Сочинение Медицинским работникам Великой Отечественной войны посвящается



Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Военно-морской лицей имени адмирала флота Н.Д. Сергеева

Сочинение

«Один эпизод из жизни героя»

Выполнила:

Аксенова Ангелина,



ученица 11 класса В

МБОУ ВМЛ

Учитель:

Никонова Лариса Владимировна,

учитель русского языка и литературы

Хабаровск, 2012

Медицинским работникам

Великой Отечественной Войны посвящается

Солнце поднималось из-за горизонта, золотило листья деревьев, пронизывая их своими лучами, как будто прошивало миллионами нитей огромный холст, на котором были расположены леса и горы, океаны и озера, города и небольшие деревеньки, и люди, миллионы людей, живущих на этой планете. И каждый из них, касаясь этих золотых нитей, становился чище, добрее, загорался новыми идеями, строил планы на будущее, просто жил.

— Алька, Алька! Посмотри, как быстро начинается день, — кричит Сережка, перепрыгивая через камни и, что есть духу, несясь к реке. А Алька неторопливой походкой идет за ним и любуется окружающими деревьями, которые каждую минуту меняют цвет от того, что солнце кого-то из них больше, а кого-то меньше приласкало своими лучами-руками, смотрит, как облака купаются в реке и выплывают из воды умытыми, белыми и пушистыми, как котята бабки Аграфены.

Каждый летний день размеренной деревенской жизни для Альки начинался одинаково: купание в горной речке с братом Сережкой, хлопоты по хозяйству у бабки Аграфены в хате и на огороде, а после обеда начиналось самое приятное для Альки время. Она забиралась на крышу сарая и некоторые время лежала там, подставляя бока, ноги, спину, руки ласковым солнечным лучам. Альке казалось, что каждый лучик, касаясь ее тела, оставляет свой след на нем, и сердце замирает в предчувствии чего-то необычного, тайного, которого ждет каждая девушка в 17 лет.

Алька рано потеряла родителей и ей, 10-летней девчонке, с братом несмышленышем пришлось перебираться из большого шумного города, каким была Москва, в глухую деревушку под Хабаровском. Добрые люди посадили их на поезд, и поехала Алька с братом через всю страну к новому месту жительства. Прошло 7 лет. И теперь ей осенью вновь предстояло возвращаться в Москву, чтобы продолжить учебу. Алька не представляла, как она оставит Сережку у бабки Аграфены, а сама отправится в город, где ее никто не ждет, где она будет чужой для всех этих людей, спешащих по своим делам, которым до нее не будет никакого дела. Но она себя успокаивала тем, что когда выучится, то заберет Сережку и бабку Аграфену к себе и заживут они вместе счастливо. Так кончались все сказки, которые читала Алька Сережке в детстве. И она ждала, что эти сказки прочно войдут в ее жизнь и навсегда останутся в ней. Не знала Алька, что жизнь к ней повернется совсем другой стороной. И прежде чем все сложится счастливо, пройдет еще много ненастных дней и ночей.

Проснувшись раньше обычного, Алька решила еще понежиться в постели, но спать не хотелось. Она тихонько оделась, чтобы не будить домочадцев, и вышла на крыльцо. Село спало. Все было также, но что-то мешало Альке насладиться прохладой раннего летнего утра. Какое-то предчувствие томило ее душу, заставляло щемить сердце. Сердце-вещун предчувствовало беду.

И она грянула.

Из района приехал председатель и принес недобрую весть.

Война!.. Какое короткое и емкое слово, вбирающее в себя миллионы судеб.

Через неделю село опустело. Мужчины и молодые парни ушли на фронт, а старики, бабы да ребятишки сидели по домам. Неслышно было смеха, песен под гармонь, даже дети как-то сразу повзрослели. Не было уже той детской возни, драк и беготни.

Алька тоже сидела дома и ей казалось, что уже ничего хорошего не будет в ее жизни, что война разделила ее на две части: та жизнь, которая была до войны, ушла куда-то далеко, а что делать теперь, Алька не знала. А через месяц в село пришли первые «черные письма», и оно огласилось плачем. Появились первые вдовы в черных вдовьих платках. Односельчане старались обходить их стороной, чувствуя какую-то вину перед ними за то, что их родные живы и шлют письма с фронта. Алька тоже чувствовала эту вину, но чем помочь – не знала.

Вопрос решился сам собою, Алька поступила на курсы медсестер и три месяца ей предстояло изучать эту премудрость.

На фронт ее не взяли, а распределили работать в прифронтовом госпитале. Встреча с войной была ужасной. Алька никогда не видела столько крови, боли, изуродованных тел. Ей говорили, что скоро ты привыкнешь, но Алька знала, что к этому привыкнуть нельзя. Дни тянулись один за другим, тяжелые, изнуряющие. Алька работала до изнеможения весь день. К вечеру, под лестницей, в маленькой подсобке засыпала на несколько часов. Она много раз ходила в военкомат и просилась на фронт, но получала отказ.

-Ты нужна здесь, — был ответ.

Наконец ее мечта сбылась. Вот он фронт! О себе Алька не думала: будет убита, будет ранена и останется жить. На себя не было ни минуты. Только раненые, раненые, раненые…

Прошло много лет, но Алька до сих пор помнит этот летний день 1944 года.



Она лежит где-то в поле. Кругом рожь шумит, в небе жаворонок.

— Откуда он взялся в такое время?! Немецкие автоматы та-та-та. Алька тащит очередного раненого. От усталости руки и ноги не слушаются, в ушах звенит. Вдруг ей слышится детский плач. Неужели показалось? Алька прислушалась. Снова плач.

Она носилась по полю, не чувствуя под собой ног. Наконец в одной из воронок Алька нашла 3-х летнюю девочку. Когда она её увидела, увидела кровь на ручке и щеке – это была самая страшная картина за всю войну. Алька видела сотни раненых и убитых бойцов, но это был ребенок, маленький беззащитный. И его не пощадила война.

Прижав девочку к груди, Алька побежала через рожь туда, где были наши позиции. Девочку осмотрел военврач, но никаких серьёзных ран не нашел. Ребенок был сильно напуган и не мог объяснить, как попал на это поле. Алька весь вечер провозилась с девочкой. Кормила, укладывала спать и сама уснула возле нее таким спокойным, крепким сном, каким спала только до войны. Девочку отправили в тыл, в детский дом. Алька решила, что если останется живой, то удочерит ее.

Война уходила на запад. Алька была несколько раз ранена, награждена орденами и медалями. И вот она долгожданная Победа. Этот день пришёл. И как не ждали его, для всех он оказался неожиданным. Алька вернулась в Хабаровск.

Прошли годы.

Я сижу на кухне и пью чай с Алефтиной Федоровной и ее дочерью Татьяной Ивановной (той самой девочкой из 1944 года). Алефтина Федоровна сетует на то, что жизнь-то одним мигом пролетела. Война 4 года была, потом вот еще больше 60-ти лет прожила, а все равно такое чувство, что война – это половина жизни. Она говорит о детях, о внуках, о заботах, о болезнях своих. Со стороны – самая обыкновенная женщина- мать, бабушка. Но все равно я знаю, что теперь смогу узнать ее в любом месте, в самой многолюдной толпе, на самом большом празднике.



В Москве, на Девичьем поле, поставлен памятник медикам. Ему бы быть из золота! Да он и есть из золота самой высокой пробы – из золота людской благодарности, людской памяти.








sitemap
sitemap