КОНКУРСНОЕ СОЧИНЕНИЕ по рассказу Солженицына



КОНКУРСНОЕ СОЧИНЕНИЕ

по рассказу А.И. Солженицына « Все равно» ученицы 10А класса Мущинкиной Наташи

Каково русло определено –

реке ли, человеку – и быть должно.

Из рассказа.

Толпа.

В ней сотни разных взглядов:

Красивых, одиноких и смешных.

Из них нам каждый что-нибудь расскажет,

За исключеньем поразительно пустых.

Пустых и равнодушных, как полотна,

Которые никто не написал.

Такие глазки только отражают

Твои проблемы, чувства, словно зеркала.

Они, конечно, могут притвориться:

Мол «понимаем — нам не все равно»,

Поверишь поначалу, а что делать?

Но позже понимаешь: здесь слова — ничто.

А безучастный все же продолжает

Бесчувственно: «Все будет хорошо…»

Болезнь души, жестокость — равнодушие –

Нам классики твердят о безразличьи

Ухмылкой горькою им вторят вслед

Те, кто знаком с таким увечьем,

Те, кто столкнулся с ним лицом к лицу,

И пусть оно не рядом. От того

Проблема не уменьшится в размере.

Нет разницы близко, далеко,

Когда страдают люди

Или даже звери.

А Солженицын слов в карман не прятал –

Несправедливость дерзко осуждал,

Лишения терпел, а все о чести,

О вере и любви писал…

Его творенья нас заставят думать

О том, на что способно равнодушье.

Ему под силу погубить не только

Человеческую душу,

Но и все то,

Что издревле природа создала:

Леса, поля и даже реку,

Которая как колыбель взрастила

Сотни поколений.

Печально видеть среди них людей,

Готовых безучастием решить

Судьбу старинных деревень.

В С Е Р А В Н О ?

Все равно, что село, которому «триста лет», перестало существовать? Безразлично, что в «работной деревушке», известной по всему побережью Ангары своим хозяйством, не горят больше приветливые огни домашних очагов? И не бродят по заливным лугам стада коров и овец. Не стоит рожь на полях «по два метра высоты». И не нерестится больше рыба в когда-то чистых водах полноводной реки. «Жиловое место» теперь не узнать! «Все бросили. Безнадега. Спину горбишь, а не знаешь, чего будет». Не хотели люди покидать родные места, где на протяжении многих веков делили они радости и беды, не хотели бросать хозяйство, нажитое упорным трудом, тогда «…стали им избы сжигать – так они отбивались вилами и топорами»? А « одна старуха так и не дала ломать избу: «Убивайте тут, на месте!».

Неприятные картины? Представишь это, и мгновенно такая боль возникает, такая растерянность и даже отчаяние! Все эти чувства вызывает рассказ Солженицына «Все равно». В основу его сюжета положены реальные события — последствия начала строительства Богучанской ГЭС в устье Ангары. Название произведения лаконичное, очень емкое. Казалось бы, такая распространенная идиома, а столько в нее чувств вложено автором, столько боли за людей, которые так долго жили на берегу Ангары, что милее этого места для них нет ничего на свете, за саму Ангару, перешедшую в шестой класс экологической опасности (самый худший ), за лес, бесцельно срубленный и теперь гниющий на дне все той же реки. Сколько таких деревень было стерто с лица земли небрежно поставленной закорючкой подписи начальствующих лиц!

Итак, катер-водомет, наполненный надеждами вперемешку с равнодушием и напускным сочувствием. Нерадостная картина представляется его пассажирам: «Дома так и стояли рядком, нерушенные. В одном даже наличники свежевыкрашенны, голубые, а перед домом — в этой же голубой краске борты опрокинутой плоскодонки». Начали прибывшим лицам объяснять: «Деревня Ёдорма, 22 двора, была в ней раньше и больница, и школа четырехклассная, очищена под затопление». Очищена да не вся: «Заболотнов, 63 года и со своей старухой больной, никуда не пошел: тут, мол, мои батюшка с матушкой похоронены, не уйду». Остались и сыновья его. Неудивительно, как покинуть такое хозяйство? И скота семьдесят голов (а было еще больше), два десятка лошадей. Рассказывает он о прошлом и настоящем, а будущего не ведает. Ответ ему таков: «У правительства свои соображения. Отсюда не видно». Не растерялся Заболотнов: «А чего Москва? Был я раз и в Москве. Небо там – низкое. И люди – в стаде» — поразмыслил еще: «Каково русло определено – реке ли, человеку – и быть должно. Оно». Рассказывал старик, но в отличие от остальных ни на что не надеялся: «Ничего они не отменят, все равно». Напоследок начальник вновь обнадежил и на том закончил, вспомнив только, что распоряжение на затопление было дано уже три месяца назад. А Богучанская ГЭС не достроена и сегодня, в 2009 году.

Хорошим актером оказался этот заместитель министра, даже секретарь у него за спиной с блокнотиком оказался. Но до последнего верила ему Валентина Филипповна, председатель районного комитета по охране окружающей среды и рациональному природоиспользованию. Она «говорила с таким жаром, пальцы книзу горла, как о собственной судьбе», а замминистра попросту наслаждался «хорошей речной прогулкой». Пусть боязливо, но с чувством пытался донести проблему деревень Иван ИванычЗдешнев, глава администрации, а начальство уже поглядывало на закуску. Весомые доводы представил во время застолья и представитель губернатора – «министр» изумился, выразил свое участие и все. «Он уже думал о том, что «вечером на самолет, и в Москву. Там, через пару дней, — загранкомандировка». Все равно…

Проблема, затронутая Солженицыным, не может оставить меня равнодушной еще и по той причине, что когда-то семья моего отца столкнулась со схожей ситуацией. Только узнала я об этом совсем недавно. Когда мы летом пошли за ягодами, папе вспомнилось, что поблизости есть небольшой родник…

Летний солнечный день –

Мы идем на родник.

Как увидел, к нему

Папа тут же приник.

А вокруг все простор

Все поля да луга,

Будто здесь никогда

Не ступала нога человека.

Но поднял папа взгляд –

Оглянулся вокруг и

Сказал мне: Мой друг,

Здесь стояла когда-то деревня.

В ней я рос 8 лет,

Будто горя не знал.

Но пришлось нам когда-то

Покинуть ее навсегда.

А ведь было здесь все:

Школа, церковь, совхоз,

Да работы вдруг вовсе не стало:

Наверху все решили,

Не слушая нас.



Централизация, мол –

Деревня распалась.

Не хотелось покинуть родное село,

Оставлять здесь хозяйство большое:

Овцы, пчелы, свиньи, куры,

Огород на пару гектаров.

Дед твой все уходить не хотел –

Года два возвращался обратно,

Был привязан душой, видно,

К месту сему, но потом

Все сожгли – он пришел к ничему.

Не осталось даже березки,

Что росла во дворе,

Помню я даже где

Место это…

Не осталось и пня,

Одни только воспоминанья.

Никто не задумывался, как часто сегодня можно услышать от людей такие фразы: «это неважно», «подумаешь!», «ну и пусть», «да мне-то какое дело?» и, наконец, «все равно»? Мне стало интересно. Весь день, в школе, на улице, на балете, общаясь с кем-либо или услышав эти слова мельком от посторонних, я запоминала их и при первой же возможности отмечала услышанное в блокноте. За день я услышала около двенадцати подобных выражений. Подумать только! Складывается такое впечатление, что люди утрачивают свои глаза, что существуют они только у толпы. Одни на всех. Блеклые и безучастные ко всему. И стоит одному человеку очнуться от такого забвения, как массы вновь подавляют в нем всякие проблески чувств. Невольно задаешься вопросом, откуда эта проблема? Многие считают, что равнодушие, в большинстве своем, присуще двадцать первому веку, и это не удивляет. То мы видим в газете статью о том, как девушка в метро потеряла сознание и упала на рельсы, но никто ей не помог, то вдруг узнаем, что причиной недавней аварии на Саяно-Шушинской ГЭС оказалась коррупция, которая, по мнению более чем половины россиян, непобедима, то родители-алкоголики избивают своих детей, а соседи делают вид, что все нормально… Выходит, что на сегодняшний день мы утрачиваем моральные ценности, сложившиеся на протяжении многих веков. И тут же встает вопрос: можно ли остановить этот процесс, и, если можно, то как это сделать? На мой взгляд, ответ простой: надо читать. Увы, мы больше не самая читающая нация в мире: телевизор и компьютер практически вытеснили книги из нашей жизни. Отсюда и моральное разложение. Ведь творчество наших классиков имеет огромное влияние на человека, читающего ее. Как говорил известный русский публицист Д.С. Лихачев: «Русская классическая литература – это грандиозный диалог с народом». Особенно большой воспитательный потенциал имеет она для молодежи. Молодые люди, читая произведения классиков воспитывают в себе личность. Некоторым может показаться, что такая литература утрачивает свою актуальность со временем, но, если вы так считаете, то это значит, что вы либо не читали классические произведения, либо читали их, как говорится, для пунктика, не извлекая должных уроков. Разве не существует сегодня власти толпы над человеком, описанной Грибоедовым в его пьесе «Горе от ума»? Разве мы не встречаем сегодня молодых абсолютно не образованных людей, живущих за счет родителей, подобных «Недорослю» Фонвизина? Разве не разлагаются морально многие наши чиновники, подобно представителям их профессии в «Мертвых душах» Гоголя. И это только произведения из школьной программы, которые, к сожалению, многими учащимися читаются лишь в краткой форме. Среди крылатых латинских изречений есть такое: «Exemplisdiscimus», что означает: на примерах учимся. Так чем же плохи примеры из произведений наших классиков, будь они хоть отрицательные, хоть положительные, для школы жизни? Некоторые, конечно, предпочитают учиться на своих ошибках, но разве не долог этот путь? Пока набьешь синяк, пока осознаешь, что послужило его причиной, а сколько еще заживать больному месту! Не лучше ли прислушаться к старым добрым проверенным произведениям. Художественные же произведения Солженицына, пусть и вышли из под его пера сравнительно недавно, но все же очень полезны. Нельзя не упомянуть и его публицистику. Бывало ли у вас так, что вот вертится какая-то мысль в голове, но не имеет четкой формулировки? У меня такое было, и как же здорово было увидеть ее в Солженицынских публицистических произведениях. Вообще, творчество этого классика, можно сравнить с кустом крыжовника. Его правда колючая, но какая же она вкусная! Стоит только до нее добраться и тебе захочется еще и еще… Особенно привлекает эта правда своей прямотой. Конечно же, Солженицын всегда писал осознанно, понимая прекрасно, что наказания будут жестокими. И даже когда его не допустили до трибуны четвертого всесоюзного съезда писателей, он заставил всех обратить внимание на проблемы, которые невозможно было не заметить. Одна из них – угнетение художественной литературы цензурой.








sitemap
sitemap