Сказка о двух подругах



Сказка .

Живут порознь, деля одно крыльцо.

Врачуют старые раны, заражая новые

Возвратит проклятье её туда,

где разошлись их пути – дорожки.

Лишь с небес посланной

помирить удастся былых друзей.

В одной деревушке, почти около леса жили две подруги. Шустрые, молоденькие… Было им всего по cто пятьдесят лет — и четверти жизни нету, а всё потому, что не были они простыми людьми, были они ведьмами. Всегда во всём друг другу помогали, никогда не ссорились.

Первая-Екатерина была низенькой, белокурой, вся в веснушках. Помогала всегда всем. Кому болезнь излечить, кому удачу принести. Добрая, одним словом. Вторая- Афанасия была полной противоположностью Екатерине: высокая, черноволосая. Ни разу за свою жизнь никому не помогла. Всё проходит по улице, назовут её словом грубым, она руку ко рту поднесёт и шепчет что-то, не сводя пристального взгляда с дома с того. Глядишь, на следующий день пожар там случится или кур украдут.

Да всё бы ничего, жили бы в мире и согласии Екатерина с Афанасией ещё лет пятьсот, но появился парень молодой в деревне. Вот тут-то дружба Екатерины с Афанасией закончилась. Подошли они как-то к тому парню да и начали звать его в поле. Тот согласился. Только вышли они в поле, как Афанасия начала свои силы огня и ветра призывать. Екатерина в ярости землю с водой на помощь призвала. Наполнились они силами стихийными и начали друг в друга метать ядра своей магии.

Встрепенулся парень и бросился между девушками, иначе погубили бы они друг друга. Замерли те на месте. Зрачки не двигались, руги дрожали. И сказал парень: «Нет, Афанасия. Верни силы свои туда, где взяла. Мне Екатерина милее. Не полюблю я тебя!»

Дёрнулась Афанасия. Из глаз её потекли слёзы. Впервые за сто пятьдесят лет она плакала. Упала она на колени и пролежала в поле до вечера, пока деревенские её не нашли и домой не привели.

Вскоре Екатерина вышла замуж за того парня. А через пару месяцев он скончался за обедом.

Ходили слухи, что это Афанасии рук дело. Вот тогда ненависть с обеих сторон синим пламенем запылала.

Через пару сотен лет после описанных событий нашла Екатерина в лесу маленькую девочку, месяц от роду. Рыженькую, с большими зелёными глазами. Дала она имя ей Афаина-первые три буквы от имени Афанасии, уж больно похожи они были, а конец слова от своего имени. Стала Екатерина Афаину своею дочерью называть. И искренне верила та, что Екатерина мать её родная.

Годы шли. Афаина росла, взрослела, вот ей пять, девять, тринадцать лет. Так дожила она до шестнадцати с хвостиком. Всегда ждала Афаина своего дня рождения с нетерпением, всего месяц остался, и ей семнадцать.

А Екатерина с Афанасией уже не враждавали, но и не дружили. Лет пятьдесят они друг друга не видели, хотя в одной деревне жили. Ничто не изменилось со времени их молодости, всё также помогала Екатерина людям, а Афанасия людей сторонилась, а сейчас подавно-на окраину переехала, почти в лес. Екатерину приглашали во все деревенские советы, так как всегда руководствовались её мнением. И не были уже ни для кого секретом её волшебные способности, наоборот, все это знали, и все просили её о помощи, когда нужно было.

Близилось собрание деревенское, но вот беда: на днях поскользнулась Екатерина, упала и ногу подвернула. Не может она пойти туда никак. Подозвала она тогда к себе Афаину и начала просить её на собрание сходить. Всё объяснила, что сказать нужно, как себя вести…

Вот пошла Афаина на собрание. Села на стул, а напротив неё молодой человек сидел, и смотрел в другую сторону, на Афаину даже внимания не обращая. Тем не менее минуту спустя повернулся он в её сторону и так взглядом в Афаину вцепился, что в горле у неё все пересохло и лёгкое головокружение появилось.

После собрания пошёл этот молодой человек за Афаиной и у ворот только догнал и представился. Оказалось, что зовут его Вячеслав и главный он в этом округе. С тех пор влюбился он в Афаину и преследовал её везде. Да только не нравился он ей вовсе, но не могла Афаина от этого человека отвязаться, так как тот угрожал её с Екатериной с белого света выжить.

Отчаялся уже Вячеслав, как вдруг услышал он о Афанасии, что та привораживать может. Пошёл к ней и говорит:

-Дай мне приворотное зелье, иначе я тебя со света белого сживу.

-Хорошо,-ответила ведьма, не оборачиваясь. — Дам я тебе зелье и приворожишь ты Афаину.

Испугался Вячеслав, ведь ничего он про возлюбленную свою не говорил, а она имя угадала. Да и такого ни у кого в деревни больше нету -редкое, видно.

-Простите меня, бабушка, за грубость мою. Не знаю я, и что с этим делать. Всем плохо говорю.

-Горбатого могила исправит, -сквозь зубы прорычала Афанасия.

Вячеслав помялся.

«Ладно, дам я тебе зелье. Только слушай внимательно: действует оно всего день, если не сумеешь её до рассвета напоить -ничего не выйдет. Так что слушай, придёшь завтра утром, до первых петухов к Афаине, да тихонько в ведро с питьевой водой вылей всё содержимое из этого бутылька, чтоб ни одной капельки в сосуде не осталось. Не сумеешь, безрукий, помогать тебе во век не стану!»

Отдала ведьма бутыль Вячеславу, да от золота отказалась, мол, ни в том счастье.

Дождался Вячеслав утра и пробрался в дом Екатерины, налил в ведро с питьевой водой зелье и сбежал.

Да, однако, просчиталась Афанасия. Первой проснулась Екатерина, пошла водички попить. Набрала она в ковш воды и только губы её прикоснулись к воде нечистой, как скрутило её и взревела она нечеловеческим голосом, упала на пол и лежит. Соскочила на крик с кровати Афаина, выбежала в коридор и увидала мать свою обезжизненную. Разрыдалась Афаина, однако, рано. Не время Екатерине умирать. Поднялась она с пола и пошла на улицу. По ступенькам шагала ровно, чётко, даже не покачивалась, будто это ни Екатерина вовсе, ни человек живой.

Побежала Афаина за нею, хотела не дать ранним утром не пойми куда идти, как заметила вдруг, что глаза у её матери закрыты. И замерла. Нельзя мешать лунатикам, разбудишь — умрут.

Пошла по пятам Афаина за матерью. Долго они шли, пока не вышли в поле, с другой стороны в поле направлялась Афанасия, поняла Афаина, что это поле их битвы. Испугалась. Но ничем она не поможет сейчас. Впервые за шестнадцать лет посетила её чувство беспомощности.

Встретились лицом к лицу былые подруги, открыли глаза, и возродилась в их глазах ненависть снова.

Начали они призывать свои стихии. Обомлела Афаина от увиденного, выбежала на поляну, прямо между ведьмами встала, думала, повторит она судьбу своего «отца», уйдёт с поля с Екатериной, оставив наедине с собой Афанасию. Но судьбы у них были разные. Встала Афаина между ведьмами, а те лишь метать молнии аккуратнее стали.

«Поубивают они друг друга»-подумала Афаина. Действительно, равны они в силах были, и выхода оставалось два: погибнуть обеим либо уйти отсюда соратниками.

Упала на землю Афаина, не в силах смотреть, как погибает её мать. Закрыла глаза и заплакала. Встала она на колени вскоре, чтобы помолиться, попросить Бога ей помочь, как заметила, что ведьмы набирают силы для смертоносных ударов. Начала Афаина быстрее молиться, быстрее… Аминь…

Моргнула девушка глазами, и недалеко от неё сверкнуло что-то серебряное. Побежала туда Афаина и увидела на том месте нож. Схватила она его и воткнула себе в сердце.

Опустили руки свои Афанасия с Екатериной. И замерли на месте. Подошли они к Афаине, но она была мертва.

Зарыдали тогда обе ведьмы, обнялись, и попросили стихии свои охранять душу Афаины, где бы та не была.

Отпевали девушку эту долго, и вспоминали, как героиню, не дожившую до семнадцатилетия.

Автор: Ананьева Арина, 6 класс

Перец.

Юмористический рассказ.

За окном весна. Солнце рассеяло свои лучи по улице, но еще очень-очень холодно. Мама не разрешает мне гулять. Мои попытки уговорить ее позволить наслаждаться воздухом «напрямую», не через форточку, заканчиваются ничем. И вот я снова пытаюсь:

— Мамочка, миленькая, ну, пожалуйста… Ради солнца, ради Бога, ради кошки Мирдрыпульки из нашего подъезда отпусти меня погулять. Хоть на минутку!

— Нет, простудишься, и кому лучше сделаешь?

Несмотря на мой возраст, я отлично умела делать «кошачьи» глазки.

— Нет! На улицу не пущу. Но на балконе можешь поиграть. Только не открывай широко окно. И еще: там сушится перец, не вздумай трогать его руками и тереть глаза. А также не нюхай и не кушай его.

— Спасибо, мама!

Прежде чем отпустить меня на балкон, мама надевает мне шапку, штанишки и пальто… Странная женщина!

Я захожу на балкон. Ох, и много же здесь игрушек, которыми я давно уже не играла…После двадцати минут все они не кажутся такими уж интересными. Мое внимание привлек перец, висевший на самом верху. Ах, до чего он изумителен! А цвет какой! Красота. В этот момент в моей голове созрела мысль. Могла ли я тогда знать о ее последствиях?!

Я сбегала в комнату за табуреткой, залезла на нее и схватила перец. Я специально растребушила его и натерла глаза. «Эх, враки,- думала я. — Ничего не бо…бо-бо-бо…Больно!» С визгом я побежала в зал

— Мама, спаси, помоги!!

— Что, что случилось?

Глаза мои уже покраснели, под ними образовались синяки. Объяснять долго не пришлось.

Мама долго промывала мне глаза, и я больше никогда не трогала перец.

Но, признаюсь, иногда мне кажется, что мама сказала мне это специально, так как знала, что «запретный плод сладок».



sitemap
sitemap