Россия начиналась не с меча



Бесспорно: жизнь людская быстротечна

Но путь в бессмертье есть, мой дорогой,

В святые лезть не следует, конечно,

Но так живи, чтоб, может быть, навечно

Остаться в светлой памяти людской.

Эдуард Асадов

У каждого человека есть, наверное, свой любимый поэт и писатель, но для каждого он свой. Для меня любимым поэтом является Эдуард Асадов. Его проникновенные стихи задевают меня до глубины души, а самого Асадова я считаю настоящим героем.

В ночь с 3 на 4 мая 1944 года, в боях за Севастополь, он получил тяжелейшее ранение осколком мины в лицо. Теряя сознание, он всё-таки довёл грузовой автомобиль с боеприпасами до артиллерийской батареи, не подвёл товарищей.

Впереди было продолжительное лечение в госпиталях, но врачи так и не смогли сохранить ему глаза, и с того времени Асадов был вынужден до конца жизни носить чёрную полумаску на лице.

Эдуард Асадов совершил удивительный подвиг:

Рейс сквозь смерть на старенькой грузовой машине, на виду у врага, под непрерывным артиллерийским и минометным огнем, под бомбежкой — это подвиг.



Ехать почти на верную гибель ради спасения товарищей — это подвиг…

Любой врач уверенно бы сказал, что у человека, получившего такое ранение, очень мало шансов выжить. И он не способен не только воевать, но и вообще двигаться.



А Эдуард Асадов не покинул поле боя. Поминутно теряя сознание, он продолжал командовать, выполнять боевую операцию и вести машину к цели, которую теперь он видел уже только сердцем. И блестяще выполнил задание.

Об этих трагических днях поэт потом вспоминал:

…Что было потом? А потом был госпиталь и двадцать шесть суток борьбы между жизнью и смертью. «Быть или не быть?» — в самом буквальном смысле этого слова. Когда сознание приходило — диктовал по два-три слова открытку маме, стараясь избежать тревожных слов. Когда уходило сознание, бредил.

Было плохо, но молодость и жизнь все-таки победили. Впрочем, госпиталь был у меня не один, а целая обойма. Переезды, скальпели хирургов, перевязки... И вот самое трудное — приговор врачей: «Впереди будет всё. Всё, кроме света». Это-то мне предстояло принять, выдержать и осмыслить, уже самому решать вопрос: «Быть или не быть?» А после многих бессонных ночей, взвесив все и ответив: «Да!» — поставить перед собой самую большую и самую важную для себя цель и идти к ней, уже не сдаваясь. Я вновь стал писать стихи. Писал и ночью и днем, и до и после операции, писал настойчиво и упорно. Понимал, что еще не то и не так, но снова искал и снова работал. Однако какой бы ни была твердой воля у человека, с каким бы упорством ни шел он к поставленной цели и сколько бы труда ни вложил в свое дело, подлинный успех ему еще не гарантирован. В поэзии, как и во всяком творчестве, нужны способности, талант, призвание. Самому же оценить достоинство своих стихов трудно, ведь пристрастнее всего относишься именно к себе.

В 1946 году Асадов, будучи незрячим, поступил в Литературный институт им. А.М.Горького и через 5 лет окончил его с отличием! Незрячий Асадов! Это ещё один из его поступков, который заставляет задуматься о воле человека, о его стремлении и упорстве на пути к мечте несмотря ни на что!



… Никогда не забуду этого 1 мая 1948 года. И того, каким счастливым я был, когда держал купленный возле Дома ученых номер «Огонька», в котором были напечатаны мои стихи. Вот именно, мои стихи, а не чьи-то другие! Мимо меня с песнями шли праздничные демонстранты, а я был, наверное, праздничнее всех в Москве.

Все-таки этот человек был героем и есть, ведь его светлая память до сих пор живет в наших душах. И произведения живут .И будут жить, жить вечно!

Стихотворения Асадова берут за душу, заставляют задуматься над своей жизнью, над происходящим. Нередко эти стихотворения автобиографичны, и тогда задумываешься о том, как чудовищно много перепало на жизнь поэта, как он не сломался, не согнулся под гнетом проблем и трудностей, и я думаю, что Асадов был замечательным человеком, пусть незрячим глазами, но всё видящим и понимающим душой и сердцем. Эдуард Асадов является моим любимым поэтом не только потому, что у него необыкновенные произведения, поражающие до глубины души, но и потому, что он был замечательным человеком с сильной волей и стремлением идти до конца и писать…








sitemap
sitemap