Рассказ — юмореска



После занятия о сатирических и юмористических рассказах наших писателей Таня Обухова написала юмореску.



Кролики — это не только ценный мех…

В небольшом сельце жили две соседки. Жили как все, не бедно, но и не богато. Мужья у них на пенсии — двор обихаживают, дрова заготовляют, в огороде копаются. А вечером летним на лавочке возле дома соберутся, когда летний зной схлынет и солнышко, как масленый блин, за горизонт закатится. И разговоры пойдут у них про политику, про то, кто за кого замуж вышел в шоу-бизнесе, кто в деревне спился, кто женился. Так и вечерок скоротают.

Одна из соседок, Мария, слабость к кроликам питала. Ходила за ними, травкой свежей с утра накормит, с огорода листьев капустных, ботвы, кабачков да морковки им принесёт, водицей свежей напоит. Заботилась, как о малых детях. А уж когда время забоя приходило, так и вовсе покоя себе не находила, переживала очень.

Но кроличье мясо, известно, диетическое. У мужа Василия желудок больной был, не мог он другое-то мясо есть, врач прописал диету. Вот из-за него кроликов-то и держали.

Любила Мария соседку свою Татьяну и мужа её Ивана крольчатинкой побаловать. То к Новому году принесёт тушку, то на пасху : кушайте, соседи, на здоровье! Благодарили её супруги , и в ответ с огорода что оставалось, всё на корм кроликам и отдавали

Однажды Мария и Василий в гости к сыну собрались. В Москве он у них жил с семьёй. Захотелось внуков проведать, на жизнь городскую посмотреть. А на кого же хозяйство-то оставить? Хоть и лето в разгаре, на вольные хлеба кроликов не отпустишь. Вот и пошли к соседям в ноги кланяться, чтобы те в их отсутствие позаботились о хозяйстве, покормили да попоили косоглазых.

Иван с Татьяной посомневались, справятся ли, ведь у рук не бывало. Раньше, когда у самих дети маленькие были, тоже хозяйство держали, но всё рогатиков, да свиней. А тут скотинка нежная. Не дай бог не так посмотришь, сглазишь, пропадут все, потом не рассчитаешься. Думали, думали, нечего делать, жалко соседей, надо выручать.

В день отъезда пошёл Иван принимать хозяйство. Сарай у Василия большой, на две половины. Две двери, обе на замке. С особым трепетом открыл первую дверь Василий. Там сидели две самочки. К приезду хозяев потомство на свет произвести должны были. За ними – особый догляд. Всё это усвоил Иван. Да не услышал про вторую дверь. Давненько на уши слаб стал. Как тяжело переболел, так и не стал слышать.

Попрощались соседи, ручкой помахали, счастливого пути пожелали и остались домовничевать. Все десять дней, пока соседи в отъезде были и кормили они и поили двух самочек. Татьяна спрашивает :

— Иван, да что это у них так мало кроликов-то, а где остальные-то?

— А я почём знаю,- сердито ворчал Иван,- наверное, забили, сыну да невестке мясо повезли. Там вон две крольчихи скоро родят, вот и вырастут к зиме. Но чувствовала в душе Татьяна, что не так тут что-то. Но уж мужу не перечила, раз хозяин наказал, значит так оно и есть.

Прошли десять дней – вернулись соседи.

— Ну, иди, сдавай хозяйство, отчитывайся, -говорит Ивану Татьяна,- слава богу всё прошло без происшествий, и кролихи хозяев дождались.

Пошёл Иван к соседям, поздоровался. На лавочке с Василием посидели, по папироске выкурили, про жизнь московскую поговорили. Пошли в сарай. Иван доволен, дескать кормил как надо, как за малыми детьми ухаживал. Открыли дверь в сарайчик – сидят кролихи сытые да толстые. Мех на них лоснится. Василий доволен, Иван ещё того больше.



— А что остальные? — спрашивает Василий и взяв из-за стрехи ключ, открывает вторую дверь. Иван недоумённо смотрит, сердце его так и ушло в пятки. Остальные – то кролики за соседней дверью сидели, во второй половине сарайчика. Не расслышал Иван, что сосед ему говорил про это, когда хозяйство своё сдавал.



Душа замерла у Ивана, когда Василий дверь отпирал, не чаял он увидеть косых живыми. Шутка ли в деле – десять дней без еды и воды. Подумал: конец пришёл их соседской дружбе. Не простит ему Василий, если он его без мяса на зиму оставил.

Но всё обошлось. Сидят косые за дверью худые, шерсть клочками свалялась, жадными и голодными глазами на мужиков смотрят, но живые. Все живые!

Откормили их соседи общими усилиями к зиме, поправились все, выходили. Но долго потом смеялись, вспоминая о голодовке, устроенной кроликам.

ОбуховаТатьяна








sitemap
sitemap