История становления и развития милиции Мурманской области в 1920-е годы



История становления и развития милиции Мурманской области в 1920-е годы.

К настоящему времени опубликован целый ряд интересных трудов, посвящённых истории милиции. Благодаря этому имеется возможность получить представление не только об общих чертах становления и развития российской милиции, но и об особенностях этого процесса в различных регионах страны. Изучение имеющихся работ свидетельствует о том, что история милиции субъектов Российской Федерации изучена далеко неполно. В ряде субъектов Российской Федерации этот процесс практически не подвергался научному исследованию. К их числу относится и Мурманская область. Между тем здесь процесс становления и развития милиции Мурманской губернии имел свои особенности.

Цель данного исследования состоит в том, чтобы на основе анализа архивных материалов и нормативных источников, а также имеющейся в нашем распоряжении литературы рассмотреть процесс становления и развития, устройства, основные направления и формы деятельности Мурманской милиции в 1920-1930 гг., а также проследить динамику, характер преступности в Мурманской области в рассматриваемый период.

Для достижения этой цели были определены следующие задачи:

—   проанализировать социально-политическую обстановку, в которой происходило формирование органов правопорядка Мурманской губернии в 1920 гг.;

—   исследовать правовые основы строительства Мурманской милиции: выделить общее и особенное в правовом регулировании её деятельности;

—   показать причины, ход и особенности формирования милиции, её организационно-штатную структуру и методы работы;

Хронологические рамки темы охватывают период с 1 апреля 1920 года по конец 20-х годов. Выбор данного периода исторического исследования объясняется тем, что именно в эти годы проходил процесс формирования организационных и правовых основ милиции демократической России. Безусловно, исторические события, проходившие в Мурманской губернии в 1920-е гг. содержат в себе общие, характерные для всей России черты, но в тоже время имеют свою специфику.

Объектом исследования является история становления и развития милиции в СССР в 1920-е гг. и социально-экономическое развитие Мурманского края в указанный период. Предметом исследования являются правоохранительные органы Мурманской области и состояние преступности в 1920-е –

Источниковую основу работы составляют архивные материалы из фондов Государственного архива Мурманской области (ГАМО). Ряд материалов, касающихся деятельности Мурманской милиции и проблем преступности содержится в книгах: «Щит трудящихся. Очерки истории Мурманской милиции»; «Служу Отечеству – служу закону!», а также в периодической печати тех лет, в газетах: «Полярная правда», «Известия» и др. Важнейшее значение имеют также нормативные акты и служебные документы милиции Мурманской губернии исследуемого периода (приказы, рапорты, доклады, личные дела сотрудников и др.).

Общетеоретическое значение для диссертационного исследования имели труды: Киселева А.А., Киселевой Т.А. «История Мурманской области» (1917-1992 гг.) и др.

Научная новизна определяется, прежде всего, тем, что это первое научное исследование, в котором рассматриваются проблемы становления и развития милиции Мурманской губернии с апреля 1920 года по конец 20-х годов в совокупности с проблемой преступности в рассматриваемый период.

В работе рассматриваются в основном те проблемы, которые остались за пределами внимания других исследователей.

По итогам исследования сделаны выводы, которые расширяют представления об истории правоохранительных органов Мурманской области.

Правовой основой строительства органов правопорядка стало постановление НКВД РСФСР «О рабочей милиции» от 28 октября (10 ноября) 1917 г. В соответствии с ним милиция создавалась Советами и «всецело и исключительно находилась в их ведении»

Добровольные формирования не могли оказать существенного влияния на  криминогенную обстановку в стране. Это явилось одной из причин, предопределивших расцвет преступности в условиях уничтожения старой российской криминальной полиции.

Поэтому уже в марте 1918 г. Совнарком, рассмотрев вопрос о милиции, предложил НКВД разработать положение о советской милиции как штатном государственном органе. 10 мая 1918 г. коллегия НКВД приняла решение: «Милиция существует как постоянный штат людей, исполняющих специальные функции».

Но на Кольском полуострове этот процесс затянулся. После известия о свержении царского самодержавия в Мурманске, Александровске, Коле, Умбе, Ковде стали создаваться советы рабочих и солдатских депутатов. Которые в свою очередь решали жизненно важные вопросы (охрана общественного порядка, организация питания и т.д.)

Кроме Советов, власть на Мурмане признавалась за начальником укрепленного района и отряда судов обороны Кольского залива.

Таким образом, в этот период в крае существовало две власти: гражданская – в форме Советов и военная – в лице командования Кольского укрепленного района.

В июне 1917 года на собрании трех лесопильных заводов в Ковде было принято решение о присоединении к архангельскому профсоюзу лесных рабочих, а также открытым голосованием были избраны первые милиционеры. Они действовали под контролем народных масс и были им подотчетны. Материальное обеспечение милиционеров относилось полностью на счет владельцев заводов.

Временным правительством на Мурмане была создана «народная» милиция. По своим организационным принципам и структуре она ничем не отличалась от старой полиции.

На третий день после революции, 28 октября 1917 года, Народный комиссариат внутренних дел по указанию В. И. Ленина принял постановление «О рабочей милиции». Однако этот важный государственный акт не решал всех вопросов, связанных с организацией пролетарской милиции, как органа охраны общественного порядка. Постановление даже не уточняло, что следует понимать под рабочей милицией. Кроме этого оно не содержало никаких разъяснений относительно правового положения милиции, ее месте в советском государственном аппарате, не определяло каких-либо конкретных организационных форм этих органов. В этом документе не было указаний о судьбе старой милиции. Из-за отсутствия каких-либо конкретных рекомендаций из центра милиция в начальный период не имела четкой организации.

Самой распространенной разновидностью рабочей (всенародной) милиции, характерной в то время для большинства губерний, являлись отряды Красной гвардии. У нас на Севере Красная гвардия была создана 6 декабря 1917 года на совместном заседании Совета рабочих и солдатских депутатов и Центромура. На этом же заседании была обсуждена и принята инструкция по организации Красной гвардии.

Правовые основы советской милиции, как штатного государственного органа охраны общественного порядка, впервые были закреплены в Инструкции об организации советской рабоче-крестьянской милиции, утвержденной НКВД и НКЮ РСФСР 12 октября 1918 года. И только 3 апреля 1919 года Совнарком издал декрет «О советской рабоче-крестьянской милиции». Он регламентировал организацию и деятельность милиции на новой основе и определял порядок комплектования этих органов. Рабоче-крестьянская милиция рассматривалась как исполнительный орган, которому придавалось значение вооруженных частей особого назначения. Народный комиссариат по военным делам мог привлекать милиционеров к участию в боевых операциях на фронтах. После прекращения боевых действий они немедленно возвращались к исполнению своих прямых обязанностей.

В результате вооруженного восстания в Мурманске 21 февраля 1920 г. на всей территории Кольского полуострова была установлена Советская власть.

26 марта 1920 года местный уездный исполком в числе прочих решает вопрос о создании милиции на Мурмане.

В Мурманском уезде созданию штатного аппарата милиции помешали гражданская война и иностранная военная интервенция. Советская рабоче-крестьянская милиция на профессиональных началах была создана только после изгнания интервентов и разгрома белогвардейцев. 26 марта 1920 года президиум Мурманского Уездисполкома принял постановление о создании в уезде советской рабоче-крестьянской милиции. 1 апреля милиция была создана. С этого самого дня и начинается ее путь.



Уже 6 апреля в газете «Известия» мурманчане могли ознакомиться со следующим объявлением:

«При Мурманском Исполкоме организуется милиция. Все желающие занять должность милиционера, должны подать заявление в отдел внутреннего Управления при Исполкоме.

Тов. председатель Исполкома Жабанов.»

А несколькими месяцами позже все в той же газете давались основные критерии принимаемых на службу милиционеров, а также приводился размер жалованья и другие поощрения:

«…Поступить в милицию могут не моложе 18 и не старше 50 лет. Непризывного возраста, т.е. родившиеся в 1885 году и позднее, а призывного возраста уволенные вовсе от военной службы, грамотные, не состоящие под судом и следствием. Оклад жалованья: старший милиционер 2875 р., младший 2625 р. в месяц, сотрудники канцелярии по ставкам профсоюза, милиционерам бесплатный красноармейский паек.»

В Александровске милиция стала функционировать с 26 апреля (начальник А. А. Красильников), а в Коле (начальник М. А. Оборин) и Умбе (начальник Н. К. Чеченин) — с 1 августа.

Мурманск в это время являл собой печальное зрелище. Железная дорога находилась в запущенном состоянии. Пришли в упадок рыбный промысел и оленеводство. Население питалось привозными продуктами, не хватало предметов первой необходимости, многие голодали. В уезде свирепствовали болезни. Население в сравнении с 1917 годом сократилось в 6 раз и составляло 2,5 тысячи человек. Жизнь требовала создания собственной экономики и строительства административного аппарата. Параллельно с этой работой создавался аппарат милиции.

Первым начальником милиции Мурманского уезда 1 апреля 1920 года был назначен Павел Иванович Пушкин. Он только что приехал из Архангельска, где при утверждении на новую должность впервые услышал суровую правду о трудностях милицейского ремесла. Выбор пал на него в марте, когда он от имени стрелкового полка, с боями вошедшего в Мурманск, выступал на митинге, организованном уездным исполкомом. В 19 лет П. И. Пушкин был политработником с двухлетним стажем, неплохим организатором, разбиравшимся в человеческих характерах, и страстным правдоискателем. Для него началась новая война. Война особая и жестокая, война с врагом, которому не всегда удавалось посмотреть в лицо.

Создавать органы правопорядка пришлось на голом месте. Но уже в конце апреля был сформирован аппарат уездного управления, состоящий из 13 человек. Вот они, первые сотрудники Мурманской милиции: А. В. Богданов, П. А. Касимцева, А. А. Кузьмин, И. М. Кузьмин, А. Р. Мереляне, В. Ф. Немчинов, С. Г. Опарин, С. Ф. Смирнов, А. К. Синяков, А. Е. Снегов, Ф. А. Степанов, Г. В. Шабохин, Н. К. Чеченин.

Работу первых сотрудников милиции сопровождали определенные трудности: нехватка специалистов и канцелярских работников, низкий образовательный уровень уже принятых на службу и самое главное — отсутствие элементарных условий труда. Управлению были выделены всего две комнаты в бараке № 619. Структура управления милиции выглядела весьма упрощенно: канцелярия, уголовно-розыскной стол, арестный дом и команда постовых милиционеров.

Сам уезд был разделен на 4 района: первый — Мурманск и Зеленый Мыс; второй — Кола, волости Кольско-Лопарская и Ловозерская; третий — Александровск, волости Александровская, Печенгская и Териберская; четвертый — Умба, волости Умбская, Тетринская, Кузоменская и Понойская.

В каждом из районов, за исключением Мурманска, учреждалось свое управление, которое входило в состав уездного. Штатная численность сотрудников милиции в районах составляла 10—12 человек. В ведении начальника райуправления находилась канцелярия, состоящая из нескольких сотрудников: делопроизводителя, машинистки, рассыльного, а также небольшого числа старших и младших милиционеров. Функции районного управления милиции ограничивались поддержанием общественного порядка и задержанием преступников, осуществляемыми старшими и младшими милиционерами.

Низовым звеном были участки. Охраной общественного порядка и борьбой с преступностью там занимались старшие, младшие и волостные милиционеры. Их роль была исключительно велика. Среди них особое место принадлежало старшим милиционерам, они по сути дела являлись помощниками начальника милиции. В специальной инструкции указывалось, что они инструктируют постовых милиционеров, проверяют исправность и чистоту оружия, расставляют их на дежурство, проверяют посты, следят за порядком в районе и о всех выявленных нарушениях немедленно докладывают начальнику. Старшие милиционеры должны хорошо знать свой район: все трактиры, чайные, лавки, заводы и прочие предприятия, а также все притоны, населенные темными элементами.

Составной частью аппарата уездного управления милиции являлся уголовно-розыскной стол, состоявший из семи сотрудников: начальника, делопроизводителя, конторщика, трех агентов и машинистки. Мурманский уголовный розыск (уголовно-розыскной стол) был образован 7 апреля 1920 года. Агенты уголовного розыска уездного центра проводили оперативно-следственные мероприятия на территории районных управлений.

Первым заведующим уголовно-розыскным столом при уездной милиции стал И.И. Молчанов, затем его сменил Л.И. Иванов, имевший солидную практическую подготовку в области уголовного сыска. Этот человек по праву считается родоначальником Мурманского уголовного розыска. Вместе с Л.И. Ивановым самоотверженно вели борьбу с преступностью молодые агенты уголовного розыска А.В. Чернышов, А.М. Шестаков, В.А. Артемьев, П.М. Голенищев.

Первые шаги Мурманской милиции были сопряжены с огромными трудностями и, в первую очередь — с отсутствием профессионально подготовленных кадров. Отрицательным образом сказывалась на деятельности милиции частая сменяемость командного состава. Только в 1920 году сменилось три начальника уездного управления. Несмотря на то, что по всему городу были расклеены отпечатанные на машинке объявления о наборе в милицию, желающих пойти в нее работать не находилось, люди шли туда, где больше платили. Неукомплектованность управления надежными и грамотными сотрудниками составляла в отдельные периоды до 70 процентов. Так, на конец июня 1920 года из двухсот положенных по штату милиционеров было только сорок три. Лишь к концу года эта цифра удвоилась.

Милиция не имела никакой возможности пополнять свои ряды за счет местного населения. Приходилось обращаться за помощью в Архангельск и к командованию воинских частей, расквартированных на Кольском полуострове. Поэтому уездная милиция пополнялась тогда в основном за счет красноармейцев.

15 июля 1920 года П.И. Пушкин был отозван в воинскую часть — к месту своей прежней службы. 27 июля в Мурманск прибыл новый начальник милиции — П.М. Костюченко, до этого работавший в Архангельске. Вместе с ним прибыла группа из 13 милиционеров, имеющих опыт работы. Новое пополнение оживило работу уездной милиции, способствовало укреплению дисциплины среди личного состава, несколько улучшило общественный порядок в городе и уезде.

Основным нормативно-правовым актом, определявшим статус милиции, было утвержденное декретом ВЦИК от 10 июня 1920 года Положение о рабоче-крестьянской милиции. То обстоятельство, что оно разрабатывалось и было принято еще в условиях гражданской войны, наложило отпечаток и на юридическое оформление статуса милиции. Она определялась как вооруженный исполнительный орган, вооруженная часть особого назначения. В милиции была введена воинская дисциплина, на нее распространялись уставы и постановления, принятые Красной Армией, так же, как РККА (Рабоче-Крестьянская Красная Армия), милиция находилась на централизованном государственном обеспечении. В соответствии с Положением, на службу в милицию принимались все граждане РСФСР не моложе 21 года, грамотные пользующиеся избирательным правом, несудимые и годные по состоянию здоровья к этой работе. Каждый поступивший на службу давал обязательство прослужить в ее рядах не менее года, беспрекословно исполнять все приказы и распоряжения начальников.

Из доклада начальника Мурманской Уездной милиции за январь месяц следует, что положение сотрудников милиции оставалось чрезвычайно тяжелым, в особенности затрудняла работу бытовая неустроенность: «Команда милиционеров размещена очень скверно, милиционеры в большинстве живут по разным баракам, т.к. поселиться в общежитии нет никакой возможности… Оружие некоторые милиционеры на руках еще не имеют ввиду того, что винтовки бердана есть, но нет патронов, револьверов же совершенно мало так, что не вооружен даже комсостав…Продукты милиция получает очень скверные».

Действительно основной проблемой было слабое вооружение сотрудников. Часть милиционеров вообще не имела закрепленного за собой оружия. К началу 1921 года на вооружении милиции, состоявшей из 98 сотрудников (9 человек командного состава, 88 милиционеров, уголовный розыск 1 человек), состояло всего 41 винтовка и 8 револьверов. Расход боеприпасов был ограничен до минимума. Не хватало форменной одежды, обуви. Многие милиционеры зимой были вынуждены носить летнее обмундирование. Большая часть личного состава скиталась по частным квартирам или поочередно ходила ночевать к знакомым.

В плачевном состоянии находились служебные помещения. В самом начале под управление милиции было выделено всего две комнаты, в которых размещались все милицейские службы. Впоследствии для этой цели был предоставлен продуваемый ветром барак. Вот, что сообщает в своем очередном докладе начальник Мурманской уездной милиции:

« Дом занятый под Управление милиции не может соответствовать назначению. Летом нельзя оставить на столе бумаги, т.к. в случае дождя все вымокнет, зимой же температура в помещении такая же, как на улице и натопить нет никакой возможности, т.к. его продувает насквозь»

Не хватало письменных столов, стульев, шкафов, сейфов. Нередко за одним столом соседствовало два или три сотрудника. Чернила, карандаши, бумага считались для работников милиции настоящей роскошью.

В уездном управлении имелось всего две пишущих машинки и один телефонный аппарат. Никакими транспортными средствами, за исключением моторного бота, милиция в то время не располагала – в уезде не было ни одной автомашины и ни одной строевой лошади.

Большие проблемы возникали с обмундированием сотрудников милиции: «…Еще хуже стоит вопрос в отношении удовлетворения милиционеров обувью. Вот уже около двух лет Мурманская милиция не получала ее совершенно, если не считать 20 пар ботинок полученных из Архангельской Губмилиции более года тому назад и сношенных в силу тяжелых условий в течении нескольких месяцев… Так же совсем не получали шинелей, фуражек, белья и надежды получить не имеем» (из доклада начальника Мурманской Уездной милиции за 1920 год).

Скудные пайки выдавались с большими задержками, вследствие чего милиционеры и их семьи часто голодали. Суточная норма продуктового пайка составляла: хлеб – 110 г мясо или рыба – 100 г, крупа – 75г, овощи – 240 г, жиры – 8гсахар – 40г, чай – 8г, соль 12г.

К материальным трудностям добавлялись свои, специфические: долгая полярная ночь, холодный климат, отдаленность населенных пунктов. Все это пагубно влияло на неокрепший коллектив, приводило к случаям совершения отдельными милиционерами неблаговидных проступков, а иногда и преступлений, отдельные сотрудники иногда промышляли частной торговлей. По-прежнему довольно остро стоял вопрос об укомплектованности милиции кадрами: « Для охраны Ревпорядка в городе Мурманске и уезде необходимо увеличить число милиционеров, т.к. людей совершенно мало, а кроме того имеющиеся для службы 16 человек китайцев совершенно не пригодны для службы в милиции, в виду их неграмотности и неумения говорить по-русски, но без их работа совершенно может встать» (из доклада начальника Мурманской Уездной милиции за январь месяц 1921 года).

Отношение населения к сотрудникам милиции с момента ее образования было на весьма невысоком уровне. Милицию обвиняли в том, что милиционеры обирают пьяных, «очищают карманы». Причин этому несколько: во-первых, в силу невозможности укомплектовать штат высокопрофессиональными кадрами, в ряды сотрудников милиции попадали зачастую не чистые на руку люди, во-вторых некоторые преступники представлялись милиционерами, незаконно изымали у граждан имущество и тем самым очерняли милицию в глазах жителей Мурманской области. Так в 1924 году некий Алексеев, взяв с собой двух рабочих Алякина и Иванова произвел обыск у гр-на Чен-Ти-Чи «…Руководя обыском он говорил «руки вверх», «стрелять буду», хватался за висевший пистолетный шнур (на шнуре в кармане висели ключи) оглашал «ордер» с печалью оказавшийся талоном об отпуске хлеба, взял 75 коп. серебром и 5 тысяч рублей денег. Собирался взять сахар, да случайно зашла некая гражданка и потребовала «настоящий ордер». Алякин и Иванов, опознанные ею, скрылись, а мнимый начальник был арестован.» И этот случай не единичен. Подчас жизнь сотрудников милиции подвергалась опасности, со стороны граждан, предвзято относящихся к милиционерам «…гр-не Буровцев и Невский высказали в адрес проходящих мимо них милиционеров, что все равно им изломают кости и стали свистеть вслед» после была совершена попытка сбросить милиционера Логинова с моста, присутствующие на мосту люди пели песни про милиционеров.

В 1921 году Мурманская милиция была подвергнута основательной чистке. Из ее рядов были уволены все лица, скомпрометировавшие себя недостойным поведением или недобросовестной работой. По решению коллегии отдела управления Архангельского губернского исполкома во всех волостях были проведены выборы милиционеров. Одновременно продлевался срок службы сотрудников милиции по их обязательствам.

Выборная кампания была закончена во всех волисполкомах в двухнедельный срок. Всем избранным вручалась копия протокола общего собрания, и они направлялись волисполкомом в распоряжение начальника уездной милиции, который два раза в год информировал соответствующий волисполком о том, как несут милицейскую службу его посланцы.

В марте 1921 года численность личного состава управления милиции уезда увеличилась на 27 человек, что позволило в свою очередь усилить борьбу с уголовной преступностью и осуществить ряд дополнительных мер, направленных на обеспечение в уезде общественного порядка.

В июне 1921 года Мурманский уезд преобразован в самостоятельную губернию с центром в Мурманске. Это повлекло за собой перестройку всех административных органов. На базе существовавшей милиции было образовано губернское управление. До 35 человек увеличивалась штатная численность сотрудников. В районных управлениях создавались уголовно-розыскные столы — по 2 сотрудника в каждом. Однако длительное время уголовный розыск оставался укомплектованным только наполовину. Качественная характеристика его сотрудников была такова: ни один работник не имел среднего образования, 10 человек имели образование ниже среднего, 6 — низшее; из 16 сотрудников 14 были беспартийные; 12 человек имели стаж службы менее шести месяцев. Надо отметить, что у преступников в то время было гораздо больше шансов скрыться и замести следы, чем у работников милиции поймать и обезвредить их.1

Первоочередной задачей, по-прежнему, являлось создание стабильного профессионального ядра. В конце 1922 года был объявлен набор слушателей на курсы командного состава. На учебу направлялись командиры, старшие милиционеры, участковые надзиратели. За 1923 год такую подготовку прошли 5 сотрудников Мурманской милиции. Несколько человек были зачислены в Петроградскую специальную школу, готовившую работников уголовного розыска. В милицейские школы младшего начсостава из Мурманска и волостей ежегодно командировалось до 10 сотрудников. Принятые на службу молодые милиционеры проходили первоначальный курс обучения непосредственно при губернском управлении.

В 1922 году, по предложению делегатов Первого Всероссийского съезда работников милиции, Народный комиссариат внутренних дел РСФСР установил День советской милиции.

В январе 1924 года Мурманское губернское управление милиции было преобразовано в административный отдел губисполкома. Начальником отдела и милиции губернии стал А. М. Меллер, до этого работавший в Мурманском городском совете и губисполкоме. Он сформировал все подотделы, поставив во главе их опытных руководителей. Подобная реорганизация позволила устранить дублирование в руководстве местными органами, несогласованность их действий, сократить штаты.

В середине двадцатых годов постепенно совершенствовались организационные формы деятельности Мурманской милиции, повысился ее авторитет. Стали налаживаться деловые контакты с предприятиями, учреждениями, организациями.

Особым уважением населения пользовались волостные милиционеры и сотрудники уголовного розыска. Подразделения начали пополняться квалифицированными работниками, окончившими милицейские школы и курсы. Шире стали применяться научные методы раскрытия преступлений. Для розыска и задержания преступников успешно использовались служебно-розыскные собаки. Гордостью уголовного розыска в те годы являлся проводник-дрессировщик (так называлась должность) А. С. Махотин со своим четвероногим другом по кличке Грей. На их счету числилось раскрытие многих убийств, краж, задержание опасных преступников. Только за один 1925 год в ходе проведенных операций было с их помощью возвращено гражданам и государству похищенного имущества на сумму 130 тысяч рублей. Махотин и его собака-ищейка своей самоотверженной работой завоевали среди населения Мурманска большую популярность. О них говорили на улицах и в клубах. В магазинах и на общих собраниях. Местный поэт посветил этой паре поэму «Грей идет по следу». Благодаря высокой эффективности использования служебно-розыскной собаки в раскрытии преступлений, начальник административного отдела сумел получить необходимые ассигнования на строительство питомника.

В целях дальнейшего укрепления взаимодействия милиции с общественностью в борьбе с преступностью Совет Народных Комиссаров РСФСР 26 апреля 1932 года принял постановление «О реорганизации обществ содействия органам милиции и уголовного розыска». Появилась новая, более совершенная форма участия общественности в охране правопорядка — бригады содействия милиции. Зачисленные в такие бригады граждане получали удостоверение установленной формы и нарукавную повязку с надписью «Бригадмил». В целях поддержания порядка они несли постовую службу на улицах, на рынках, в клубах и кинотеатрах и других общественных местах. Как правило, вместе с ними патрулировали работники милиции.

Бригады содействия милиции внесли большой вклад в воспитание трудящихся, особенно молодежи.

В Мурманске создавался единый фронт борьбы против пьяниц, хулиганов, нарушителей трудовой дисциплины, дебоширов.

Положение о рабоче-крестьянской милиции, принятое Советом Народных Комиссаров страны 25 мая 1931 года, определяло ее общие принципы организации и деятельности, а также главные задачи по охране революционного порядка и общественной безопасности в стране.

Основное место в административной деятельности милиции занимал надзор за проведением в жизнь законов и иных нормативных актов, регулирующих общественный порядок и общественную безопасность. Областным, городским, районным органам милиции было предоставлено право разрабатывать проекты обязательных постановлений по борьбе с хулиганством, пьянством, по учету и регистрации населения, о торговле охотничьим оружием, огнеприпасами, спиртными напитками и по некоторым другим вопросам. В августе 1931 года в РСФСР был введен в действие Временный устав службы рабоче-крестьянской милиции, определивший права и порядок выполнения обязанностей работников милиции по охране общественного порядка и общественной безопасности.

Начальники городских отделений милиции получили право самостоятельно применять следующие меры административного взыскания: предупреждение, штрафы до 10 рублей, исправительно-трудовые работы сроком до трех дней за нарушение обязательных постановлений, регулирующих в городах порядок в общественных местах и правила уличного движения. Работники милиции могли налагать штраф в размере до 1 рубля на месте совершения проступка.

Перед органами милиции ставилась задача налагать административные взыскания с учетом строгого проведения классовой линии, обеспечения индивидуального подхода при определении вида и размера взыскания, тяжести проступка, степени сознательности и материального положения нарушителя.

Подводя итог можно сказать, что на первоначальном этапе своего становления мурманская милиция переживала определенные трудности. В первую очередь это нехватка квалифицированных, профессиональных кадров, а также отсутствие приемлемых условий работы (перебои с поставкой обмундирования, не регулярное обеспечение и без того скудным продовольственным пайком, постоянная нехватка оружия и боеприпасов, а также отсутствие нормального помещения, мебели канцелярских товаров). Но несмотря на это мурманская милиция росла. Совершенствовались методы борьбы с преступностью. На данном этапе становления милиции ее деятельность регулировали следующие законодательные акты: утвержденное декретом ВЦИК от 10 июня 1920 года Положение о рабоче-крестьянской милиции, Положение о рабоче-крестьянской милиции, принятое Советом Народных Комиссаров страны 25 мая 1931 года, принятое Советом Народных Комиссаров РСФСР 26 апреля 1932 постановление «О реорганизации обществ содействия органам милиции и уголовного розыска».

За рассматриваемый сравнительно небольшой отрезок времени органы милиции несколько раз претерпели административные изменения, которые связаны с изменениями, происходившими в самой стране. Таким образом, мурманская милиция постепенно становилась на ноги, что безусловно сказывалось на состоянии области в целом.

Список литературы.

Литература:

Киселев А.А. Киселева Т.А. История Мурманской области (1917-1992): Уч.пособие. Мурманск, 1995.

Лобанов В.А. Щит трудящихся. Очерки истории Мурманской милиции. – Мурманск: Кн. изд-во, 1980.-144 с. ил.

Малыгин А.Я., Мулукаев Р.С.  НКВД — МВД Российской Федерации. — М, 2000.

Служу Отечеству – служу закону! –Мурманск: Север, 2002.

Советская милиция: история и современность1917 – 1987. –М., 335 с.

Фонды Государственного архива Мурманской области:

ГАМО. Ф.64. Оп.1. Д.57.Л.15, 40, 51, 98, 140, 21, 137.

ГАМО Ф.92,Оп. 1. Д.89.Л.46, 167, 181, 203.

ГАМО Ф.92. Оп. 1. Д.64. Л. 1-38.

Периодические издания:

Попался мошенник.//Известия. – 1920. — 9 апреля

Известия. – 1920. — 6 апреля.

Известия. – 1920. — 14 сентября.

Дядя Ваня. Я украл, но пусть докажут.//Полярная правда. – 1925. – 28 мая.

В суде. Отрыжка старого быта.// Полярная правда. – 1925. – 23 июля.

Ко всем работникам милиции и уголовного розыска.// Полярная правда. – 1924. — 14 августа.

Дневник происшествий. Хулиган.// Полярная правда. – 1925. — 27 августа.

Дневник происшествий. Пьянство и поножовщина.// Полярная правда. – 1925. — 29 августа.

В суде.// Полярная правда. – 1925. — 12 сентября.

Борьба с самогоном.// Полярная правда. – 1923. – 26 мая.

Дневник происшествий.// Полярная правда. – 1924. — 14 августа.

Рабкор К. Дневник происшествий.// Полярная правда. – 1924. – 27 февраля.

Фекла. Милиция АУ!// Полярная правда. – 1925. — 3 октября.

В суде. Растрата от убыточности.// Полярная правда. – 1925. – 19 ноября.

Дневник происшествий. Муж – зверь.// Полярная правда. – 1925. — 5 ноября.

Дневник происшествий. Последний номер удалых. // Полярная правда. – 1925. — 3 декабря.



В суде. Растление несовершеннолетней.// Полярная правда. – 1925. — 15 декабря.

В суде. 6 месяцев за хулиганство.// Полярная правда. – 1927. – 1 марта.

Лобанов В. Рассказы о мурманской милиции// Полярная правда. – 1980. — 13 марта.

Козлова Е. Мурманская хронология громких преступлений // Вечерний Мурманск. – 2002. — 17 сентября .










sitemap
sitemap