаются судьбы людей. Трагичен и путь главного героя романа, как, впрочем, и путь всего российского народа этого времени.

Тема моей исследовательской работы – «Судьба человека в Гражданской войне» (на примере прототипа главного героя романа М.А. Шолохова «Тихий Дон»).

Актуальность работы, на мой взгляд, в том, что эта тема является главной в разговоре о романе М. А. Шолохова «Тихий Дон». Это подтверждают слова писателя Б. Васильева «Это эпопея в полном смысле слова отразившая самое главное в нашей гражданской войне – чудовищные колебания, метания нормального семейного человека. И это сделано, с моей точки зрения, великолепно. На одной судьбе показан весь излом общества». Именно из судеб отдельных людей складывается история в художественном произведении, из их субъективных точек зрения на неё – глубина и многоплановость осмысления исторических событий. Однако как Дон является своеобразным стержнем, на который нанизывается большинство происходящих в романе М. Шолохова событий, так среди героев «Тихого Дона» именно Григорию Мелехову выпадает быть нравственным стержнем произведения, воплощением основных черт мощного народного духа.

Судьба Григория стала символом трагической судьбы всего донского казачества, да и в целом всего народа.

Исходя из этого, и посмотрев художественный фильм «Тихий Дон» режиссера С. Герасимова, меня взволновала тема Гражданской войны, влияние войны на судьбы людей. А был ли реальный человек, прототип главного героя романа – Григория Мелехова? Какова судьба реального человека и литературного героя во время Гражданской войны? Что у них общего?

Откуда вырос этот характер? Каковы прототипы этого характера?

Изучив материал по данной теме, можно предположить, что прототипом главного героя романа Григория Мелехова был донской казак — Харлампий Васильевич Ермаков.

В своей работе я попытаюсь сравнить судьбы этих людей и доказать, что судьба человека, как и судьба народа в Гражданской войне трагична (на примере прототипа главного героя романа М.А. Шолохова Григория Мелехова).

Таким образом, определились цели моей исследовательской работы.

Цель работы: проследив весь трагический жизненный путь героя как литературного, так и его прототипа, не только вскрыть причины бед и потерь, но и приблизиться к пониманию сущности той исторической эпохи, многое понять в трагической судьбе казачества, да и всего русского народа в целом.

Для достижения данной цели ставились следующие задачи:

— изучить литературную историю семьи Мелеховых, так как она сходна с историей многих казачьих семей;

— проследить тернистый жизненный путь главного героя романа М. Шолохова «Тихий Дон», сравнить его с жизнью Харлампия Васильевича Ермакова (взяв одну сторону жизни — военную биографию); исследовать исторические источники;

— на основе сравнения сделать выводы.



Обращаю ваше внимание на слайд, где представлены практическая значимость, методы и объект моего исследования.

Практическая значимость работы состоит в том, что данный материал и результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания литературы и истории в средней школе, а также в работе кружков и факультативов.

В качестве основных методов исследования выбраны сопоставительный и описательный. Объектом исследования послужили роман М. А. Шолохова «Тихий Дон», публикации критиков, историографов и литературоведов о произведении.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ.

Сравнительный анализ «служивской» биографии Григория Мелехова с «Послужным списком» Харлампия Ермакова2.1. Краса и гордость казачества

Путь писателя к характеру Григория Мелехова был долгим и трудным.

Собирая материал для романа о судьбе казачества в революции, Шолохов не мог обойти столь яркую и широко известную в его родных краях фигуру, как только что вернувшийся из заключения кавалер четырех Георгиев за империалистическую, комдив в пору Вёшенского восстания и комполка в Конармии Буденного, как Харлампий Ермаков.

Подтверждение того, что их встречи имели место и произвели на Шолохова глубокое впечатление, — появление в главах «Тихого Дона», написанных в 1925 году, Абрама Ермакова. Не только фамилия главного героя, но и его портретная характеристика, черты характера восходят к той же фигуре, которая станет прототипом Григория Мелехова — к Харлампию Ермакову.

Однако Шолохов впоследствии отказывается от намерения дать своему герою фамилию Ермаков. Думается, одной из причин было то, что писатель — вполне справедливо — счел неразумным столь тесно и открыто — фамилией — связать героя своего романа с Харлампием Ермаковым. Шолохов не раз подчеркивал, что Григорий Мелехов — характер обобщенный, тип времени, а не сколок с конкретного лица. Чтобы оттенить этот момент, он и ввел в действие романа Харлампия Ермакова как реальное действующее лицо.

Но это — не единственная причина. Вряд ли случайно Шолохов долгое время вообще избегал говорить о Харлампии Ермакове как о прототипе Григория Мелехова. И связано это, думается, прежде всего, с его трагической судьбой.

Ни в одной из заметных книг довоенных и послевоенных лет, посвященных М. А. Шолохову и его роману «Тихий Дон», работы которых представлены на слайде (В. Гоффеншефер «Михаил Шолохов. Критический очерк» (М., 1940); И. Лежнев «Михаил Шолохов» (М., 1948); Ю. Лукин «Михаил Шолохов. Критико-биографический очерк» (М., 1955); Л. Якименко «“Тихий Дон” М. Шолохова» (М., 1954), В. В. Гура, Ф. А. Абрамов «М. Шолохов. Семинарий» (Л., 1962)), нет даже упоминания о Харлампии Ермакове как прототипе Григория Мелехова!

Да и сам писатель долгие годы, практически до XX съезда партии, избегал говорить о прототипах героев «Тихого Дона» и, в частности, Григория Мелехова.

И у Абрама Ермакова, и у Григория Мелехова был один прототип: вёшенский казак, полный Георгиевский кавалер, командир 1-й повстанческой дивизии во время Вёшенского восстания Харлампий Ермаков. Именно его Михаил Шолохов неоднократно называл главным прототипом Григория Мелехова.

Сдавая текст «Тихого Дона» в типографию, писатель не мог не знать, что точка в непростой жизни донского казака уже поставлена. Тогдашний чекистский руководитель Генрих Ягода без суда подписал Ермакову расстрельный приговор. И когда в начале 1928 года в журнале «Октябрь» началась публикация первых двух книг знаменитого романа, этот приговор уже полгода как был приведен в исполнение.

Наиболее активно Шолохов общался с Ермаковым между двумя его отсидками в тюрьме. В то время, когда писатель беседовал с Харлампием, чтобы как можно точнее узнать подробности гражданской войны на Дону, органы также кропотливо собирали материалы. Вокруг Ермакова крутились осведомители, и каждый его шаг получал свою интерпретацию в ОГПУ.

В поле зрения чекистов попал и сам Шолохов. Его письмо, в котором он назначал встречу с Ермаковым, чтобы получить «некоторые дополнительные сведения относительно эпохи 1919 года…, касающиеся мелочей восстания В.Донского», до адресата не дошло. Зато на долгие годы осело в особой папке ОГПУ.

Но об аресте и расстреле Ермакова Шолохов, конечно, знал. Возможно, именно это заставляло Шолохова долгие годы очень осторожно высказываться о прототипе Григория Мелехова. И лишь после того, как он стал знаменитым человеком и нобелевским лауреатом, писатель начал упоминать о Харлампии Ермакове, как о реальном прототипе своего героя.

Не случайно несколько позже он напишет: «Все было под рукой — и материалы, и природа… Для Григория Мелехова прототипом действительно послужило реальное лицо. Жил на Дону такой казак… Но подчеркиваю, мною взята только его военная биография: «служивский» период, война германская, война гражданская».

Сопоставим на основе расстрельного «Дела» Ермакова и текста романа воинский «служивский» путь Григория Мелехова и Харлампия Ермакова.

2.2. Сабельный поход

Харлампий Ермаков был родом из хутора Ермаковского Вешенской станицы Области Войска Донского. Сейчас это хутор Антиповский. Его дед привез из турецкого похода жену-полонянку, которая родила сына Василия. И, как пишет Шолохов, «с той поры пошла турецкая кровь скрещиваться с казачьей. Отсюда и повелись в хуторе горбоносые, диковато-красивые казаки…»

Харлампий прожил в Антиповском первые два года, потом родители отдали его » в дети» — на воспитание в хутор Базки в семью бездетного казака Архипа Солдатова.

Из Базков Харлампий и ушел на царскую службу, участвовал и в первой мировой, и в гражданской войне. Около десяти лет провел в походах. По одним данным он был ранен восемь раз, по другим — 14.

Результаты сравнения представлены в таблице, обращаю ваше внимание на слайд.

Харлампий Ермаков

Григорий Мелехов

Родился 7 февраля 1891 года в хуторе Аптиповском Вёшенской станицы Области Войска Донского

Родился примерно в 1892 году в хуторе Татарском Вёшенской станицы Области Войска Донского.

В январе 1913 года призван на действительную военную службу в 12-й Донской казачий полк

В январе 1914 года призван на действительную военную службу в 12-й Донской казачий полк.

После призыва в составе 12-го Донского казачьего полка оказался в местечке Радзивиллов, в четырех верстах от русско-австрийской границы.

После призыва в составе 12-го Донского казачьего полка оказался в местечке Радзивиллов рядом с русско-австрийской границей.

Едва подлечившись, снова оказывался на фронте. За отчаянную смелость он был удостоен четырёх георгиевских крестов, четырёх георгиевских медалей и личного наградного оружия.

Обратите внимание на слайд.

Харлампий Ермаков

Григорий Мелехов

По данным «Послужного списка» 14 июля 1914 года в составе 12-го Донского казачьего полка «выступил на германско-австрийский фронт».

В июле 1914 года в составе 12-го Донского казачьего полка принимает участие в боях на российско-австрийской границе и на территории Австрии.

В составе 12-го Донского полка с июля 1914 по ноябрь 1916 года находился на австрийском фронте.

В составе 12-го Донского полка с июля 1914 по ноябрь 1916 года находился на австрийском фронте.

Судя по «Послужному списку», получил восемь ранений: после первого — на австрийском фронте — был направлен на лечение на станцию Сарна, где пролежал два месяца; последнее ранение — на Румынском фронте 20 ноября 1916 года, «под высотой 1467, в левую руку», после чего направляется на лечение в город Пуропелицы, а потом — в Ростов, где лечился два месяца.

Получил во время боев несколько ранений: в голову под Каменка-Струмилово, на австрийском фронте, после чего находился в Москве на излечении в больнице доктора Снегирева; еще одно в руку — на румынском фронте, при штурме высоты 720; после излечения поехал в отпуск в хутор Татарский.

За время боевых действий к ноябрю 1916 года награжден четырьмя Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями четырех степеней.

За время участия в боях, к ноябрю 1916 года награжден четырьмя Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями четырех степеней.

Как видим, в романе имеет место чуть ли не пунктуальное совпадение воинских биографий Григория Мелехова и Харлампия Ермакова.

Казалось бы, память о героическом земляке должна была хранится в истории Дона, однако имя Ермакова очень долго замалчивалось. Харлапий, как и многие казаки, в поисках справедливости метался между белыми и красными. И те и другие не раз пытались с Ермаковым расправиться…

2.3. Один, который не стрелял

После революции Ермаков оказался в числе фронтовиков, примкнувших к частям председателя Донского ВРК Федора Подтёлкова. Однако его возмущали бессмысленные и жестокие расправы над казаками. Когда Подтелков учинил казнь над пленными станичниками, Харлампий покинул отряды красных и увел свою сотню за Дон. Так Ермаков оказался по другую сторону баррикад, и спустя какое-то время стал свидетелем казни самого Подтелкова. Но и на этот раз не дал ни одного своего казака в палачи.

Военно-полевой суд белых приговорил Харлампия к расстрелу, однако казаки не отступились от своего командира, пригрозили восстанием, и командование оставило Ермакова в покое. Во время знаменитого Вешенского бунта 1919 года Ермаков командовал полком, а затем и конной дивизией восставших.

Фактически «Тихий Дон» был не только художественной эпопеей о жизни донского казачества, но и первой документальной историей Вёшенского восстания.

Откуда в романе столь точная информация о начале и ходе восстания?

Кто же они — организаторы и руководители Вёшенского восстания? Люди эти названы в романе «Тихий Дон» с документальной точностью, что подтверждают очерк П. Кудинова и исследования современных историков.

Вот как об этом говорится в романе (слайд).

«Вёшенская, как окружная станица, стала центром восстания. После долгих споров и толков решили сохранить прежнюю структуру власти. В состав окружного исполкома выбрали наиболее уважаемых казаков, преимущественно молодых. Председателем посадили военного чиновника артиллерийского ведомства Данилова. Были образованы в станицах и хуторах советы, и, как ни странно, осталось в обиходе даже, некогда ругательное, слово “товарищ”. Был кинут и демагогический лозунг: “За советскую власть, но против коммуны, расстрелов и грабежей”. Поэтому-то на папахах повстанцев вместо одной нашивки или перевязки — белой — появилось две: белая накрест с красной.

В своих показаниях на следствии Ермаков категорически отвергал предъявленное ему обвинение в организации и руководстве Вёшенским восстанием. На вопрос следователя 26 апреля 1923 года об организаторе восстания в Вёшенской и ее окрестностях он ответил так:

«Организаторами были Суяров, Медведев, Кудинов, первый из Казанской станицы, второй тоже, и Кудинов из Вёшенской». В заявлении подсудимого Ермакова старшему следователю Стэклеру 23 января 1927 г. вновь названы примерно те же фамилии: « Во главе отряда стояли есаул Кудинов, Сафонов, Алферов, Булгаков и мой брат Емельян Ермаков и другие, которых сейчас не упомню».

Мы видим почти полное совпадение имен организаторов и руководителей Вёшенского восстания в «Деле» Ермакова и в «Тихом Доне».

В краткой характеристике Вёшенского восстания, содержащейся в примечании к тексту романа, на которое мы уже ссылались, Шолохов охарактеризовал его размах: восстание охватило территорию, равную средней по размерам европейской стране. В своем историческом очерке Павел Кудинов также показывает истинный размах этого восстания: многообразие боевых действий, которые вели пять повстанческих дивизий, конная бригада и два конных полка на обширной территории Верхнего Дона.

В романе приводится характеристика боевых частей повстанцев и названы их командиры.

Исследователи и краеведы давно обратили внимание на то, что описание боев в романе практически исчерпывается описанием боевых действий 1-й повстанческой дивизии, возглавляемой Григорием Мелеховым. И что 1-я повстанческая дивизия, иными словами, дивизия Григория Мелехова, имеет в романе строго определенный, локальный район действий, и в самом деле «раскиданный по Чиру». Чир — это впадающая в Дон река, на которой расположена станица Каргинская и окружавшие ее хутора: Климовка, Яблонский, Гусынка, Лиховидов и другие, где и действует Григорий Мелехов, вначале как командир сотни, потом — полка и дивизии.

Григорий Мелехов в точности повторил путь, который прошел Харлампий Ермаков.

Исследователи уже отмечали необыкновенно высокий уровень фактической достоверности и исторической правды, с которым рассказано в романе о Вёшенском восстании.

Как складывались «служивские» взаимоотношения Григория Мелехова с Харлампием Ермаковым в четвертой книге романа, — в главах, посвященных воссоединению повстанцев с Донской армией, ее поражению и эвакуации из Новороссийска, в главах, где раскрывается последующая судьба Григория Мелехова?

Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к тексту романа и «Делу» Харлампия Ермакова — его «Послужному списку» и материалам допросов, хранящимся в нем. Вот результаты этого анализа.

Харлампий Ермаков



Григорий Мелехов

«С присоединением Секретева мой отряд был влит в группу генерала Сальникова, который подчинялся II отдельному корпусу. Я в это время отрядом не командовал, а был офицером для поручений при группе Сальникова» (Протокол допроса 2 февраля 1927 г.).

«В сентябре и в октябре я был направлен в 20-й казачий полк на должность помощника командира полка по хозяйственной части. В то время приезжал Донской атаман генерал Богаевский, который всех нас раненых офицеров поздравил со следующим офицерским чином. Я был произведен в сотники в конце 1919 года».

Ранение под Филоновской и лечение в госпитале — сентябрь — октябрь 1919 г..

«Через два дня преследование отступавших красных частей повела группа генерала Сальникова, а Григория срочно вызвали в штаб группы, и начальник штаба, <...> ознакомив его с приказом Командующего Донской армией о расформировании повстанческой армии, без обиняков сказал:

— <...> У вас нет военного образования, и в условиях широкого фронта, при современных методах ведения боя, вы не сможете командовать крупной войсковой единицей. <...>

— Я хотел бы, чтобы меня отчислили в хозяйственную часть» (5, 147—148).

«Вероятно, для того, чтобы предупредить недовольство, которое неизбежно должно было возникнуть среди верхнедонцев при расформировании повстанческой армии, многим рядовым казакам, отличившимся во время восстания, тотчас же после взятия Усть-Медведицкой нашили на погоны лычки, почти все вахмистры были произведены в подхорунжие, а офицеры — участники восстания — получили повышение в чинах и награды. Не был обойден и Григорий: его произвели в сотники…» (4, 148).

Заболевание сыпным тифом, лечение и выздоровление — октябрь — ноябрь 1919 г. (4, 461—463).

Потом с Донской армией отступил на Кубань. В Новороссийске, наблюдая, как под покровом темноты разгромленные части белых грузятся на пароходы, Ермаков решает еще раз развернуть свою судьбу. Он остался на пирсе и сдался войскам Буденного.

Спасло его то, что красные были наслышаны о его храбрости и нежелании участвовать в расстрелах. Ему доверили командовать эскадроном, потом полком. После разгрома Врангеля Буденный назначил его начальником кавалерийской школы в Майкопе. Вскорости Харлампий был демобилизован и вернулся в родной хутор.

Сверим это со «служивской» биографией Григория Мелехова с «Послужным списком» Харлампия Ермакова.

Харлампий Ермаков

Григорий Мелехов

«Служил в 3-м Дон[ском] отдельн[ом] совполку на должн[ости] комэскадр[она] по расформированию 3 Дон[ского] совполка попал с пополнением в 14 кав[алерийскую] д[ивизию]  по должности — помкомэскадрона — апрель, май 1920 г.»

«В бою под городом Львовом при ранении комполка был назначен временно комполка 80, под мест[ечком] Коляковичем ранен» — август-сентябрь 1920 (Послужной список).

Из рассказа Прохора Зыкова: «Вместе с ним в Новороссийске поступили в конную армию товарища Буденного, в четырнадцатую дивизию. Принял наш Григорий Пантелевич сотню, то бишь эскадрон, я, конечно, при нем состою, и пошли походным порядком под Киев. Ну, девка, и дали мы чертей этим белым — полякам!» (5, 309).

«Был два раза ранен в сражении с Врангелевскими бандитами под Перекопом, Рожественской и др. местах. Участвовал в боях против белополяков и врангелевских банд. Июль-сентябрь 1920 г.»

«Недели через две после этого от Григория пришло письмо. Он писал, что был ранен на врангелевском фронте…» (5, 350).

«За службу в б[елой] армии был послан на фильтрацию Особого отдела 14 кав[алерийской] д[ивизии], где был арестован, находясь под следствием Особого от[дела] конной армии и Трибуналом Кон[ной] армии препровожден в Особ[ый] от[дел] Юго-Зап[адного] фронта. За отсутствием обвинения был освоб[ожден] — июль 1920 г.»;

«Уволен в бессрочный отпуск как бывший белый офицер в порядке приказа СКВО № 26/сек—1922 — январь 1922 г.» — Послужной список по строевой части 14 кавдивизии 1-й Конной армии»

«Совсем пришел? — спросил Прохор.

— Совсем. Вчистую.

— До какого же ты чина дослужился?

— Был помощником командира полка.

— Чего же это тебя рано спустили?

   Григорий помрачнел, коротко ответил:

— Не нужен стал.

— Через чего это?

— Не знаю. Должно быть, за прошлое.

— Так ты же эту фильтру-комиссию, какая при Особом отделе офицеров цедила, проскочил, какое может быть прошлое?

— Мало ли что» (5, 362—363).

Удивляет скрупулезная точность в совпадении биографий Григория Мелехова и Харлампия Ермакова после Вёшенского восстания.

Близость воинского и жизненного путей Харлампия Ермакова и Григория Мелехова поражает.

2.4. За делом дело не стало

Отдохнуть Ермакову от войны не дали. Практически сразу же обвинили по знаменитой 58-ой статье УК — контреволюционные действия, направленные к свержению, подрыву или ослаблению власти. В Ростовском исправдоме он отсидел больше двух лет. Летом 1924 года Харлампий вышел на волю, а еще через год его дело было прекращено, с формулировкой за «нецелесообразностью». Ермаков выстраивал свою защиту сам, причем делал это грамотно, что и помогло ему выйти на свободу. Хотя в графе «образование» писал — низшее.

А в 1927 году состоялся второй арест Ермакова. Снова оказавшись под следствием, Харлампий продолжает бороться за свою жизнь и свободу. При этом он не назвал имен людей, которые могли пострадать, упоминал только уже погибших товарищей или тех, кто оказался в эмиграции. Вот выдержка из его письменных объяснений.

(слайд)«Первое время при аресте я был спокоен, не придавая этому серьезного значения, так как не мог и подумать тогда, что меня — отдававшего несколько лет все свои силы и кровь на защиту революции — можно обвинить за несение пассивной службы в противных моему сердцу войсках. Но когда ДОГПУ предъявило мне тяжелое и гнусное обвинение по 58 статье, как активно выступавшему против Сов. власти, я стал протестовать…» Обвинение Харлампию предъявили серьезное. В заключении, составленном старшим следователем Доноблсуда Стэклером, говорилось:

«…Установлено: в 1919 году, в момент перехода Красной армии в наступление, когда перевес в борьбе клонился на сторону войск Советской России, в районе ст. Вешенской в тылу Красной армии вспыхнуло восстание, во главе которого стоял есаул Ермаков Харлампий Васильевич…»; «гр-н Ермаков является… командующим всеми белогвардейскими повстанческими силами ст. Вешенской и его окрестностей».

2.5. Говорящие страницы

В деле хранятся документы, свидетельствующие о том, как жители хутора Базки пытались защитить своего земляка. Вот, например, выдержка из протокола общего собрания: «Ермаков Харлампий организатором восстания не был и никаких подготовительных работ не вел». Под этим протоколом 90 подписей, среди которых есть и крестики неграмотных. Люди не побоялись выступить в защиту своего земляка. И таких документов в деле Ермакова несколько. В одном из них станичники ясно выражают свою волю: «Желаем его освобождения как человека напрасно заключенного».

Собрать доказательную базу для судебного преследования, а тем более выбить из Ермакова показания на кого-либо не удалось. И все же Харлампию был вынесен приговор. Как раз тогда ЦИК СССР утвердил Постановление Президиума от 26 мая 1927 года о внесудебном порядке рассмотрения дел. Именно оно и позволило следователям решить его судьбу. Записи о расследовании заканчиваются словами «Ермакова — расстрелять. Дело сдать в архив».

До сих пор считалось, что Ермаков был расстрелян в Миллерово, но недавно музейные работники получили другие сведения. Бывший агроном совхоза «Калининский» Николай Галицын рассказал, что он знал старого казака Алферова, который во время Верхне-Донского восстания 1919 года был писарем в отряде Харлампия Ермакова. Арестовали их обоих в 1927 году и повезли в Миллерово, где и приговорили к расстрелу. Но исполнение приговора задержали и отправили в тюрьму в Каменск. Алферов предлагал Ермакову убить конвойного и сбежать, но тот не соглашался. Он ждал ответа на ходатайство, которое вроде бы Шолохов послал Буденному с просьбой освободить их обоих.

Однажды ночью Ермакова вызвали и больше он в камеру не вернулся. Алферова отпустили.

III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Прошли годы и 18 августа 1989 года постановлением президиума Ростовского областного суда Х. В. Ермаков был реабилитирован «за отсутствием состава преступления».

В 1980 рабочий Горьковского автозавода И.А. Калеганов недалеко от хутора Калининский установил памятник Харлампию Ермакову. Его вскоре убрали, но за него вступился М. А. Шолохов, и памятник передали дочери Ермакова. Сейчас он хранится в Государственном музее-заповеднике М. А. Шолохова в станице Вёшенской. Именем Х.В. Ермакова назван переулок в станице Базковской.

Горькая судьба Харлампия Ермакова и тысяч таких, как он, предопределила трагизм судьбы Григория Мелехова.

Документы — следственное «Дело» Харлампия Ермакова, воспоминания свидетелей и очевидцев — неопровержимо подтверждают правоту Шолохова, неоднократно называвшего Харлампия Ермакова прототипом Григория Мелехова.

Шолохов показал читателям трагедию одного человека, усиленную трагедией его родных и любимых, а значит, показал и драму всего края, который подвергли «классовой переделке». И сколько таких «переделок» происходило по всей стране, сколько жизней было покалечено Гражданской войной и революцией. Таким образом, в «Тихом Доне» отразилась трагедия не только одного человека и одного края, а всего русского народа.

Итак, на протяжении всего романа мы видим, как человек, страстно любивший жизнь, постепенно теряет веру в нее, веру в себя и в свою правоту. Путь к правде оказался для Григория долгим, извилистым, тернистым. И все же на этом пути он не убил в себе человека окончательно., как не убил в себе человека и Харлампий Ермаков. Об этом говорит добровольное разоружение и возвращение Мелехова в родной хутор, его готовность ответить перед народом за совершенные ошибки и пролитую им людскую кровь. Заключительная картина с сыном на руках у отца – это и есть то немногое сбывшееся, о чем мечтал Григорий. Эта сцена утверждает жизнь ради жизни, жизнь, в которой нет места смерти, ненависти, изматывающим поискам абсолютной нравственной правды, позволяющей построить честный, справедливый и счастливый мир для большинства.     Таким образом, на примере Григория Мелехова М.А.Шолохов показал нам сложные, напряженные, мучительные поиски истины, которые охватили весь российский народ в период революции и Гражданской войны. Трагический путь донского казака с его сомнениями, колебаниями, печалями – это путь всего русского народа того мятежного времени.








sitemap
sitemap