Исследовательская работа Вы помните текла за ратью рать



Муниципальное образовательное учреждение

дополнительного образования детей «Пушкинская школа»

Исследовательская работа

на тему

«Вы помните: текла за ратью рать…»

(Отечественная война 1812 года и Царскосельский Лицей)

Подготовила:

Дворянкина Виктория, 7 класс

Педагог-руководитель:

Быстрова Оксана Юрьевна

г. Новомосковск

2012 год

Введение

19 октября 2011 года исполнилось двести лет со дня основания знаменитого Царскосельского Лицея. В 2012 году грядёт двухсотлетие Отечественной войны с французами 1812 года и Бородинской битвы. В моём представлении эти два юбилея тесно связаны с именем великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина.

В стихотворении 1836 года «Была пора: наш праздник молодой…» поэт писал:

Вы помните: когда возник Лицей,

Как царь открыл для нас чертог царицын,

И мы пришли. И встретил нас Куницын

Приветствием меж царственных гостей.

Тогда гроза двенадцатого года

Ещё спала. Ещё Наполеон

Не испытал великого народа –

Ещё грозил и колебался он.

Вы помните: текла за ратью рать,

Со старшими мы братьями прощались

И в сень наук с досадой возвращались,

Завидуя тому, кто умирать

Шёл мимо нас… и племена сразились,

Русь обняла кичливого врага,

И заревом московским озарились

Его полкам готовые снега…

Прочитав эти строки, я задумалась о том, как юные воспитанники Лицея относились к Отечественной войне 1812 года, к великому историческому событию, которому они были современниками.

Цель работы – исследовать влияние Отечественной войны 1812 года на становление характеров и взаимоотношения воспитанников Царскосельского Лицея.

«Гроза двенадцатого года…»



12 июня 1812 года французские войска вторглись на территорию России. Наполеон, завоевавший к этому времени почти всю Европу, бросил на восток свою шестисоттысячную армию. Он заявил: «Через пять лет я буду господином мира: осталась одна Россия, но я ее раздавлю». Над страной нависла смертельная опасность. Быстро обнаружилось, что российская армия недостаточно подготовлена к ведению настоящих боевых действий. Войска, растянутые почти на пятьсот километров и уступавшие противнику в численности почти в три раза, с тяжелыми боями отступали. Наполеон определил три направления для наступления по территории России, он называл Киевское направление «ногами России», Московское – «сердцем», Петербургское – «головой». Основные силы французской армии двинулись на Москву, но угроза Петербургу тоже была немалой. К июлю обстановка обострилась настолько, что царь распорядился готовиться к эвакуации «святынь» Александро-Невской лавры, Государственного совета, Сената, Синода, ценностей Эрмитажа и даже памятников Петру, которые Наполеон намеревался после взятия Петербурга отправить во Францию. Царская семья тоже готовилась к переезду в Казань. В середине июля в комитет министров был приглашен Михаил Илларионович Кутузов, на которого возложили руководство защитой столицы. Через несколько дней появился царский указ об организации корпуса для обороны Петербурга. Александр I, который недолюбливал Кутузова, на это раз искренне обратился к нему: «Воинские ваши достоинства и долговременная опытность ваша дают мне полную надежду, что Вы совершенно оправдаете сей новый опыт моей доверенности к Вам».

Когда началась великая война 1812 года, в Царскосельском лицее наступили каникулы. Как ждали мальчики первых каникул! «Июль месяц есть время роздыха», — гласит лицейский Устав. Но не радостным оказалось лето 1812 года… В ночь на 12 июня французская армия под командованием императора Франции Наполеона Бонапарта внезапно, без объявления войны, перешла границу России. Огромное вражеское войско переправилось через реку Неман. Война!

Общее патриотическое одушевление, охватившее лицеистов, сроднило их, они жили одними чувствами, мыслями, одними переживаниями.

Русские солдаты знали силу и мощь Наполеона, но и своими полководцами гордились и верили им. Одному из них — Петру Ивановичу Багратиону — Державин посвятил стихотворение и назвал героя богом русской армии:

O, как велик На-поле-он!

Он хитр, и быстр, и тверд во брани;

Но дрогнул, как простер в бой длани

К нему с штыком Бог-рати-он.

В Лицее – каникулы. Но мальчики не разъезжаются по домам. Куда ехать? И как? Ведь по дорогам России уже движутся неприятельские войска. Днем они то и дело выбегают на крыльцо, подолгу смотрят на дорогу – когда же, наконец, привезут почту из Петербурга? Нетерпеливо листают газету, но радостных известий нет. Русская армия отступает, отступает, отступает…

Как-то утром они проснулись от странного шума. Скрип колес, ржание лошадей, мерный шаг тысячного войска. Запыленные мундиры, усталые лица. Проходя мимо, и лишь изредка кто-нибудь поворачивает голову и смотрит на взволнованных детей, столпившихся на высоком лицейском крыльце. Через Царское Село проходили гвардейские и армейские полки, выступил в поход лейб-гвардии Гусарский полк. Солдаты идут сражаться и, может быть, погибнут, защищая Родину и этих мальчиков, которые плачут и машут им руками.



Вы помните: текла за ратью рать.

Со старшими мы братьями прощались.

И в сень наук с досадой возвращались.

Завидуя тому, кто умирать шел мимо нас…

Каждое воскресенье кто-нибудь из родных привозил в Лицей реляции – сообщения о ходе военных действий. Профессор Кошанский громко читал их в зале. За развитием событий, объясняя лицеистам непонятное в происходящем, помогают следить лицейские профессора. В это время появляется игра в войну, войском командует «генерал от инфантерии» Алексей Илличевский. Ставится военно-патриотический спектакль «Роза без шипов». Дельвиг рассказывает нескольким товарищам о походе 1807 года, выдавая себя за очевидца тогдашних происшествий. Его повествование так живо и правдоподобно, что все ему верят. Как завидовали они сыновьям генерала Раевского, о подвиге которого сообщала «Северная пчела»! Генерал для воодушевления войска вышел «перед колоннами не только сам, но поставил подле себя двух сыновей своих». В Нижнем Новгороде родной дядя Пушкина Василий Львович, которому минул шестьдесят один год, артиллерийский подполковник в отставке, записывается в народное ополчение. Вильгельм Кюхельбекер тайно собирался сбежать из Лицея.

Впервые слова «Отечество», «народ» обрели для Пушкина и его друзей особый смысл. О подвигах простого народа, о партизанской войне лицеисты читают в журнале «Сын Отечества».

И снова движутся через Царское Село войска – шесть дружин петербургского ополчения, эскадроны Гродненских гусар, Польского уланского полка. И снова лицеисты участвуют в проводах тех, кто идёт защищать Отечество. «Мы всегда были тут при их появлении, — вспоминал И.И. Пущин, — выходили даже во время классов, напутствовали воинов сердечною молитвою, обнимались с родными и знакомыми – усатые гренадеры из рядов благословляли нас крестом. Не одна слеза тут пролита!» После проводов одной из ратей лицеисты до того воодушевились патриотизмом, что, готовясь к французской лекции, побросали грамматику под столы.

На восходе солнца 26 августа загрохотали пушки на Бородинском поле. Началась великая битва. Яростными волнами обрушились французы на русские укрепления и, потеряв силу, откатились назад. Неколебимо стояли русские солдаты!

Так и не смогли французы одолеть защитников Отечества. Как волна о гранитный утес, разбилась французская армия о русские полки. Наполеон надеялся последним ударом разгромить русскую армию – но это ему не удалось. Кутузов хотел обессилить врага – и достиг своей цели. Но обе армии понесли огромные потери. И название деревни Бородино после этой ожесточенной битвы, навсегда сохранилось в народной памяти.

Когда лицеисты узнали, что Москва оставлена, они плакали. Хотя надежда не покидала их. В №7 журнала «Сын Отечества» со смехом читали: «Очевидцы рассказывают, что в Москве французы ежедневно ходят на охоту – стрелять ворон. Теперь можно дать отставку старинной русской пословице: попал как кур во щи, а лучше говорить: попал как ворона во французский суп». «Эффект войны 1812 года на лицеистов был необыкновенным, — писал много лет спустя Модест Корф, — не могу не вспомнить горячих слёз, которые мы проливали над Бородинскою битвою, выдававшейся тогда за победу, но в которой мы инстинктивно видели другое, и над падением Москвы…»

14 сентября директор получил от министра народного просвещения графа Алексея Разумовского секретное предписание о принятии мер к эвакуации Лицея. Ехать готовились в эстонский Або. Для царскосельских лицеистов – не таких уж далёких предшественников эвакуированных детей будущего блокадного Ленинграда – особым реестром заблаговременно предусматривались и тулупы, и тёплые кенеги-калоши, и тридцать пар «рукавишек с варишками», и сукно, из которого сшиты фуражки, для пришивания ушек. Но победы Витгенштейна отбросили неприятеля, и эвакуация не состоялась.

Тем временем семья самого Пушкина эвакуировалась в Нижний Новгород, где отец, произведённый в чин военного советника, стал служить членом Нижегородской комиссариатской комиссии, с 1814 года он был начальником комиссариатской комиссии резервной армии в Варшаве.

19 октября 1812 года. Первая лицейская годовщина. Воспитанников пригласили в большой зал. «Друзья мои! – торжественно сказал директор. – Сегодня в первую очередь годовщина нашего Лицей, а во-вторых, я получил радостное известие: Наполеон покинул Москву!»

19 марта 1814 года русская армия вступила в столицу Франции – Париж. Кончилась война! А осенью вернулись домой солдаты и офицеры. И как героев встречает их Россия. На их пути – цветы и триумфальные арки. В их честь гремят пушечные салюты, радостно звонят колокола.

В повести «Метель» Пушкин писал: «Между тем война была со славою кончена. Полки наши возвращались из-за границы. Народ бежал им навстречу. Музыка играла завоёванные песни… Время незабвенное! Время славы и восторга! Как сильно билось русское сердце при слове Отечество! Как сладки были слёзы свидания! С каким единодушием мы соединяли чувства народной гордости и любви к государю!»

Воспоминания этих великих дней, в которые жили и воспитывались лицеисты, прошли через всё творчество Александра Сергеевича Пушкина.

Заключение

Изучив различные материалы, прочитав стихотворения Александра Сергеевича Пушкина, мы пришли к следующим выводам. Лицейское воспитание прежде всего должно было способствовать развитию национального самосознания, воспитанию гражданственности, патриотизма. Этому же – великому служению Отечеству – учили на примерах знаменитых людей прошлого, жизнь которых должна быть идеалом. Но получилось так, что чувство патриотизма воспитывала не только история, но сама живая жизнь, современные лицеистам события. Отечественная война 1812 года стала лучшим воспитателем патриотических чувств. Она научила любить Отечество, свой народ и ценить его подвиг. И кумирами лицеистов становятся уже не античные герои и полководцы, а современники, участники походов против Наполеона, готовые «принести в жертву всё, даже самую жизнь, ради любви к Отечеству…»

По словам академика Николая Николаевича Скатова, «1812 год – могучий толчок всему последующему лицейскому пребыванию. Было наглядно ясно, что само настоящее – это уже история. Русский патриотизм Пушкин выносил отсюда».

Список используемой литературы

Галкина Т.И., Михайлова Л.Б., Павлова С.В. Отечество нам Царское Село. – М.: Гелиос АРВ, 2003.

Пролет Е.В., Яценко О.А. «В начале жизни школу помню я…». – Санкт-Петербург, «Мир и семья-95», 1997.



Самарцев А. История России. А.С. Пушкин. – М.: Белый город, 1998.

Скатов Н.Н. Пушкин. Русский гений. Научно-художественная биография А.С. Пушкина. – М.: Издательский центр «Классика», 1999.








sitemap
sitemap