Исследовательская работа Арктический след адмирала



Содержание

стр.

Введение………………………………………………………………………………………………………………………………….2

1. Биография А.В. Колчака………………………………………………………………………………………………………5

2. Стремление к полярным походам………………………………………………………………………………..……7

3. Таинственная Земля Санникова………………………………………………………………………………………..9

4. Экспедиция барона Толля 1900г.: покорение таинственного острова………………………….11

5. Попытка спасения Толля. Итоги спасательной экспедиции……………………………………………13

6. Вклад А.В.Колчака в развитие географической науки……………………………………………………..15

Заключение…………………………………………………………………………………………………………………………….17

Список использованной литературы…………………………………………………………………………………….18

Введение

Год назад я посмотрела фильм по телевидению с коротким названием «Адмирал». Это фильм об известном в нашей отечественной истории морском офицере – Александре Васильевиче Колчаке. Его, незаурядного человека, сыграл замечательный актёр – Константин Хабенский. В фильме мы видим трагическую судьбу сильной личности, замечательного человека. По его жизни прокатилось красное колесо революции, но нигде не изменил он себе, остался настоящим патриотом, честнейшим человеком, достойным уважения.

Смотря фильм, серия за серией, я открывала для себя новые качества личности Колчака, а также узнала, что он не только военный человек, но и полярный исследователь. В сценарии фильма, на одном из допросов герой говорил о том, что он участник арктических экспедиций, гидрограф. Между прочим, ни в одном учебнике географии о Колчаке ни слова. Интересно…

И мне захотелось побольше узнать о жизни Александра Васильевича Колчака, ведь его деятельность не ограничена рамками служения Отчизне в качестве военного.

Я иду в библиотеку. К моей радости, материалов о жизни А.В.Колчака достаточно. Вчитываюсь в его биографию. Я просто поражена, удивлена и восхищена тем, о чем мне поведали монографии, мемуары, исторические документы. Оказывается, это не только морской офицер, адмирал, это еще и знаменитый исследователь Арктики – учёный. В научных кругах дореволюционной России будущего адмирала называли

Колчак-Полярный. За участие в Арктической экспедиции 1900-1903 гг он даже получил Большую золотую медаль Русского географического общества. Написал несколько научных трудов по гидрографии.

Как все это сочеталось в одной личности, в одном характере?!

Рамки фильма, по-видимому, не позволили осветить эту страницу жизни героя. Когда я прочла об исследовательских экспедициях А.В.Колчака, я увидела в нем столько силы, ума, благородства. Сила его в том, как он, человек из высшего света, мог преодолевать суровые испытания Севера. Как обширны его наблюдения, сделанные в Арктике и описанные в его путевых записках, дневниках. Измерения, карты, описание климатических, гидрографических, географических явлений – все это поражает, заинтересовывает даже несведущего в этой области науки человека. И как не поразиться благородству этого человека, когда читаешь строки о его заботе о людях, находящихся рядом, рискуя собственной жизнью, А.В.Колчак идёт на спасение друга, разыскивая его затерявшиеся следы в Арктике. Интернет помог мне наглядно проследить арктический след адмирала. Географические карты поведали о непостижимо трудных путях и тропах северной экспедиции адмирала.

Я думаю, имя А.В. Колчака вписано золотыми буквами в историю географических открытий. И те крупицы сведений, которые я узнала об этом исследователе, обогатили мой духовный мир, заставили уважать свою отечественную науку и видеть, как велика роль такой личности как А.В.Колчак в познании мира, окружающего нас.

Сложна, неоднозначна, трагична история России – великой, но вместе с тем несчастной страны. В ней были герои и подлецы. Ожесточение и человечность, сила и слабость, отчаяние, страх и разочарование не раз правили свой пир на российских просторах.

Было бы просто в жизни, если бы правда была лишь одна и билась лишь с кривдой. Всегда в мире бьются между собой розные правды и тысячи больших и малых усилий многих разных людей подготавливали торжество то одной, то другой правды. Неужели пески времени заметут их подвиги? Неужели потомки не узнают их имени?

Свою исследовательскую работу я посветила человеку, который долгие годы существовал в сознании наших многих поколений как олицетворение самых отрицательных качеств: «контрреволюционер», «палач», «кровавый диктатор». Все это адмирал Александр Колчак.

Но история развивается по своим законам, рано или поздно все расставится по своим местам, обнажая истину.

Сама история – это сумма судеб миллионов и миллионов людей, многие из которых, в свое время весьма известные и уважаемые, теперь оказались забытыми, а т о и оклеветанными. Реставрировать историю – значит восстановить память о них.

Одним из таких людей был русский полярный исследователь и ученый, герой русско-японской и Первой мировой войн, известный не только в России, но и за ее пределами флотоводец адмирал А.В. Колчак.

Началом всех начал для Колчака были государственность, нация, отечество, честь, долг, то есть те самые понятия, которые священны, должны быть священными для каждого гражданина России, и прежде всего для воинов, защитников земли своей во все времена. Те самые понятия, которые подвергаются особо ожесточенным атакам в периоды социальной нестабильности с обычной целью – разъединить, растащить, поживиться. Думается, что сегодня будет вполне уместно обратиться еще раз к мыслям об отечестве, духовности и нравственности нации, армии.

Личность Александра Колчака, хотим мы того или нет, — это личность крупного российского деятеля.

Александр Колчак – не просто история. Это, в известном смысле, и способ миросозерцания, определения ценностных приоритетов и пути их достижения.

Многие детали, факты, события из жизни и деятельности А.В. Колчака с течением времени безвозвратно утеряны – отсюда легенды, мифы вокруг его имени. Его жизненному кораблю хорошо знакомы бури и штормы, а сердцу – чувство исполненного долга.

Свыше тридцати лет носил он военную форму. Прошел через северные льды, через три больших войны, побывал в Англии, Америке, Японии, Китае, в других странах, в неспокойное время узнал Россию.

По отзывам современников, он был живым и веселым в общении, но по временам глубоко уходил в себя, охваченный предчувствиями, мечтаниями, неясными ощущениями.

Может он почувствовал свою миссию тогда, в 1903 году, когда очертя голову, долго не раздумывая, бросился в ледяную неизвестность спасать барона Толля.

Колчак безропотно покорялся своей судьбе, не оглядываясь назад, не задумываясь о будущем, не сворачивая в сторону, сорок пять лет он шел по начертанному ею пути вперед.

В судьбе Колчака отразились многие глубоко трагические страницы истории России на ее крутом переломе.

Колчак человек ученый, патриот, военный моряк, флотоводец, возглавивший в ноябре 1918 года, белое движение в Сибири и был расстрелян в феврале 1920 года большевиками.

Мы – россияне, а значит должны знать прошлое России во имя ее будущего.

Мы хотим только исполнить свой долг – показать человека, глубоко погруженного в самого себя и события, в которых он участвовал, взвешивавшего на весах совести каждый шаг своей жизни, волею судьбы находившегося на передовых линиях российской истории.



1. Биография А.В.колчака

На Руси издревле повелось: сын военного наследовал род занятий своего отца. Так из поколения в поколение создавались династии «служилых людей». В таких семьях дети с молоком матери впитывали суровый навык воинского долга.

Род колчаков был обширен и принадлежал к числу «служилых» родов.

Родители Александра не имели состояния. Семья содержалась исключительно на заработки отца, жила на казенной квартире.

Отец Александра Васильевича Колчака – генерал-майор.

«Морской артиллерии у штабс-капитана Василия Ивановича Колчака и законной жены его Ольги Ильинишны, обоих православных и первобрачных, сын Александр, родился Четвертого ноября и крещен Пятнадцатого декабря тысяча восемьсот семьдесят четвертого года».

(К этому времени отцу было 37 лет, а матери – 19)

Этим казенным языком отмечено было появление на свет и крещение в православную веру человека, которому впоследствии суждено было стать известным полярным исследователем, выдающимся флотоводцем, Верховным правителем России, чье имя неразрывно связано с историей российского государства.

Александру Колчаку повезло — он начал жизнь в образованной, культурной, крепкой и любящей семье. Заботливый отец, нежная мать – они создали в его детской душе добрый запас нравственных сил.

Свое домашнее образование Александр продолжил в 6-й Петербургской классической гимназии, где проучился до третьего класса. Родителей никогда не беспокоила успеваемость сына. Небольшого роста, шустрый и подвижный, любознательный и общительный, он считался одним из лучших учеников в классе, был для остальных примером.

В большой комнате, где у него стоял, где у него стоял отдельный стол, у лампы с большим бумажным абажуром он раскладывал книжки и тетрадки и начинал делать домашние задания, упорно пробираясь сквозь заросли научных знаний. В тетрадках его никто не видел троек, постоянными отметками были четверки и пятерки.

К ним домой по вечерам часто заходили моряки при кортиках в роскошной черной форме с золотыми погонами, техники – специалисты завода. Рассаживались у большого стола, освещаемого мягким светом лампы, и вели неторопливые беседы. Александр очень любил эти визиты – он как-то весь подтягивался, глаза его начинали озорно поблескивать, особенно когда отец рассказывал какой-либо случай из своей военной жизни в Крыму. Мальчик, затаив дыхание, не шевелясь, жадно ловил каждое слово взрослых. Он обожал эти разговоры, хотя ему и не полагалось присутствовать при них, поэтому часто раздавалось:



— А ты чего подслушиваешь?.. А ну, брысь отсюда…

Многого он, конечно, не понимал, особенно его огорчало, что отец хотя и был морским офицером, никогда не учувствовал в морских сражениях, не командовал боевыми кораблями. Но он восхищался отцом, этими людьми, завидовал их судьбе…

Отец сумел привить сыну с раннего возраста интерес к научным знаниям и любовь к военно-морскому делу.

Военная служба стала мечтой Александра.

Александр прошел вступительный экзамен в младший класс Морского училища – закрытого военно-морского учебного заведения России, куда Александр Колчак решил поступить по собственному желанию и по совету отца.

Морское училище было своеобразным военным учебным заведением. Все были на полном казенном содержании, без всякой платы, и жили в самом училище.

Чаще всего переход от теплоты семейной жизни к строгому военному распорядку проходит болезненно. Однако у Александра имелось в натуре то, что называется «военной косточкой». Он легко и охотно принял казарменный быт, суровые, порой жестокие законы мужского военного братства, без особого напряжения привыкал к строгой военной дисциплине и послушанию. Он был счастлив, слыша обращение к себе – кадет Колчак, горд оттого, что наконец-то осуществил свою мечту и мечту отца – связал свою судьбу с морем.

Ежегодно старшие воспитанники корпуса участвовали в практических плаваниях по Финскому заливу и Балтийскому морю на фрегатах. Срок плавания был установлен с 25 мая по 25 августа. В мае до отправки на корабли проводились превосходные экзамены. Принимал участие в плаваниях и гардемарин Колчак, продолжая настойчиво изучать сложную флотскую науку.

В плавании он занимался мореходной астрономией и навигацией: кроме обязательных дневных наблюдений, практиковался еще в ночных, пользуясь Луной и другими планетами, проводил астрономические наблюдения.

Однако первые плавания давались, как правило, нелегко. Радость долгожданной встречи с морем омрачалась утомительной качкой, выворачивавшей наизнанку. Казалось, что к этому совершенно нельзя привыкнуть. Но нашлись умники, которые научили глотать на ниточке кусочек ветчины, а затем вытаскивать его обратно. После этой довольно неприятной процедуры головокружение и рвота, как это ни покажется странным, прекращались.

Влияние семьи, учеба в корпусе помогли развить в характере юноши мужество, стойкость, волю и трудолюбие. Быть лучшим из лучших, занять первое место по успеваемости среди тех, кто прошел через труднейшие испытания, отличаться в изучении такого огромного числа наук – на это способен был только человек с недюжинными способностями и характером бойца. Было Александру Колчаку тогда девятнадцать лет.

2. Стремление к полярным походам

Ранняя осень 1894 года. Высочайшим приказом по флоту 15 сентября Александр Колчак производится в мичманы.

Юноша упоен своим новым положением: он морской офицер, он избавлен от мелочной опеки ученичества, ему открыты все радости мира и в лицо уже дует свежий морской ветер будущей славы и подвигов во имя России.

Ожидание приказа длилось не слишком долго, и вскоре Колчак узнал, что для прохождения службы его зачислили в 7-й Балтийский флотский экипаж.

Итак, служба Александра Колчака во флотском экипаже протекла вполне благополучно, но и ничем особым не отличалась. Служба как служба, не хуже и не лучше, чем у других, а потому и рассказывать тут вроде бы нечего. Тянулись нудные, ничем не примечательные дни.

16 августа 1895 года мичман Колчак назначается в свое первое заграничное плавание на Дальний восток на борту только что построенного броненосного крейсера «Рюрик».

В интенсивной учебе, под руководством опытных моряков прошли первые годы службы на флоте. Они заложили хорошую основу для дальнейшей деятельности Александра Васильевича как ученого, мореплавателя и морского офицера.

А желание заниматься научной деятельностью захватывало его все больше. Еще во время плавания на «Рюрике» и «Крейсере» он даже «подумывал о выходе из военного флота и о службе на коммерческих судах».

В 1886-1889 годах Макаров, командуя корветом «Витязь», совершил кругосветное плавание, во время которого проводил систематические океанографические работы в Тихом океане. Результаты этих работ он обобщил в труде «”Витязь” в Тихом океане» (издан в 1894 году в Петербурге). Этот труд принес ему мировую славу ученого-географа. Ознакомился с опубликованными результатами экспедиции Макарова и Колчак, понял – у них общие интересы. Но встретиться им не удалось: Макаров в 1894 году ушел в свое второе кругосветное плавание – из Петербурга в Средиземное море, через Суэцкий канал Тихий океан в Северную Америку и через Атлантику вернулся в Россию. Колчак в это время тоже плавал в том районе, но им опять не суждено было встретиться. И вот Макаров в Кронштадте, готовит новую экспедицию, на сей раз в Арктику на ледоколе «Ермак», построенном под его непосредственным руководством на верфи Армсронг в Ньюкасле (Англия).

Когда в мае 1899 года лейтенант Колчак вернулся в Кронштадт, он наконец-то встретился там с вице-адмиралом Макаровым. Узнал, что тот собирается в свою первую полярную экспедицию. Колчак близко познакомился со Степаном Осиповичем, просил Макарова взять и его с собой, хотел даже выйти в отставку. Но по служебным обстоятельствам вице-адмирал не смог этого сделать и, к обоюдному сожалению, «Ермак» ушел без Колчака. Осуществление мечты о плаваниях в полярных водах отодвигалось на неопределенный срок.

Его манило и влекло, как плененную птицу их клетки на волю, на простор Мирового океана. Ему не сиделось на месте. Там, в океане, он находил применение своей неистраченной энергии, своей мятущейся деятельной натуре. Там открывались новые земли.

Его заинтересовала в гидрологическом отношении северная часть Тихого океана.

Колчак упорно стремился попасть на любое судно, которое уходило для охраны котикового промысла на Командорские острова, к Берингову морю или на Камчатку.

И вот наконец-то он добился назначения на эскадренный броненосец «Петропавловск» который уходил в Средиземное море, чтобы через Суэц пройти на Дальний восток. В сентябре Колчак прибыл в греческий порт Пирей.

Толь обратил внимание на научные работы Александра Колчака по океанографии, сыграли свою роль и положительные отзывы о нем вице-адмирала Макарова. Посодействовал и академик Ф.Б.Шмидт – ранее Колчак обращался к нему с просьбой узнать, можно ли попасть в экспедицию. Барону нужны были морские офицеры. Он выбрал трех, среди которых и оказался и лейтенант Колчак. Выбирал не по послужному списку, а по способностям, знаниям, энтузиазму.

Во время стоянки корабля в порту Пирей Александр Васильевич совершенно для него неожиданно получил предложение от барона Толля принять участие в экспедиции в качестве гидролога. Предложение Колчак принял немедленно. Тогда он был одержим желанием послужить Отечеству, приумножить его могущество – открыть неведомые земли. Поэтому и рвется в полярные экспедиции.

Из Пирея Колчак снова выехал в Одессу, затем в Петербург и в январе 1900 года явился к Толлю. Попасть в Первую русскую арктическую экспедицию! Ему все-таки здорово повезло…

Петербургская императорская Академия наук решила организовать Русскую полярную экспедицию на шхуне «Заря» под начальством Толля. Экспедиция должна была продолжить исследование Новосибирских островов, попытаться разыскать «Землю Санникова» и – второй раз в истории мореплавания – пройти Северным морским путем в Тихий океан.

Познакомив Колчака с ходом подготовки экспедиции, ее задачами и составом, Толль предложил ему, кроме гидрологии, взять на себя еще и должность второго магнитолога экспедиции, а точнее, стать помощником участника экспедиции Ф.Г. Зееберга – специалиста по магнитологии. Колчак согласился. Готовясь к дальнему суровому плаванию, он усиленно изучает магнитологию в Главной физической обсерватории в Петербурге, а затем в течение трех месяцев в Павловской магнитной обсерватории «усиленно занимается практическими работами по магнитному делу для изучения магнетизма».

В Норвегии, где была куплена и оборудована «Заря» (бывшая китобойная шхуна «Гаральд Гарфагер»), Колчак учится работать с новыми методами магнито- и гидрологии у известного норвежского путешественника Ф. Нансена, друга барона Толля.

Позже Эдуард Васильевич Толль отмечал, что Колчак «не только лучший офицер, но он также любовно предан своей гидрологии»; «наш гидрограф Колчак прекрасный специалист, преданный интересам экспедиции»; «…научная работа (имеются в виду гидрологические работы, которые проводил Колчак) выполнялась трудность соединить обязанности морского офицера с деятельностью ученого».

3. Таинственная земля Санникова

Откройте геграфический атлас и взгляните на карту Восточной Якутии. На самом ее севере есть мыс Святой Нос, а за ним – Новосибирские острова. К северу от мыса лежат Большой и Малый Ляховские острова, а еще севернее, через пролив Санникова, — остров Котельный – холмистая тундра. К востоку каменный холмы сменяются ровным песчаным пляжем (Земля Бунге), который в начале XIX века первым пересек русский промышленник Яков Санников. Искал он песцов и мамонтовую кость, оставшуюся тут в изобилии от ледниковой эпохи. Только отличался Санников неуемной страстью и к поиску новых земель. Вот и теперь за песчаным пляжем обнаружил он пролив, а за ним – огромный остров из песка со льдом (правда, называется он Фаддеевским – по имени другого промышленника, пришедшего сюда позже). Пройдя весь остров, Санников вновь увидел пролив, а за ним новую неизвестную землю. Вскоре он попал туда, но дать название этой земле и проливу снова пришлось не ему. Ссыльный Матвей Геденшторм окрестил пролив Благовещенским, а землю – Новой Сибирью.

Новая Сибирь оказалась неизменным и заболоченным островом, с выдававшимся у Благовещенского пролива далеко на север в океан каменным кряжем – мысом Высокий. Санников взошел на этот мыс весной 1810 года и в сверкающей ледяной дали увидел на северо-востоке синеву, похожую на отдаленную землю. Однажды так уже было, и ему посчастливилось открыть остров. Но сейчас его путь к этой синеве прервала бескрайняя – вправо и влево – полынья.

Больше в той стороне земли не наблюдали, зато сам Санников якобы явственно видел гористую сушу к северу и северо-западу от Котельного. Складывалось впечатление о существовании нового большого материка. Добраться до него мешала все та же бескрайняя полыня. Но как было не верить тому, кто открыл уде так много островов?

И отважные мореходы и путешественники один за другим отправлялись на поиски этого загадочного кусочка суши. Но возвращались ни с чем. Или не возвращались вовсе.

«Земля Санникова» долго служила предметом жарких споров ученых и жила на картах более ста лет, однако оказалось одним из самых таинственных миражей, когда-либо возникавших на пути человека.

А вот на северо-востоке от мыса Высокий синева, которую видел Санников, действительно оказалась скалистой землей. В 1881 году туда пришел американский полярник Джордж Де-Лонг, искавший путь к полюсу, и нарек ее именем газетчика Беннетта, оплатившего экспедицию.

Версия о существовании «Земли Санникова» нашла горячего сторонника в лице потомка обрусевших эстляндских баронов молодого геолога Эдуарда Васильевича Толля, фанатика Севера. В 1885-1886 годах Толль участвовал в руководимой А.А. Бунге экспедиции Петербургской Академии наук на Новосибирские острова, которые он вдоль и поперек исходил по топкой тундре, по рыхлому снегу, по лопнувшему от лютой стужи льду. Толль, так же как и Санников, наблюдал с острова Котельный далеко в море очертания неизвестной загадочной земли, мечтал попасть на остров Беннетта, чтобы оттуда начать ее поиск.

Отважные мореходы и путешественники отправлялись на поиски  этого загадочного кусочка  суши. Но возвращались ни  с чем. Или не возвращались вовсе.  Перед вами — история одного из таких путешествий.

 Одним из самых таинственных миражей, когда-либо возникавших на пути человека, была «Земля Санникова», описанная в знаменитом романе Владимира Обручева. Земля, которую видели многие, но куда нога человека так и не ступила.

 Их было четверо, оторванных от мира на обледеневшем клочке суши посреди северного океана. И был пятый, который спешил на помощь, пробираясь на утлом вельботе сквозь крошево льдов. Спешил, но не успел.

4. Экспедиция барона Толля 1900 года: покорение таинственного острова

«Земля Санникова» мешала спать не только Толлю. Нашлись конкуренты: американцы, а канадский исследователь Бернье заявил, что во время следующей ледовой экспедиции «Земля Санникова» будет его опорной базой. Надо было спешить.

Экспедиция началась 21 июня 1900 года.

В теплый ясный летний день в 14 часов «Заря» под флагом Невского яхт-клуба снялась с якоря в Петербурге у 17-й линии на Неве, где стояла у набережной двадцать два дня, и взяла курс на Кронштадт.

В Кронштадте пополнили запасы угля, погрузили дополнительно кое-что из научного оборудования, закупили для команды книги по русской литературе.

После коротких стоянок в Ревеле (Таллинн), Бергене, Тромсё обогнули северную оконечность Европы, и характерные горы Норвегии с их готическими зубцами уступили место плато. Пересекли Варангерфьорд и снова оказались в России, у ее северных берегов. 24 июня «Заря» зашла в гавань Александровска-на-Мурмане – Екатерининскую гавань, где простояли неделю.

Наконец в пять часов вечера 31 июля снялись с якоря в Екатерининской гавани и вышли в Баренцево море, взяв курс на остров Колгуев.

Продвигаться приходилось все с большей осторожностью, так как карты не отличались особой точностью. Да и ледовая обстановка в Карском море, особенно у Таймырского побережья, была тяжелой. Все чаще и чаще встречались дрейфующие льды, огромные ледяные массивы.

В конце августа стали появляться признаки скорой зимы. У островов Норденшельда «Заря» попала в полосу сплоченного тяжелого льда, преградившего ей путь. Колчак на паровом катере отправился обследовать окрестности. Результаты были неутешительными: пройти дальше на восток не удается. Толль заговорил о предстоящей зимовке.

Все были в прекрасном расположении духа. В самом деле, им не на что было жаловаться: отлично оборудованное судно, тепло, светло, хорошая пища. Ледовый плен продолжался более 11 месяцев. В это время Колчак совершает поездки на собачьих упряжках, а иногда на лыжах, по побережью и вглубь материка, проводит съемку и барометрическое нивелирование, выступает с докладами перед командой «Зари».

Во время путешествия Колчак определил истинную форму Таймырской губы, линии приобрели на картах совершенно новые очертания.

Колчак наблюдал за состоянием льдов, контролировал ежечасный отсчет прилива.

Апрель –Май 1901 года – Колчак с Толлем совершает сорокадневную поездку по Таймыру.

Лишь в августе 1901 года экспедиция достигла самой северной точки Евразии — мыса Челюскина. Далее плыли к предполагаемому местонахождению «Земли Санникова», но, увы, ее так и не увидели. Земли не было.

Быстро приближалась зима. Зимовали на острове Котельный, а летом решили продолжить поиски загадочной земли. В это время «Заря» стала геофизической и метеорологической станцией.

В это время Колчак, в одиночку, пересек остров Котельный, проехал поперек земли Бунге, совершал поездки по льду к северу и западу от острова Бельковского и, даже открыл остров, названный именем Стрижева.

Зимовка «Зари» для Колчака была «полярным университетом»: научился управлять собаками, охотиться на оленей, изучил особенности Арктики.

Желая увековечить заслуги А.В. Колчака, барон Толль назвал его именем один из вновь открытых островов у берегов Таймыра (в конце 30-х годов остров переименовали в Расторгуев – по фамилии матроса с «Зари».

Барона Толля сжигала страсть – найти «Землю Санникова». Он мечтал внести свой небольшой вклад в науку – добавить несколько букв в трудночитаемую книгу о законах природы. «Мне нужен только один ясный день», — объяснял Толль лейтенанту, — чтобы с вершин Беннета увидеть таинственную «Землю Санникова». Барон Толль ушел, чтобы не возвращаться.

5. Попытка спасение Толля. Итоги экспедиции

7 января 1903 года в Петербурге в Академии наук состоялось экстренное совещание. Обсуждались способы спасения партии. Предпочтение было отдано проекту, по-видимому, придуманному Колчаком, и выглядевшему достаточно безумно: не привлекая крупных судов, добраться до острова Беннетта на вельботе (небольшой китобойной шлюпке). По льду ее предполагалось тащить волоком, а при необходимости — спускать на воду. Именно этот план и был утвержден, а Колчак назначен руководителем спасательной экспедиции.

Переход в тяжелейших условиях продолжался три месяца. Но добравшись, в конце концов, до цели, Александр Васильевич и его спутники обнаружили лагерь Толля покинутым. В оставленной бароном записке, датированной 26 октября, лаконично сообщалось: «Отправляемся сегодня на юг. Провизии имеем на 14—20 дней. Все здоровы». Это звучало как смертный приговор, ведь шансы для истощенных людей выбраться с острова полярной зимой были нулевыми. Видимо, Толля погнала на верную смерть перспектива погибнуть от голода, сидя на месте.

В январе 1903 года было принято решение организовать экспедицию с целью выяснения судьбы Толля. Одним из руководителей этой экспедиции был Колчак. Экспедиция длилась с 5 мая по 7 декабря 1903 года. В её составе было 17 человек на 12 нартах, запряжённых 160 собаками. Путь до острова Беннета занял три месяца, и был крайне тяжёлым. Над Колчаком и его товарищами нависала в экспедиции смертельная опасность, они рисковали жизнью, работали на пределе человеческих сил, но стремились разыскать барона Толля. 4 августа 1903 года, достигнув острова, экспедиция обнаружила следы пребывания Толля и его спутников: были найдены документы экспедиции, коллекции, геодезические инструменты и дневник. Выяснилось, что Толль прибыл на остров летом 1902 г., и направился на юг, имея запас провизии лишь на 2-3 недели. Стало ясно, что экспедиция Толля погибла. На небольшом пляже нашли некоторые вещи и знак – покрытую камнями медвежью шкуру, вблизи которой были следы стоянки: обугленные куски плавника, оленьи и птичьи кости, пустые патроны. Значит Толль добрался до острова Беннета.

Позднее Колчак трезво оценил поступок Толля: «Шансов было мало…». Он пришел спасать, а спасать было некого.

Поступок будущего адмирала вызывает у меня уважение, ведь не каждый, боясь потерять самое дорогое – жизнь, осмелится пойти на выручку друга.

Обладая сильной волей, высокоразвитым чувством ответственности за порученное дело, Колчак не жалел ни сил, ни самой жизни, преодолевая трудности, стоявшие на пути полярного исследователя вы ту пору, когда работа в Арктике была равнозначна подвигу. Ведь не было ни ледоколов, ни полярной авиации, ни полярных станций, ни радиосвязи.

Итог спасательной экспедиции

Вернулись все, в полном составе, а А.В. Колчак впоследствии получил от Императорского географического общества Большую Константиновскую золотую медаль. Эта была первая награда Колчака. Она вручалась тем людям, которые внесли особый вклад в развитие географической науки. Ею были награждены такие выдающиеся люди как: Нансен, Н.М.Пржевальский, В.А. Обручев, В.И.Даль, а в настоящее время этой наградой удостоен Н.Н.Дроздов.



6. Вклад Колчака в развитие географической науки

А.В.Колчак делал гидрографичсекие исследования вод северных морей, благодаря которым был проложен Северный морской путь.

15 опубликованных научных работ, среди которых наибольшую известность получили его монография «Лёд Карского и Сибирского морей» (1909 г.) и статья «Последняя экспедиция на о. Беннета, снаряжённая Академией наук для поисков барона Толля»

В качестве командира ледокола «Вайгач» принимал участие в начальном этапе гидрографической экспедиции по изучению Северного Ледовитого океана (1909—1910 гг.).

Именем А.В. Колчака в начале 1901 г. был назван остров, открытый им в Карском море (но в советское время память об адмирале старательно вымарывалась, а остров с 1937 года носит имя другого участника экспедиции — «простолюдина» Расторгуева).

Материалы исследования Арктики Колчаком были столь велики, что над ними работали русские и иностранные учёные, объединённые в специальную комиссию.

В 1907—1910 Колчак занимался подготовкой Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана, одной из задач которой было исследование Северного морского пути. В 1909—1910 экспедиция, в составе которой Колчак командовал ледокольным транспортом «Вайгач», совершила переход из Балтийского моря через Индийский океан во Владивосток, а затем — плавание по направлению к мысу Дежнева, что стало его последней экспедицией в арктические моря. Работы Колчака по исследованию вод Арктических морей стала основой для прокладки Северного морского пути.

Как ни краток был Колчак на предсмертном допросе, арктическую эпопею своей жизни он изложил довольно подробно. При этом ни слова о тяготах пути и острове, названном в его честь.

Список публикаций А.В. Колчака:

1.Наблюдения над поверхностными температурами и удельными весами морской воды, произведенными на крейсерах «Рюрик» и «Крейсер» с мая 1897 по март 1888 // Записки по гидрографии, издаваемые Главным гидрографическим управлением. СПб. 1899. Вып. XX. 2. Отчет лейтенанта А.В.Колчака о гидрологических работах, произведенных в навигации 1900 года // Известия Императорской Академии наук, СПб., 1901. Ноябрь, Т. XV, №4.3. Предварительный отчет начальника экспедиции на землю Беннета по оказанию помощи барону Толлю // Известия Императорской Академии наук. СПб. 1904. Т. XX. №5.4. Последняя экспедиция на остров Беннетта, снаряженная Академией наук для поисков барона Толля // Известия Императорского русского Географического общества. СПб. 1906. Т.XII. Вып. II — III. 5. Лед Карского и Сибирского морей //Записки Императорской Академии наук. По физико-математическому отделению. СПб. 1909. Т. XXIV. Серия VIII. №1.6. Служба Генерального штаба: сообщения на дополнительном курсе Военно-Морского отделения Николаевской морской академии. //СПб. 1912.8. Сообщение в офицерском союзе Черноморского флота и собрании делегатов армии, флота и рабочих в Севастополе //Звезда. 1994. №4.

Заключение

Перевернута последняя страница издания о жизненном пути поистине великого человека. Да, это совсем не громко сказано – великого. Еще и еще раз вчитываюсь в самые волнующие, часто трагические эпизоды его жизни и вижу: во всех испытаниях, встретившихся на трудном жизненном пути, адмирал Колчак проявлял высокую нравственность, твердый характер и волю. У исследователей биографов жизни Колчака я наблюдала различие точек зрения на эту личность, как военного и политика. Кто-то видит его ошибки в период гражданской войны как стратега, другие исследователи находят чрезмерную жесткость адмирала в его военной карьере. Да, здесь нет однозначной точки зрения и, скорее всего, быть не может, так как жил этот человек в очень сложную и трагическую для России эпоху. Но одно бесспорно и не может вызывать никаких сомнений – это то, что он служил России и всю свою жизнь посвятил Родине. Да, с ошибками и просчётами, но одно стремление – жить во благо России – перевешивает все его заблуждения. Это, я думаю, не вина его, а причина кроется в том, что жизненный путь этой незаурядной личности проходил в переломное, сложнейшее в истории России время. Как сказал поэт Есенин, живший в то же нелегкое и непростое время, сказал, по-моему, очень точно: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии». И на расстоянии десятилетий личность А.В.Колчака встаёт перед нами как личность, достойная увековечивания в истории нашей Родины. Еще при жизни А.В.Колчака его современники по достоинству оценили его вклад в географическую науку, его работу в качестве исследователя Арктики. В честь его был назван остров. Это ли не признание его заслуг перед Россией, но увы, во время советской России у острова было отнято имя Колчака. Виной тому его политические взгляды несовместимые с тогдашней властью. Участь его решило архисекретное распоряжение Ленина: «Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего». Я считаю, что это совсем не справедливо, по–моему, политические взгляды и позиции человека не должны умалять его заслуг перед страной и умалять его роль в науке.

Но, к сожалению, так было. Но большое виделось на расстоянии. Имя А.В.Колчака восстановлено в названии этого острова. Спустя годы справедливость восторжествовала, как след далёкой яркой звезды имя достойного сына России будет незабвенно, оно будет стоять в череде географических названий данных в честь великих первооткрывателей и исследователей.

Список использованной литературы:

Валерий Краснов «И жизнь, и смерть за Россию»

Адмирал Александр Васильевич Колчак. Сб. — М.: Патриот, 1992

Богданов К.А. Адмирал Колчак: Биография. Повесть-хроника. — СПб.: Судостроение, 1993.-295 с.

Дроков С.В. Александр Васильевич Колчак // Вопр. истории. — 1991.-№1.

Колчак Александр Васильевич — последние дни жизни / Сост. Г.В. Егоров. — Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1991.- 204 с.








sitemap
sitemap