Роль Николая Константиновича Байбакова в разработке газоконденсатных месторождений



Конкурс рефератов школьников

в рамках краевой научно-практической конференции «Эврика»

Малой академии наук учащихся Кубани

Реферат:

«Роль Николая Константиновича Байбакова в разработке газоконденсатных месторождений»

Россия, Краснодарский край

Староминский район, ст. Староминская

Работу выполнил:

Марушко Сергей Владимирович

Ученик МОУ СОШ 2

9 «А» класса

Ст. Староминской

Научный руководитель:

Иващенко Людмила Николаевна

Учитель химии 1 категории

МОУ СОШ 2

Ст. Староминской

Содержание

Введение 3

Биография Николая Константиновича Байбакова 4

Нефтяная и газовая отрасль в жизни Николая Константиновича Байбакова 7

Что такое газоконденсатные месторождения? 9

Открытие газоконденсатных месторождений Николаем Константиновичем Байбаковым 11

Заключение 17

Список использованной литературы 18

Приложение 19

Введение

Труд, Труд и еще раз труд — вот, пожалуй, единственное емкое слово, способное вместить в себя все, что связано с этим выдающимся человеком на всех этапах его жизненного пути.(3) (А.Н. Косыгин)

6 марта 2011 года исполняется 100 лет со дня рождения Николая Константиновича Байбакова — крупнейшего государственного деятеля, нефтяника, экономиста, ведущего специалиста и организатора работ в области освоения нефтяных и газовых месторождений.

Николай Константинович Байбаков Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской премии, награжден шестью орденами Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской Революции, многими медалями СССР, а также наградами зарубежных государств. На шести съездах КПСС он избирался членом Центрального Комитета партии, являясь депутатом Верховного Совета СССР семи созывов. Он был президентом Общества российско-азербайджанской дружбы.

Он отдал все силы, знания, опыт решению проблем топливно-энергетического комплекса страны, более полного использования нефтяных и газовых недр, разработке ряда целевых проектов и версий межгосударственной долгосрочной энергетической политики, которая направлена на достижение устойчивого и эффективного развития энергетики.

Биография Николая Константиновича Байбакова

«Жизнь — это, с одной стороны, теплота твоего сердца, а с другой — преданность Родине и делу, которому служишь, вера в окружающих тебя людей. Именно это позволяет решать сложные жизненные задачи и добиваться результата».(3) Н.К. Байбаков

Николай Константинович Байбаков родился 6 марта 1911 года в г. Баку.

Отец — Байбак Константин Васильевич (1868—1943). Мать — Байбак Мария Михайловна (1874—1946). Супруга — Байбакова Клавдия Андреевна. Дочь — Байбакова Татьяна Николаевна (1941 г. рожд.). Сын — Байбаков Сергей Николаевич (1945 г. рожд.). Внучки: Мария Владимировна (1966 г. рожд.), Елизавета Сергеевна (1976 г. рожд.), Полина Сергеевна (1991 г. рожд.). Правнуки: Петр (1991 г. рожд.), Филипп (1992 г. рожд.), Клавдия (1996 г. рожд.), Каролина (2002 г. рожд.).

Его отец — кузнец. Почти сорок лет до рождения младшего Николая протрудился в кузнечных цехах, а затем переехал в Баку из Белоруссии на заработки и обосновался здесь до конца своей жизни. Устроился на работу в нефтяную компанию “Братья Нобель”, находящейся в Балахановском районе города. Семья была большая, из двенадцати детей, хотя сам Николай Константинович помнит лишь семерых. Конечно отцу с матерью трудно было прокормить такую ораву, выучить и “поставить на ноги”. Вот почему дети уже с малых лет чем могли старались помочь родителям: на отцовские заработки прокормиться было не просто… Хотя все же считалось, что семье “Байбака” жилось относительно неплохо. В ту пору рабочие-нефтянники находились в лучших бытовых условиях, чем рабочие других заводов и фабрик. Раз в неделю на столе их появлялось мясо, да и квартира была не бог весть какая (небольшая комната и кухня), но в ней удавалось разместить семью из семи человек. Отец и трое сыновей спали на кухне, а четверо сестер с матерью жили в комнате. Ныне такой быт может показаться ужасным, но тогда он воспринимался как вполне нормальным, даже благополучным.

В 1932 г. окончил Азербайджанский нефтяной институт по специальности горный инженер. После окончания института работал инженером, заведующим промыслом /»Лениннефть»/. В 1935 — 1937 г. служба в рядах Красной Армии на Дальнем Востоке. С 1937 г. он снова работает на нефтяных промыслах Баку, — начальником промысла, главным инженером. В феврале 1939 г. Н.К. Байбаков переводится в наркомат тяжелой промышленности на должность Управляющего объединением «Востокнефтедобыча» /г. Куйбышев/. 1938-1940 г.г. — Начальник Главвостокнефтедобычи. Востока /г. Москва/. В 1940 г. назначается заместителем наркома нефтяной промышленности. Во время ВОВ в 1942 г. назначается уполномоченным Государственного Комитета Обороны СССР по обеспечению фронта и тыла горючим. С ноября 1944 по май 1955 г. являлся наркомом (министром) нефтяной промышленности СССР. В послевоенный период Н.К. Байбаков находился в числе немногих руководителей государства, ответственных за восстановление разрушенного хозяйства и его интенсивное развитие. Особая роль принадлежит ему в организации разработки крупнейших нефтегазодобывающих регионов Волги, Урала, особенно Западной Сибири, где была создана основная база страны по добычи нефти и газа. Нефтяники и газовики по праву считают его родоначальником отечественной нефтяной и газовой промышленности, крупнейшим специалистом и организатором работ в области освоения нефтяных и газовых месторождений, создания современных и высокоэффективных способов добычи и переработки нефти.

В 1955-1957 гг. Н.К. Байбаков работал председателем Государственной комиссии Совета Министров СССР по перспективному планированию народного хозяйства, в 1957-1958 г.г. — председателем Госплана РСФСР, первым заместителем председателя Совета Министров РСФСР. Затем Н.К. Байбаков пять лет был председателем Совнархозов Краснодарского и Северокавказского экономических районов.

В 1963 г. Н.К.Байбаков назначается председателем Госкомитета по химии, а в 1964 г. — председателем Госкомитета по нефтяной промышленности при Госплане СССР – министром СССР.

В 1965-1985 гг. Н.К.Байбаков работал заместителем председателя Совета Министров СССР, председателем Госплана СССР. Он является единственным из всех председателей Госплана СССР, который возглавлял этот экономический штаб страны в течение 23 лет, при этом всегда последовательно и смело отстаивал его позиции в интересах государства. Он уделял большое внимание развитию всего промышленного комплекса страны. Практически все отрасли народного хозяйства тесно сотрудничали с главным экономическим штабом государства. Более пяти тысяч предприятий были построены или реконструированы при участии иностранного оборудования и технологий. За период работы его Председателем Госплана СССР темпы развития экономии были следующие: рост национального дохода — в 3,8 раза; объема промышленного производства — в 4,1 раза; сельскохозяйственного — в 1,8 раза; капиталовложений — в 4,1 раза; основных производственных фондов — в 6,8 раза; реальных доходов — в 2,6 раза; внешней торговли — в 4,7 раза, почти в 3 раза увеличилось производство товаров народного потребления. Достойный вклад Н.К. Байбаков внес в развитие экономик стран социалистического лагеря, возглавляя экономический штаб СЭВа, а также дружественных Советскому Союзу государств Азии, Африки и Латинской Америки.Николая Константиновича отличала многолетняя, многогранная и яркая трудовая деятельность, неразрывно связанная с развитием народного хозяйства страны на мирных и самых драматичных ее этапах. Он имел семидесятипятилетний трудовой стаж, из которого сорок лет — работа в высших государственных органах власти. Это своеобразный рекорд активной работы в правительстве страны, это подвиг, пример яркого и преданного служения Родине и народу.

После окончания работы на государственной службе в 1988 г., Николай Константинович Байбаков работал в Институте проблем нефти и газа Российской Академии Наук. Являлся председателем нефтегазовой секции Научного Совета по комплексным проблемам энергетики Российской академии наук и почетным членом Международной топливно-энергетической ассоциации. Н.К. Байбаков отдавал все свои силы, знания и опыт решению проблем топливно-энергетического комплекса страны, более полного использования нефтяных и газовых богатств наших недр, а также разработке ряда целевых энергетических проектов и версий межгосударственной долгосрочной энергетической политики, направленной на достижение устойчивого и эффективного развития энергетики, являющейся объективной материальной базой движения экономики вперед и улучшения качества жизни людей.(2)

Нефтянная и газовая отрасль в жизни Николая Константиновича Байбакова

Общеизвестно особое внимание Н.К. Байбакова к поиску и внедрению всего нового и прогрессивного и, конечно, исключительная и постоянная любовь к нефтяной и газовой отраслям страны, которым он посвятил более четверти века, пройдя путь от рядового инженера до Министра СССР. Н.К. Байбаков в своей работе проявлял научный подход, постоянно опирался на достижения науки и техники, обобщал практику, развивал и обогащал науку.(1)Н.К. Байбаков является автором около 200 научных трудов и публикаций, имеющих большое научное и народнохозяйственное значение. Его научные труды по комплексному решению проблемы разработки газовых и газоконденсатных месторождений, по тепловым методам разработки нефтяных месторождений имеют первостепенное научное и большое практическое значение. Важным направлением государственной и научной деятельности Н.К. Байбакова является научное прогнозирование наиболее эффективных путей становления и развития отечественной нефтяной, газовой, нефтеперерабатывающей и нефтехимической отраслей промышленности.                                       Крупный научный вклад Н.Б. Байбаков вместе с другими учеными внес в прогнозирование и теоретическое обоснование возможных больших запасов нефти, газа и газового конденсата в северных районах Тюменской и Томской областей. В своей творческой деятельности Н.К. Байбаков проявлял инициативу и постоянно уделял внимание решению научно-технических проблем в области подготовки запасов, бурения, добычи нефти, газа и конденсата, переработки нефти и создания новых прогрессивных технологий в нефтехимии. 

Он одним из первых научно обосновал возможность значительного повышения нефтеотдачи пластов. Под руководством Н.К. Байбакова были внедрены многие передовые технологические процессы: поддержание пластового давления путем нагнетания в нефтеносные горизонты воды, газа или воздуха под высоким давлением, методы воздействия на призабойную зону скважин с целью повышения ее продуктивности и интенсификации добычи нефти и др., давшие значительный экономический эффект.

Им, совместно с другими учеными, впервые в отечественной и мировой практике предложен и внедрен метод электромоделирования процессов комплексной разработки группы газовых, газоконденсатных месторождений, приуроченных к единой пластовой системе.

Н.К. Байбаков удостоен Ленинской премии за комплексное решение проблемы бурения и эксплуатации газовых и газоконденсатных месторождений. Особо видная роль принадлежит Н.К. Байбакову в создании и развитии отечественной газовой промышленности. При его непосредственном участии научно обоснованы новые методы разработки уникальных месторождений Западной Сибири, Средней Азии, Республики Коми, Оренбургской области и др., а также транспортировки газа на большие расстояния с использованием магистральных газопроводов больших диаметров, до 1420 мм включительно, и высокого давления: 75,100 и 120 атм.



Н.К. Байбаков совместно с учеными и специалистами научно обосновал необходимость коренной перестройки в послевоенный период энергетического баланса страны за счет резкого повышения в нем удельного веса нефти и газа, что дало народному хозяйству значительный эффект в экономии капитальных вложений, минимизировало издержки производства, оптимизировало использование материальных и трудовых ресурсов.

Н.К. Байбаков все сознательные годы вел активную общественно-политическую работу. Он избирался делегатом восьми съездов КПСС, членом ЦК КПСС, депутатом Верховного совета СССР семи созывов. Входил в попечительские и иные советы научных и общественных организаций. Он являлся Президентом Международного фонда содействия экономическому развитию, носящий его имя, Президентом российского общества «Дружбы с Азербайджаном». Им написаны книги: «Сорок лет в правительстве»; «Записки нефтяника»; «Нефтяной фронт»; «От Сталина до Ельцина»; «Моя родина — Азербайджан», где автор не только рассказывает об увиденном и пережитом, но и, с позицией огромного опыта государственного деятеля, дает оценку тому, что происходило и происходит с нами и страной.Заслуги Н.К. Байбакова оценены высокими государственными наградами. Он — лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда, награжден шестью орденами Ленина, Золотой звездой «Серп и молот», двумя орденами Трудового Красного знамени, орденом Октябрьской Революции и медалями СССР, Российским орденом «За заслуги перед Отечеством» 2 степени, а также высокими государственными наградами ряда зарубежных стран. Он лауреат премии города Москвы — «Легенда века», лауреат главной всероссийской премии «Российский Национальный Олимп» — «Человек-эпоха».(2)

Что такое газоконденсатные месторождения?

По мере развития глубокого бурения и вскрытия пластов с необычайно высоким давлением нефтепромышленники столкнулись с месторождениями, чрезвычайно богатыми газом. Притом, в отличие от чисто газовых месторождений, продукция содержала значительное количество тяжелых углеводородов. Таким образом, были обнаружены месторождения особого типа, названные впоследствии газоконденсатными.

ГАЗОКОНДЕНСАТНОЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ — одна или несколько газоконденсатных залежей, приуроченных к единой ловушке. Некоторые залежи могут сопровождаться небольшими нефтяными оторочками непромышленного значения.

Газоконденсатные месторождения подразделяют на однозалежные и многозалежные. В последних (обычно в верхней части разреза) часто имеются скопления газа, практически не содержащие конденсата. Газоконденсатные месторождения обнаружены в пределах нефтегазоносных бассейнов платформенного типа и складчатых областей.

Газоконденсатные месторождения характеризуются: газовым состоянием системы в каждой залежи (отсутствие или наличие нефтяной оторочки, даже незначительной); изменением в пределах газоконденсатного месторождения количества газового конденсата (г/м3), выделяющегося при различных давлениях и температурах (изотермы и изобары конденсации), и т.д.

Основной компонент газов большинства газоконденсатных месторождений — метан (концентрация 70-95 молекулярных %); весьма редко встречаются газоконденсатные месторождения, в которых жидкие углеводороды растворены в сжатом углекислом газе (75- 90 молекулярных %). В конденсатах многопластовых месторождений сверху вниз по разрезу обычно снижается содержание метановых и возрастает концентрация ароматических углеводородов. В процессе разработки газоконденсатного месторождения изменяется фазовое состояние пластовых смесей. Вследствие этого состав добываемого газа непрерывно меняется. Для извлечения конденсата из добываемого газа в промысловых условиях применяют низкотемпературные сепарационные и адсорбционные установки. Если в газе содержится мало конденсата или запасы его невелики, газоконденсатные месторождения разрабатываются как обычные газовые. Подавляющее большинство газоконденсатных месторождений мира принадлежит к месторождениям смешанного типа, т. е. наряду с газоконденсатными содержат газовые и нефтяные залежи или оторочки. Наиболее известные газоконденсатные месторождения в CCCPУренгойское, Вуктыкульское, Оренбургское.(3)

Открытие газоконденсатных месторождений

Значение нефти как стратегического сырья, способного решить исход всей войны понимало и гитлеровское руководство. Проблема горючего для Германии была действительно важнейшей. К началу военных действий они производили лишь 8-9 миллионов тонн бензина и дизельного топлива, в основном из угля. Своей же нефти они практически не имел, в какой-то мере восполняя свои потребности из союзной им Румынии. Но не хватало и ее. Вот почему нацисты возлагали большие надежды на захват кавказских нефтепромыслов.

Еще 3 июля 1941 года начальник генштаба сухопутных сил вермахта Гельдер записал в своем дневнике слова Гитлера, сказанные им на одном из совещаний: “Пришло время заглянуть вперед. Речь идет от открывшейся возможности завладеть Донбассом и Кавказским нефтяным районом. Для операции на Кавказе потребуются крупные силы, но за нефть следует заплатить любую цену…”(3)

Ставка была велика. 1 июля 1942 года на совещании группы армий “Юг” Гитлер снова заявил: “Если я не получу нефть Майкопа и Грозного, я должен буду покончить с этой войной”.

В один из тех жарких июльских дней меня вызвал в Кремль Сталин. Неторопливо пожал мне руку, взглянул на меня спокойно и просто негромким, вполне будничным голосом говорил:

— Товарищ Байбаков, Гитлер рвется на Кавказ. Он объявил, что если не захватит нефть Кавказа, то проиграет войну. Нужно сделать все, чтобы ни одна капля нефти не досталась немцам.

И чуть ужесточив голос, добавил:

— Имейте ввиду, если вы оставите немцам, хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем.

Я до сих пор помню этот голос, хоть и спокойный, но требовательный, спрашивающий, его глуховатый тембр, твердый кавказский акцент.



Сталин, неспеша, прошелся по кабинету и после некоторой паузы снова добавил:

— Но если вы уничтожите промыслы преждевременно, а немец их так и не захватит и мы останемся без горючего, мы вас тоже расстреляем.

Тогда, когда почти снова повторялось лето 1941 года, очевидно, видно, иначе и нельзя было говорить. Я молчал, думал и, набравшись духа, тихо сказал:

— Но вы мне не оставляете выбора, товарищ Сталин.

Сталин слега остановился возле меня, медленно поднял руку и слегка постучал по виску:

— Здесь выбор, товарищ Байбаков. Летите. И с Буденным думайте, решайте вопрос на месте.

Вот так, с таким высоким отеческим напутствием я был назначен уполномоченным ГКО по уничтожению нефтяных скважин и нефтеперерабатывающих предприятий в Кавказском регионе, а если потребуется, и в Баку.

На следующий день в ГКО была создана группа специалистов для проведения особых работ на промыслах Северного Кавказа. По предложению Н.К.Байбакова организовать работу было решено следующим образом: если враг приблизится к промыслам, демонтировать и вывезти на восток страны все ценное оборудование, малодебитные скважины немедленно вывести, а особо богатые использовать до последней, критической минуты, а при самых крайних обстоятельствах также уничтожить.

В группу для особых работ под руководством Н.К. Байбакова вошли опытные инженеры-нефтяники (Н.Тимофеев, Ю.Боксерман и др.), а также специалисты взрывного дела из Наркомата внутренних дел.

Специальным самолетом они вылетели в Краснодар, где на промыслах края денно и нощно вели разработки технологии вывода из строя и отрабатывали методы долговременной консервации скважин. Использовался и опыт английских специалистов, которые ликвидировали нефтяные скважины на острове Борнео в 1941 году.

Однако зарубежный опыт оказался не столь эффективным. В результате был разработан свой, наиболее радикальный и надежный способ, который впоследствии себя полностью оправдал.

Все работы по подготовке промыслов к уничтожению предписывалось вести только с ведома штаба Южного фронта, которому мы непосредственно подчинялись. Мне сообщили, что штаб и командующий фронтом С.М. Буденный после того, как был оставлен Ростов-на-Дону, находятся в Армавире, и мы поспешили вылететь туда на У-2.

С высоты развернулась страшная картина всеобщего отступления. Внизу пылали хутора и станицы, по дорогам и проселкам отходили наши армейские части — где редкими колоннами, где разрозненными группами, а где толпой вместе с беженцами. Над Армавиром, когда наш самолет стал снижаться, мы с ужасом обнаружили на земле прорвавшуюся немецкую бронетехнику.

Штаб фронта и его командующего мы отыскали в станице Белореченском. Увидев Семена Михайловича, я выпалил сходу:

— Семен Михайлович, давайте команду на проведения спецмероприятия!

— Коля не торопись, — добродушно ответил Буденный. — Моя кавалерия остановила танки.

Однако положение было крайне тяжелым. Я собственными глазами видел, как спешно отступали наши войска. Не забыл я и того, как Сталин постучал пальцем в висок, произнеся: “Выбор здесь…” Да, нужно думать самому, как теперь действовать, с учетом всей сложности ситуации. Ясно, что немцев сейчас никак не задержим, и если они захватят краснодарские промыслы в целости и сохранности, то получив горючее для своей техники, с еще большей яростью и силой ринутся к Волге и Кавказу, и тогда не сносить мне своей нравы. Да что там моя голова!

По телефону из штаба фронта на свой страх и риск я отдал нефтяникам приказ — приступить к немедленному уничтожению скважин, а сам сел в машину и поспешил на промыслы. Не успел я доехать до станицы Апшеронской, как меня разыскал по телефону член Военного Совета Южного фронта Каганович и дал команду на ликвидацию промыслов.

Работа моей группы развернулась полным ходом под боком у немцев, ибо они уже подошли к станице, откуда простирался на восток район нефтепромыслов Краснодарского края. Апшеронскую электростанцию мы взорвали уже под автоматным и пулеметным огнем врага.

Трудно передать состояние людей, разрушавших то, что строили сами, чему отдали все свои силы и считали делом и подвигом всей жизни. Когда взрывались первые (по графику) нефтеперекачивающие и компрессорные станции, люди не скрывая слез, плакали, метались в душевном смятении. Потом, как бы отупев от горя, примирились с необходимостью разрушать созданное ими. Ожесточенно и сурово думали, получая хоть какое-то облегчение: ничего, зато врагу не достанется ни капли нашей нефти!

Все намеченные спецработы выполнялись быстро. До августа 1942 года на восток страны было вывезено около 600 вагонов с оборудованием, в район Грозного была вывезена вся добытая за последние дни нефть. Но враг наступал, и приходилось уничтожать все новые и новые промыслы.

Так или иначе, главное задание Комитета Обороны было выполнено. На Кубани враг так и не получил ни одной капли горючего. Впоследствии стало известно, что в Германии уже было создано акционерное общество “Немецкая нефть на Кавказе”. Однако почти за полгода немецкой оккупации Кубани, прибывшим сюда из Германии специалистам по нефтедобыче не удалось восстановить ни одной скважины. Немецкие танки и самолеты остались на скудном рейховском пайке.

Уже после освобождения Краснодара советскими войсками, вернувшись на промыслы, был обнаружен огромный запас труб, завезенный сюда из Германии для разработки нефтяных месторождений. Вот как вышло: не отдав ничего своего оккупантам, мы даже получили трофеи. Трубы эти очень пригодились для восстановления промыслов.

В сентябре я вернулся в Москву, к делам в Наркомате. Не сразу, признаюсь, удалось войти в рабочее состояние и душевное равновесие. Перед глазами неотступно стояли сцены и картины увиденного и пережитого мной во фронтовой полосе: кроваво-черные кусты взрывов, заживо заваленные землей и щебенкой люди, убитые, смертельно раненные стонущие солдаты, слезы, разрушения.

Между тем фронтовая обстановка по-прежнему оставалось тяжелой и требовала максимальной рабочей сосредоточенности. Враг, выйдя к Волге в районе Сталинграда, отрезал пути снабжения фронтов горючим, ранее проходившим от Баку через Ростов-на-Дону по железной дороге, и по Волге. Положение становилось критическим. Ведь Бакинские промыслы продолжали оставаться основными источниками нефтеснабжения страны.

Вот тут и проявилось со всей силой и важностью стратегическое значение “Второго Баку”, строительство которого началось еще до войны, и жизненную важность его мы так остро ощутили. Хотя его доля в общесоюзной добыче была сравнительно невелика, но это была золотая доля — нефть, перерабатываемая практически на месте добычи заводами Центра и Поволжья.

Из-за постоянных перебоев с вывозом нефти и нефтепродуктов Бакинские нефтехранилища оказались переполненными, нефть девать стало некуда и большое количество скважин консервировалось. Что делать в такой фактически безвыходной ситуации? Не прекращать же добычу нефти, когда потребность в ней отчаянная. Требовалось незамедлительно использовать весь огромный трудовой опыт и потенциал Бакинских нефтяников, техническую смекалку и умение находить неординарные решения.

И вот возникает невероятное, с точки зрения технологии, предложение: нефть добывать, не сбавляя прежних темпов, и гнать ее по трубопроводам на перерабатывающие заводы в “Черный город”, снимать там энергетическую верхушку, а остаток возвращать обратно и закачивать в нефтяной пласт. Конечно, такое предложение даже для бывалых знатоков нашего дела казалось нереальным. И, взвесив все за и против, я признал предложенный выход единственно возможным, полностью поддержал и санкционировал его реализацию.



Однако для того. Чтобы более полно использовать потенциал Баку, возникло куда более радикальное решение о быстрой разработке нефтеносных районов между Волгой и Уралом. ГКО обратился с к Бакинским промысловикам с призывом срочно перебазироваться в необжитые районы для поднятия нефтяной целины, для ускорения добычи нефти в нужных стране объемах.

Как первый заместитель наркома Н.К. Байбаков был назначен представителем ГКО по перебазированию большого количества нефтяников и техники кавказских районов на Восток. С этой задачей он справился блестяще.

Всего за три месяца почти девять тысяч Бакинских нефтяников, большинство с семьями организовано выехали в восточные районы. На колесах оказался почти весь цвет нефтяной промышленности Азербайджана. “Второй Баку” постепенно набирал силу.

Битва за нефть, наполненная и подвигом, и драмой. И, как всякая битва, протекала неровно: успехи сменялись неудачами, имелись свои прорывы и критические ситуации. Когда гитлеровцам казалось, что теперь-то они перекрыли все пути поступления нефти на наши нефтеперерабатывающие заводы, снабжавшие фронт горючим, нефть неожиданным для них способом все же на эти заводы поступала. И то, что у нас с невероятной быстротой нарастало количество самолетов и танков, полностью обеспеченных горючим и боеприпасами, ошеломляло врага, вносило смятение в его ряды.

Вот лишь некоторые эпизоды грандиозной битвы за нефть.

В невероятно короткие сроки был проложен нефтепровод Астрахань-Саратов, для которого частично были использованы трубы и насосные станции из демонтированного трубопровода Баку-Батуми. И построен он был в напряженные дни Сталинградской битвы!

Весной 1942 год, когда Ленинград оказался отрезанным от Большой земли, по льду и дну Ладоги всего за 50 дней был проложен 28-километровый бензопровод, пропускавший до 400 тонн горючего в сутки. Он обеспечивал топливом и Ленинградский фронт, и город.

В 1942-1943 годах была решена и невероятно трудная задача обеспечения природным газом оборонных заводов Поволжья. За счет эвакуации предприятия из западных районов страны был создан промышленный центр Безымянна вблизи Куйбышева, где сосредоточились наши авиационные заводы. Для их обеспечения топливом в короткие сроки был проложен трубопровод от Бугурусланских месторождений до Безымянки, в район, дававший огромное количество военной техники, в том числе и знаменитые штурмовики.( 1)

Заключение

Нельзя не оценить вклад Николая Константиновича Байбакова в истории нашей страны.

В 1997 году по инициативе Международной топливно-энергетической ассоциации и группы энергетиков был создан Межрегиональный общественный Фонд содействия устойчивому развитию нефтегазового комплекса имени Н.К. Байбакова.

Имя Н.К. Байбакова присвоено теплоходу, который сошел со стапелей завода «Красное Сормово» в мае 1995 года. За три года плавания в Азовском, Черном и Средиземном морях теплоход «Николай Байбаков» перевез более 400 тысяч тонн груза.

Николай Константинович Байбаков умер 31 марта 2008 года в Москве. Он скончался на 98-м году жизни. Проводить его в последний путь приехали со всей страны и не только. Политики и ученые, нефтяники и газовики, большие начальники и обычные люди… Прощались с целой эпохой и просто с очень хорошим человеком.(4)

Николай Константинович Байбаков прожил почти целый век – век испытаний и кардинальных изменений для России. Он стал частью России.

Список использованной литературы:

http://www.biograph.ru/bank/baibakov_nk.htm

http://www.fondbaybakova.ru/

Кубань – колыбель нефтегазовой промышленности. Краснодар 2004г

Мария Славкина «Байбаков» Москва, Молодая гвардия 2010.

Приложение

Николай Константинович Байбаков








sitemap
sitemap