Советы израильских психологов



Советы израильских психологов После терактов, прогремевших в конце прошлого года в Волгограде, тема психологической реабилитации стала особенно актуальной. В Израиле для подобной работы применяются специальные методики, которые позволяют решать психологические проблемы поведения человека в период острой травматической депрессии после потери близких. Эти методы лечения кардинальным образом отличаются от принятых в мировой практике. Любовь Мошинская — психолог «Центра предупреждения стресса у населения», доктор психологии, член ассоциации психологов Израиля и IFT. Когда мы говорим о работе с людьми, переживших серьезную психологическую травму, то надо различать несколько аспектов. Работа с человеком в первые часы после трагедии, это не терапия, а скорее психологическое вмешательство. На этой стадии надо попытаться вывести человека из состояния отчаянья, из ступора, в который в этот период он впадает. Сначала мы просто беседуем с пострадавшим, выслушиваем его историю. Далее мы предлагаем человеку описать свои чувства, что происходило у него внутри в момент стресса. Это может быть страх, ступор, паника и пр. И наконец, мы вместе пытаемся понять, что помогло человеку выжить. Это три этапа нашей совместной работы. Пройдя через них, проговорив и пережив еще раз свою трагедию, пострадавшие могут отпустить эти переживания от себя. Мировые исследования показывают, что на самом деле после тяжелых происшествий 70 % людей через некоторое время сами возвращаются к нормальной жизни. 20% людей могут вернуться к нормальной жизни после консультаций психологов и других специалистов. И только 10% процентов людей, переживших ту или иную трагедию, нуждаются в помощи кризисных психологов. Однажды я работала с матерью, потерявшей сына. Многие тогда считали, что ей необходима терапия, но я с этим не была согласна. Настоящее горе нужно отгоревать. Не случайно евреи сидят семь дней шиву по умершему, отмечают 30 дней со дня смерти, а у русских принято поминать покойников на сороковой день. Это и есть примерный период горевания, период траура, после которого человек начинает возвращаться к жизни. Израильский подход состоит в том, что главное вернуть человека к повседневной жизни, к рутине. Приведу пример. Если в Израиле случается взрыв в автобусе определенного маршрута и водитель остается цел, то его немедленно вновь сажают за руль нового автобуса и отправляют по тому же маршруту. Это делается для того, чтобы избежать ощущения, что все потеряно и что жизнь закончилась. Мы работали в Беслане после трагических событий сентября 2004 года. В течение полутора лет работы там мы наблюдали полуразрушенную школу, где происходили все трагические события. Это выглядело трогательно – полуразрушенная школа, люди приносят сюда цветы, воду, игрушки, но в Израиле такого бы не допустили. В Израиле эту школу отремонтировали бы за месяц и вернули туда детей, которые продолжили бы учиться. И это сработало бы лучше всякой антикризисной терапии. Для работы с посттравматическим синдромом в Израиле существуют несколько методик. Это и релаксация, и управляемое воображение, и работа с метафорическими картами. Релаксация – это мобилизация внутренних сил, которая дает человеку возможность отдохнуть и расслабиться Метод управляемого воображения – это приведения пациента в такое состояние, когда он может еще раз пережить травму в своем воображении. Это сродни гипнозу, только в этой методике пациент более активен. Для этого состояние даже придуман специальный термин «фантастическая реальность». Метафорические карты – карты с абстрактными картинками, глядя на которые пациент рассказывает психологу о возникающих у него ассоциациях. В процессе этой работы происходят существенные изменения, которые постепенно приводят человека в норму. Терапевтические карты позволяют человеку рассказать о своих переживаниях в метафорической форме, или даже иногда по-другому их ощутить. Например, когда мы работали с группой людей, потерявших родственников в авиакатастрофе самолета «Сибирь» в 2001 году, который летел из Тель-Авива в Новосибирск, мы просили пациентов выбрать ту карту, которая соответствует их погибшему родственнику. Одна женщина выбрала карту, на которой была изображена собака, стоящая на обрыве. Объяснение было таким: наша мама всегда всех охраняла, она была такая собака-хранительница. Спустя пару минут, мы попросили выбрать карту, которая символизирует состояние самой этой женщины. И она снова выбрала ту же карту. Теперь она заняла место мамы. Метафора позволяет человеку глубже проникнуть в свои переживания и проработать их. Профессор Мули Лаад, президент Израильского «Центра предупреждения стресса у населения», исследуя природу стресса, предложил новую модель для его описания. Он говорит о шести каналах, которыми люди пользуются для преодоления состояний стресса и неопределенности. При этом лишь один канал для каждого человека сильнее остальных снимает или облегчает душевную боль. Один человек в этот момент плачет, другой – начинает заниматься каким-то монотонным трудом, третий – молиться. Каждый использует свой лишь ему подходящий метод. Кризисный психолог и должен помочь человеку понять, какой канал ему ближе для снятия состояния стресса. Чувство (эмоциональный канал) – человек обсуждает свои ощущения, пытается сбросить напряжение с помощью плача, описания чувств. Ум (когнитивный канал) — человек стремится получить информацию, составляет планы, устанавливает порядок предпочтений, пытается понять логику ситуации. Верования (система верований и убеждений) – человек обращается к религии, а также к приметам, к мифам, пытается понять символический смысл ситуации или события. Социум (социальная сфера) – человек пытается найти поддержку у друзей и родных, принимает на себя общественные функции. Тело (телесный канал) – человек стремится к физической активности, к совместной деятельности; испытывает облегчение при массаже, ванне, принятии пищи. Воображение (сфера фантазии) – фантазии о путешествиях, юмор (в том числе черный юмор), творчество (в любом виде искусства). Гила Петров – кризисный психолог Во время психологической реабилитации очень важен личный контакт, который сложился или не сложился с психологом. Существует поговорка: хирург лечит ножом, терапевт – таблетками, а психолог – своей личностью. Надо понимать, что в состоянии стресса пациент зачастую просто «подсаживается» на своего психолога, и здесь очень важны как степень профессионализма, так и человеческие качества терапевта. Мы по своей работе сталкиваемся как ивритоговорящими, так и с русскоговорящими клиентами. Каналы стресса, как ни странно, зависят от ментальности. Есть особые черты, четко привязанные к менталитету. Например, если выражение своих чувств для израильтян нормальное явление, им свойственно в момент стресса плакать в голос, кричать, бить посуду. Наши соотечественники, как правило, в тяжелые периоды стараются сдерживаться, оставляя чувства внутри. Психологи обязаны это учитывать, понимая, что внешнее спокойствие обманчиво. Мы учим наших пациентов умению выражать свои чувства, а не заталкивать их внутрь себя.








sitemap
sitemap