Сочинение История моей семьи в истории моей страны



» История моей семьи
в истории моей страны «

Конкурсная работа по русскому языку

Выполнила:

Бирюлина Ольга

Что может быть семьи дороже?

Теплом встречает отчий дом.

Здесь ждут тебя всегда с

любовью

И провожают в путь с добром!

Любите! И цените счастье!

Оно рождается в семье,

Что может быть ее дороже

На этой сказочной земле?!

И.Мордовина

Мы листаем с бабушкой страницы семейного альбома.

Старые фотографии… Не цветные, не глянцевые, чуть подернутые желтизной. Вот эти небольшие квадратики фотобумаги — наша проявленная память. Глядя на них, сердце то вдруг замрет, то неистово забьется. Да, только у наших бабушек, хранительниц семейных музеев, еще можно найти фотографии нашего детства и юности…

Сердце… Иногда в спешке мы о нем забываем, но оно… Оно всегда помнит о нас, чутко следит за всем, что нас окружает. Если нам плохо — оно страдает, если у нас радость — оно поет. Издавна люди объясняли свои поступки велением сердца, спрашивали у него совета. Стоило о чем-то человеку забеспокоиться, и он признавался: «У меня камень на сердце». Нужен совет — «пусть сердце подскажет». Высшая похвала — «у него золотое сердце». Самая искренняя благодарность — «от всего сердца». Помните — «положа руку на сердце»… Да, сердце не обманешь. Оно помнит все. Все самое главное.

1913 год. Самый благополучный год дореволюционной России.

В станице Егорлыкская, что стоит на реке Атаман Ростовской области, в семье Донского казачьего офицера Веташова Епифана Григорьевича родилась третья дочь – Антонина. Как сложится ее судьба? Что сулит ей жизнь?

Суровый 1918 год. Революция. Гражданская война. В станицу вошли войска Красной армии. В доме Веташовых, в тифу, без сознания лежит офицер Веташов. Решение Реввоенсовета – расстрелять. Долго не судили. Расстреляли тут же за домом, на глазах всей семьи. Забилась в истерике жена Мария, плакали окружившие ее девочки. Ночью схоронили белокурого красавца Епифана. Что дальше?

Надо жить, воспитывать детей, кормить, одевать, давать образование. Мария Михайловна родилась в семье фельдшера, умела читать и писать. Вот и повязала голову красной косынкой да стала работать в ликбезе: учить людей тому, что умела сама.

Подошла пора отдавать девочек в школу, но куда девать маленькую Тоню? Старшая сестра Шура взяла ее за руку, да и пошла вместе с ней в школу. Так и учились вместе. Однажды учительница стала спрашивать Шуру, а Тоня сидит и подсказывает ей. Как? Неужели эта малышка научилась читать и писать? Схватила ее учительница на руки, принесла в учительскую и давай экзаменовать, а она – и газеты, и плакаты, да так бойко, что все пришли в восторг. Так и осталась Тоня учиться.

Тяжело было самой поднимать троих дочек. Но повстречался Марии вдовец Карпов, у которого было три сына. «Вот и встретились два одиночества, развели у дороги костер»… Так и стали жить одной большой семьей. Работали не покладая рук, ведь шестеро детей. Мальчики помогали отцу в поле, девочки – по хозяйству. Завели небольшое хозяйство: лошадь, корову, несколько овец, и самое главное, приобрели плуг. Ну, чем не кулак!

Раскулачили семью, сослали на рудники, на Урал. Старшие девочки уже вышли замуж, а Тоне – 15 лет. Взяла она с собой подушку-думочку, да маленький чемоданчик с юбчонкой и парой платьишек и отправилась в станицу Роговскую (по соседству с Егорлыкской) учительствовать. Так с 1928 года и пошла династия преподавателей в нашей семье.

В 1930 году был рабфак в г. Новочеркасске, а в 1932 году Веташова Антонина подает документы для поступления в Ростовский педагогический институт на физико-математический факультет и в Ростовский медицинский институт и поступает в оба. Что делать? Какой выбрать? По какой дороге пойти? Измучили сомнения. Пришла как-то в студенческую столовую, а кусок в горло не лезет. Рядом сел взрослый мужчина, говорит: «Что сидишь? Смотреть больно, худющая. А ну-ка, ешь!». И рассказала ему Антонина о своих сомнениях. А мужчина: « Да о чем здесь думать? Смотри, сколько лет у тебя педагогического стажа. Думать не о чем и расстраиваться нечего. Иди и учи детей…». На том и порешили. Казалось бы, теперь все хорошо, потекли счастливые студенческие годы. Но не тут-то было! Поступил в этот же институт некто Перцев, знавший, что у Антонины отец – казачий офицер, донес на нее в ректорат, и учеба закончилась.

Что делать? Вышла на берег Дона. Как она устала, броситься бы в спокойные серые воды и забыть обо всем! На счастье проходил мимо старичок, взял Тоню за руку, отвел от парапета. «Негоже, — говорит,- детонька, на воду смотреть. Пойдем, расскажешь мне все, что-нибудь придумаем».

Так оказалась Тоня в далекой Махачкале, где тоже был педагогический институт. Пришла в ректорат, а ректор говорит: «Не могу я Вас в настоящее время принять в институт, но я работаю в комиссии по выработке новой конституции, в которой будет оговорено, что дети за родителей не отвечают. Должна она выйти в 1936 году. Вот тогда и приходите, а пока вот Вам направление в вечернюю школу, там нужен учитель математики».

1936 год, 5 декабря. Вышла Сталинская конституция, и пригласили Антонину продолжить учебу в Махачкалинском педагогическом институте, по окончании которого в 1939 году она получила распределение на работу в Нижнеудинск .

1941 год. «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой»…

Трудно стало жить: «все для фронта, все для победы». До белых мух с девочками-ученицами собирали в поле картошку, репу, брюкву и другие овощи, отправляли посылки на фронт и работали, учились. Приехал однажды к ним родитель повидать дочку да угостить девочек чем-нибудь вкусненьким, привез замечательных, жирных омулей. Сколько было радости! Наварили картошки, выложили омуля. Да не тут-то было! Не привыкла Антонина Епифановна к лакомству с душком. А девочки радуются, уговаривают. Рассмеялся отец: «Вы уж простите меня. Забыл я, что Вы с вольного Дона. Там такое не едят.» Обидно было до слез, но перебороть себя так и не смогла.

В 1943 году к своему другу в Нижнеудинск приехал на побывку красавец-офицер топографической службы Соффер Михаил Ильич, познакомился с Антониной и увез ее в Иркутск, где стала она работать завучем большой школы в предместье Маратова.

Там в декабре 1944 года и родилась моя бабушка Соффер Галина Михайловна.

1945 год. Окончилась война. Отгремели победные салюты. Прадедушка вернулся с восточного фронта. Семья переехала к его родственникам в г. Керчь, где он работал главным землеустроителем города. В 1947 году Михаил Ильич получил от своего друга, Полехина Ивана Михайловича, приглашение на работу преподавателем специальных дисциплин в Новочеркасский сельскохозяйственный техникум и принял его. Полюбилась ему эта живая, ни с чем не сравнимая работа со студентами, и стал он студенческим кумиром.

С 1947 года семья живет в г. Новочеркасске Ростовской области. Все было: и голод, и карточки. Кукурузные лепешки – за лакомство. Но выстояли.

Антонина Епифановна работала в школе милиции, затем в школе руководящих кадров, а с 1950 года перешла на работу преподавателем математики в тот же селькохозяйственный техникум. «Строга, но справедлива», — говорили о ней студенты.

Была председателем методического объединения математиков города, депутатом городского Совета.

А ее дочь Галина, моя бабушка, тем временем подросла. В 1961 году закончила школу, да слишком молодой (с шести лет пошла) и по возрасту в политехнический институт ее не приняли, но дома сидеть целый год Галя не захотела и пошла работать на электровозостроительный завод, в отдел главного конструктора светокопировщицей. На вопрос отдела кадров: «А сколько же тебе лет?» ответила: «Скоро восемнадцать», хотя до них было еще полтора года. Посмеялись кадровики, но на работу приняли.

Там и застали ее события 1962 года, о которых до сих пор говорят историки и политики. В июне поднялись цены на продукты, понизилась зарплата и — забастовали рабочие. Страшновато было, когда остановился транспорт, а на мосту спуска Герцена стояли цепи солдат с бронетранспортерами. По-разному толкуют эти события и очевидцы, и участники. Кто прав, кто виноват — история расставит свои точки.

В 1962 году Галя поступает в Новочеркасский политехнический институт на элекромеханический факультет. На втором курсе к ним в группу переводится белокурый парень с ослепительной белозубой улыбкой – Вячеслав Карцев, и дрогнуло бабушкино сердечко. В 1965 году стала Галя

Соффер Карцевой Галиной Михайловной, а в 1966 году родилась моя мама – Карцева Инна Вячеславовна, и в 1975 году – мой дядя – Карцев Роман Вячеславович.

В 1968 году бабушка и дедушка окончили институт и продолжали работать на электровозостроительном заводе, но, видно, сыграли гены свою роль: потянуло бабушку к студентам, в их бурную жизнь. И с 1969 года стала она работать в родном, теперь уже гидромелиоративном, техникуме преподавателем электротехники, а затем информатики. С тех пор прошло 39 лет.

Теперь она Заслуженный учитель школы Российской Федерации.

А затем и дедушка, Карцев Вячеслав Иванович, пришел работать в этот же техникум преподавателем физики и электротехники. Идут и идут к нему выпускники, чтобы поделиться своими радостями и горестями, решить проблемы в семье и посоветоваться, куда пойти работать.

Таким образом, общий педагогический стаж моей семьи в нашем техникуме составляет 117 лет.

Мама же моя по окончании школы поступила в мелиоративный институт на гидромелиоративный факультет, где на сельхозработах познакомилась с моим будущим папой – Бирюлиным Алексеем Васильевичем, который учился в параллельной группе. Подружились. Полюбили друг друга. Поженились, и увез папа маму из родного дома в х. Грачев Боковского района Ростовской области, где они живут и работают по настоящее время: папа – в администрации хутора специалистом по земельно-имущественным отношениям, а мама – главным экономистом в колхозе «Русь».

Ей послана судьбой ее семья,

Она дает ей теплоту, участье.

В ней сын и дочка, муж, сама.

Вот в этом всем есть лучик счастья.

Но и мама не прошла мимо нашего техникума: с отличием закончила заочное отделение по специальности «Правоведение», после чего решала в арбитражном суде все колхозные дела и ни одного не проиграла.

Дядя Рома тоже закончил наш техникум по специальности «Землеустройство» и поступил учиться в Санкт-Петербургский военный топографический университет, который закончил с отличием, и в настоящее время служит в г. Ростове заместителем командира топографи-ческой части.

К тому времени, как мама с папой переехали в хутор, у них уже был сын, Дима, а в 1992 году родилась я, Оля.

Дима пошел по стопам своего дяди: с отличием закончил техническое отделение нашего техникума по специальности «Землеустройство» и сейчас на одни пятерки учится на втором курсе Санкт-Петербургской военной академии им. Можайского по специальности «Геодезист-топограф». Он занял первое место в олимпиаде по военной топографии Ленинградского округа, и теперь портрет его находится на Доске почета академии. Как же я люблю его, своего старшего брата!

Я тоже студентка нашего техникума. Правда, немного изменила семейным традициям: так как с раннего детства очень люблю животных, то учусь на ветеринарном отделении.

Дом… Это слово знакомо всем, от него веет уютом и теплом. Чем сложнее мир вокруг нас, тем труднее сохранить свою индивидуальность, доброту, тем сильнее тянет нас к частной жизни, в наш дом-убежище, который оградит нас от всех напастей. Дом для каждого из нас — самое главное, самое нужное в жизни. И если в нем царят взаимопонимание и доверие, тепло и уют, это настоящее счастье.

Радость или грусть нас ждут потом,

Но всему начало — отчий дом…



sitemap
sitemap