Рассказ Исполнитель желаний Ширинян Давид ученик 7-А класса ГБОУ СОШ им АС Пушкина



Рассказ Шириняна Давида, ученика ГБОУ СОШ №353 им. А.С. Пушкина

«Исполнитель желаний»

Глава I «Биогенез»

Кирилл Панов, двадцать восемь лет, не женат, без определенной профессии.

Раннее утро. На перрон Новосибирского вокзала приезжает поезд «Москва-Новосибирск». Из

вагона выходит молодой человек в походной одежде. Ему двадцать восемь лет, он приехал сюда из Москвы. Продал квартиру в Москве, на полученные деньги переезжает в Новосибирск работать по специальности.

Через два года работы в лабораториях «Икс» у них происходит инцидент в тайге. Яркая вспышка осветила тайгу на несколько километров, на несколько дней эта местность перестает быть видимой для около орбитальных спутников. Учёные думают, что это метеорит, посылают экспедиции. Но все они бесследно пропадают, «слепое пятно» существенно расползлось, накрыв часть заводских комплексов близ Новосибирска. Стали пропадать люди. На связь с этими районами выйти не получается.

За день до начала необъяснимых событий.

Додя, не забудь закрыть лабораторию, а то мне в прошлый раз от Михалыча из-за тебе влетело, морда ты еврейская!

— Чуть что сразу Додя, — весело ответил молодой парень лет двадцати пяти, с маленькой косичкой и квадратными очками.

— А, тебя надо периодически шпынять, дабы не ленился и не зазнавался! — со смехом ответил я.

День удался, работу на сегодня мы закончили, причем довольно рано. Погода была хорошая- середина мая, тепло и хорошо и комаров нет. После возвращения в состав РФ нескольких стран постсоветского пространства экономика пошла резко вверх, и зарплаты нам ощутимо повысили. Наведя легкий марафет, мы закрыли лабораторию №6, отчитались Татьяне Андреевне — своеобразной дежурной, она вела журнал входящих и выходящих персон. Попрощавшись с этой миловидной тетёй, мы с Додей пошли к ларьку «Мороженое», полное имя его было Давид, но из-за еврейского происхождения мы его называли Додей. Купив два эскимо «СССР», мы направились к Центральному скверу. Сели на скамейку и завели разговор.

— Слушай, Кирилл, обратился ко мне он, а почему ты отказался остаться в Москве, работал бы сейчас в Курчатовском институте, деньги получал бы получше наших, всё было бы у тебя пучком, что мама не отпустила? Кирилл еле сдержал слезу, Додя не знал, Кирилл был москвичом, но уехал оттуда не только из-за перспективной работы здесь, но и чтобы спрятаться от ноющего чувства. Мама его при неизвестных обстоятельствах повесилась, прямо накануне его дня рождения… Отца у него не было, братьев и сестер тоже. Он так и не узнал, что с ней случилось.

— А, мне и здесь хорошо, люблю я эти места,- сказал Кирилл.

— Ну, как знаешь… О, смотри, какая идет! Додя сам того не зная, избавил Кирилла от мучительного воспоминания, переведя тему на местную красавицу, та, плавно покачивая бедрами, направлялась по своим делам, нагло наслаждаясь вниманием мужчин.

— Да-а, девка что надо! На сердце у Кирилла все еще было неспокойно, щемящая боль не отставала. Посмотрев на часы, Додя встрепенулся и сказал: «О, прости, друг мой, придется мне тебя покинуть, у меня — таки свидание, так что пожелай мне удачи!».

— Удачи тебе, Ромео фигов.

— Всегда, ты умеешь красивый момент испортить! – смеясь, сказал он, поправил галстук и активным шагом направился к трамвайной остановке.

«М-да, надо бы и самому задумываться о делах любовных, пора Кирилл, пора, а то состаришься в одиночестве…». От последнего слова мурашки прошли у него по загривку, он доел эскимо и выбросил палочку в урну. Поужинав, он лег спать с мыслями о дне грядущем. На следующее утро он по обыкновению своему позавтракал, оделся, и вышел к трамвайной остановке. Прибыв в институт практически без опоздания, Кирилл удивился той шумихе, которая творилась там. Наконец, прорвавшись через толпу шумящих сотрудников, он добрался до кабинета научного руководителя Валерия Михайловича, постучался в обшитую кожей дверь. И, услышав «войдите»,- прошел в кабинет. За дубовым столом сидел хозяин кабинета, человек годов шестидесяти, с внешностью, напоминавшей всем легендарного Аркадия Стругацкого.

— О- о, Кирилл Степанович, вас — то я и жду, дело есть срочное…

— Что случилось, Валерий Михайлович?

— У нас… Как бы так сказать… Экстренная ситуация… Помните проект «НП-76а»?

— Ну, конечно, я у них даже консультантом работал…

— Понимаете, в чем дело, случился, некий инцидент… В общем, зафиксированы сильные вспышки электромагнитного излучения в секторе «ЕУ-13», вот сами смотрите, тут замеры.

— М-да, крайне странно…

— Но, и это еще не всё, вот видеозапись, последнее, что мы получили от «Агропрома»…

На маленьком экране КПК началось видео, на нем было отчетливо видно, как некая неизвестная сила скрутила железные ворота из десятисантиметровой стали и загнула их в некое подобие Ленты Мебиуса.

-Я шокирован! Что это могло быть… Она же скрутила очень конкретно, так бы ударная волна не скрутила…

***

Такие «Зоны» появились еще в шести точках мира, через какое- то время правительства стран оградили эти территории кольцом КПП от излишне любопытных глаз и начали изучение Зон отчуждения.

Кирилл Панов, тридцать пять лет, работник НИИАМЭ (Научно — исследовательский институт аномальных материалов и энергий)

— Ну что, есть результаты?

— Да, Кирилл Степанович, мы ее и кислотой, и прессом, ну никак.

— Х-мм, интересная штуковина, пустышка… Да так и назовем её «Пустышка»…

— Да удачное название, может попробовать «черные брызги» активировать между «блюдцами» этой… Как её… Да, «Пустышки». «Вообще КБ-09 интересная штуковина, описать ее вроде просто, но понять сложно. Два блюдца медных и между ними сантиметров двадцать, и ничего. И всё, можешь хоть руку в этом пространстве просунуть, хоть голову, если сможешь, но ни растянуть эти блюдца, ни сблизить не сможешь, сколько не пытаемся — так и не смогли».

— Есть у меня одна теория, — сказал вошедший Додя, — это бравый светила науки за последние восемь лет сильно остепенился, курить бросил, женился, даже детишек завел.

— Ну, слушаю, Ньютонище, дерзай! — с сарказмом сказал я.

— Так вот судя по всем показаниям, катастрофа, точнее, то событие, которое случилось ТАМ, тогда произошло из-за сильного выброса энергии ноосферы, м — м, помнишь, проект закрытый был

« НП-76а» назывался, так вот эти ребята копались в так называемом информационном поле земли- ноосфере, наверное, слышал о таком?

— Слышал, конечно, я с этим отделом даже работал какое — то время, но я пока не понимаю, как конкретно могла ноосфера повлиять на наше пространство…

— Я считаю так — в информационном поле Земли плавает много мыслей, страхов, чувств, помышлений человеческих — вот они и вылились и воплотились, слава Богу, что не поперла на нас вся эта нечисть, которую так любят описывать подробно в современных фильмах…

— А это идея, но правда гипотеза пока что, но посмотрим, что будет…

— Да, надо бы по вешкам новым, до «Медприбора» сгонять, там, говорят, новые образцы видели…

— Кто? Мы же вроде экспедиций давно не посылали…

— А ты что не знаешь? О сталкерах никогда не слышал?

— А эти… А мы что с ними сотрудничаем?

— Ну, не совсем просто, когда допрос идет у следователя, допрашивают такого бродягу, много чего интересного узнают.., — сказал Додя, покручивая в руках ключи от своего шкафчика.

— Надо будет нанять на работу таких «сталкеров»,они, как говорят, хорошо Зону знают…

— Да наведайся в любой бар типа «Тайм аута» или «№94», там таких полно, сбывают так называемый «хабар», получают за это гроши, выживают, в общем. Закрыл шкафчик и натянул на себя белый халат научного сотрудника — так Додя стал похож на программиста.

— Интересно.

— И легенды у них тоже интересные ходят, например вот: «Мол, есть где-то в Зоне некий Золотой Шар, и, мол, исполняет он любые желания…».

Мысль прошла в мозгу Кирилла словно разряд тока: «А, может есть такой и тогда…», — но тут же, отвергнув эту мысль, он ответил:

— Да байки это, не может быть, что есть на Земле штука, которая желания исполняет — брехня.

— Да, кто её, Землю, знает, Зона тоже сюрприз не из простых.., — с этими словами Додя закрыл за собой дверь и направился в свой отдел…

На следующий день Кирилл уже был в местном баре «Тайм аут», хозяином бара был мужчина лет сорока, в извечном джинсовом жилете и с погонялом «Хоккеист». Ввалившись в шумный бар, Кирилл не сразу сориентировался, но потом вспомнил наводку, данную ему местным знатоком, где –чего и как можно разжиться. Направив стопы свои к стойке, он заказал виски на два пальца и спросил о том, как он может связаться с Хоккеистом. Бармен, худощавый паренёк с огромными подглазными мешками, смерил нового клиента взглядом, но ничего не сказав, налил в стакан виски и ушел куда-то. Вернувшись, он пересчитал деньги, которые ему дал Кирилл и сказал: «Завтра заходи сюда с утра, народу здесь не будет, и ты сможешь обговорить с Хоккеистом дело, если я правильно понял, тебе нужен проводник?» Кирилл кивнул головой, выпил помаленьку свой виски и, попрощавшись с барменом, вышел на улицу.

«Ну, что ж, завтра так завтра..,- разносторонние мысли раздирали Кирилла,- а вдруг подстава? Вдруг он не сможет выполнить его желание? Или еще что- то случиться…». Вернувшись домой, Кирилл закрыл за собой дверь и проследовал в душ. Он мылся долго, сначала горячей, потом холодной, потом опять горячей водой. Но мысли о Золотом Шаре его не покидали, он еще долго не мог уснуть.

Утро выдалось пасмурным, тучи серые, с свинцовым отливом, медленно плыли по небу. Ветер гонял по улицам обрывки старых газет. Кирилл закрыл дверь подъезда, поздоровался с дворником и направился в «Тайм аут». День был выходной, в НИИ бежать не надо было. Деревья шевелились в ритм ветру. Вот и замаячила дверь бара, Кирилл ускорил шаг. Дверь, обшитая ржавым железом, ухнула за спиной, заставив Кирилла напрячься. Угрюмые охранники проводили его тяжелыми, как парочка слонов, взглядами. В баре было относительно тихо, парочка пьянчуг уткнулась лицами в барную стойку, Кирилл остановился около них, дожидаясь бармена и старался не дышать, дабы не чувствовать ту дикую смесь перегара, курева, и запаха немытого тела. Бармен быстро подошел, кивнул Кириллу и повел за собой, они шли через лабиринт пошарпанных коридоров, пока не оказались перед большой дверью, обшитой кожей. Такую же он видел когда — то в лабораториях «Х». За большим столом в глубоком кожаном кресле сидел мужчина в костюме и перебирал четки. На лице был шрам, полученный этим человеком во время хоккейного матча. Это был единственный пропущенный гол в жизни этого мужчины, с тех пор свои «ворота» он держал мертвой хваткой. Первым начал разговор Хоккеист:

— Ну, зачем пожаловали? Я так понял, вы хотите попасть к Золотому Шару?

— Да, я надеюсь, что вы поможете мне дойти до него.

— Послушайте, дорогой Кирилл Степанович , если не ошибаюсь?

— Да, Степанович.

— Так вот, дорогой Кирилл Степанович, если бы я сам знал путь к Шару, ежели оный существует вообще, то поверьте — здесь бы я сейчас не сидел.

— Но, неужели нет никакого способа? Я вот и деньги принес, накопления… Кирилл положил на стол чемоданчик с приличной суммой, накопленной за все тридцать пять лет его жизни.

— Повторюсь, я …

— Я понял, понял..

— Я мог бы вам предложить денежную работу, поверьте, вы будете получать гораздо больше, чем в НИИ, и я могу сказать уверенно, что деньги решают многие проблемы.

— Что я должен сделать?

— О, вот это деловой разговор, для начала вам надо выполнить одно дело, но есть вопрос: как у вас с физической формой?

— Отлично, вот до этого месяца ходил на кикбоксинг, участвовал во всесоюзных соревнованиях и тому подобное…

— Вот и отлично, груз вам передаст бармен, так что по рукам?

— По рукам. Волна неприятного предчувствия проползла по телу Кирилла.

Глава II «Светляк»

Кирилл ускорил шаг, контейнер с грузом метался по пустому мешку, висящему за спиной и периодически бил по спине. Судя по всему, они взяли его след. Поняв это, Кирилл побежал, уже не стараясь не привлекать внимание. Добежав до окраины района, он остановился у старого магазина, который так и не снесли. Здание магазина было в полукилометре от границы Зоны, выбив дверь, он подбежал к кассе, снял плитку, затем доску, затем тонкий слой дерна и в углубление, вырытое им самим когда- то, положил контейнер. Затем вернул всю маскировку на место и вышел. Подойдя к полуразбитой телефонной кабинке, набрал номер.

— Алло, Михаил Рубенович?

— Да, слушаю, Кирилл, мы же вроде договаривались, что Вы…

— Так, заткнитесь и слушайте, мне на хвост «Морфеи» сели, в общем, груз в старом магазине в тайничке в полу, деньги сохраните для меня.

— Все, понял, удачи. Раздались гудки. Где-то рядом взвизгнули покрышки. Затормозила машина. Из нее вышли люди в униформе. «Слава Богу, что не «Морфеи», а то пульнули бы своим транквилизатором, или очнулся бы я уже у следователя». «Стоять! Руки вверх, медленно идите к машине!» Кирилл не сопротивлялся — понимал, бесполезно. Его засадили в машину, и они поехали. Потом кто-то что-то говорил, Кирилл не сопротивлялся, он знал, что сам виноват, сам крупно спалился во время получения груза, по-глупому спалился. Без суда, и особого следствия его посадили на пять лет в тюрьму, поскольку вещественных доказательств не нашли, скостили до трех лет.

***

Его провели по коридору, открыли дверь в камеру, толкнули в нее. Сзади захлопнулась тяжелая дверь. Люди в камере зашевелились. «О, новый припехал!». Мужчина в потертой серой майке встал и медленно подошел к Кириллу, который стоял как истукан, не зная, что делать в таких ситуациях. Тот обратился первым: «Добро пожаловать на первый круг!», — и протянул руку. Кирилл пожал её. Солнце уже село давно, и мужчина сказал: «Ну, что ж, завтра и познакомимся, а я лично на боковую». «Спокойной ночи, фраерки». Хор голосов ответил: «И, тебе Мослач!». Утром состоялось знакомство. С сокамерниками Кириллу повезло, люди оказались нормальные, без особой жестокости, все попали сюда по разным причинам, но объединяло их одно — Зона. И с маленькой буквы, и с большой. Кто-то за проникновение в Зону, кто-то за торговлю артефактами. Выяснилось, что Мослач, местный лидер, решили эти люди по освобождению, собраться и совершить рейд в Зону за легендарным «Сердцем Оазиса», дабы не тужить еще парочку десятков лет. Тюремное время тянулось медленно и серо. Однообразные действия, обстановка, словно время заснуло навсегда. Мысли о Золотом Шаре не отпускали Кирилла, даже наоборот, стали настойчивее из-за однообразной обстановки и появившегося свободного времени. И, наконец, он не стерпел, на одной из прогулок он подошел к Мослачу. «Послушай, Мослач, разговор есть, отойдем?». Мослач кивнул, и они присели на скамеечке, сделанной из пня, и прибитой к нему доске.

— Послушай, ты о Золотом Шаре, слышал?

— Да, а кто из сталкеров о нем не слышал…

— У меня предложение: может быть ты знаешь того человека, который сможет меня к нему привести?

— А, зачем оно тебе, ты думаешь, он серьёзно сделает тебя счастливым?

— Мослач, мне очень надо, понимаешь, — взмолился Кирилл, голос перешел в быстрый шепот, -очень, деньги у меня есть, большие деньги, очень большие!

— Ну, хорошо, по освобождению пойдем, знаю я туда дорожку, но только тебе не советую, я сам, думаешь, почему не иду? Гиблое там место, гиблое…

— Пожалуйста… — Кирилл аж прослезился.

— Ну, сказал же я — проведу, значит проведу! Только не секутись, а то вьешься как девка, которой невтерпеж. Прошли два года, уж некоторых выпустили, а Кирилл и Мослач досиживали свой срок. Но вот настало и их время уходить, зона оставила свой след в душе этих двух людей, ставших крепкими друзьями за эти три года.

Глава III «Фенит аля комедия»

«В угожденье богу златаКрай на край встаёт войной;И людская кровь рекойПо клинку течёт булата!Люди гибнут за металл,Люди гибнут за металл!Сатана там правит бал!,Там правит бал!

« Ш.Гуно «Фауст»,Мефистофель

«Желания человека обманчивы, ибо он, человек, существо ищущее,

точно не знающее, чего ему надо»

Давид Ширинян ©

Проволочное заграждение осталось позади, лицо Кирилла было всё измазано грязью, потому что пришлось ползти мордой в грязь. Они ползли сутки, ровно сутки, местами приходилось залечь, чтобы патрульные либо приняли за мёртвых, либо не заметили. Лежишь так и не знаешь, долежишь или нет, им же человека убить- что сморкнуться. Власти Зону боятся, своих вояк туда не пускают. Пустили один раз, до сих пор ни танков, ни самих вояк найти не могут. Ушли те, как только Зону обнаружили, она тогда и не огорожена еще была, ох, сколько народу ринулось, никто, никто не вернулся. Это потом её огородили, КПП поставили, дабы любопытные не калечились. Кружил сегодня над ними патруль, но не «дотерпели», свалили. Теперь дело было за Мослачом. Он вел, прокидывая гайками путь. Слева играл солнечными бликами завод «Юпитер», на бетонных плитах лежащих рядом с ним раскинулся «Холодец», относительно поганая штука, наступишь в эту зеленую субстанцию, и разъест тебя как милого, правда виден он хорошо, но ночью ни светит ни фига. Под плитами красовалась яма, в этом котловане, судя по всему, собирались начинать новую стройку, но так и не начали. Мослач остановился, втянул воздух носом, шумно выдохнул и сказал: «Странно, вроде бы до места должно было быть минимум часов пять ходьбы, а мы уже приближаемся». Посмотрев на карту, Кирилл прикинул, до примерного местонахождения километра три. Вот только есть одно «но», он точно не знает, где искать Шар, плюс только у Мослача есть карта ловушек. На тот случай, если Мослач, вдруг не захочет выдать карту, у Кирилла висит верный «Colt 1911». Мысль об оружии грела душу Кирилла, хотя не совсем было понятно, от кого он собирается отстреливаться. В Зоне живности особой не было, тем более агрессивной. Они шли долго и упорно, Кирилл не волновался, хотя был в Зоне первый раз. Пару раз ему казалось, что это всё бесконечный сон, ибо шли они по свалке, и однообразные кучи отходов наводили меланхолию. Когда- то здесь кипела работа, недалеко на заводе производили оборудование для аппаратуры лабораторий «Х». Впереди замаячила небольшая роща, асфальт закончился и дальше, до самой рощи была глина. Мослач остановился, и остановил Кирилла жестом. Кирилл остановился без вопросов, он быстро усвоил одно из сталкерских правил: если ведущий сказал мордой в грязь, значит изволь, без вопросов и пререканий лицо своё на землю. Мослач замахнулся и пустил гайку, та пролетела и мирно приземлилась в глину с характерным плюхом. Вторая тоже пошла хорошо, он кинул её поближе к себе, буквально в метре от прошлой. «Что же он, черт побери там ищет…»,- подумал Кирилл, но тут же отогнал эту мысль и продолжил внимательное наблюдение за действиями Мослача. Тот кинул её подальше, и вроде полетела она сначала хорошо, но потом резко, поменяв траекторию, сиганула в глину. «Плешь, комариная, у- у, погань такая, и не заметишь её, я её почувствовал, понимаешь, ты запомни, когда будешь без меня в Зону ходить- пригодится, не то чтобы физически, но как- то интуитивно, что ли чувствуешь наличие ловушки. Они всё такие, особенно те, которых визуально не видно». Вздохнув, Мослач пустил ещё две гайки и направился дальше по одному известному ему пути, попросив Кирилла идти след в след. Через час упорной ходьбы они оказались около входа в какой- то туннель. «Значит, слушай, это так называемый «Сухой тоннель», по нему придётся переправляться вплавь, так что приготовься». Кирилл кивнул головой, проверил незаметно застежку на водонепроницаемой кобуре Кольта. Они спустились в туннель по скользкой лестнице, состоявшей из вбитых в бетон металлических скоб. Пару раз Кирилл чувствовал, что вот- вот сорвётся и упадет вниз спиной. Спустившись, они встали на приступочку и шагнули в воду. Воды было по плечи, но это было не так страшно, ибо она была стоячей. Вонь — вот что было добивающим фактором, запах пробивался; даже пытаясь не дышать носом, они чувствовали его. С округлого потолка свисали непонятные белые лохмы, в воде периодически блестело что-то непонятное. Кириллу казалось, что он сейчас лишиться сознания, резко запищало в ушах и задавило на виски. «Назад!»- скомандовал Мослач и нырнул. Кирилл тоже нырнул и изо всех сил поплыл обратно. «Бывает, — выплюнув воду сказал Мослач,- это мозгодав, сейчас надо минуты три подождать, и он уйдет, блуждающая штука». Эти три минуты в воде тянулись как вечность. Когда они проплывали это место, действительно, ничего не изменилось, только на полу тоннеля появилось большое рыжее пятно. Через десять минут мучительного заплыва они все- таки доплыли до нужного ответвления тоннеля. Взойдя по поросшим зеленым мхом ступенькам, они оказались в коридоре. На полу кружилась пыль, за ними оставался мокрый след, с потолка тоже капала вода. Они промерзли, зубы настукивали странный танец. Мослач опять вёл. Кирилла слегка знобило. Из коридора они вышли в большую комнату, от неё шли две лестницы: одна наверх, вторая вниз. Они пошли вниз. Спустившись, они оказались на огромной площадке, покрытой песком. Где-то вдали переливался золотом Шар. Он манил. Он был прекрасен, лучи солнца играли на нём. Первым не выдержал Кирилл. Он побежал сломя голову. Мослач заорал: «Стой, дурак! Сто-о-ой!»,- но видя, что ничего не помогает, побежал за ним. Он еще орал что-то, но Кирилл не слышал его, ему словно выключили слух. Мослач прыгнул на него, придавив к земле. Он уже видел, как рядом с ними кружилась некая рябь в воздухе. Теперь она стала сгущаться. Прижав Кирилла, он прошептал ему настойчиво: «Лежи, и не рыпайся, дурак, ой дурак, накроет же обоих, ты только терпи, её вытерпеть можно, если вытерпим- выживем, и еще не беги, от боли не беги, а то нам точно крышка». Дыхание Мослача стало прерывистым, он закашлялся. Кирилл потихоньку вылез, и вдруг ощутил обжигающую боль, словно ошпарило его кипятком. Он терпел, скрипел зубами, но не смог, не хватило чуть-чуть. Кирилл побежал, Мослач рывком схватил его за голенище, уронил и поддавил под себя. Теперь жарило неимоверно, одежда сначала зашипела, а потом начала трескаться. На самом деле «жарка» действовала недолго, но эти секунды казались им вечностью. Мослач слышал, как Кирилл молится, сам он молиться не умел, в семье все были атестами. Но тут и он начал говорить молебные слова. И вдруг мука начала спадать. Услышал Господь их молитвы. Судорожно встав, Мослач, качаясь, теряя сознание от боли, прошел три метра и упал, начал ползти, он полз к маленькой лужице, расстояние было невелико — метров пять-шесть, но Мослач чувствовал, что прошел километров сорок без остановки. Кожа горела, волдыри ныли. За бугорком песка зачернело полотно воды. Мослач подполз и ухнул лицом в воду. Придя в себя, он увидел лежащего рядом Кирилла. Тот встал, посмотрел на чудом работающие часы, судя по ним прошло около двенадцати часов с того момента, как они оба рухнули в обморок. Мослач встал, кости хрустели, спина ныла, кожа на всём теле ныла от боли. «Ну что давай, Кирилл, немного осталось, не помирать же здесь, в нескольких метрах от нашего с тобой счастья». Кирилл встал и, шатаясь, пошел за Мослачом. В его мозгу долбилась одна мысль: «Он хочет отнять твоё счастье». Эта мысль заполонила весь ум и вытеснила всё остальные мысли, даже болевые ощущения стихли. Он медленно расстегнул кобуру, вынул пистолет и взвел его в боевое положение. Мослач этого не заметил и продолжал движение. Кирилл дрожащей рукой поднял пистолет, палец на курке дрожал, но расстояние было небольшое. Мослач остановился и повернулся лицом к Кириллу, который держал его на мушке, на лице Мослача застыл немой вопрос, после чего он спросил: «Кирилл в чем дело? Тебя не устраивает что-то? Опусти пушку и поговори». В ответ он услышал каменный голос: « Он хочет отнять моё счастье»

— Кто он? Кирилл!

Голос Мослача дрожал, он боялся сдвинуться с места, чтобы не получить пулю в лоб.

«Он хочет отнять моё счастье»,- таким же безразличным тоном повторил Кирилл и нажал на спусковой крючок. Из уст Мослача вырвалось короткое: «За что…», — и он свалился бездыханным трупом на песок. Кирилл подошел к Шару и пал на колени, словно его подрубили. Тело его переполняло странное состояние. Он пытался сосредоточиться на матери. Он хотел узнать ПОЧЕМУ. Почему она тогда повесилась, оставила семью, и его, так любившего её. В душе он взмолился: «Прошу тебя, нет, я умоляю, верни мне её, пожалуйста», лицо его задрожало, по щеке потекли слёзы. Он зажмурил глаза и сжал их до радужных пятен. Открывши их, он увидел лежащий перед ним мешок со знаком “$” и стопку кредитных карточек. Не веря своим глазам, он издал страшный вопль, схватил две карточки и разломал их напополам, расшвырял деньги по полу. Он плакал, кричал, матерился, сел на колени и заорал: «Господи, за что?! Услышь меня, Господи!»- не получив ответа, он начал кричать, что Бог глух и жесток, что он не слышит людей. Он сник. Посмотрел на труп Мослача, в душе ныла пустота, как будто взяли из него всё. Медленно поднял он пистолет, приставил его к виску и нажал на крючок.

Из тела выплыл чёрный сгусток, а рядом с ним появился силуэт в трико, плаще и остроухой шапочке, внешность силуэта различить было трудно, но проступала борода-эспаньолка, острый нос, и в целом черты его были угловаты. Потянув чёрный сгусток за собой, силуэт исчез. После этого над трупами прошла толпа людей в белых облачениях и с белыми крыльями за спиной. Они забрали с собой серый сгусток, вылезший из трупа Мослача. На месте трупа Кирилла осталась чёрная клякса, стало видно, что ещё много таких клякс вокруг Шара.

Эпилог

Из донесения служащих, исследовавших таинственную гибель военных на КПП №45

«…Из-за отсутствия ответов на позывные к блокпосту был срочно выслан отряд солдат на двух джипах, внутри блокпоста были обнаружены еще теплые трупы. Трупы сидели в расслабленных позах, как живые. После расследования была найдена видеозапись, на которой видно, как из ниоткуда появляются человекоподобные призраки — фантомы. Фантомы подходят к солдатам, которые как ни в чем не бывало продолжают разговор, касаются их, и жертвы со вздохом обмирают…»

Также стало известно, что есть сталкерское поверье, мол, большинство пришедших к Шару становятся такими тенями.

Теневые фантомы

Глубоко в Зоне сталкеры встречали странные полуживые образования, которых назвали теневыми фантомами. Эти образования проявляются в местах, где отсутствует свет, в тенях, подземельях, особенно четко проявляются ночью. Они не уничтожимы, смертельны они или нет, неизвестно, встретившие их сталкеры не захотели проверить и коснуться их.»

Сталкер шел мимо завода Юпитер, уже темнело, как вдруг он различил неясный силуэт рядом с ним, тот коснулся его, и по телу сталкера прошел своеобразный разряд. Сталкер обмяк и упал на землю. Больше его не видели.



sitemap
sitemap