Семибоярщина — предатели или заложники сложившихся обстоятельств



Семибоярщина – предатели или заложники сложившихся обстоятельств

Курашов Сергей Вадимович

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра (Тюменская область)

Город Нижневартовск

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение

«Вечерняя (сменная) общеобразовательная школа №3»

8 «А» класс

ПЛАН ИССЛЕДОВАНИЯ

Смутное время характеризуется такими явлениями, как голод, социально-экономический кризис, польско-литовская интервенция, и самая главная причина столь тяжелых времен – отсутствие престолонаследника. Каждый из «царей» Смутного времени, пытаясь решить данные проблемы, были низвергнуты, их деятельность лишь усугубляло сложившееся положение.

Устав от бессмысленного правления каждого из царей, чья цель была не вывод страны из сложившейся ситуации, а обогащение своих карманов, народ, созвав Земский собор, решил, что после низложения Василия Шуйского должно быть создано временное правительство из числа бояр, главная цель которого – найти достойного претендента на трон Московского государства, который, в дальнейшем, сможет вывести страну из Смутного времени.

Выбор был сделан в пользу польского королевича Владислава, сына польского короля Сигизмунда III. В результате этого, члены временного правительства составили договор о воцарении королевича под стенами Москвы с польским гетманом С. Жолкевским, который стоял со своим войском под стенами Москвы. Однако гетман не обладал полномочиями, которые закрепили бы этот договор юридически, и было принято решение о выдвижении делегации к польскому королю, который осаждал Смоленск, для официального заключения договора воцарения. Данная делегация получила в истории название «Великое посольства».

Решение о воцарение Владислава в Московском государстве обусловило размещение польских войск в стенах Москвы для наведения порядка к приезду королевича. Однако из этого ничего хорошего не получилось, так как польские войска вместо поддержки порядка его разрушали посредством грабежа русского народа, от их рук пострадал патриарх русской православной церкви Гермоген, на свое содержание они пользовались «монетой из московской казны», а так же посредством участия польских солдат была сожжена Москва.

В работе поднимается вопрос: являются ли члены временного правительства предателями, или же в силу сложившихся обстоятельств они оказались заложниками.

Гипотеза: члены «седьмочисленной комиссии» являются заложниками ситуации, а не предателями.

Цель: на основе изучения обстановки Смутного времени доказать, что бояре временного правительства являются заложниками.

Данная цель предполагает решение следующих задач:

Изучить обстоятельства прихода к власти Семибоярщины, ее деятельность и итоги правления.

Провести анализ литературы, посвященной изучению смутного времени

Систематизировать мнения исследователей относительно предательства членов временного правительства

Охарактеризовать обстоятельства, при которых «седьмочимленная комиссия» делала тот или иной выбор в принятии решений.

Объект исследования: Семибоярщина

Предмет исследования: Внутри- и внешнеполитическая деятельность временного правительства

Сферы применения работы:

уроки истории —

внеклассная деятельность.

В работе были использованы следующие методы:

эмпирический (сбор информации, анализ собранной информации);

теоретический (сравнение, обобщение, систематизация, выводы).

Глава I. Семибоярщина – приход к власти, деятельность, итоги правления.

Хронологические рамки существования временного правительства «Семибоярщина» охватывают время, которое в истории именуется Смутным. Голод, гражданская война, польско-шведская интервенция, и самое главное, отсутствие престолонаследника характеризует это время. До прихода временного правительства к власти московский престол занимали люди, заинтересованные в получении титула «царь», но не как в исправлении сложившейся ситуации.

Временное правительство пришло к власти после низложения боярина Василия Шуйского 17 июля 1610 г. Причиной этому послужили следующие обстоятельства:

Волнения в Москве так и не прекратились;

Интервенция Речи Посполитой (Польши) и Швеции так и не прекратились (более того, польский король Сигизмунд III вторгся в пределы Московского государства и начал осаждать Смоленск);

Потеря армии в попытке отразить наступательную операцию польских войск;

У Москвы так и продолжали стоять войска Тушинского вора Лжедмитрия II, ожидая удобного момента для захвата столицы государства.

Территория Московского государства была практически сокращена до границ г. Москвы.

Таким образом, итоги правления Василия Шуйского несут в себе негативный характер, более того, он так и не решил главную проблему – вопрос о престолонаследнике.

Устав от бессмысленного правления боярина, московский люд сверг царя, совершил подстриг и отправил в монастырь, дабы «…сей человек не занял трон московский впредь».

После этих событий, русский народ созвал Земский Собор для того, чтобы решить вопрос о том, кто же займет престол Московского государства. Выбирать из числа бояр, а так же открыть ворота Москвы для Лжедмитрия II было бессмысленно, так как история знала плачевный итог их правления. В связи с этим, для того, чтобы московское государство окончательно не потеряла автономию, к власти пришла «седьмочисленная комиссия» — временное правительство, главной целью которого был поиск престолонаследника.

Кто же входил в состав временного правительства? Как это ни парадоксально, но историки так и не выяснили точный его состав. В Московском государстве при назначении на высшие государственные посты огромную роль играла система местничества, при которой все знатные фамилии были четко ранжированы. Естественно, что в состав Семибоярщины могли войти представители наиболее родовитых боярских фамилий. Перечень их можно найти в так называемых боярских списках – особых документах, фиксировавших состав Государева двора. С. Ф. Платонов, выясняя состав Семибоярщины, обращает внимание на боярский список 1611 года, согласно которому, состав временного правительства был следующий: князь Ф. И. Мстиславский, князь И. М. Воротынский, князь А. В. Трубецкой, князь А. В. Голицын, И. Н. Романов, Ф. И. Шереметев и князь Б. М. Лыков. С.Ф.Платонов указывал на то, что эти бояре занимали высшие места, за исключением князя Б. М. Лыкова. Но данный состав не был однородным, он постоянно менялся ввиду событий различного рода.

Для того чтобы не повторить судьбу Василия Шуйского, члены временного правительства сразу же стали решать вопрос о престолонаследии. Отбросив все кандидатуры бояр и самозванца, «седьмочисленная комиссия» пришла к выводу, что искать будущего царя следует не из числа русского народа.

Учитывая это, а так же то, что у ворот Москвы стоял не только Лжедмитрий II, но и польские войска во главе с гетманом Станиславом Жолкевским, члены временного правительства сделали выбор в пользу польского королевича Владислава, сына короля Сигизмунда III.

17 августа 1610 года был подписан договор о признании царем королевича Владислава. Данное соглашение было заключено между членами Семибоярщины и гетманом Жолкевским, который, представляя короля, не обладал полномочиями, обязывавшими Владислава приехать в Москву. Для того, чтобы договор вступил в действие, временное правительство отправило «великое» посольство во главе с князем В. В. Голицыным и ростовским митрополитом Филаретом к Сигизмунду III, который осаждал Смоленск.

Инициативу приглашениявойск в Кремль взяли на себя Ф.И. Мстиславский. Наемные роты вошли в столицу без барабанного боя, со свернутыми знаменами. Гетман Жолкевский разместился в Кремле, но при нем находилась лишь небольшая свита. Один из полков занял казармы в Китай-городе, другой — в Белом городе. Прочие силы остались в Новодевичьем монастыре.

Однако союзники, пущенные боярами в Москву, все больше превращались в оккупантов.

Семибоярщина принуждена была взять на себя содержание королевских войск в Москве. Имея в казне немного звонкой монеты, бояре решили возложить расходы по оплате наемников на провинцию. Они выделили на каждую роту по несколько крупных городов. Например, одна из рот получила «в кормление» Суздаль и Кострому. Солдаты посылали в города собственных сборщиков и фуражиров.

Основательно обогатившись, наемники заявили, что согласны отказаться от корма и получать плату звонкой монетой. За несколько месяцев московская казна, выдала его солдатам сто тысяч только на «харчи». Траты на содержание иноземных войск легли тяжким грузом на плечи «черных людей» — податного населения.

Колоссальные изменения коснулись и состава временного правительства. А. Госевский, прибывший на смену гетману Жолкевскому, раздавая думные чины направо и налево, он нарушал местническую иерархию.

Александр Госевский в соответствии с королевским распоряжениями Боярской думе узурпировал право участвовать в решении дел — сначала вместе с боярами, а потом единолично. В Москве его стали звать «староста московский» и для доклада о разных делах «ходили» в Кремль «в верх», как обычно обозначались царские покои. Стрелецкая охрана была переподчинена Госевкому.

С согласия Семибоярщины А. Госевский усилил строгости. Его гусары патрулировали улицы и площади столицы. Власти распорядились разобрать решетки, которыми на ночь перегораживали столичные улицы. Всем русским запрещено было выходить из домов с наступлением темноты и до рассвета.

Народ, и прежде не любивший поляков, теперь не скрывал своих антипатий к ним, отшатнулся от Владислава и стал желать другого царя. Это движение очень скоро приняло серьезные размеры и обратилось в пользу «Вора», но Лжедмитрия II, который к этому времени, отошедший в Калугу под натиском поляков, убил его собственный телохранитель.

Смерть «царика» послужила толчком для призыва главы русской церкви, патриарха Гермогена, освободить столицу Русского государства. Именно по его инициативе были направлены грамоты с призывом освободить русскую землю от иностранных оккупантов во все города Московского царства. Однако эти грамоты были перехвачены польскими солдатами. Узнав об этом, А. Госевский, М. Салтыков (член временного правительства), сожгли его двор, а самого патриарха отправили в Чудов монастырь, где он скончался в результате измора.

Но две грамоты все таки дошли до своих адресатов – Рязань и нижний Новгород. Первой на призыв откликнулась Рязань, где было сформировано Первое ополчение, которое, к сожаленью, не смогло достичь своей цели. Однако, увидев на горизонте отряды повстанцев, поляки тут же стали готовить орудия для отражения атаки ополченцев, а один из членов Семибоярщины М. Салтыков поджог свой дом. В результате этого, 19 марта 1611 года произошел колоссальный по своим масштабам пожар, уничтоживший практически всю столицу Московского царства.

А в это время начинает формироваться Второе ополчение в Нижнем Новгороде под руководством «торгового мужика» Кузьмы Минина и воеводы Дмитрия Пожарского. Подойдя летом 1612 года к Москве, Второе ополчение было атаковано польскими войсками во главе с гетманом Ходкевичем, однако грамотное руководство Д. Пожарского спасло повстанцев от гибели и Струсь вынужден был отступить в глубь Москвы, а именно в Кремль.

Наступала зима, боеспособные части польской армии покидали Москву (бежал и сам А. Госевский). В Москве заканчивались запасы еды, а путь для провизии перекрыли ополченцы.

Д. М. Пожарский достиг соглашения с боярским правительством, которое определило будущее царского трона. Земские руководители не могли без примирения со знатью достигнуть давней цели — избрания государя из «великих» бояр, природных русских людей. Мир с думой не был результатом свободного выбора. Внешнеполитический кризис навязал его освободительному движению. Из Речи Посполитой поступали сведения о больших военных приготовлениях. Королевич Владислав поднялся в поход, чтобы занять московский трон. Россия не могла окончательно избавиться от иноземного царя, пока Боярская дума поддерживала его как законного главу государства.

После трехдневных переговоров земские вожди и боярское правительство заключили договор и скрепили его присягой. Бояре получили гарантию того, что им будут сохранены их родовые наследственные земли. Сделав уступку знати, вожди ополчения добились огромного политического выигрыша. Боярская дума, имевшая значение высшего органа монархии, согласилась аннулировать присягу Владиславу и порвать всякие отношения с Сигизмундом III.

По условиям договора, бояре, дворяне, дьяки, купцы и прочие люди, сидевшие в Кремле с поляками, обязались немедленно отдать все деньги и ценности, взятые из государевой казны или из земщины. Пожалования Владислава и Сигизмунда объявлялись недействительными.

На другой день утром земские воеводы приняли капитуляцию от вражеского гарнизона. Солдаты из полка Струся вышли в Китай-город и там были разоружены ополчением. Наемники, некогда приведенные в Россию Яном Сапегой, вышли из Кремля в Белый город и сдались Пожарскому. Командующий гарнизона полковник Струсь, опасавшийся за свою жизнь, до последней минуты оставался на старом подворье Годунова под охраной слуг. Там он и сдался воеводам.

Временное московское правительство, пришедшее к власти в результате низложения царя Василия Шуйского дабы избрать на московский престол королевича Владислава (предложение этой кандидатуры выдвинуло Ф. И. Мстиславского «с товарищи» на первый план среди претендентов на власть), функционировало в интересах Московского государства во второй половине 1610 – начале 1611 годов. В дальнейшем, по мнению большинства исследователей Смутного времени, «седьмочисленная комиссия» в сговоре с польским королем Сигизмундом, разрушали Московское государство, приводя в доказательство низложение Гермогена, захват Великого посольства, грабеж Москвы, а так же пожар столицы.

Глава II. Семибоярщина – предатели или заложники сложившихся обстоятельств.

Многие исследователи Смутного времени считают членов временного правительства изменниками и приводят в доказательство следующие причины:

Семибоярщина выбрала из числа престолонаследников польского королевича Владислава – иноземца;

Великое посольство, собранное и отправленное к польскому королю для оформления официальных документов, благодаря которым королевич мог считаться русским царем, было захвачено;

Члены «седьмочисленной комиссии» впустили польские войска в столицу, в результате чего:

А) были отстранены от государственной деятельности лица, не поддерживающие политический курс, проводимый королем Сигизмундом III;

Б) был низложен патриарх Гермоген;

В) 19 марта 1611 года произошел пожар Москвы, в результате которого был уничтожен весь город, а так же погибло множество людей;.

Безусловно, данные аргументы наводят на мысль об измене бояр русскому государству и обществу. Однако детальный анализ данных обстоятельств представляет нам совершенно другую картину сложившейся ситуации.

А. Козаченко считает, что Семибоярщина выбрала из числа престолонаследников польского королевича Владислава – иноземца, и этот выбор доказывает то, что бояре являются предателями.

Для того, чтобы прийти к данному выбору, «седьмочисленная комиссия» сопоставляла всех возможных претендетов на престол. Кандидатур было несколько – Тушинский Вор Лжедмитрий II, стоявший у стен Москвы, Василий Голицын – одни из членов временного правительства, Михаил Романов – сын тушинского патриарха Филарета, королевич Владислав.

Первым из списка претендентов выбыл Лжедмитрий II, так как все вспомнили правление его предшественника, которое ничего хорошего не принесло. Такое же мнение было относительно Василия Голицына, так как он был боярином, таким же как Василий Шуйский и Борис Годунов, чье правление не достигло основной цели – выход из Смутного времени. Михаил Романов выбыл из списка из за своего возраста, так как был очень молод и в силу своей неопытности не смог бы управлять страной в тяжелые времена. Остался один претендент – Владислав, которого и выбрали.

Таким образом, наметив будущее относительно правления каждого из претендентов, бояре сделали правильный на то время выбор, к тому же, если учитывать, что у стен Москвы стоял не только Лжедмитрий II, но и польские войска, готовые в любой момент начать осаду Москвы. Кандидатура Владислава была обусловлена еще и тем, что его отец со своими войсками осаждал Смоленск, и бояре искренне надеялись, что после назначение царем Московского царства королевича убедит короля снять осаду со Смоленска.

Как полагает Н.И. Костомаров, Великое посольство, собранное и отправленное к польскому королю для оформления официальных документов, благодаря которым королевич мог считаться русским царем, было захвачено, что дает делать вывод относительно предательства боярами русских интересов.

Действительно, Великое посольство, собранное и отправленное к Сигизмунду III, который осаждал Смоленск, было собрано боярами временного правительства. В его состав вошли В. Голицын и патриарх Филарет, как официальные представители от Московского государства. Судьба делегации, как верно подметил Р.Г. Скрыннинков, была предрешена заранее – взятие в плен всех членов посольства. Безусловно, это может наталкивать на мысль о предательстве со стороны бояр. Однако, если обратиться к историческому источнику того времени – Хронографу 1617 года, можно увидеть, что выбирал в посольство В. Голицына и патриарха Филарета гетман А. Госевский, будучи в Москве, который якобы следил за порядком в столице, дабы королевичу не угрожала опасность. И если вспомнить то, что В. Голицын являлся претендентом на престол, а патриарх Филарет предлагал в качестве царя своего сына – М. Романова, не сложно догадаться о том, что польский гетман просто устранил возможных претендентов на московский престол.

Что касается отстранения от должностей некоторых из бояр, то инициатива исходила не от членов «седьмочисленной комиссии», а от короля Сигизмунда III. А те, кто пытался противостоять польскому курсу проводимой политики, были арестованы по инициативе того же А. Госевского. Конкретно, оно было заменено новым правительственным кружком, состоявшего из тушинских бояр и дьяков, некогда перебежавших от «Вора» на службу к Сигизмунду III. Одним из таких бояр был М. Г. Салтыков. Фактически он являлся главой Семибоярщины, тогда как формально этот пост занимал Ф. И. Мстиславский. После того, когда все московские «чины» сделали выбор в пользу королевича Владислава, М. Г. Салтыков удостоился личного королевского послания, где предлагалось боярину «государевым королевским делом промышлять и бояр московских и всяких русских людей к королевскому величеству приводить». Можно сделать вывод о том, что Салтыков занимался обеспечением нужных королю решений Боярской думы. Помимо М. Г. Салтыкова, в составе Семибоярщины были следующие приверженцы Сигизмунда: И. М. Салтыков (он был колесован новгородцами за то, что хотел передать их город под власть поляков даже сжечь его), Ю. Д. Хворостинин, В. М. Рубец Мосальский.

Патриарх Гермоген обрек себя на смерть уже тогда, когда выразил недовольство относительно назначения на московский престол Владислава – католика, и предполагал, что в Москве будут строится не храмы, а костелы, и русский народ «…забудет религию православную и не будут они почитать традиций православных». Естественно, никто из состава временного правительства не мог устранить патриарха – второго человека после царя, никто, кроме агента короля – М. Салтыкова. Именно он донес известия А. Госевкому о том, что патриарх рассылает письма в города с призывом о помощи.

Относительно пожара в Москве, можно сказать следующее – в конце февраля 1611 г. А. Госевский потребовал от московской казны выдачи крупных сумм на все наемные роты и предоставления съестных припасов ввиду дороговизны в городе, — «многие зборы денежные почали збирати». Патриоты узнали об этом и подняли на ноги народ. Пока полковники торговались с боярами в палатах, на площади собралось около трех тысяч посадских людей. Толпа шумела и требовала выдать им на расправу изменника М. Салтыкова.

Недовольство, по мнению многих исследователей, выразилось тем, что члены временного правительства, которые не смогли успокоить московский люд, подожгли 19 марта 1611 года Москву. В результате этого пожара отсчитывается «конечное разорение» Московского государства. Отряды Первого ополчения уже были на подходе к Москве и видели всполохи подожженного города и встречали на дорогах спасавшихся погорельцев. В. Н. Козляков рассматривает пожар как месть со стороны польско-литовского гарнизона во главе с А. Госевским и с данным утверждением, безусловно, можно согласиться, учитывая, что поджог совершил М. Салтыков – приверженец короля Сигизмунда III.

Временное московское правительство, пришедшее к власти в результате низложения царя Василия Шуйского дабы избрать на московский престол королевича Владислава (предложение этой кандидатуры выдвинуло Ф. И. Мстиславского «с товарищи» на первый план среди претендентов на власть), функционировало в интересах Московского государства во второй половине 1610 – начале 1611 годов. Внедрив, по замечанию С. Ф. Платонова, в состав русского правительства польских агентов, король Сигизмунд III стал добиваться осуществления замыслов, широко раздавая «листы на уряды» и не считаться с местнической иерархией.

С. Ф Платонов справедливо писал: «вокруг поруганного боярства и ниспровергнутой думы начиналась политическая вакханалия меньшей «братьи», желавшей власти, богатства и думавшей, что ей легко будет завладеть Москвою путем унижения и разорения. Такой противоестественный союз, как верно подметил В. Н. Козляков, самозванческой «элиты с «ушниками» и «похлебцами» царя Шуйского, разбавленный авантюристами, вроде М. Салтыкова , был обречен. Политика польских властей породила кризис, попыткой выхода из которого стали земские ополчения, которым осенью 1612 года удалось освободить Москву от интервентов.

Решая о том, являлись ли члены временного правительства изменниками или нет, то, примечательно, что после освобождения Москвы от оккупантов, положение членов правительственной семерки ненамного изменилось. Будущее бояр можно проследить в исследование С.М. Соловьева. Согласно мнению историка, основанному на источниках того времени, бояре по-прежнему занимали высокие посты и выполняли ответственные миссии: Ф. И. Мстиславский возглавлял Боярскую Думу; Б. М. Лыков водил войска против мятежных казаков; Ф. И. Шереметев вел переговоры о перемирии с поляками, И. М. Воротынский воеводствовал в Казани и принимал участие в дипломатических переговорах. Уже во второй половине 1613 года, начиная с Пасхи, рядом с Освященным собором стоял не Земский собор, а «бояре князь Федор Иванович Мстиславский с товарищи».

Очевидно, далеко не все современники считали членов временного правительства изменниками, пошедшими на сговор с врагом. Несмотря на то, что Семибоярщина проводила антинациональную политику, возможно, это более сложное и противоречивое явление, чем это представляется нам теперь. Ввод в Москву польско-литовских войск, назначение на государственные должности агентов Сигизмунда, сожжение столицы, грабеж дворов и поместий наемниками, – в этой обстановке «седьмочисленные» бояре оказались заложниками, а не предателями.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основе анализа научной литературы, посвященной проблематики Смутного времени, мы попытались выяснить, являются ли члены временного правительства предателями либо заложниками сложившейся ситуации. Систематизировав полученные знания, мы пришли к выводу, что мнения большинства исследователей относительно действий Смутного времени констатируются как предательство. Однако, детально изучив обстоятельства, в которых «седьмочисленная комиссия» принимала те или иные решения, можно сказать о том, что временное правительство оказалась в руках польского короля Сигизмунда III, который, проводя подтасовку в составе Семибоярщины, проводил выгодную для себя деятельность.

Так же, изучив нарративные источники, мы пришли к выводу, что далеко не все современники считали членов временного правительства изменниками, пошедшими на сговор с врагом. После освобождения Москвы от оккупантов, положение членов правительственной семерки ненамного изменилось. Ф. И. Мстиславский возглавлял Боярскую Думу; Б. М. Лыков водил войска против мятежных казаков; Ф. И. Шереметев вел переговоры о перемирии с поляками, И. М. Воротынский воеводствовал в Казани и принимал участие в дипломатических переговорах. Уже во второй половине 1613 года, начиная с Пасхи, рядом с Освященным собором стоял не Земский собор, а «бояре князь Федор Иванович Мстиславский с товарищи».

Таким образом, несмотря на то, что Семибоярщина проводила антинациональную политику, возможно, это более сложное и противоречивое явление, чем это представляется нам теперь. Ввод в Москву польско-литовских войск, назначение на государственные должности агентов Сигизмунда, сожжение столицы, грабеж дворов и поместий наемниками, – в этой обстановке «седьмочисленные» бояре оказались заложниками, а не предателями, что подтверждает выдвинутую гипотезу.



sitemap
sitemap