Исследовательская работа История Казанско-Богородицкой церкви деревни Неумоино



Министерство образования и науки Удмуртской Республики

Управление образования

Администрации МО «Воткинский район»

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Камская средняя общеобразовательная школа»

Исследовательская работа

История Казанско-Богородицкой церкви деревни Неумоино

(село Камское)

Секция краеведение

Выполнил: Пьянков

Виталий Алексевич,

ученик 8 класса

Руководитель: Новоселова

Наталья Юрьевна,

учитель истории и краеведения

МБОУ Камская СОШ

Камское, 2013

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ с. 3

ГЛАВА I

Строительство церкви с. 5

1.1 Вопрос о строительстве церкви с. 5

1.2 Строительство церкви с. 7

ГЛАВА II

Открытие самостоятельного прихода с. 9

ГЛАВА III

Закрытие церкви с. 12

ЗАКЛЮЧЕНИЕ с. 14

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА с. 15

ПРИЛОЖЕНИЕ с. 16

ВВЕДЕНИЕ

В старину самое почетное центральное место в городе или селе отводили под храм. Контуры храма и его высокой колокольни красиво вписывались в панораму поселения. Ставились они на самой высокой площадке и были видны за несколько километров. Строительство храма было большим событием, деньги на его постройку собирали со всей округи. Отстроенный храм играл важную роль в жизни прихожан, являлся для них культурным и духовным центром.

Но не все храмы «дожили» до наших дней. Антицерковная политика советского правительства привела к гибели культурных ценностей, памятников искусства и культуры. Многие храмы были закрыты. Многие из них использовались не по назначению или были разрушены. Такая же участь постигла и Казанско-Богородицкую церковь села Неумоино.

В настоящее время значительно вырос интерес к истории, культуре, традициям Русской православной церкви. По всей России восстанавливаются и возводятся новые православные храмы. В нашем селе сейчас тоже обсуждается вопрос о строительстве нового храма. Поэтому меня и заинтересовала данная тема.

Гипотеза: исторические события и политика государства повлияли на закрытие церкви.

Объект исследования: история православной Церкви и церковно-государственных отношений.

Предмет исследования: Казанско-Богородицкая церковь села Неумоино

Хронологические рамки исследования: конец XIX – 80 г. XX в.

Цель исследования: изучение истории Казанско-Богородицкой церкви села Неумоино.

Задачи:

Собрать сведения о строительстве храма;

Изучить историю образования самостоятельного прихода;

Изучить историю закрытия церкви.

Методы исследования: анализ источников и литературы, работа с респондентами, описание, работа со справочным материалом.

При написании исследовательской работы использованы материалы Центрального Государственного архива Удмуртской Республики. В ведомостях о числе прихожан, относящихся к приходу Благовещенского собора за 1895 г., клировой ведомости о церквях и духовенстве 5-го благочинного округа Сарапульского уезда за 1914 год, клировой ведомости за 1922 г. содержатся сведения о числе прихожан Благовещенского собора, проживающих на территории деревни Неумоино и близлежащих деревень, а также числе прихожан Казанско-Богородицкой церкви деревни Неумоино. В ведомости о часовнях существующих в приходе Благовещенского собора есть сведения о часовне деревни Неумоино. Данные по вопросу о строительстве церкви содержатся в Деле о ходатайстве крестьян Камской волости об открытии самостоятельного прихода в д. Неумоино. Сведения о дате закрытии церкви найдены в списках закрытых и действующих церквей по Удмуртской АССР с 1917-1941 гг.

Сведения, полученные от респондентов, позволили значительно расширить рамки исследования, поскольку память хранит сообщения родителей и дедов.

Наряду с архивными источниками и данными полученными от респондентов использован справочник «Православные храмы Удмуртии». В нем содержится справочный материал о Казанско-Богородицкой церкви деревни Неумоино.

Для пояснения церковных терминов использовалась Настольная книга священника, издательства Московской Патриархии.

Материалы исследования будут использоваться на уроках краеведения, а также будут переданы в районный архив и музей Истории и культуры г. Воткинска, где с ними смогут ознакомиться все желающие.

ГЛАВА I

Строительство церкви

1.1. Вопрос о строительстве церкви

С давних времен на горе была отстроена часовня – молитвенный дом, малая церковь без алтаря, где можно только служить часы (т.е. читать установленные псалмы и молитвы). Часовня была небольшая: 9 аршин ширины и 12 аршин длины. Украшением часовни служили недорогие иконы. Особо почитаемые церковные дни 25 мая (день памяти Пророку, Предтече и Крестителю Господню Иоанну) и 22 ноября Празднование Казанской иконы Божией Матери) .

В середине XIX в. Неумоинскую часовню в числе других 12 часовен приписали к Благовещенскому собору Воткинского завода. В 1896 году в состав прихода Благовещенского собора входили следующие населенные пункты: Воткинский завод, д. Дремино, д, Закураловка, д. Сидоровка, д. Кленовая, д. Листвянка, д. Большая Кварса, д. Денежный Ключ, д. Кварсинская Гарь, д. Малиновая Гарь, д. Катыши, д. Черепановка, д. Луговая, д. Чирки, д. Болгуры, д. Гусево, д. Верхняя Талица, д. Гавриловка, д. Заболотная, д. Евсина, д. Фертики, д. Соломенники, д. Белокрылиха, д. Метляки, д. Епифаново, д. Кокуи, д. Артимоны, д. Нижняя Талица, д. Неумоино, д. Тихий Ключ, д. Малиновка, д. Соколы, д. Костенки, д. Косачи, д. Усть-Речка, починок Закварсинский, починок Бажуков. О значительной роли собора в жизни деревенских обывателей говорят списки прихожан. Так в 1895 г. их по деревне Неумоино значилось 234 души мужского пола и 210 душ женского пола (приложение № 1). В 1899 г. числилось 564 души обоего пола. А в 1914 г. здесь уже насчитывалось 649 душ, в том числе 316 мужских и 333 женских.

Наличие часовни не удовлетворяло всех насущных потребностей жителей деревни. А Благовещенский собор находился на довольно большом расстоянии от деревни, за рекой Сивой, которая каждую весну разливалась, что затрудняло его посещение. Таким образом, возникла необходимость в строительстве собственной церкви.

12 сентября 1899 г. в Вятскую духовную консисторию было подано прошение крестьян Камской волости об открытии самостоятельного прихода в деревне Неумоино. В нем сообщалось следующее: «Мы, нижеподписавшиеся крестьяне Камской волости (419 старших домохозяев, имеющих право голоса) в присутствии сельских старост обсудили вопрос и приняли решение об открытии самостоятельного прихода, так как это является насущной потребностью в виду того, что: а) церковь от селений Камской волости удалена от 12 до 24 верст; б) храм расположен за рекой Сивой, которая весной разливается, что препятствует его посещению; в) возведение храма желательно к утверждению религиозных начал, в утверждение веры, виду малограмотности населения; в) наличие своего пастыря будет благотворно влиять на население в хорошем отношении». Вскоре из Вятской духовной консистории пришел ответ, в котором оглашалось, что церковь разрешат построить в том случае, если крестьяне вышеназванной волости выполнят следующие условия: 1) выделят землю под постройку церкви и домов причта; 2) строительство церкви и домов причта будут вести на свои собственные средства.

На сельском сходе, который состоялся 7 марта 1900 г., было решено для постройки церкви и домов причта отвести землю 4 десятины по Большой Дороге к Воткинскому заводу; строительство, ремонт и отопление в будущем производить своими средствами. А также оговаривалась сумма (12 копеек с души), которая должна была взиматься на строительство церкви.

12 ноября 1901 года в Сарапульское духовное Правление поступил императорский указ, в котором оговаривалось дополнительное условие, при выполнении которого будет разрешено построить церковь, а именно: для вновь открываемой в деревне Неумоиной церкви крестьяне должны были отвести 33 десятины земли. Разверстка земли была назначена такова: 1) от деревни Неумоино пашни 3 десятины и сенокосной 1 десятина 540 сажень, а также под церковь и дома причта 4 десятины и кладбище 1 десятину 1200 саень.; 2) от деревни Костенки пашни 5 десятин 156 сажень; 3) от деревни Малиновка пашни 1 десятину 2250 сажень и сенокоса 1 десятину; 4) от деревни Соколы пашни 1 десесятину и сенокоса 2146 сажень; 5) от деревни Косачево пашни 1 десятину 2392 сажень; 6) от деревни Заболотной пашни 6 дес. 2060 саж. и покосной 2 дес.; 7) от деревни Малая Межна пашни 4 дес. 1950 саж.; 8) от деревни Развилы пашни 2 дес. 1412 саж.; 9) от деревни Тихий Ключ пашни 1 230 саж. Всего пашенной 24 дес. 2 114 саж. и покосной 5 дес. 280 саж. И это условие крестьяне обязались выполнить.

18 октября 1901 г. императорским указом за № 17621 церковь в деревне Неумоино было разрешено построить.

1.2. Строительство церкви

Для строительства церкви на сходе селений 23 декабря 1901 г. был избран строительный комитет. В комитет вошли по одному представителю от каждого общества. От деревни Неумоино – Семен Константинович Соколов (31 год, грамотный), от деревни Малая Межна – Степан Михайлович Косачев (32 года, неграмотный), от деревни Соколы – Борис Алексеевич Соколов (53 г., неграмотный), от деревни Заболотной – Андрей Александрович Ильин (39 лет неграмотный), от деревни Костенки – Гурьян Петрович Косачев (42 г. Неграмотный). Члены строительного комитета обратились с просьбой в духовную консисторию назначить председателем отца Александра Троицкого, священника Воткинского Благовещенского собора. Отец Александр был назначен на должность 24 января 1902 года.

Вскоре архитектором Чарушиным (приложение № 2) было осмотрено место под церковь и высланы планы (приложение № 3). Церковь решено было построить по левой стороне, от Большой Дороги, ведущей на Воткинский завод, в линии волостного правления, а дома причта с правой стороны.

В 1905 году прихожанами названного прихода был заготовлен бутовый камень и вывезен к месту строительства церкви. Заготовлен лес. Ежегодно собирались деньги на постройку храма. Так за 1904 г. было собрано 534 руб. 85 коп. За 1905 г. – 1204 руб. За 1906 г. – 288 руб. За 1907 – 106 руб. За 1908 г. – 116 руб. Но, тем не менее, дело по постройке церкви молчало.

5 июня 1910 г. в Сарапульское духовное правление поступила жалоба от членов строительного комитета на председателя отца Александра. Сообщалось, что он не выполняет должным образом свои обязанности и всячески откладывает строительство церкви. А также высказывалась просьба снять его с занимаемой должности и назначить на его место отца Петра Луппова, священника Воткинского Благовещенского собора. 7 июня 1910 г прошение было рассмотрено и удовлетворено.

С назначением нового председателя дело сдвинулось с мертвой точки. Строительство началось с августа 1910 г. Церковь строилась как на средства прихожан, так и на «добровольные даяния» Стахеевского комитета (приложение № 4, 5).

К началу 1913 г. постройка церкви в основном была закончена. Оставалась только внутренняя отделка. Что касается причтовых домов, то постройка их откладывалась на неопределенное время, т.к. прихожане отказывались давать нужные для этого средства. Жители деревень Малиновки, Косачево, Лотков вообще отказывались от всякой помощи в постройке, т.к. это оказалось для них очень обременительным. Земли для будущего причта также не были выделены. Но, тем не менее, церковь все же продолжали строить. Так 26 сентября 1914 г. представитель Сарапульского духовного правления Николай Кошерников, после осмотра отстроенной церкви, уведомил начальство, что иконостас в церкви поставлен новый, священнослужительское облачение, священные сосуды, церковная утварь и богослужебные книги приобретены в достаточном количестве.

В августе 1914 г. епископу Сарапульскому Амвросию от строительного комитета было подано прошение освятить храм 22 октября. Прошение не было удовлетворено. 25 апреля 1915 г. в Сарапульское духовное правление вновь поступило прошение, уже от председателя строительного комитета Петра Луппова, освятить храм к 25 мая (в день деревенского праздника).

Церковь была освещена 22 октября 1915 г. во имя Казанской иконы Божьей Матери. Старожилы говорят, что это была очень красивая церковь. Само здание было деревянным на каменном фундаменте. Колокольня также была деревянная. Крыша покрыта железом. Фасад здания украшала ажурная резьба. Под куполами церкви висели 8 колоколов (по возрастающей). Самый большой колокол был серебряным и весил 60 пудов. Колокола извещали о начале и конце службы, давали хороший настрой людям всех окрестных деревень. Бывало, подходишь к церкви, вспоминают старожилы, и появляется чувство, что попал в другой мир – на душе светло и радостно.

Престол в церкви был один во имя Казанской Божьей матери. В Православной церкви это четырехсторонний стол, стоящий посередине алтаря, символ престола небесного и гроба Господня, и служащий местом совершения Евхаристии.

Из вышесказанного следует, что время строительства церкви можно поделить на три периода: первый (с 1899 – октябрь 1901) – переписка крестьян с Вятской духовной консисторией; второй (с 1901 по 1910 гг.) – сбор денежных средств на строительство, заготовка стройматериала; третий (с августа 1910 г. по ноябрь 1915 г.) – собственно строительство церкви.

ГЛАВА II

Открытие самостоятельного прихода

Первоначально храм относился к Воткинскому Благовещенскому собору. Служение в храме совершалось приходским священником 25 мая, 20 июля, 22 октября, 1 сентября, 25 февраля и еще 5-6 раз в году, когда у священника было свободное от богослужения в заводских церквях время.

Тем не менее, жители окрестных деревень продолжали ходатайствовать об открытии самостоятельного прихода. Приход – это церковный округ, имеющий свой особый храм с причтом, совершающим священнодействия для прихожан. К причту относились все священнослужители при какой либо церкви.

27 ноября 1917 г. епископу Сарапульскому и Елабужскому поступило ходатайство от крестьян 9 селений: Неумоино, Межны, Костенков, Заболотной, Соколов, Косачей, Малиновки, Тихого Ключа, Развил (Лотков) об открытии при Казанско-Богородицкой церкви села Неумоино самостоятельного прихода и назначением к этому приходу причта из священника и псаломщика. Связано это было с тем, что к Благовещенскому собору относилось множество церквей и священники не могли постоянно присутствовать в какой либо одной церкви прихода, а потребность в них была велика: то крестить, то отпевать, то причастить.

На очередном сходе домохозяев селений было решено: 1) под одворицы для причтов дать 3 десятины земли; 2) взамен надельной земли платить по раскладке в податях жалованье священнику 1080 рублей в год и церковнику, которым будущие прихожане Неумоинской церкви намерены обойтись на первых порах вместо псаломщика 240 рублей в год; 3) за требы платить духовенству в том же размере, что и в каком платилось доселе духовенству Воткинского благовещенского собора из прихода коего выделяются; 4) кроме того, причту производить добровольные сборы по приходу натурой три раза в год: осенью, перед Великим постом и Петровым постом; 5) дома для причта выстроить в течение двух лет, а до того времени отвести священнику готовую квартиру за счет церковных средств местной Неумоинской церкви. Таким образом, прихожане стремились сделать все от них зависящее для того, чтобы приход был открыт Прошение было удовлетворено.

В марте 1918 г. По указу Сарапульского духовного правления был открыт самостоятельный приход. В состав прихода входили деревни: Неумоино, Заболотное, Малая Межна, Лотки (Развилы), Мустай (Тихий Ключ), Малиновка, Косачево, Соколы. С количеством населения 1400 душ мужского пола и 1391 души женского пола.

При деревне Неумоино был открыт приходской район с назначением особого священника и выделением самостоятельного приходского хозяйства. Священником был назначен Василий Рычков священник села Черного. Вместо псаломщика разрешили нанять церковника.

За совершение обрядов бралась следующая плата: за брак от 3 до 5 рублей, крещение младенца 25 копеек, погребение взрослого 50 копеек, молебен и панихиду по 20 копеек, соборование от 2 до 4 рублей, за другие общие молитвы платили добровольно, кто сколько может. При посещении домов прихожан причтом со святым крестом в праздники: Рождество Христово, Святую Пасху, Крещение – платили добровольно по состоянию. Если же кто желал справить в своем доме водосвятой молебен, панихиду платили по 50 копеек за каждый обряд.

В 1922 г. в состав прихода входили следующие населенные пункты: с. Неумоино, д. Заболотная, д. Межная, д. Лотки, (Развилы), д. Мустай (Тихий Ключ), д. Костенки, д. Малиновка, д. Косачи, Д. Соколы. Прихожан в приходе числилось 2048 человек (приложение № 6).

К церкви были приписаны две часовни: в деревне Заболотье и деревне Косачи. В приходе имелась школа I ступени (приложение № 7). Церковной библиотеки не имелось. Книги необходимые для богослужения хранились у церковного старосты, т.к. замки у церковного каземата и дверей были сломаны во время переворотов гражданской войны.

Усадебной земли вместе с погостом за церковью числилось 1/3 десятины 800 квадратных сажень. Пашенной и сенокосной земли к этому времени церковь уже не имела. Домов для причта и других зданий, принадлежавших церкви также не было. Связано это было с политикой новой власти.

Жил приход за счет кружечных доходов добровольных сборов. Так кружечных сборов в этом году поступило 2 500 руб., зерна до 20 пудов, картофеля до 5 пудов. По штату при церкви положены священник и псаломщик. Священником в 1922 г. был Михаил Васильевич Ермаков, псаломщиком – София Михайловна Ермакова, просфорницей – Матрена Ивановна Васильева. Церковным старостой с января 1922 по 1923 гг. был Андрей Павлович Соколов. В 1923 г. церковным старостой был назначен Николай Семенович Пьянков. Жалованья священнику и псаломщику было не положено.

Таким образом, можно сделать вывод, что открытие самостоятельного прихода являлось насущной потребностью крестьян всех близлежащих деревень. И, несмотря на политику новой власти, религия продолжала играть важную роль в жизни деревенских обывателей.

ГЛАВА III

Закрытие церкви

Придя к власти в 1917 году, большевики-атеисты поставили перед собой цель воспитать «нового человека», достойного жить в коммунистическом обществе. Одним из направлений коммунистического воспитания было нравственное совершенствование человека, что во все времена являлось прерогативой церкви. Первым актом устранения церкви из активной общественной жизни стал декрет об отделении церкви от государства и школы. Этот декрет, хотя и не ставил подобных задач, послужил основой для полного произвола на местах по отношению к церкви и ее служителям. Повальной практикой стали самовольное закрытие церквей, конфискация для революционных нужд церковного имущества и предметов культа, аресты священнослужителей. Особенно активно эта политика проводилась в 30-е годы. В этот период было закрыто и разрушено множество храмов Удмуртии. Такая же участь постигла и Казанско-Богородицкую церковь.

Несмотря на то, что в 1937 году приход Казанско-Богородицкой церкви села Неумоино был достаточно многочисленным (328 взрослых верующих), церковь все же закрыли. 4 мая 1937 году здание храма было передано под клуб.

Еще живы люди, которые помнят тот майский день 1937 года, когда рухнули на землю кресты с куполами и колокольня главной святыни села. Они рассказывали, каким мрачным и тягостным настроением были охвачены те, кто пришел к церкви. Все чувствовали, что твориться что-то неладное, многие плакали и молились, не смея идти против власти. Нашлись те, у кого поднялась рука сломать купола – это были Косачев Дмитрий, Сережа, Паша, Егор. Когда сбросили большой колокол, он на метр ушел в землю. С большим трудом его достали, затем было решено отвезти его в город, но так как он был очень тяжелым, его не довезли и бросили в районе реки Удепки. Церковные иконы местные жители разобрали по домам. Многие годы они хранили их тайком, продолжая сохранять верность православию. Когда Косачев Дмитрий после своего черного дела вернулся в дом и начал хвастаться своим подвигом, его бабушка сказала ему, что его накажет бог. В Великую Отечественную войну он обезножил и до конца своих дней провел в инвалидной коляске.

После Великой Отечественной войны в здании церкви устроили зерносклад, затем склад с удобрениями. Окончательно здание бывшей церкви разрушили в 1974 г. Прораб, Селезнев Геннадий Николаевич, приказавший разрушить здание в скором времени уехал из села, а через некоторое время этот человек погиб. Растаскивал храм на бульдозере Дурновцев Александр. Судьба его была несчастливая. Умер он 2003 г. не своей смертью. Часть бревен от бывшего храма пошла на расширение жилья многодетной семьи Соколовых Вениамина Григорьевича и Любовь Степановны. Был отстроен пристрой к их дому. Сейчас на том месте, где стояла церковь, находится котельная. Да сиротливо стоящие тополя, хранят память тех лет. Так печально закончилась история одной из многих церквей Удмуртии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

История Казанско-Богородицкой церкви села Неумоино, представленная в данной работе является первой попыткой освятить судьбу храма. К сожалению, не удалось выяснить, каково было внутреннее убранство храма. Известно, что опись церковного имущества была составлена в 1921 г., но в Центральном Государственном архиве Удмуртской Республики данного документа нет в наличии. Тем не менее, цель, поставленную перед исследованием, в некоторой степени удалось достичь.

В ходе работы было выяснено, что церковь строилась длительное время. Свою роль сыграл как материальный, так и человеческий фактор. Весь срок строительства можно разделить на три периода: первый (с 1899 – октябрь 1901) – переписка крестьян с Вятской духовной консисторией; второй (с 1901 по 1910 гг.) – сбор денежных средств на строительство, заготовка стройматериала; третий (с августа 1910 г. по ноябрь 1915 г.) – собственно строительство церкви. Архитектором церкви был Иван Апполонович Чарушин.

Первоначально храм относился к Воткинскому Благовещенскому собору. В марте 1918 г. был открыт самостоятельный приход. Открытие самостоятельного прихода являлось насущной потребностью крестьян всех близлежащих деревень. Несмотря на атеистическую политику новой власти, религия продолжала играть важную роль в жизни жителей окрестных деревень. Об этом говорят списки прихожан за 1922 г. Тем не менее, 4 мая 1937 г. церковь закрыли, здание было передано под клуб.

Окончательно здание было разрушено в 1974 г. Казанско-Богородицкая церковь села Неумоино перестала существовать. Очень надеюсь, что материалы исследования пригодятся для тех, кто будет восстанавливать церковь.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

ЦГА УР

а) ф. 245, оп.1, д. 1634. Дело о ходатайстве крестьян Камской волости об открытии самостоятельного прихода в д. Неумоино.

б) ф. 245, оп. 3, д. 687 а. Клировая ведомость за 1922 г.

в) ф. 245, оп. 4, д. 127. Ведомость о часовнях, существующих в приходе Благовещенского собора.

г) ф. 409, оп.1, д. 127 Ведомость о числе прихожан, относящихся к приходу Благовещенского собора за 1895 г.

д) ф. Р-620, оп. 1, д. 1268 Списки закрытых и действующих церквей по Удмуртской АССР с 1917-1941 гг.

е) Клировы ведомости о церквях и духовенстве 5-го благочинного округа Сарапульского уезда за 1914 год

Информатор: Заметаев Алексей Васильевич, 1920 г.р. житель села Камское Воткинского района Удмуртской республики.

Информатор: Косачева Нина Дмитриевна, 1926 г.р., житель села Камское Воткинского района Удмуртской республики

Информатор: Поторочина Татьяна Вениаминовна, 1963 г.р. житель села Камское Воткинского района Удмуртской республики

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка Т. 4. – М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1956 г. – с.

Настольная книга священнослужителя. Т. 4. – Русская Православная церковь. – М.: Издательство Московской Патриархии, 2001 г. – 560 с.

Православные храмы Удмуртии. Ижевск: Удмуртия, 2000 г. – 480 с.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1

Ведомость о числе дворов и прихожан, относящихся к приходу собора за 1895 г.

Название деревни

Число дворов

Число мужчин

Число женщин

Неумоино

60

234

210

Малая Межна

39

174

163

Лотки

27

104

98

Тихий Ключ

4

15

18

Костенки

33

106

135

Малиновка



24

67

80

Косачи

15

49

50

Соколы

16

58

52

Итого

218

807

806

ПРИЛОЖЕНИЕ № 2

Чарушин Иван Апполонович

(24.02.1862, г. Орлов Вятской губ. – 30.07.1945, г. Киров)

В 1888 г. окончил Петербургскую Академию Художеств с Большой золотой медалью. В 1893 – 1945 работал в г. Вятке (ныне г. Киров) губернским архитектором, губернским инженером. Автор около 500 построек, из которых не менее трети на территории Удмуртии. Мастер русского стиля, но отдал также дань модерну, неоклассицизму. Значительную часть построек Чарушина возводилась по его же повторным проектам, но с коррективами, вносившими индивидуальный оттенок. Лучшие гражданские постройки в Удмуртии: банк (1894), дом Н.В. Смагина (1916) – все в Сарапуле; богадельня А.И. Созыкина (ныне гор. Больница, 1906) в г. Воткинске; купеческие дома в Ижевске и ряде сел. Наиболее ярко талант Чарушина раскрылся в культовом зодчестве. Им построено 67 каменных и 98 деревянных церквей, из них 53 в Удмуртии. По объемно-планировочному решению они разделяются на «купольные» — с элементами византийского стиля (в с. Сям-Можга, Июльское; Преображенская церковь в г. Воткинске); «щатровые» — более динамичные и цельные по композиции (в с. Якшур-Бодья, Ильинская церковь в г. Воткинске); «соборные», где 8 глав «собираются» к 9-й, венчающей храмовый четверик (в с. Игра, Покровская заречная церковь в Ижевске); «кубические» — тот же тип храма, но без 4 угловых малых четвериков, заслоняющих куб храмового четверика, самый распространенный в Удмуртии тип чарушинского храма (в с. Малая Пурга, Сов.-Никольское, Люк); «одноглавые», где четверик повторяется в нижнем ярусе колокольни и завершается одной главкой (в с. Перевозное, Покровская нагорная церковь в Ижевске. Шатровый и «соборный» типы соединились в грандиозном Михайловском соборе в Ижевске (1896 – 1907, разрушен 1937). Чарушин считал его своим лучшим произведением.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 3

Рисунок Казанско-Богородицкой церкви села Неумоио

Срисован Новоселовой Н.Ю. в 2005 г. в ЦГА УР с проекта Казанско-Богородицкой Церкви с. Неумоино, сделанного архитектором И.А. Чарушиным в 1902 г. Рисунок хранится в музейной комнате МБОУ Камская СОШ.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 4

Добровольные пожертвования крестьян Камской волости на устройство храма в деревне Неумоино за 1898 г.

Наименование селения

Число душ обоего пола

Расстояние до деревни Неумоино



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст




sitemap sitemap