Исследовательская работа Любовь в жизни и творчестве Владимира Маяковского



ТОГБОУ кадетская школа-интернат «Многопрофильный кадетский корпус»

Исследовательская работа

«Любовь в жизни и творчестве В.В. Маяковского»

Содержание:

Введение…………………………………………………..…..…3

Основная часть

Мария Денисова ……….……….………………….…….….…..4

Лилия Брик…..……………………………………………..…….5

Татьяна Яковлева….………………….……………..……..……12

Вероника Полонская ……………………..……………..………14

Последнее письмо………………………………………………15

Заключение….……………………………………………..…….16

Список литературы…….……………………………..…………17

I. ВВЕДЕНИЕ

За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык! За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!  

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Что такое любовь? Сотни поэм, тысячи стихов, бесчисленное количество строк и все это о ней. Поэты и писатели, философы и мистики, художники и композиторы разных эпох обращались к этой вечной теме, пытаясь средствами своего жанра выразить очарование, гармонию, драматизм любви, постичь ее тайну. Тема любви в творчестве великих поэтов всегда актуальна, потому что она как не что иное позволяет так глубоко прочувствовать их внутренний мир и состояние души. Сегодня человечество располагает колоссальным историко-литературным материалом для осмысления феномена любви. И все равно эта тема неисчерпаема. Любовь многолика и в каждом образе своя красота, своя радость, грусть, печаль. Любовь – это самая сложная, таинственная и парадоксальная реальность, с которой сталкивается человек. И не потому, как обычно считается, что от любви до ненависти всего один шаг, а потому, что ни просчитать, ни вычислить любовь нельзя!

В конце XIX – начале XX века тема любви врывается в русскую литературу с энергией, сравнимой лишь с большим взрывом. За несколько десятилетий в России о любви пишется больше, чем за несколько веков. Причем литература эта отличается интенсивными поисками и оригинальностью мышления. В связи с этим я хотел бы остановиться на творчестве Владимира Владимировича Маяковского.

Владимир Владимирович – один из моих любимых поэтов. Маяковский – предтеча, певец и жертва октябрьской революции 1917 года. Он воспевает, описывает, выражает создаваемыми образами переживаемый им самим мир, свое мировоззрение. Творчество поэтов всегда интересно. Изменяется человек, изменяется общество — появляются те или иные стихи, отражающие его мысли, а значит и, так или иначе, общества, в котором он живет.

Всю жизнь Маяковского преследовала двойственная закономерность. И в творчестве, и в любви, и в страшном и трагическом конце он постоянно противоречит самому себе. Да, поэт и гражданин, но еще и просто человек, с его силой, растерянностью, пристрастиями и странностями. Он – разный, бесконечно размноженный. С одной стороны, действительно великий поэт революции, с другой – слабый больной человек, в конце концов дошедший до крайней черты, самоубийства. Громоздкий, назойливый и ранимый, бессильный, несмотря на демонстративную резкость суждений, очень деликатный и даже застенчивый. Любил Маяковский тоже всегда неровно, тяжело, трагично.

Тема исследовательской работы — «Любовь в жизни и творчестве В.В. Маяковского».

Цель работы: исследование взаимоотношений поэта с адресатами любовной лирики и отражение их в творчестве. Задачи:— изучить биографию поэта;- проанализировать любовную лирику В.В. Маяковского.

Объектом исследования послужили письма, стихи В. В. Маяковского, адресованные женщинам.

Предметом исследования является текстология, общность и своеобразие образов Маяковского.

Гипотеза: В. Маяковский предстает перед читателем «бунташным» человеком с пафосным настроением. А таков ли он в чувствах к любимым женщинам?

Актуальность работы вызвана вниманием современного общества к своей недавней истории, культуре и ее деятелям. В.В. Маяковский — один из ярчайших поэтов серебряного века. Несмотря на наличие в распоряжении литературоведов многотомных исследований, посвященных его творчеству, остается и поныне фигурой, вызывающей споры о роли в искусстве и значимости для современности и будущего.Методы исследования:— источниковедческий;

— историко-литературный;

— сравнительно-типологический анализ различных видов искусств. В основе лежит анализ работ отечественных исследователей, критических статей, монографии.Теоретическое и практическое значение: использование результатов работы при изучении поэзии В. Маяковского на уроках литературы.

II. ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

1. Мария Денисова

Многие видят Владимира Маяковского только как поэта, принадлежащего к когорте революции, и не замечают его потрясающей любовной лирики. Любовь к женщине, любовь к людям, любовь Вселенская… Маяковский – это не «громада ненависть», а «громада любовь». Тема любви проходит через всё его творчество, начиная с ранних стихов и заканчивая последним незавершённым стихотворением «Неоконченное». Относясь к любви как к величайшему благу, способному вдохновить на дела, на труд, Маяковский писал в своём дневнике: «Любовь – это жизнь, это главное. От неё разворачиваются и стихи, и дела, и всё прочее. Любовь – это сердце всего. Если оно прекратит работу, всё остальное отмирает, делается лишним, ненужным. Но если сердце работает, оно не может не проявиться во всём». Произведения поэта рассказывают и о его любви, и о том, какой она была. Любовь-страдание, любовь-мука преследовала его лирического героя.

Вы думаете, это бредит малярия?

Это было,

было в Одессе.

«Приду в четыре», – сказала Мария.

Восемь.

Девять.

Десять.

Так начинается рассказ об «украденной» любви поэта в поэме В.В. Маяковского «Облако в штанах» (1914-1915). После невыносимо длительного ожидания вошла она, «резкая, как «нате!», // муча перчатки замш, // сказала: «Знаете – // я выхожу замуж».

Кто же она, разбудившая «Везувий» страстей и вызвавшая «пожар сердца» «красивого, двадцатидвухлетнего» Владимира Маяковского? Считалось, что это собирательный образ, но конкретные указания на место и время действия и обращение поэта не к символу, а к реальной земной женщине («Тело твое // я буду беречь и любить, // как солдат, // обрубленный войною, // ненужный, //ничей, // бережет свою единственную ногу») свидетельствуют о наличии у героини жизненного прототипа.

Марию Александровну Денисову Маяковский встретил впервые в январе 1914 года в Одессе, где вместе со своими друзьями-футуристами Давидом Бурлюком и Василием Каменским выступал с чтением стихов в Русском театре. Каменский обратил его внимание на «совершенно необыкновенную девушку: высокую, стройную, с замечательными сияющими глазами… настоящую красавицу». Маяковский увлекся ею мгновенно, и это чувство всего его преобразило: к концу дня он предстал перед друзьями «возбужденный, чему-то улыбающийся, рассеянный необычно, совсем на себя не похожий». Он был настойчив, страдал, не желая примириться ни с какими условностями. Маяковский и Бурлюк нарисовали каждый по портрету Марии, вполне реалистические. Шведский исследователь Бенгт Янгфелдт, публикуя их в своей книге «Ставка – жизнь: Владимир Маяковский и его круг» (М., 2009), обращает внимание на надпись криптограммой, сделанную на обороте портрета Бурлюка: «Я вас люблю… дорогая милая обожаемая поцелуйте меня вы любите меня?», видя здесь «след ухаживания Маяковского» (с. 35). Мария же, бросившая гимназию и учившаяся на курсах живописи и скульптуры, независимая по характеру, не ответила Маяковскому взаимностью, хотя он ей и нравился. В дальнейшем она училась в художественном училище в Москве. В ее жизни было и неудачное замужество с преуспевающим инженером (они жили в Швейцарии), и рождение ребенка…

Откроем поэму «Облако в штанах», и нас сразу, с первых строк охватывает тревожное чувство большой и страстной любви:

Мама!

Ваш сын прекрасно болен!

Мама!

У него пожар сердца.

Первая глава поэмы пронизана темой любви, но эта любовь неразделенная; и поэтому очень сильная:

Будет любовь или нет?

Какая —

большая или крошечная?

———————————

Опять влюбленный выйду в игры,

Огнем, озаряя бровей загиб.

Но исключительное по силе чувство приносит не радость, а страдания. И весь ужас не в том, что любовь безответна, а в том, что любовь вообще невозможна в этом страшном мире, где все продается и покупается. За личным, интимным просвечивается большой мир человеческих отношений, мир, враждебный любви. И этот мир, эта действительность отняли у поэта любимую, украли его любовь.

Поэма «Облако в штанах» — поэма о любви поэта, об искренности человеческих отношений, которая сталкивается с ложью социальных и нравственных законов буржуазного общества. Поэма состоит из четырёх частей, «четырёх криков», в каждой из которых — отрицание: «Долой вашу любовь» — она опирается на деньги и расчёт, «Долой ваше искусство!» — оно создаётся теми, кто далёк от него, «Долой ваш строй!» — он уродует человеческую жизнь, «Долой вашу религию!» — Бог не в силах спасти человечество. Сила отрицания даётся по возрастающей – она усиливается с каждой главой, и от личных мотивов поэт переходит к общественным.

Маяковский восклицает: «Любить нельзя — масса тяжелых неприятностей!»

2. Лилия Брик

Но не любить Маяковский не мог. Прошло не более года и поэт влюбляется в Лилию Брик. Красавицей ее нельзя было назвать, но эта весьма привлекательная женщина умела одеться со вкусом и преподнести себя так, что все ее недостатки уходили на второй план. Обаяние ее было необыкновенным, оно выражалось в уме, во взгляде, в умении слушать собеседника, в разговоре и даже в походке. И если она хотела завести с кем-то романтические отношения, то удавалось ей это с необыкновенной легкостью. В ней была загадка, которую никто не смог разгадать, поэтому имя ее до сих пор обрастает небылицами и легендами.

Наконец, она – непредсказуемая, богемная. Она стала Музой поэта, преобразила Маяковского, без неё не было бы в истории нашей поэзии чудесных строк о любви-громаде. Их отношения начались с того, что Маяковский посвятил ей поэму («Облако в штанах»), а закончились тем, что он назвал ее имя в посмертной записке. Елена Кореневская, автор статьи о Маяковском, отмечает, что с Лилей поэта «связывало какое-то мистическое чувство, гораздо более глубокое, чем обычная любовь к женщине… Лиля действительно была для поэта музой, причем не только вдохновительницей его поэзии, но и жизненной опорой. Ведь Маяковский скорее хотел быть «горлопаном» и «бунтарем» и многим действительно таким и казался, однако в душе он был человеком ранимым и даже неуверенным в себе. Тем, кто слушал выступления Маяковского, кто восхищался его бравадой, громовым голосом, задором, это могло показаться выдумкой. Его огромная фигура казалась воплощением силы. Но, тем не менее, как и многие люди искусства, в глубине души Маяковский постоянно нуждался в заверениях в своем величии. Лиля Брик слушала поэта, восхищалась им, успокаивала его, внушала уверенность. Она не играла и уж подавно не льстила ему, она действительно была уверена в его гениальности. Она вообще обладала талантом слушать людей так, что они вырастали в собственных глазах».

Маяковский однажды сказал Лиле: «Ты не женщина, ты – исключение».

Любовь Маяковского к Лиличке была всем в его жизни; понять ее и по-настоящему прочувствовать можно, читая их письма друг к другу. Поэт писал ей: «Я люблю, люблю, несмотря ни на что и благодаря всему, любил, люблю и буду любить, будешь ли ты груба со мной или ласкова, моя или чужая. Все равно люблю. Аминь». У влюбленного Маяковского было множество имен для Лили: Киса, Лисичка, Личика, Детик… Подписывался обезумевший от любви поэт также по-разному: Твой Щен, Щенок, Весь Я. Иногда слова «Щен» или «Щенок» заменялись по-детски нарисованными щенками.

Лиля называла Маяковского Волосик, Щеник, а подписывалась не менее изящно: Кошечка, а если Лиля болела, то – Лежащая кошечка. Иногда кошечка Лиля, особенно в начале писем, превращалась в «Солнышко Самое Светлое». Да, есть женщины, которые заколдовывают мужчин навсегда и от них невозможно освободиться…

Романтика, теплота, свет, страсть – все было в этой любви. А также была боль – пронзительная и каждый раз убивающая. История любви Владимира Маяковского к Лиле Брик – это история любви-болезни, любви-наркотика, любви-зависимости.

Это чувство, которое изматывает душу и заставляет взрываться мозги, которое водит по краю пропасти и всегда держит на грани, которое вызывает ломку и в итоге, после всего пережитого, убивает… Но это тоже любовь. Маяковский познакомился с этой женщиной в июле 1915 года. Осип Максимович Брик и его жена, Лилия Юрьевна, люди достаточно обеспеченные, проявили сочувственное внимание к Владимиру Владимировичу, угадав в нем большой поэтический талант. Познакомила их младшая сестра Лилии Юрьевны – Эльза. Это за ней, еще до знакомства с Бриками, ухаживал Маяковский, бывал у нее дома, пугая добропорядочных родителей Эльзы своими футуристическими выходками.

После смерти отца – в июле 1915 года – Эльза приехала в Петроград к сестре. И на свое несчастье пригласила к ней Маяковского. Он пришел, читал свое «Облако в штанах»… Именно в тот вечер, как утверждает Эльза Триоле, все и случилось: «Брики отнеслись к стихам восторженно, безвозвратно полюбили их. Маяковский безвозвратно полюбил Лилю…»

Он попросил разрешения посвятить ей поэму. Так поэма, в которой фигурировало имя Мария, поэма, на создание которой Маяковского вдохновила другая женщина, была посвящена Лиле Брик.

Маяковский был сражен этой маленькой женщиной с ярко рыжими волосами и каре-зелёными глазами. Вот она – его громада любовь, любовь на всю жизнь, любовь, принёсшая столько радости и столько мучений. Строчка: «Она красивая, её, наверно, воскресят!» — потрясает. Кто ещё из поэтов мечтал о воскресении в будущем любимой женщины?

Взаимопроникновение жизней Маяковского и Бриков было очевидным. Поэт стал перенимать привычки их круга общения: стал одеваться в костюм, постриг свои длинные волосы и даже обзавелся тростью. Брики же заболели поэзией, и творчество Маяковского и его друзей стало частью их жизни отныне и навсегда. Начиная с «Облака в штанах» все свои поэмы Маяковский посвятил Лиле Брик. В 1928 г. вышел первый том его собрания сочинений, на нем стояло «Л.Ю.Б.». Это название даёт понять, что поэт все написанное до и после их знакомства посвятил Лиле. И на подаренном ей поэтом кольце были выгравированы в круге буквы «ЛЮБ» так, что получалось непрерывное «люблюлюблю…».

Чувства Маяковского находят отражение и в поэме «Флейта-позвоночник», написанной осенью 1915 года. И снова не радость любви, а отчаяние звучит со страниц поэмы:

Если правда, что есть ты,

боже,

боже мой,

если звезд ковер тобою выткан,

если этой боли,

ежедневно множимой,

тобой ниспослана, господи, пытка,

судейскую цепь надень.

Жди моего визита.

Я аккуратный,

не замедлю ни на день.

Слушай,

всевышний инквизитор!

Рот зажму.

Крик ни один им

не выпущу из искусанных губ я.

Привяжи меня к кометам, как к хвостам

лошадиным,

и вымчи,

рвя о звездные зубья.

Или вот что:

когда душа моя выселится,

выйдет на суд твой,

выхмурясь тупенько,

ты,

Млечный Путь перекинув виселицей,

возьми и вздерни меня, преступника.

Делай что хочешь.

Хочешь, четвертуй.

Я сам тебе, праведный, руки вымою.

Только —

слышишь! —

убери проклятую ту,

которую сделал моей любимою!

Версты улиц взмахами шагов мну.

Куда я денусь, этот ад тая!

Какому небесному Гофману

выдумалась ты, проклятая?!

В первые годы знакомства роман Маяковского и Лили не был «официальным». Встречались они, видимо, без ведома её мужа. И отношения их были весьма сложными: «Володя не просто влюбился в меня — он напал на меня, это было нападение. Два с половиной года не было у меня спокойной минуты — буквально».

Так же показательным для этих отношений может быть стихотворение «Лиличка! Вместо письма». Оно написано в 1916 году, но свет впервые увидело только в 1934 году. Сколько любви и нежности к этой женщине таят эти строки:

Дым табачный воздух выел.

Комната —

глава в крученыховском аде.



Вспомни —

за этим окном

впервые

руки твои, исступленный, гладил.

Сегодня сидишь вот,

сердце в железе.

День еще —



выгонишь,

может быть, изругав.

В мутной передней долго не влезет

сломанная дрожью рука в рукав.

Выбегу,

тело в улицу брошу я.

Дикий,

обезумлюсь,

отчаяньем иссечась.

Не надо этого,

дорогая,

хорошая,

дай простимся сейчас.

Все равно

любовь моя —

тяжкая гиря ведь —

висит на тебе,

куда ни бежала б.

Дай в последнем крике выреветь

горечь обиженных жалоб.

Если быка трудом уморят —

он уйдет,

разляжется в холодных водах.

Кроме любви твоей,

мне

нету моря,

а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.

Захочет покоя уставший слон —

царственный ляжет в опожаренном песке.

Кроме любви твоей,

мне

нету солнца,

а я и не знаю, где ты и с кем.

Если б так поэта измучила,

он

любимую на деньги б и славу выменял,

а мне

ни один не радостен звон,

кроме звона твоего любимого имени.

И в пролет не брошусь,

и не выпью яда,

и курок не смогу над виском нажать.

Надо мною,

кроме твоего взгляда,

не властно лезвие ни одного ножа.

Завтра забудешь,

что тебя короновал,

что душу цветущую любовью выжег,

и суетных дней взметенный карнавал

растреплет страницы моих книжек…

Слов моих сухие листья ли

заставят остановиться,

жадно дыша?

Дай хоть

последней нежностью выстелить

твой уходящий шаг.

Это одно из самых пронзительных и трогательных стихотворений о любви в творчестве не только самого Маяковского, но и в русской любовной лирике в целом. Любовь лирического героя так велика и абсолютна, что в ней не только смысл жизни, в ней — вся вселенная.

Перед нами письмо героя к страстно любимой им женщине, которая, однако, относится к нему далеко не однозначно и, видимо, может оставить его в любой момент: «…День еще — выгонишь, может быть, изругав». Это своеобразное «заклинание любовью», хотя герой и чувствует, что вряд ли оно поможет: «Завтра забудешь, что тебя короновал…». Тем сильнее покоряет безоглядность высказанного чувства.

Почему же именно форма письма была избрана поэтом? Как известно, мы обращаемся к письму не только тогда, когда разделены с адресатом расстоянием, но и тогда, когда испытываем необычные чувства или не можем высказать что-то в присутствии адресата. Письмо в этом случае позволяет и осмыслить происходящее, и избрать соответствующую форму выражения. Наверное, именно поэтому Маяковский обращался к жанру письма в наиболее важные периоды своей жизни.

Интимная интонация письма, предназначенного одному-единственному адресату, подчеркивается первым же сравнением: «комната — глава в крученыховском аде»; здесь подразумевается хорошо известная Лилии Юрьевне поэма А. Крученых и В. Хлебникова «Игра в аду». Напряженно-тревожное состояние героя задается также в первой строке: «Дым табачный воздух выел»; ведь папироса сменяет папиросу в моменты отнюдь не радостные. Гиперболичность образной системы, в которую вписывается любовное чувство героя, очень характерна для Маяковского: он относит к себе такие определения, как «исступленный» и «дикий», сравнивает себя (опосредованно) с быком и слоном; говорит о безумии своего отчаяния. Больше того, из стихотворения отчетливо видно, как грозно-соблазнительна для героя мысль о самоубийстве — перечислены целых четыре вида добровольной смерти: «И в пролет не брошусь, и не выпью яда, и курок не смогу над виском нажать. Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа…».

Маяковский как бы «заговаривает» сам себя, всеми силами открещивается от рокового исхода. Как мы знаем, поэт от него все-таки не ушел…

Гиперболизм образов парадоксально и щемяще соединяется с беззащитной нежностью обращений: «Не надо этого, дорогая, хорошая», «любимая», «звон любимого имени».

В противовес такой конкретности чувства адресата даны описательно: перифразой «сердце в железе», возникшей на основе переносного значения слова железо — «холодный, суровый», а также отсылкой к фразеологизму «висеть камнем на шее», ассоциативно связанному с предложением «Любовь моя — тяжкая гиря ведь — висит на тебе, куда ни бежала б».

Не последнюю роль в изобразительной системе стихотворения играют такие необычные лексические единицы, как «обезумлюсь, отчаянием иссечась»; «выреветь»; «опожаренный песок». Повышают смысловую емкость словесной ткани эллипсисы: «Сегодня сидишь вот, / сердце в железе»; метафоры: «карнавал» дней, «листья» слов, а также очень характерные для Маяковского насыщенные действием эпитеты: «сломанная дрожью» рука, «обиженные» жалобы, «опожаренный» песок, «взметенный» карнавал.

Большая часть текста представляет эмоциональное состояние лирического героя, которое передается с помощью вполне определенной лексики, обозначающей как положительные эмоции (любовь, нежность, радость, цветущая душа; этот ряд немногочислен), так и (в основном) отрицательные, причем в высшей степени их проявления.

В мае 1918 года в Москве Маяковский и Лиля Брик снялись в фильме «Закованная фильмой». Это история художника, который ищет настоящую любовь. Он видит сердца женщин: в одном – деньги, в другом – наряды, в третьем – кастрюльки. Наконец, он влюбляется в балерину – Лилю Брик. Но балерина скучает без сцены, без экрана, ей нужны поклонники, ведь она – повелительница сцены. Но художник ещё верит ей, верит и надеется на взаимную любовь. Так же и поэт клянётся Лиле Брик в вечной любви. А ведь она запрещает ему выяснять отношения с мужем – Осипом Бриком, запрещает ревновать, говорит, что Осип Брик навсегда останется её официальным мужем, хотя их супружеские отношения давно окончены.

После съемок они вместе вернулись в Петроград.

«Только в 1918 году я могла с уверенностью сказать Осипу Максимовичу о нашей любви с Маяковским. С 1915-го года мои отношения с Осипом перешли в чисто дружеские, и эта любовь не могла омрачить ни мою с ним дружбу, ни дружбу Маяковского и Брика. За три прошедших года они стали необходимы друг другу — им было по пути и в искусстве, и в политике, и во всем. Все мы решили никогда не расставаться и прожили жизнь близкими друзьями», — вспоминала Лиля. Вернувшись в Петроград, Маяковский в доме на улице Жуковского, где жили Брики, снял квартиру на одной с ними лестничной площадке, и началась совместная жизнь поэта и Лилии. В 1919 году странное семейство перебралось в Москву — в маленькую комнатку в Полуэктовом переулке. На двери значилось: «Брики. Маяковский». Это убогое пристанище поэт обессмертил в стихах:

Двенадцать квадратных аршин жилья.

Четверо в помещении –

Лиля, Ося, я и собака Щеник.

Осип Брик был при Лилии Юрьевне чем-то вроде старшей подруги, товарки, всегда умиленной и снисходительной. Видимо, такой уж он был человек, что его устраивала эта роль. По-видимому, после нескольких лет любви Маяковскому отводилась сходная роль, и он с этой ролью также смирился, но, в отличие от Брика, без всякой готовности, далеко не сразу и не мирным путем. Но, несмотря на все вышесказанное, Лилия любила Осипа. «Трагедия двух людей из «треугольника», которых Маяковский называл своею семьей, заключалась в том, что Лилия Юрьевна любила Брика, но он не любил ее. А Владимир Владимирович любил Лилю, которая не могла любить никого, кроме Осипа Максимовича. Всю жизнь она любила человека, физически равнодушного к ней»,- писала Галина Катанян, будучи долго знакомой с ними и близко их наблюдая.

Об обожании Маяковским Лилички вскоре уже знала вся Москва. Однажды какой-то чиновник посмел пренебрежительно отозваться об «этой Брик», и Владимир Владимирович, развернувшись, от души влепил ему по физиономии: «Лиля Юрьевна — моя жена! Запомните это!» Власти запомнят это даже слишком хорошо…

Как-то Маяковский и Лиля встретили в кафе Ларисы Рейснер. Уходя, Лиля забыла сумочку. Маяковский вернулся за ней, и Рейснер иронично заметила: «Теперь вы так и будете таскать эту сумочку всю жизнь». «Я, Лариса, могу эту сумочку в зубах носить. В любви обиды нет», — парировал Маяковский.

В отличие от поэта Лиля головы от любви не теряла. Она могла быть нежной с ним, а могла быть отчуждённо холодна. Порой она была с ним жестока. Как-то, гуляя вдоль Невы, он прочёл Лиле свою поэму «Дон Жуан». «Опять про любовь, — заметила она. – Как не надоело?» Тогда он вынул из кармана рукопись и, разорвав, пустил клочки по ветру…

В 1922 году поэт пишет поэму «Люблю» — своё самое светлое произведение о любви. Она представляет собой ряд стихотворений, циклизированных на биографической основе и объединенных темой любви. Трактовка любви в этом произведении отражает мироощущение поэта – его состояние открытости миру и людям. Любовь – радостное, светлое чувство – воспринимается поэтом как идея бытия.

Маяковский тогда переживал пик своего чувства к Л. Брик, потому и был уверен:

Не смоют любовь

ни ссоры,

ни версты.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap