Сочинение Память сердца анализ стихотворения Ю Аврутина Грушевка



Тамбовское областное государственное бюджетное образовательное учреждение — кадетская  школа-интернат

«Многопрофильный кадетский корпус» Тамбовское областное государственное бюджетное образовательное учреждение кадетская школа-интернат

Сочинение

«Память сердца»

(анализ стихотворения А. Ю. Аврутина «Грушевка»)

Выполнил: Юрин Владимир, кадет 11 «А» класса

Руководитель: Гутарина Светлана Викторовна, учитель русского языка и литературы

2013

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу; Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам.

А. С. Пушкин

Родина… Родные места… Какой-то необъяснимой силой обладают они. В трудные дни нашей жизни, когда предстоит сделать нелегкий выбор или подвести итог пройденному этапу жизненного пути, мы возвращаемся в места, где прошли наши детство и юность, где были сделаны первые шаги во взрослую самостоятельную жизнь.

Любовь к Родине не объяснить, не увидеть человеческим взглядом. Её можно лишь чувствовать, как чувствует жизнь появившийся на свет младенец. Она захватывает тебя постепенно, проникая в самые потаённые уголки твоего сердца. Она смешена с воздухом родного города. Мы дышим ею, пытаясь вобрать в себя частичку маленького мира по имени «Родина». И в такие минуты мы, как будто становимся единым целым, кончиками пальцев ощущаем её безграничное тепло. Пожалуй, это чувство можно сравнить лишь с тем, что испытывает ребенок, прижавшись к материнской груди. Так и мы, дети одной земли, разбрелись кто куда в поисках неведомого счастья. Но каждый ребенок рано или поздно возвращается к теплу домашнего очага, давшему ему жизнь.

Так и творчество белорусского поэта, публициста Анатолия Юрьевича Аврутина пронизано нотами любви к отчему краю, к милой и близкой сердцу Грушевке, родом из которой был он сам.

Грушевка — микрорайон в Минске, в прошлом же-лезнодорожный поселок. Дома здесь были преимущест-венно двухквартирными, иногда с флигелями, воздвигались из дерева на каменных фундаментах. Их можно и не описывать подробно — достаточно поехать на место. И сегодня немало их — с резными ставнями, окруженных палисадниками с неизменной вековой грушей в саду. Главная улица Грушевки… Железная дорога с её затейливой водонапорной башней… Синие и ночные огни… До боли родной неумолчный стук колёс… Неудивительно, что сам поэт начинал трудовую биографию слесарем-инструментальщиком в депо. Он подсчитал, что общий рабочий стаж их семьи на железной дороге превышает 150 лет. И хотя пошел по литературной стезе, образы трудовой Грушевки нередки в его произведениях:

Стирали на Грушевке бабы, Подолы чуток подоткнув, Водою осенней, озяблой Смывали с одежки войну.

Читая стихотворение, сразу же замечаешь две картины, отчётливо изображённые поэтом: Грушевка трудовая и Грушевка послевоен-ная. Перед нами безымянные геро-ини, «бабы», как пишет Аврутин, которые в холодной воде стирают бельё. Казалось бы, всё просто. Но сколько глубокого смысла таится в каждой строчке автора! Он не называет героинь по именам или просто словом «женщины». Поэт вкладывает в это слово значительный подтекст, уважая труд героинь и гордясь им. Бабы… Трудная им выпала доля. Они заменили ушедших на фронт мужей и старших сыновей, отцов и братьев, работая от зари до зари на полях, заводах, на транспорте. Женщины успешно овладевали подчас нелегким для них мужскими профессиями. Они садились на трактора и комбайны, управляли лошадьми, быками и коровами на полях, вспахивая землю и выращивая хлеб и картофель. И где бы ни трудились женщины, они стойко переносили тяготы и невзгоды военных лет. Будничная работа в тылу была поистине героической:

Ты шла, затаив свое горе,

Суровым путем трудовым.

Весь фронт, что от моря до моря,

Кормила ты хлебом своим…



Рубила, возила, копала,-

Да разве же все перечтешь?

А в письмах на фронт уверяла,

Что будто б отлично живешь.

Погружаясь вместе с А. Аврутиным в его послевоенное детство, можно увидеть простые бытовые зарисовки, которые достигаются путём употребле-ния просторечных слов: «подолы», «чуток», «возле», «корыта», «рубаха». Но иначе нельзя. Без них невозможно было бы воссоздать колорит того времени. Рисуя обычную на первый взгляд картину, поэт умело использует эпитеты, называя воду «озяблой», а не холодной, колонку «грубой», даль рисует как «влажную». Почему? У Аврутина каждое слово несёт определённую смысло-вую нагрузку. Эти образные определения взяты автором не случайно. Только представьте, женщина – это изначально хрупкое, нежное существо. Поэтому-то и вода «озяблая». От неё веет холодом, как и от войны. А «влажная даль»… Что это: осеннее время, о котором поэт пишет в первой строфе, а может, постоянное ожидание близкого человека с фронта, переполненное горечью и почти выплаканными слезами? «Поэтической манере Анатолия Аврутина присуще удивительно редкое сочетание вроде бы и не очень сочетаемых качеств, как болевая, предельно откровенная исповедальность интонации, повышенное внимание к внутреннему звучанию слова…», — писал Н. Переяслов в журнале «Беларуская думка», 2009, №11.

А. Аврутина интересует сущность вещей, сущность мира, сущность человеческих чувств. Им руководит необходимость, обостренная временем до болезненности, отыскать истину, неотделимую от высокой нравственности и красоты, подняться до поэтического озарения. Он по-прежнему верит, что поэзия врачует людские души. Отсюда необычен автор в подборе прекрасных метафор. Он выбирает те, которые при всей легкости оснащены мыслью, как воздушный шар грузом, и поэтому они не могут улететь в поднебесье чистой эстетики. Так, в стихотворении «Грушевка» поэт использует метафоры: «смывали с одёжки войну», «дружно глазами тоскуя». Да, здесь поэт — философ. Героиням надоела война, её следы – это лишнее напоминание о потерях, раны от которых будут заживать долго, да и зарубцуются ли… Поэтому они «смывают» следы прошлой разлуки, потери, гибели, разочарования. Остаётся только «тосковать глазами», потому что взгляд не обманывает.

Особенное впечатление на меня произвели последние строки стихотворе-ния. Им присущи искренность, открытость, исповедальность, непосредст-венность чувств. Продолжая тему взгляда, а к нему Аврутин возвращается на протяжении всего произведения, перед глазами встаёт та, «что рубаху мужскую/ В тугую крутила спираль». Каков смысл аврутинских строк? Может, именно у этой героини погиб самый близкий человек, и взоры женские обращены на неё с жалостью, сожалением, «дружно тоскуя».

Совершенствуя мастерство, поэт использует широко распространённый размер стиха — ямб, что сближает его с классиками XIX века: А. С. Пушки-ным, М. Ю. Лермонтовым. А. Аврутин находит новые, неожиданные слово-сочетания, синтаксические ходы, выразительные звукоряды.  В этой связи невозможно не сказать о многоточии в третьей и четвёртой строфе. Здесь «немые» мысли героинь, то, что невозможно выразить словами, но при этом каждый читатель без ошибки определит эту авторскую недоговорённость: тоска, боль, горечь, ожидания.

Стихотворение «Грушевка»… Казалось бы, обычная бытовая зарисовка, детское воспоминание, но в самом деле — сколько здесь правды, сколько человеческого! Это невозможно забыть. Думая об этом, вспоминаются слова Ю. Бондарева: «Главные участники истории – это Люди и Время. Не забывать Время – это значит не забывать Людей, не забывать Людей – это значит не забывать Время. Наша память – это душевный и жизненный опыт, оплаченный дорогой ценой».








sitemap
sitemap