КОГЕРЕНТНАЯ ТЕОРИЯ ИСТИН1



     КОГЕРЕНТНАЯ ТЕОРИЯ ИСТИНЫ (от лат. cohaerentia — сцепление, связь) — концепция, сводящая проблему истинности к критерию самосогласованности, непротиворечивости: напр., предложение истинно, если оно является элементом логически взаимосвязанной и когерентной системы. В основании К. т. и. лежит, восходящая к античности (Парменид, элеаты, Аристотель) идея о том, что знанием о реальности может быть только непротиворечивое и согласованное знание; противоречивое же знание ничего не описывает и не объясняет. Поэтому истинность каждого отдельного фрагмента знания (предложения, теории, гипотезы и т.п.) может быть удостоверена его принадлежностью к непротиворечивой и согласованной системе. Эта идея была реставрирована в дискуссиях о применении принципа верификации: первоначальный вариант верификационизмасвязанный с тезисом о конечном обосновании научного знания через редукцию к «протокольным предложениям» о наблюдениях (Карнап), был отвергнут, поскольку была показана невозможность такой редукции; взамен был предложен вариант, предполагающий верификацию как способ установления непротиворечивости и согласованности системы предложений (Нейрат). В качестве методологического образца применения критерия когерентности были взяты логические и математические теории, допускающие высокую степень формализации.

        К. т. и. является попыткой переформулировать условия применения классической теории истины таким образом, чтобы, с одной стороны, избежать трудностей этой теории (неясности относительно того, как можно установить соответствие между некоторым фрагментом знания и фрагментом реальности, описываемой или объясняемой этим знанием), а с другой — придать ей такую форму, которая допускает методологический анализ с применением точных логических методов. Схема анализа состоит в следующем: всякое предложение р, входящее в эмпирически значимое множество М, может рассматриваться как истинное только в том случае, если удается найти подмножество NCM, непротиворечивость и логическая взаимосвязанность которого доказана, и P£N. Таким образом, чем в большее число когерентных подмножеств входит высказывание Р, тем с большей вероятностью оно может считаться истинным (Решер). Эта схема объединяет логические и эмпирические методы анализа систем знаний с математической теорией вероятности.

        Имея определенное значение как направление методологического анализа, К. т. и. не может рассматриваться как альтернатива классической теории истины, являясь, по существу, вариантом последней.

        

        К. т. и. — концепция, признающая некоторое высказывание истинным в том случае, если оно согласуется с системой признанных высказываний; иначе говоря, рассматривающая истинность как взаимосогласованность высказываний.

        К. т. и. никогда не была сформулирована в виде целостной концепции, противостоящей корреспондентной теории истины, как, напр., прагматизм. Тем не менее следы такого понимания истины можно найти в конвенционализме А. Пуанкаре, в принципе соответствия Н. Бора, влогическом позитивизме и даже в повседневной жизни. Часто мы соглашаемся с тем или иным утверждением не потому, что оно удостоверяется теоретическим доказательством или практическим опытом, а потому, что оно согласуется с другими принятыми нами утверждениями.

        Когерентный подход к пониманию истины широко используется в математике, логике, в теоретическом естествознании — там, где важнейшим признаком приемлемой теоретической системы является непротиворечивость. Если присоединение некоторого высказывания к системе высказываний не делает всю систему противоречивой, то это высказывание считается приемлемым. Проверка истинности осуществляется для системы в целом, и если система подтверждается опытом, экспериментом, практическим приложением, то она считается; истинной, следовательно, и присоединенное к ней без противоречия высказывание должно считаться истинным. Современные ученые не рассматривают утверждения и теории, вступающие в противоречие с фундаментальными принципами признанных теорий, рассматривая такие утверждения и теории как заведомо ложные.

        Когерентность, т.е. согласованность некоторого утверждения или теории с признанной системой знания, может рассматриваться как один из важных признаков истинности утверждения, а расхождение утверждения с признанными теориями — как признак его ложности. Однако всегда следует помнить о том, что утверждение, противоречащее признанной системе знания, может оказаться истинным и получить однажды признание научного сообщества. Во времена Галилея утверждение

        0 вращении Земли противоречило фактам и всему знанию той эпохи, тем не менее именно оно оказалось истинным, а признаваемый на протяжении тысячелетий геоцентризм — ложным.

В когерентной теории основным критерием истинности какого-либо знания является его согласованность (когеренция) с более общей, охватывающей системой знания. Обычно стороннники этой концепции, среди которых наиболее известным был Гегель, придерживаются философского монизма — представления о том, что мир суть единое целое, в нем все, даже самые мельчайшие и незначительные явления связаны между собой. Поэтому знание об отдельной вещи или явлении должно соответствовать и согласовываться с системой знания о мире в целом. Как таковая, истина одна, и частные истины должны быть элементами этой единой и всеохватывающей — абсолютной истины.

 

Хотя у такого понимания истины не так много сторонников, в нем есть рациональный смысл. В самом деле, мы склонны принимать за достоверное и правдоподобное такое новое знание, которое логически не противоречит уже имеющейся у нас системой взглядов и хорошо согласуется с ней. Поэтому можно говорить о том, что когерентная теория истины отражает реальные механизмы рациональной приемлемости знания. Но одной только самосогласованности знания явно недостаточно для признания его истинным. Представим себе, что у нас имеется некая логически согласованная система. Если заменить в ней все суждения на противоположные, то опять можно получить логически связанную и целостную систему знания [1]. Или же вспомним весьма согласованный и непротиворечивый мир, созданный историями о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне. Каждый новый рассказ, написанный Конан Дойлом, добавлял в этот мир еще больше достоверности. Однако не можем же мы в оценке истинности этого мира уподобляться тем простодушным читателям, которые посылали письма на Бейкер-стрит, полагая, что там живет реальный Шерлок Холмс.

 



1 Можно привести здесь такую аналогию. Ф. Ницше, как известно, призывал к «переоценке всех ценностей». Можно сказать, что в своей известной работе «Генеалогия морали» он применил эту процедуру переоценки к христианской морали: все ее основные ценности и нормы он заменил на прямо противоположные. В результате Ницше получил самосогласованную моральную систему, у которой затем нашлось немало почитателей.

 








sitemap
sitemap