Рассказы Абрикосовая косточка и Два Николая



Два Николая.

Мой дедуля родился в 1932 году в бедной, заброшенной богом, деревушке в Башкирии (село Бердяш). Спустя несколько лет он покинул отчий дом и поехал на Урал, туда, где строился новый город под названием Новотроицк.

Именно этот город стал для моего деда Коли судьбоносным: здесь он поступил и закончил ФЗО, отсюда его забрали служить в ряды Советской Армии, а вернувшись со службы, он начал работать на ОХМК огнеупорщиком. Именно в этом цехе металлургического комбината молодой Николай познакомился с белолицей красавицей Любой, моей бабулей.

Очень часто дедушка рассказывал нам о своей родине,- какая в тех краях природа, какие замечательные леса, в которых изобилие грибов и ягод. В чаще леса бродят лоси и бурые медведи, время от времени боязливо прыгают зайцы. После каждого рассказа дед приговаривал, прищурив левый глаз: «Вот наступит лето, и поедем в Башкирию. Увидите мою родину. Если бы вы знали, как там красиво – о — о !» Почти каждое лето или осень мой дед Николай и его сын, а мой дядя Виктор, садились в авто и ехали в башкирские леса вдохнуть глоток чистого, прозрачного воздуха и «пообщаться» с природой.

Там, в далёкой деревушке, в покосившемся доме жила тётка моего деда и звалась она старинным именем – Федора.

Моей маме довелось один – единственный раз – осенью 1997 года – побывать на родине её отца, и ей посчастливилось познакомиться с этой добрейшей женщиной. Вот что мама рассказывала мне о ней: «Поздним сентябрьским вечером мы приехали в деревню. Деревенские жители с любопытством выглядывали из окон своих изб, даже выходили на пыльную дорогу посмотреть, кто же это к старенькой Федоре приехал на новеньких машинах с незнакомыми номерными знаками.

Накрапывал мелкий осенний дождик. Дядя Витя, достав из багажника толстый вязаный свитер, накинул на мамины плечи. Когда компания городских подошла к порогу дома Федоры, мама, стоявшая позади всех, увидела старушку, которая старалась держаться прямо, как аристократка.

Она вышла навстречу гостям с распростёртыми руками. И вдруг баба Федора спрашивает у всех стоящих впереди: «А Валя не приехала? Посмотреть бы на неё…» — это моей маме. Она много хорошего слышала о моей мамочке и мечтала её увидеть. Выглядывая из – за спин мужчин, мама бойко ответила : «Баба, Федора, я здесь ! Я приехала !» Федора обхватила в крепкие объятия мою маму и пригласила всех зайти в свою ветхую избу.

Интерьер избы был беден: стены побелены, пол и потолок – бревенчатые. В маленькой, но чистой комнатке справа находилась русская печь, на который мирным сном спала кошечка; перед окном стоял обеденный стол, на который мы положили гостинцы для бабули, на стене, слева от окна, в большой рамке находилась фотография мужа Федоры, погибшего за Россию в I мировой войне, фотографии двух её сыновей, не пришедших с полей сражений Великой Отечественной войны, а внизу в рамку была вставлена чёрно – белая фотография девушки двадцати лет. Моя мама узнала себя…

В угловом проёме меж стен на дощатой полочке стояла старинная иконка с изображением Святого Николая – чудотворца.

Прошло несколько лет… Пронзительный звонок в дверь городской квартиры заставил вздрогнуть обитателей, занимавшихся обычными домашними делами. Почтальон принёс телеграмму. Это было известие о смерти тёти Федоры.

Дед Коля, дядя Витя, два дедушкиных брата, Пётр и Иван, спешно начали собираться в дорогу, чтобы успеть попрощаться с добрым и светлым человеком…

После похорон бабы Федоры сельчане и родственники разобрали вещи на память и хранение, но никто не хотел брать икону Святого Николая. Существует поверье: приносишь икону в дом – к терпению.

Мой дед привёз иконку в городскую квартиру, решил облагородить старинную доску, сделал рамочку, вставил стекло и аккуратно поставил на полочку.

В трудные минуты баба Люба и мама обращаются с мольбой к чудотворцу Николаю, и он им помогает. Чудо ?!

Такова история Николая, спасшего Святого Николая…

Соловьевой Елизаветы 6В.



sitemap
sitemap