Размышление Блокада Один день



Акция «Блокадная ласточка»

Размышление «Блокада. Один день»

Мы живем не по календарю. Дни и числа доходят до сознания только через квадраты маленьких бумажных талонов с цифрой 125. Это означает ломтик зелено-бурого хлеба, наполовину из древесных опилок…

В музее истории Ленинграда под стеклянным колпаком хранится метроном. Громко тикая, он отсчитывает время. Этот метроном включали в Ленинградском радиокомитете после объявления воздушной тревоги. И он стучал до отбоя, как большое сердце города. Сердце, которое нельзя остановить… Я слушал звук метронома и мысленно переносил себя в город, окружённый вражеским кольцом. Я пытался прожить хотя бы один день там, где голод давал о себе знать всё сильнее, где смерть почти перестала пугать и стала чем-то обыденным, где жизнь испытывала горожан на прочность… День этот, казалось бы, ничем не отличается от подобных дней тысяч и тысяч других ленинградцев зимой 1941/42 года: он проходит в попытках, сопротивляясь страданию, оставаться человеком. Я должен постоянно заставлять себя преодолевать голод и таким образом подольше не есть, чтобы день был потом не такой длинный. Ждать окончания дня приходится очень долго, могу только скоротать время, считая про себя раз-два-три… И вот новое ощущение всплывает у меня в груди — ощущение конечности, зыбкости. А ведь насколько сейчас у меня затуманенный разум, как же блокада диктует мне свои законы, мучает меня, изнуряет. Голод наступает мне на пятки, подкашивает меня, усмехается надо мной. Сейчас мне выдают примерно 250 г хлеба, но я знаю: скоро будет еще меньше. И как тогда я буду чувствовать себя? Вечером мне становится невыносимо холодно, и я пытаюсь как-то согреться, развлечь себя. Я беру книгу из нашего шкафа и читаю ее перед сном. У меня нет ни братьев, ни сестер, поэтому приходится развлекать себя только так… Иногда я ухожу в себя, отрешаюсь от сегодняшнего дня, переношусь в мои мечты, и это действительно ободряет меня. Всеми силами я напрягаю свой мозг и представляю, что я живу со своей роднёй в тихой деревеньке, и, знаете, все не так уж и плохо. Я не знаю, сколько еще будет длиться война, мои силы на исходе. Сколько еще я продержусь? Но я держусь ради своей матери, единственного родного человека, который у меня остался…



sitemap
sitemap