Симметрия в православной культуре



Симметрия в православной культуре

Работа ученицы 8 класса

МБОУ «СОШ с углубленным изучением отдельных предметов №55 им. А.Невского» г.Курска

Федоровой Ольги

“Во всём мне хочется дойти До самой сути.В работе, в поисках пути, В сердечной смуте.До сущности протекших дней,До их причины,До оснований, до корней,До сердцевины”.

Б.Пастернак

Действительно, для того чтобы что-либо познать, надо дойти до самой сути, хоть в математике, хоть в жизни. Поэтому мы сегодня, следуя этому закону, познакомимся глубже с понятием симметрии, узнаем, какой глубокий смысл заложен в этом понятии и почему симметрия, буквально, пронизывает архитектуру православных храмов и православную символику.

Перед вами картина А.Рублева “Троица”. (Слайд 2)

Что пронизывает эту картину? (Симметрия). Что хотел показать художник в картине “Троица”, используя симметрию (уравновешенность, которые несут эти 2 ангела). А уравновешенность и покой можно достичь только с симметрией. А что же такое симметрия?

Симметрию мы встречаем везде — в природе, технике, искусстве, науке. Принципы симметрии играют важную роль в физике, математике, химии и биологии, технике и архитектуре, живописи и скульптуре, поэзии и музыке. Симметрия проникла в мир математических законов, физических, биологических, литературных и стала там полновластной хозяйкой.

1. Симметрия и асимметрия.

Р. Декарт писал: «Каково бы ни было то неравенство и беспорядок, которое, как мы можем предположить, были с самого начала установлены богом между частицами материи, почти все эти частицы должны по законам природы приблизиться к средней величине и среднему движению». Таким образом, по Декарту, бог, создав асимметричные тела, придал им «естественное» круговое движение, в результате которого они совершенствовались в тела симметричные.

Вопрос о красоте, связанной с симметрией, очевиден. Рассматривая соразмерные, взаимно уравновешенные, закономерно повторяющиеся части симметричного объекта мы ощущаем покой, порядок, стабильность. И в результате объект воспринимаем как красивый. И напротив, случайное отклонение от симметрии (обрушивающийся угол здания, оторванный кусочек буквы, необычно рано выпавший снег), воспринимается отрицательно, как неожиданный эффект, угрожающий нашей уверенности. Все это так, но симметрия может вызвать и отрицательные эмоции.

Наверное, не случайно, безжизненный замок снежной королевы из сказки Андерсена изображает как симметричное сооружение, сверкающее отполированными зеркальными гранями правильных форм. Кто же прав? Кто видит в неживой природе нагромождение, беспорядок или тот, кто видит господство холодной точности и симметрии. Неверны обе точки зрения. Конечно груда камней это беспорядок, но каждый камень состоит из кристаллов. А кристаллы вносят в мир неживой природы очарование симметрии. Вспомните снежинки. Это маленькие кристаллы замерзшей воды. Они обладают симметрией повторной и зеркальной(осевой, центральной). Почему снежинки шестиугольные. Почему не бывает пятиугольных снежинок (пчелиные соты, зернышки граната). А теперь давайте представим себе цветущий весенний луг с буйным и совсем не симметричным рисунком красок. Неужели можно считать, что аккуратно подстриженный газон или дерево красивее естественной лужайки? Получается, что красота не всегда связана с симметрией. Оказывается, что при рассмотрении симметрии, надо принимать во внимание не только саму симметрию, но и отклонения от нее, т.е. асимметрия. Симметрия выражает нечто общее, свойственно разным объектам, а асимметрия – частное, т.е. у асимметрии есть свое собственное “лицо”.

Попытаемся вообразить себе мир, который устроен полностью симметрией. Такой мир должен был бы совмещаться сам с собой при любом повороте, при отражении в зеркале. Это было бы что-то однородное, неизменное. Такой мир невозможен. Мир существует благодаря единству симметрии и асимметрии.

2. Симметрия и асимметрия архитектурных форм православных храмов.

Замечательным примером использования симметрии является человеческая деятельность, а именно – творческая. Прекрасные образцы симметрии демонстрируют произведения архитектуры. Рассмотрим это на примерах архитектуры православных храмов.

Особенно интересно проявление симметрии в древнерусских постройках, в частности в деревянных церквах, которыми издавна славилась Россия. В XVII-XVIII вв. на Руси были распространены так называемые ярусные храмы, завершавшиеся поставленными друг на друга, уменьшающимися по величине срубами. Старая русская архитектура дает много и других примеров использования симметрии. Достаточно назвать колокольни, звонницы, сторожевые башни, внутренние опорные столбы. Более поздние каменные русские храмы, дворцы, садово-парковые ансамбли тоже несут на себе явный отпечаток симметрии.

От нее в первую очередь зависит впечатление, которое производит архитектурное сооружение. Сочетание различных объемов — высоких и низких, прямолинейных и криволинейных, чередование пространств — открытых и закрытых — вот основные приемы, которые использует зодчий, создавая архитектурные композиции. Впечатление от здания во многом зависит и от ритма, т.е. от четкого распределения и повторения в определенном порядке объемов зданий или отдельных архитектурных форм на здании (колонн, окон, рельефов и т.д.).

Тайны симметрии и асимметрии

Примером удивительного сочетания симметрии и асимметрии является Покровский собор (храм Василия Блаженного) на Красной площади в Москве. (Слайд 4) Эта причудливая композиция из десяти храмов, каждый из которых обладает центральной симметрией, в целом не имеет ни зеркальной, ни поворотной симметрии. Симметричные архитектурные детали собора кружатся в своем асимметричном, беспорядочном танце вокруг его центрального шатра: они то поднимаются, то опускаются, то как бы набегают друг на друга, то отстают, создавая впечатление радости и праздника. Без своей удивительной асимметрии храм Василия Блаженного просто немыслим!

Как и в любом деле, абсолютизация одной идеи не могла привести ни к чему хорошему. Симметрия в искусстве не составила исключения. «Красота неправильная», асимметрия, стала пробивать себе дорогу в искусстве, ибо сведение красоты только к симметрии ограничивало богатство ее внутреннего содержания, лишало красоту жизни. Истинную красоту можно постичь только в единстве противоположностей. Вот почему именно единство симметрии и асимметрии определяет сегодня внутреннее содержание прекрасного в искусстве. Симметрия воспринимается нами как покой, скованность, закономерность, тогда как асимметрия означает движение, свободу, случайность.

3.Принцип симметрии и асимметрии в картинах и иконах.

Для анализа симметрии изображения лучше, наверное, взять картину с более простой композицией. Перед вами картина гениального итальянского художника Леонардо да Винчи “Мадонна Литта”. (Слайд 5) Обратите внимание: фигуры мадонны и ребёнка вписываются в правильный треугольник, который вследствие своей симметричности особенно ясно воспринимается глазом зрителя. Благодаря этому мать и ребёнок сразу же оказываются в центре внимания, как бы выдвигаются на передний план. Голова мадонны совершенно точно, но в то же время естественно помещается между двумя симметричными окнами на заднем плане картины. В окнах просматриваются спокойные плавные линии пологих холмов и облаков. Всё это создаёт ощущение покоя и умиротворённости, усиливаемое за счёт гармоничного сочетания голубого цвета с желтоватыми и красноватыми тонами. Внутренняя симметрия картины хорошо ощущается. А что можно сказать об асимметрии?

Асимметрия хорошо проявляется, например, в тельце ребёнка, которое неправильно разрезает упомянутый выше треугольник. И кроме того, есть одна в высшей в высшей степени выразительная деталь. Благодаря взаимной замкнутости, завершённости линий фигуры мадонны создаётся впечатление полного безразличия мадонны к окружающему миру, и в частности к зрителю. Мадонна вся сосредоточена на младенце; она нежно держит его, нежно глядит на него. Все её мысли сосредоточены только на нём. И вдруг вся эта замкнутость картины в себе исчезает, как только мы встречаемся со взглядом ребёнка. Именно здесь внутренняя уравновешенность композиции нарушается: спокойный и внимательный взгляд ребёнка обращён прямо на зрителя, через него картина раскрывается во внешний мир. Попробуйте мысленно убрать эту чудесную асимметрию, повернуть лицо младенца к матери, соединить их взгляды. Разве вы не чувствуете, что от этого картина сразу становится беднее, менее выразительной?

Обратимся к Троице Рублева. Троица — гармония симметрии по природе трех Ипостасей и Их асимметрии по происхождению. (Слайд 6)

Небольшая асимметрия на фоне ярко выраженной симметрии присуща изображениям Креста Христова на православных иконах. Удивительным является тот факт, что основные пропорции распятия и лица человека совпадают. При этом раны от гвоздей на руках Спасителя совпадают со зрачками глаз, а на ногах с ротовой щелью в районе губного желобка.

(Слайд 7)

Получается, что всякий раз, когда мы, восхищаемся тем или иным произведением искусства, говорим о гармонии, красоте, эмоциональности воздействия, мы тем самым касаемся одной и той же неисчерпаемой проблемы – проблемы соотношения между симметрией и асимметрией.

4. Библейская стилистическая симметрия

Первая фраза Библии: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1.1) — симметрична. В центре ее — слово «Бог». Слева и справа от него, не считая предлога и союза, по два других слова. Такая структура вступительного предложения Священного Писания не случайна.

Тесная взаимосвязь законов симметрии и асимметрии проявляется в следующем высказывании Иисуса Христа (Евангелие от Фомы) о Царствии небесном:



«Когда вы сделаете внутреннее как внешнее, женское как мужское, мужское как женское, тогда вы войдете в Царствие…. Тот, кто обретет толкование этих слов, не вкусит смерти.»

Это утверждение можно переписать, используя алгебраическую форму:

В Откровении Иоанна Богослова Спаситель неоднократно говорит: «Я есмь Альфа и Омега» (Откр. 1.8, 1.10, 21,6, 22.13). Здесь использованы первая и последняя буквы греческого алфавита. Обе зеркально-симметричны, как зеркально симметричен и главный христианский символ — крест.

Две книги Библии начинаются словами «В начале…», это Бытие и Евангелие от Иоанна. Обе фразы, начинающиеся этими словами, приоткрывают тайну Святой Троицы. Первая, говорит о троичности бытия, включающего в себя Творца и Его творение — «небо и землю». Вторая: «»В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» — зерно, из которого произросло все тринитарное богословие. Они сразу же обязывают нашу мысль утверждать в Боге одновременно тождество и различие» . Иными словами, симметрию и асимметрию. B богословие, это сочетание соразмерности и несоразмерности, часто записывается символически двумя равенствами, образующими зеркально-симметричную структуру (1=3) и (3=1). Причем, «тройственное число не является количеством, как мы это обычно понимаем; оно обозначает в Божестве неизреченный Его порядок» . Порядок идеальной гармонии между тождеством и различием, симметрией и асимметрией. Имя этой гармонии — Любовь: «Бог есть любовь» (1Ин. 4.8).

Рассматривая некоторые аспекты использования симметрии можно заметить ещё важный её аспект– это философский аспект симметрии, или точнее говоря, диалектика симметрии и асимметрии. Она лежит в основе любой научной классификации. Именно она определяет степень красоты, содержащейся в том или ином произведении искусства, зодчества. Если симметрия связана с сохранением, общим, необходимым. То асимметрия связана с изменением, частным, различным, случайным. Мир не мог бы быть абсолютно симметричным (ничто бы не изменялось, не было бы никаких различий, в таком мире ничего не наблюдалось – никаких явлений, объектов). Не мог бы существовать абсолютно асимметричный мир. Это был бы мир, без каких – либо законов, где ничто не сохраняется, где нет каких-либо причинных связей. Реальный мир – это мир, основывающийся на диалектике симметрии и асимметрии.

Использованная литература:

Л. Тарасов, Этот удивительно симметричный мир, Москва: Просвещение,1982

М. Гарднер , Этот правый, левый мир.

Вейль Г.Симметрия. М.: Едиториал УРСС,2003.

Зенкевич И.Г.,Эстетика урока математики: Пособие для учителей. – М.: Просвещение,1981.

Ресурсы ИНТЕРНЕТ.








sitemap
sitemap