Псы беззакония



Автор рассказа — Заикина Алина

ученица 9А класса МБОУ СОШ №3 имени Героя России Сергея Ромашина

ПСЫ БЕЗЗАКОНИЯ

город Южно-Сахалинск

2013 год

ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСЛЕДНЕЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

От 31 декабря 2020 года

О внесении изменений в Законодательстве Российской Федерации, с целью упразднить законы за ненадобностью.

Правительство Российской Федерации

постановляет:

1. Признать недействительнойКонституцию РФ и пр. законодательные акты.

2.Отказать в финансировании всем государственным, областным, городским судам, полицейским участкам и пр.

Псы беззакония.

Олег Александрович был недоволен, если не сказать взбешен. Дешевые ботинки очень легко и быстро пропускали влагу, даже если шли по сравнительно сухому асфальту. Впрочем, найти хоть один сухой сантиметр было невероятной удачей, ведь российский март, как известно, является четвертым месяцем зимы. На тротуарах горделиво возвышались Монбланыснега, вокруг и в обход виднелись узкие тропинки, протоптанные собаками и людьми. После недавней метели тротуары сравнялись с дорогами, и машины спорили со своими создателями за законное право свободно передвигаться в весеннем городе.

Серое небо плевало моросью на прохожих и пухлые плечи Олега Александровича совсем промокли. Он недовольно поежился, буркнув под нос что-то нецензурное. Но вскоре бурчание переросло в возмущенные вопли, так как неприметная серая машина хамски обрызгала несчастного гражданина грязной слякотью.

— Мерзавцы! Беззаконники! Да Псов на вас нет! – яростно выплюнул Олег Александрович вслед равнодушной машине, скрывшейся в грязной дали.

— Дать вам салфеток почиститься? – предложила школьница в толстом пуховике, наблюдавшая до этого сию неприятную ситуацию. – У вас все брюки грязные.

— Давай уже, что стоишь?! – раздраженно рявкнул мужчина и, наклонившись, принялся яростно оттирать салфеткой мокрые пятна. И чем больше размазывалась грязь по брючине, тем сильнее наливалась кровью его физиономия. Наконец ему надоело, и салфетка была брошена в мокрую лужу, где она немедленно пропиталась водой и опустилась на дно. Олег Александрович выпрямился и, смерив школьницу недовольным взглядом, двинулся прочь, не произнеся ни слова благодарности за небольшую помощь. Та вздохнула и вытащила двумя пальцами салфетку из лужи, чтобы донести ее до урны. Неожиданно мужчина, отойдя уже немного, обернулся на девочку и грубо сказал (хотя, при желании, в этих словах можно было услышать небольшую крупицу благодарности):

— Нечего тебе шлятьсяпо улицам, малявка. В наше время, когда законов нет… Схватит тебя какой-нибудь идиот, поимеет и грохнет в переулке.

— Не схватит, дядя, — фыркнула школьница, выкидывая несчастную салфетку в урну. – Ведь сейчас повсюду Псы. Можно ничего не бояться.

— И ты всерьез думаешь, что здесь где-то ходят Псы?! Вот глупая девчонка.

— То, что они не погнались за машиной, которая вас обрызгала, не значит, что их здесь нет, – хмыкнула школьница, вытаскивая из мешка со сменкой травматический пистолет.

— А это тебе еще зачем?.. – испугался Олег Александрович, отступая на всякий случай назад.

— Да я тоже хочу стать одной из Псов, — ответила девочка, удаляясь. — А они умеют постоять за себя и других.

«Вот какая молодежь пошла – опасливо подумал мужчина. – Чем дальше, тем сумасброднее…»

***

— Нет, ну ты представляешь! Вытащила травмат и говорит мне: «Я хочу стать Псом!», — последнюю фразу Олег Александрович тоненько пропищал, подражая голосу школьницы. Его молоденькая секретарша Соня тяжело вздохнула и снова уткнулась в бумаги, но шеф очень хотел поделиться своим негодованием. Выглядел он неважно: брюки в грязных брызгах, свитер мокрый, маленький, толстый… В общем, не Софьин идеал мужской красоты.

— Вы бы хоть ноги об половик обтерли… — заметила она на полу грязные следы — Вдруг клиенты придут.

— Да какие тут клиенты! Кому нужны в наше время адвокаты?! Все вопросы решаются силой и деньгами! Профессионалы вроде меня остались за бортом!

— Хм, да, — привычно согласилась девушка. — Вы как всегда правы. Хотите конфет?

— Откуда они? – недоверчиво осведомился Олег Александрович, так, словно считал, что его хотят отравить.

— Мне муж сегодня на работу принес.

— Муж, муж… — проворчал шеф, запуская руку в вазу с дорогими конфетами. — Предупреждаю сразу, что в декрет не отпущу! И когда ж ты замуж вышла?

— Месяц назад.Олег Александрович, а у вас диабета не будет?

— Это для детей! – возмутился он, высыпая себе в карман три четверти вазы. Соня понимающе улыбнулась, припоминая, однако, что детей у шефа никогда не было.

***

Этот серый будний день абсолютно ничем не отличался от предыдущего серого буднего дня. За дверью со старой табличкой «Адвокатская контора «Говенюк и сын»» лишь периодически раздавалось стучание девичьих пальцев по клавиатуре и возмущенное бормотание Олега Александровича. Соня к такой обстановке привыкла и почти не скучала. Лишь изредка, отвечая на звонки, она тайком посматривала на часы. До обеда шеф успел раз десять рассказать ей про обрызгавшую его машину и про «глупую школьницу, которой нельзя доверить даже поварешку» и т.д. Соня уже хотела вежливо, но настойчиво попросить шефа дать ей поработать, но как раз наступило время обеда. «Слава Богу, уже почти два.Олег Александрович обычно обедает в столовой и не пойдет со мной» — облегченно подумала секретарша, вставая из-за стола. Но ее мечтам не суждено было сбыться.

— Софья! Подождите меня! – раздалось за спиной Сони. Она обреченно обернулась и дождалась, пока Олег Александрович, тяжело дыша, добежал до нее. Под мышками у шефа расплылись мокрые круги, а пуговица, не выдержав напора хозяйского живота, расстегнулась. Все эти Сонины наблюдения повлекли за собой грешную мысль, о том, поймут ли все правильно знакомые, если увидят ее в кафе с шефом. Но, отогнав мысли, недостойные милой девушки, приветливой со всеми, Соня улыбнулась и спросила:

— Вы же обычно обедаете в столовой? Решили сегодня не экономить?

Шеф наконец догнал секретаршу и засеменил рядом короткими ногами.

— Я решил, что нам стоит пообедать вместе. Кстати, не одолжишь мне до следующего месяца пару тысяч?

— Что ж, почему бы и нет?.. – вздохнула девушка, расстегивая кошелек. Получив две синие бумажки, Олег Александрович довольно заулыбался и засунул их в карман, намереваясь отдать, когда придется, в лучшем случае через год. День из отвратительного чудесным образом стал прекрасным. Говенюк довольно вышагивал по улице рядом со своей секретаршей подумывал о том, что вот так ходить вместе надо почаще. «А ведь эта Соня ничего такая… хорошенькая – подумал Олег Александрович. – Не совсем в моем вкусе, но приударить можно. Тем более, если она замужем, нет риска, что она будет обременять меня».

— Сонечка, тебе не кажется, что нам надо почаще вместе куда-нибудь выбираться? Все-таки работаем вместе.

— О, вы так считаете? – поинтересовалась девушка, не желая обидеть шефа, но и не принимая, однако, его слова всерьез. Возможно, она и вправду совсем не красавица, но замуж-то вышла и удачно! Более того, муж часто говорил, что ему нравятся сонины льняные волосы и серые глаза с пышными ресницами. «Жаль, что моих глаз не видно из-за очков…» — рассеянно подумала Соня, подходя с шефом к кафе.

— О, Соня! – обрадовалась румяная официантка, подлетая к посетителям. – А кто это с тобой? Шеф?

— Привет, Лизок, — улыбнулась девушка, присаживаясь напротив Олега Александровича. Тот критично озирался кругом. – Мне как обычно, а шефу, наверно, нужно меню.

Смерив Говенюка оценивающим взглядом, официантка протянула ему меню и шепнула подруге:

— Как может адвокат быть таким толстым? Ведь с тех пор, как отменили законы…

— Ты лучше скажи, кто сегодня будет готовить рассольник? Одного салата мне явно будет мало, — перебила Лизу секретарша. Та недовольно надулась, но сообщила, что на месте повара все тот же добротный старичок, который пять лет назад остался без квартиры и средств к существованию благодаря строптивой невестке и городскому суду. Официантки шептались, что Псы помогли шеф-повару вернуть квартиру и открыть кафе. Сам старичок на все вопросы улыбался в белые усы и таинственно сверкал веселыми глазками.

— Вот что, девушка, мне несите вот это мясо и кружку пива, — громко напомнил о себе Говенюк. Девушка торопливо записала заказ и удалилась, жалея, что не успела досплетничать с подругой. Олег Александрович вольготно развалился за столом. Соня оглядела давно знакомый интерьер кафе: пять аккуратных столиков, маленькие вазочки с ромашками, барная стойка с растрескавшейся столешницей и старенький радиоприемник, притулившийся на ней. Кто-то подошел и, поправив антенну и потыкав кнопки, добился более менее нормального звучания. В углу сидели молодая мама с ребенком: малыш ел мороженое, неуклюже отламывая ложечкой белые кусочки. Возле окошка чинно восседала пожилая чета: старушка в шляпке и дедушка в очках со старомодной оправой. Соня улыбнулась при виде того, как они абсолютно одинаково отхлебывали чай из чашек, оттопырив мизинцы, и тоже улыбались друг другу. «Кажется, женаты и уже давно» — подумала девушка с умилением. Возле барной стойки угрюмо сидел бородач и заказывал рюмку за рюмкой. «Видимо, не от хорошей жизни пьет – подумала Софья. – Интересно, что у него случилось?»

Заказы Лиза принесла под «Старый клен». Олег Александрович сразу набросился на мясо, а Соня встала, чтобы немного поболтать с официанткой.

— Слушай, слушай, Сонь… А как твой муженек поживает? Скоро ты его к нам приведешь знакомиться?

— Хорошо поживает, — улыбнулась Соня. – Ты его, наверно, видела, мы в вашем кафе познакомились.

— Ой, как романтично! – взвизгнула Лиза, схватив Соню за руки.– То есть он – тот симпатичный брюнет, который заходил к нам недавно?

— Может быть… Он разговаривал с шеф-поваром?

— Да. Ты что-то знаешь? Может, твой муж – Пес?

Соня непринужденно улыбнулась:

— Нет, но он раньше был полицейским.

— Слушай, Соня, а чем Псы отличаются от полиции?

Более внимательный человек, чем официантка, заметил бы, что Соня слегка поморщилась, словно ей поднесли к носу что-то несвежее. Но, справившись с собой, она ответила:

— Псы – это секретная добровольная организация. Она состоит из сотен, тысяч, нет, миллионов человек, которые соблюдают свой кодекс и следят за порядком.

— Ух… А что за кодекс такой?

Соня ненадолго задумалась.

— Главное правило: если видишь, что рядом с тобой творится беззаконие – накажи виновного и помоги пострадавшему. В случае если Пес видит, что одному ему не справиться, он подает тайный сигнал Псам, которые совершенно случайно оказались в том же месте по своим делам.

— И что тогда? – допытывалась официантка.

— И правосудие свершается. Помочь ближнему для Пса – дело чести, — терпеливо пояснила Соня. – В отличие от полиции и суда, для которых важны лишь деньги, Псами становятся только те, для которых правосудие и безопасность других людей важнее денег и собственной жизни.

Тут старичок окликнул Лизу, и она с недовольным видом упорхнула, жалея, что не успела дослушать про романтичную организацию. Соня устало опустилась на стул и заметила, что шеф сверлит ее взглядом.

— Вы чем-то недовольны, Олег Александрович?

— Да, Софья, недоволен. Ты могла бы побеседовать со мной, а не с этой твоей подруженцией.

Соня вежливо улыбнулась и наколола на вилку кружок огурца из салата.

— Но я должна была удовлетворить ее любопытство, более того, если повод похвальный…

— Бабам незачем говорить про Псов! Они – сборище фанатиков, которых не слышно, не видно! – фыркнул Говенюк, и по его подбородку (пардон, подбородкам) потекла струйка подливы.

— Их и должно быть не слышно и не видно… — задумчиво сказала Соня. – Псы – анонимная организация, в этом вся романтика. Почему они вам так не нравятся, Олег Александрович?

— Да потому, — буркнул тот, вытирая второй подбородок салфеткой, — что от этих собак никакой пользы! Меня вот утром машина обрызгала, а кто мне помог?

— Девочка с травматом, насколько я помню.

— Да! И где же были твои хваленые Псы?

Соня едва сдержала смех.

— Они должны были погнаться за машиной, что вас обрызгала, и покарать водителя?

Говенюк понял, что сказал глупость, но признавать этого не желал.

— Прибереги свое глупое мнение для другого случая, Софья! – зло буркнул он и уткнулся в тарелку. Девушка снисходительно вздохнула, но ничего не ответила.

— Всем ложиться, это ограбление!!! – проорал крепкий мужик с пистолетом и в лыжной шапке с прорезями для глаз, рта и носа. Говенюк охнул и полез под стол, Соня же так не торопилась. Она аккуратно присела на корточки, не сводя с грабителей блестящих глаз.

— Все П-псы живо вс-стают с поднятыми руками! Н-не то стреляю по всем! –дрожащим голосом пригрозил второй грабитель, оставшийся стоять в дверях. Где-то в углу заплакал испуганный ребенок, бросив ложечку в белых потеках, молодая мама испуганно кинулась его успокаивать.

— Заткни своего ублюдка! – выплюнул первый громила, направляющийся к кассе. Навстречу ему вышел старенький шеф-повар прямо в колпаке и фартуке, забыв выпустить из рук поварешку.

— Пожалуйста, молодые люди, возьмите все деньги, но не трогайте посетителей.

— Я и так все возьму, старик. А если Псы не объявятся, то мы всех здесь порешаем! — рыкнул грабитель. – Правда, Заика?

— П-повторяю, всем П-псам встать! А иначе расстреляю всех заложников!

— Софья! – шикнул под столом Говенюк. – Звони в пол… а, черт! Подвинься вправо, а то меня видно!

Соня, все так же молча сидевшая на корточках, не слушала его. Она не сводила глаз с грабителя, и, вдруг, начала медленно вставать.

— Софья! Ты с ума сошла?! Сядь, кому говорю! – шипел под столом Говенюк. Соня же, выпрямившись полностью, посмотрела грабителю в глаза и спокойно произнесла:

— Гав.

— Гав! – отозвался старичок в очках, подлетев к шокированному Заике и ударив ему в живот жилистым кулаком.

— Гав… – буркнул бородач, скрутивший громилу возле кассы, в то время, как старушка в шляпке держала грабителя под прицелом.

— Гав, дорогая Соня! – улыбнулась она. — Мы с супругом часто видим тебя здесь.

— Благодарю вас за помощь, — с удовольствием улыбнулась в ответ Соня. – Кто поведет грабителей в изолятор?

— Буду рад, если вы мне поможете, девушка, — напомнил о себе бородач. – А то я немного нетрезвый, с женой поссорился. Сядете за руль моего автобуса.

Соня кивнула и, подойдя к грабителю, достала из сумочки две пары наручников. Говенюк еще даже не вылез из-под стола, только потрясенно провожал глазами проходившие туда-сюда ноги секретарши.

— Софья! — пискнул он. – Ты.. Неужели ты… Пес?

— Тссс, Олег Александрович, вы ничего не видели и не слышали, — шикнула она него, уходя. – Псы – анонимная организация.

***

Соня, бородач и пожилая чета уже давно ушли, а Говенюк все еще потрясенно сидел, глядя в полупустую тарелку. За окном вечерело, радиоприемник тихонько скрипел в углу что-то из Высоцкого, все столики были пустыми. Разве что Лиза вытирала на столике в углу белую лужицу от мороженого.

— Ни за что бы не подумал… Соня… — бормотал адвокат, — Псы все это время были совсем рядом…



— Я смотрю, вы потрясены, уважаемый? – раздался над ухом старческий голос. Говенюк обернулся и узрел старичка шеф-повара, посмеивающегося в белые усы.

— Чего смешного, старик? – грубо спросил в ответ адвокат, вставая из-за стола.

— Не надо так бояться Псов, уважаемый. Они – наше спасение в этой беззаконной стране.

— Я адвокат, черт возьми! Из-за того что отменили законы у меня нет работы и денег! Законы – это моя работа!

— Не нужны такие законы, которые не соблюдаются, — улыбнулся старичок. – Представь, переходит дорогу девочка и ее сбивает пьяный сын богатого чиновника. Когда есть законы, он просто откупится от них или наймет адвоката… Но от Псов нельзя откупиться. Они вездесущи и безлики, они есть везде. Если ваша жена оказалась бы Псом, вы бы об этом никогда бы не узнали, ведь их правило: будь незаметным. Если карманник хочет вытащить у пассажира метро кошелек, он не может быть уверенным, что какая-нибудь старушка или девочка-Псы не следят за ним и не задержат его. А что ваши суды?

— А что наши суды?! – возмутился Говенюк. Старичок коротко хохотнул:

— Если б я беспрекословно слушался ваш городской суд, то давно бы умер бомжом на улице. Не суд, а Псы восстановили справедливость. Если государству нет дела до нас, мы сами о себе позаботимся. Куда вы, уважаемый?..

Красный от стыда Говенюк выбежал из кафе и понесся прочь, мечтая оказаться как можно дальше от кафе. Падал последний мартовский снег.








sitemap
sitemap