Психология следователя



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Институт права

Кафедра криминалистики

КУРСОВАЯ РАБОТА

«ПСИХОЛОГИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ»

Выполнила: студентка 4 курса

Института права

Очной формы обучения

Группа 4 Г

Абрарова Лилия Альбертовна

Научный руководитель:

Ассистент кафедры криминалистики

Сергеев Артём Леонидович

УФА — 2013

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1 Психологическая характеристика деятельности следователя

Профессиограмма следователя

Профессионально — психологические особенности личности следователя

Глава 2 Психологические особенности личности следователя

2.1. Морально – волевые и интеллектуальные качества следователя

2.2. Воображение и мышление следователя

Глава 3 Психология следственных действий

3.1. Психология допроса

3.2. Психология обыска

3.3. Психология осмотра места происшествия.

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Данная работа посвящена теме психологии личности следователя. Работа следователя актуальна с момента появления правоохранительных органов и полиции. Российский следователь – фигура с историко – правовой, теоритической точки зрения спорная, неоднозначная, а с практической – почти, что трагическая в своей несоразмерности между важностью и сложностью государственной службы, которую несет названное должностное лицо, и его приниженным общественным положением.

Для того чтобы подробно изучить работу следователя необходимо окунуться в историю возникновения полиции в России,а именно в период правления Петра I.

Полиция царской России была одним из важнейших органов в механизме государства. На нее возлагались функции охраны общественного порядка и борьбы с посягательствами на существующий политический строй как со стороны трудящихся, так и со стороны противников самого господствующего класса. В соответствии с этим в царской России действовали специальные учреждения общей полиции и политической полиции (политического сыска).

Возникновение в России специальных органов полиции и политического сыска связано с установлением абсолютизма. Обострение классовых противоречий, рост народных выступлений заставили самодержавие укреплять карательный аппарат в целом, создавать регулярную полицию.

До начала XVIII века функции полиции выполняли органы местной администрации и сами помещики. Специального полицейского аппарата до 1718 года не было. В 1718 году Петр I учредил должность генерал-полицмейстера, образовал полицмейстерскую канцелярию и утвердил специальную инструкцию, определившую права и обязанности этого учреждения. Петербургская полицейская канцелярия стала центральным органом полицейских учреждений в Москве и других городах. В целях оказания помощи штатному полицейскому аппарату широко использовалось население, исполнявшее полицейскую повинность. В каждой слободе, на каждой улице из местных жителей назначались сотские (старосты), десятские, пятидесятские, ночной караул. Регулярная полиция действовала лишь в городах, в сельской местности помещики по-прежнему имели права вотчинной полиции, выступая как агенты правительственной власти.

Полиция стремилась взять под контроль все стороны жизни общества, что вполне соответствовало политическому режиму абсолютной монархии, который может бить определен как полицейский. На полицию возлагались карательные функции: борьба с различными формами сопротивления народных масс, с уголовной преступностью, следствие и суд (по всем делам, исключая политические в финансовые), исполнение приговоров. Полиция регистрировала приезжающих и отъезжающих (Главная -Петербургская — полицейская канцелярия должна была контролировать въезд и выезд иностранцев), ведала паспортным режимом, объявляла царские указы и следила за их исполнением, контролировала выполнение населением различных повинностей и т.д. Полиция также отвечала за санитарное состояние и благоустройство городов, вела борьбу с пожарами и бродяжничеством. Подробнейшая регламентация всех сторон жизни общества, характерная для абсолютизма, обусловила и чрезвычайно широкую компетенции полицейских органов, осуществлявших административное принуждение.В начале XVIII века организацией политического сыска (в 1658 году был учрежден Приказ тайных дел, который наряду со многими другими выполнял функции органа политического сыска) занимался Преображенский приказ.В последней четверти XVIII века органы полиции претерпели существенные изменения. После подавления крестьянского восстания под руководством Емельяна Пугачева при Екатерине II была проведена губернская реформа 1775 года, в результате которой был значительно усилен местный, аппарат управления. В ходе реформы был создан специальный полицейский орган в уездах — Нижний земский суд, полностью находившийся под контролем уездного дворянства — капитан-исправника и земских заседателей. Как указывалось в «Учреждении для управления губерниями Всероссийской Империи» Нижний земский суд осуществлял надзор за «благочинием, добронравием и порядком», за исполнением законов; выполнял распоряжения административных властей; боролся с уголовной преступностью, народными выступлениями, бродяжничеством; следил за торговлей, за состоянием дорог, выполнял многие другие функции. В случае необходимости капитан-исправник мог обращаться за помощью в губернское правление. Важной реформой последней четверти XVIII века было и создание новых полицейских органов в городах.

На сегодняшний день, на следователей возложена особая задача поиска правонарушителей и преступников. Очевидно, что перед следователем стоит сугубо практическая задача — расследование конкретного уголовного дела. Параллельно существуют еще и негативные условия в профессиональной деятельности следователя, они характеризуются высокой психической напряженностью, возможной экстремальностью. Прежде, чем говорить о психологических особенностях профессии следователя необходимо дать правовое определение понятию профессии следователь, содержащее в ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, следователь – должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные настоящим кодексом (УПК РФ).

Профессия следователя требует от человека настойчивости или внимательности, осторожности или подвижности, усидчивости или терпения. Характер и процесс работы не позволяет уклониться от выполнения этих требований, или в последствии будет невозможен успех и не гарантирован определенный уровень производительности труда.

В данной работе, с помощью закономерностей психической деятельности в следственной работе, раскрывается психологическое своеобразие этой деятельности, охарактеризуется психологическая сторона профессиональных качеств, необходимых следователю, указываются пути их формирования и совершенствования.

Глава 1.Психологическая характеристика деятельности следователя

Профессиограмма следователяПрофессиограмма следователя представляет собой сложную иерархическую структуру, в которой все стороны профессиональной деятельности, а также личностные качества и умения представлены во взаимной связи или зависимости.

Каждая из сторон профессиограммы отражает, во – первых, определенный цикл профессиональной деятельности, а во – вторых, в ней реализуются личностные качества, навыки, умения, а также знания, которые обеспечивают профессиональный успех на этом уровне деятельности.

В основе профессиограммы лежит поисковая сторона деятельности, которая реализует стремление к раскрытию преступления и заключается в собирании исходной информации для решения профессиональных задач.

Особое значение поисковая сторона деятельности следователя имеет на первом этапе расследования. Сущность ее заключается в вычленении из окружающей среды криминалистически значимой информации (следы преступника, потерпевшего, оружия или орудий преступления и т.д.), которая дает возможность с достоверностью реконструировать событие преступления с такой степенью точности, как этого требует закон.

Осматривая место происшествия, следователь ищет ответы на вопросы: что здесь произошло, какие следы оставило это событие? В правильном решении этих задач велика роль личностных факторов: во-первых, это задатки и способности следопыта, далее имеют значение (учение о следах, способах совершения преступлений), профессиональный опыт (навыки вычленения опорных точек и построения контура событий), жизненный опыт. Эффективность процесса сбора доказательств в значительной степени зависит от знания следователем информационных свойств различных материальных объектов, от его индивидуального информационного запаса.

Следующий уровень – это коммуникативная сторона деятельности, в процессе которой следователь должен получить необходимую для раскрытия преступления информацию от людей путём общения с ними. На допросе нередко решается судьба допрашиваемого и судьбы других людей. Идет борьба умов. Победить в этой борьбе следователю помогают специальные научные знания в области психологии и тактики допроса, мастерство, проявляющееся в профессиональных умениях и навыках ведения допроса.

Следователь должен уметь организовать своё психическое состояние. Хороший следователь обладает навыками управления своей волевой и эмоциональной сферой и – в рамках закона – эмоциями допрашиваемого.

Вся информация, полученная в результате поисковой и коммуникативной деятельности следователя или дознавателя, в процессе удостоверительной деятельности преобразуются в специальные, предусмотренные законом формы: протоколы, постановления и т.д. Для этого следователь должен хорошо владеть письменной речью, иметь навыки быстрого перевода устной речи в письменную.

На следующем уровне следователь выступает как организатор расследования. Принимая ответственные решения, он добивается их реализации и при этом выступает в качестве организатора деятельности многих людей. Практическая работа ставит его ежедневно в положение сдающего экзамен, требует особой собранности, точности и организованности.

На следующем уровне находится реконструированная сторона деятельности следователя. Говоря языком кибернетики, это блок переработки информации и принятия решения. Важное значение на этом уровне имеет общий и специальный интеллект следователя. Современный следователь должен очень многое знать: уголовное право, уголовный процесс, криминалистику и педагогику, бухгалтерский учёт и судебную баллистику. Это далеко не полный перечень научных дисциплин, на которые опирается специальный интеллект следователя при переработке исходной информации, выдвижении гипотез, версий и разработке планов расследований.

Завершает структуру профессиограммы социальная сторона, в которой следователь предстает как организатор борьбы с преступлениями в своём районе или на участке. Центр тяжести в борьбе с преступностью переносится им на выяснение причин и условий и принятий мер к их ликвидации.

Восприятие следователя всегда целенаправленно, планомерно, осмысленно. Это связанно с профессиональным опытом и особенностями мышления.

Наблюдение как определенный вид человеческой деятельности связано с преднамеренным восприятием предметов и явлений внешнего мира.

Особое место в процессе наблюдения занимает установка на определенную активность, которая зависит от конкретной потребности и объективной возможности удовлетворения.

Понятие установки тесно связано с проблемой единства и целости деятельности2.

Созданная следователем система определяется «выделением» им события преступления. Это более или менее образная динамическая картина событий, которая представляет собой форму существования версий.

Эффективность поисковой деятельности в значительной степени зависит от ряда личностных качеств и навыков следователя, обеспечивающих выделению именно тех объектов, которые являются носителями криминалистически значимой информации: выделение картины прошлого (преступного события) по следам, оставленным в настоящем. При этом нередко в связи со сложностью воссоздаваемого события, его многоэпизодностю следователю необходимо уметь выделить не одну, а несколько групп объектов, несущих информацию по каждому предполагаемому эпизоду. Восприятие «основного узла» активизирует поисковую доминанту следователя, которая, в свою очередь, способствует концентрации всех психических процессов на раскрытии преступления, реконструкций прошедшего события по его следам. Следующий этап – «вычленение» из окружающей среды «опорных точек» (следов насилия на трупе, следов проникновения преступника в помещение, следов потерпевшего, оружия или его следов, орудия преступления или их следов и т.д.). Выделенные опорные точки (сигналы) включаются в «построение контура» предполагаемого события (преступления). Следующий этап – «вычленение» из окружающей среды «опорных точек» (следов насилия на трупе, следов проникновения преступника в помещение, следов потерпевшего, оружия или его следов, орудия преступления или их следов и т.д.). Выделенные опорные точки (сигналы) включаются в «построение контура» предполагаемого события (преступления).

Всё это требует высокого уровня развития наблюдательности, которая, как отмечает К. К. Платонов, является свойством личности и предполагает способность замечать в воспринимаемом малозаметные, но существенные для определенной цели детали в качестве «фигур» на малозначимом фоне3. Если представить как дерево графов Высокий уровень наблюдательности следователя:

Установкой на восприятие информации, имеющей значение для раскрытия преступления и расследования уголовного дела; эта установка помогает преодолеть брезгливость (например, при осмотре разлагающегося трупа), усталость и апатию (при длительном безрезультатном обыске и т.д.);

специфическим концентрированием внимания именно на тех объектах и их свойствах, которые могут дать необходимую информацию;обнаружение следов сопротивления на трупе потерпевшего, следов подделки при осмотре документов, констатации улик поведения при наблюдении за допрашиваемым и т.д.;

длительным сохранением устойчивого внимания, обеспечивающего готовность всех систем следователя к восприятию в нужный момент необходимой исходной информации (особенно при длительных обысках, осмотрах мест происшествия и длительных допросах). При анализе различных уровней следственной деятельности, образующих ее структуру, выделяется коммуникативная сторона. Исследование ее структуры, познание психологических закономерностей общения в особых условиях уголовно – процессуального регулирования дает возможность разработать рекомендации, направленные на повышения эффективности труда следователя на этом уровне.

Психология труда, классифицируя тысячи человеческих специальностей, в первую очередь исходит из объектов взаимодействия в процессе труда. В мире техники огромное количество специальностей попадает под категорию взаимодействия «человек — машина». Психологические закономерности в деятельности человека — специалиста в этой области – изучаются в основном в сфере инженерной психологии.

3Платонов К.К. Краткий словарь психологических понятий. – М., 1981. –С. 74

Есть большая группа профессий «человек — человек». Это профессии педагога и врача, актёра и судьи, продавца и администратора. Следователь относится к этой же категории. Коммуникативный аспект в деятельности этих людей является одним из доминирующих. Следователь, пожалуй, в первую очередь должен иметь незаурядные способности собеседника, который ведет беседу в особо трудных условиях4. Если представить как дерево графов всевозможные версии в каком – то конкретном преступлении и считать вершину наиболее общей версией, а основания наиболее конкретными, то динамика версий представляется как движение по этому дереву сверху вниз, хотя может потребоваться и восходящее движение.

При работе следователя проверка криминалистической версии психологически трудна. Важную роль в этой проверке играет «механизм самоподтверждения», благодаря которому субъект правильной лишь информацию, подтверждающую версию, выдвинутую им, в то время как противоречащие этой гипотезе сведения принимаются за ложные. Эту же особенность отмечают многие психологи 5.

Это происходит из-за повышенной оценки той или иной удачной (объективно удачной или выступающей таковой для субъекта) находки, вследствие чего обесцениваются, представляются ненужными другие варианты. Это, с одной стороны, действительно позволяет избавиться от необходимости перебирать всевозможные варианты, но с другой – этот же механизм является причиной одновременного игнорирования других возможностей, поскольку отбрасывается масса обесцененных вариантов.

Наряду с «механизмом самоподтверждения» на выбор и оценку версий по делу оказывает влияние психологическая инерция, в силу которой следователь отдает предпочтение одной версии. «Психологическая инерция – предрасположение к какому – то конкретному методу или образу мышления при решении задачи»6.

Необходимо остановиться еще на таких качествах, как критичность и непредвзятость (объективность) мышления, без которых следователь не может найти объективную истину.

Одно из профилирующих свойств личности следователя, определяющее высокий уровень профессионализма следователя, — комплексное чувство перспективы уголовного дела. В его основе лежат главным образом способности к реконструктивной деятельности.

Талантливого следователя характеризуют:

экономное (симультанное) вычленение криминалистически значимой информации на месте происшествия и в других условиях;

быстрый перевод (перекодирование) этой информации в знаковую систему криминалистических понятий;

переработка полученной информации в закодированном виде, создание гипотез;

4Дункер К. Психология продуктивного (творческого) мышления//Психология мышления. – М.1965. – С. 86

5Розов А.И. Экспериментальное исследование эвристической деятельности//Вопросы психологии.–1968.- №6

6Диксон Дж. Проектирование систем: изобретательство, анализ и принятие решений// Наука и жизнь. – 1969. — №3.- С.68

высокий уровень самопроверки: детекция ошибок, заключавшаяся в периодическом сопоставлении выдвинутой версии с реальными обстоятельствами (для этого необходим механизм перекодирования, раскодирования и быстрого перехода от одной кодовой системы к другой, а также на уровне: «предмет – образ предмета – знак — предмет»).

Есть профессии, выбрав которые человек одновременно приобретает постоянное напряжение, постоянную заботу. К таким относится и профессия следователя. Он не может вернуться домой и отключиться от своих дел до следующего рабочего дня. Ему противопоказана роль пассивного наблюдателя.

Личность следователя отличается сложностью и многогранностью. Она складывается и формируется в основном в результате взаимодействия многих факторов, но главным и определяющим является личность человека, который избрал профессию следователя в качестве одной из главных своих жизненных целей. Огромное значение в формировании личности следователя имеет учебная подготовка и профессиональная деятельность, которая предъявляет сложный комплекс требований к его личностным качествам и профессиональным навыкам, развивая и закрепляя их в структуре личности.

Личность следователя формируется под воздействием ряда социальных систем: сначала семья и школа, затем система профориентации, профконсультации, система различных добровольных организаций, оказывающих помощь правоохранительным органам (народные дружины, общественные помощника следователя и т.д.), система профотбора, обучения и воспитания в юридическом вузе и, наконец, система стажировки молодого специалиста в следственном органе. Всех следователей, подвергшихся научному обследованию, можно с точки зрения их соответствия высоким требованиям профессии, разделить на четыре основных типа. Первый тип, который можно характеризовать как «адекватный», отличается высоким уровнем профессиональной надежности, которая в первую очередь обеспечивается его творческим потенциалом, нестандартностью принимаемых решений, высоким уровнем самодисциплины и самоконтроля. Второй тип, который можно охарактеризовать как «хороший», отличается от предыдущего тем, что творческий подход в работе используется им лишь эпизодически, а по многим делам он при решении профессиональных задач склонен применять готовые схемы, клише и поэтому в ряде случаев не способен разрешить сложную ситуацию и раскрыть преступление.

Третий и четвертый типы, которые могут быть условно названы «удовлетворительным» и «плохим», выполняют следственную работу в рамках полученных от руководства и прокурора указаний, их интересы находятся, как правило, вне сферы основных задач правоохранительной деятельности, а иногда и противоречат ее задачам (криминальная направленность).

Следователь в своей работе постоянно испытывает эмоциональные перегрузки. У него возникают такие чувства и эмоции, как гнев, отвращение, страх, жалость, которые он должен в силу выполнения своего служебного долга подавлять, а в иных случаев скрывать. Естественно, что для снятия нервного напряжения, возникающего под действием указанных эмоциях, необходима разрядка. Эта разрядка, механизм которой основан на положительных эмоциях, предохранит следователя от профессиональной деформации. В основе ее лежит чувство удовлетворения результатами своего труда. На эти моменты обращают внимание многие из опрошенных следователей. Так, один опытный следователь в анкете пишет: «… чувствую глубокое удовлетворение собой, когда под моим влиянием преступник, переоценивая свои поступки, всю прежнюю жизнь, вступает на путь исправления…».

Другой следователь по этому же вопросу пишет следующее: «… испытываю удовлетворение, когда кому – либо (например, потерпевшему) приношу реальную пользу».

Наконец, третий следователь говорит, что испытывает чувство глубокого удовлетворения, когда раскроет сложное преступление.

При исследовании социальных аспектов деятельности выявлены также социальные установки (стремление к справедливости, торжеству закона над беззаконием и т.д.), которые обеспечивают общую социальную направленность личности следователя

Следователь почти по каждому делу выступает в роли социолога и криминолога, выясняющего причины и условия совершения данного преступления, а также в качестве педагога и психолога, оказывающего воспитательное воздействие на лицо, совершившее это преступление.

Профессионально — психологические особенности личности следователяПсихологическое изучение профессий является необходимым условием научной организации труда. Попытки такого изучения в нашей стране были предприняты уже в двадцатые годы прошлого столетия. Однако они в основном сводились к формальному и схематическому описанию необходимых психических свойств в «профессиограммах» и «психограммах». Для этих работ был характерен подчеркнутый функционализм, изолированное рассмотрение отдельных компонентов профессиональной деятельности, игнорирование возможности компенсаций так называемой профессиональной непригодности, поверхностное знакомство психологов с изучаемой профессией.

Не зная специфики судебно-следственной деятельности, многие авторы работ по этой проблеме по существу механически подбирали наиболее подходящие, по их мнению, психические свойства, разделяя их на необходимые, желательные и противопоказанные. При таком подходе трудно было пойти далее самых общих и банальные указаний.

Даже в наиболее серьезных трудах, например, в книге, посвященной изучению профессий интеллигентного труда (врача, администратора и следователя) также не дается развернутой характеристики этих профессий7. Ее авторы пытаются сразу же определить характер и удельный вес психических свойств, которыми должны обладать соответствующие специалисты.

Для этого предлагается особая шкала, содержащая перечень различных качеств (память, внимание, мышление, черты характера, направленность интересов и пр.) с указанием оценок по пятибалльной системе, якобы определяющих значимость этих свойств для той или иной работы.Еще сомнительней специальные указания по поводу профессии следователя. В психограмме судебного следователя ставится знак равенства между следственной работой и исследовательской деятельностью психолога. «Перед психологом и, в частности, перед судебным следователем стоит труднейшая задача — экспериментировать над людьми и относиться к людям как к материалу для эксперимента; кто не в состоянии выполнить эту задачу, тот не пригоден к психологической и судебно-следственной работе, — писал К.И. Сотонин. По его мнению, следователю для этого необходимо иметь наряду с нормальным зрением и слухом такие весьма неопределенные свойства, как «зрительное внимание», «остроумие» (что означает быстрое течение мысли) и тому подобное. Одним из самых важных качеств считается проявление симпатии к подследственному, желание облегчить его участь. А есть ли фактически у следователя это чувство — не так важно8. В каждом уголовном деле существуют, так сказать, две загадки. Первая — та, которая раскрывается в результате расследования, — это само преступление, расследуемое событие. Оно становится ясным для всех, когда удается установить его существенные обстоятельства. В материалах дела отражаются результаты отдельных следственных действий и всей деятельности следователя. Однако путь, которым шел следователь, раскрывается в этих материалах лишь в очень малой степени. Так, в протоколе осмотра, как правило, фиксируются результаты осмотра и весьма ограниченно сам его ход. В протоколе допроса чаще всего запечатляются лишь объяснения свидетеля, а не весь процесс взаимодействия допрашивающего и допрашиваемого. Внутренняя же сторона этого процесса в значительной мере остается за рамками уголовного дела.

То, как протекала сама работа следователя, является второй загадкой уголовного дела, которая в его материалах никогда не раскрывается вполне. Не удивительно, что многие моменты работы следователя выглядят для других как совершенно случайные или даже вовсе необъяснимые. Читающий дело не может правильно оценить такой, например, факт, как неожиданный допрос весьма осведомленного, но ранее неизвестного свидетеля, которому предшествовала большая, порой очень тонкая и кропотливая работа следователя. Даже сами следователи отдельные моменты работы зачастую оценивают как совершенно случайные и самопроизвольные.

7Интеллегентный труд. Сб. статей под ред. И. М. Будрянского, М., 1925

8К.И. Сотонин. «Психограмма судебного следователя». Сб. «Интеллигентный труд». М., 1925, стр. 60-65.

Принято различать кажущиеся и действительные случайности. Анализ деятельности следователя с позиций детерминизма существенно затрудняется тем, что в области психических явлений мы никогда не встречаемся с простым сцеплением причины и следствия, а имеем дело со сложным переплетением причинно-следственных связей. И то, что в одной системе связей выглядит как случайное, в другой представляется естественным, необходимым.

Различный характер поведения человека диктуется различными решениями. Эти решения и продиктованные ими поступки причинно обусловлены.

В объективной действительности заложены различные возможности для принятия различных решений, выбора того или иного образа действий.

Всякая деятельность предполагает наличие определенных знаний об объективной обстановке и тех условиях, в которых она должна протекать. Эти знания могут быть неполными, неточными или ошибочными, что также предопределяет многообразие решений и соответствующих им поступков.

Объективные условия детерминируют поведение человека, отражаясь в его сознании, преломляются в его психике через систему чувств, взглядов, отношений, через психические свойства и состояния. Определяясь условиями жизни, эти субъективные факторы сами оказывают сильнейшее влияние на поведение. В результате исчезает непосредственная зависимость отдельных поступков от тех или иных обстоятельств. Под влиянием внутренних условий личность проявляет избирательность по отношению к внешним воздействиям.

Таким образом, в любом акте поведения, в каждом действии следователя скрещивается такое обилие различных влияний, которое затрудняет осознание всех обстоятельств, приводящих к тому или иному результату. Не имея возможности разобраться в этой «толпе случайностей», люди бывают склонны списывать непонятное на счет слепого случая.

Особенно самопроизвольным выглядит решение мыслительных задач. Именно это порождает бесчисленное количество предрассудков в области психологии творчества, побуждает трактовать рождение идеи как дар свыше, как результат необъяснимого вдохновения.

Но даже в случайной обстановке возникновения идеи, будь то замысел изобретения или версия об обстоятельствах расследуемого события, проявляются свои закономерности.

О чисто случайных удачах в работе следователя можно говорить лишь когда определенный факт имел место совершенно независимо от усилий следователя или даже вопреки им. Обычно же мы имеем дело только с непредвиденными результатами своих поступков либо с действием неосознанных причин.

Подлинная наука враждебна всяким попыткам прятать наше незнание за кажущимися случайностями равно как и преклонению перед действительными случайностями, которые являются формой проявления необходимости и дополнением к ней. Нельзя не отметить еще одной тенденции в освещении следственной работы по существу противоположной той, которая рассмотрена выше. Мы уже говорили, что в деятельности следователя различаются, во-первых, ход исследования и, во-вторых, его итог. Очищенная от всего привходящего (ошибок, заблуждений, зигзагов), следственная работа нередко рисуется в таком виде, который соответствует изложению установленных обстоятельств дела.

Нередко в рассказах следователей о своей работе расследование представляется логически развертывающимся процессом, последовательным движением от одного факта к другому, от посылок к выводам (подобно тому, как в обвинительном заключении последовательно описываются собранные доказательства и установленное преступление). В таком повествовании расследование схематизируется, упрощается, утрачивает динамику поисков.Собирание доказательств уподобляется сбору урожая в саду. Это вызывает естественную неудовлетворенность в следственной аудитории, среди читателей, знающих, насколько далека от жизни такая характеристика их труда.

Психологии научного творчества известно, что реальный процесс открытия нередко представляется исследователю в том виде, который отвечает логическому изложению этого открытия после того, как оно уже сделано9. При этом забываются многие трудности пройденного пути и сложность стоявшей перед исследователем задачи. Решенная задача всегда кажется проще10.

Видимо, здесь можно обнаружить истоки некоторых ошибочных взглядов на следственную работу. «В процессе вдумчивого и критического отношения к наблюдаемым и проверяемым фактам не так уже трудно бывает вскрыть материальную истину в каждом деле», — писал В. Громов. Другой автор — О.В. Никренц эту мысль выразил еще более примитивно: «Познание объективной истины в суде является не таким уже сложным делом, и причина события преступления, а также все его обстоятельства, могут быть раскрыты в течение самое большее двух месяцев11.

Развернутая психологическая характеристика профессии следователя и широкое ознакомление с ней необходимы прежде всего для правильного выбора специальности, а также для целенаправленной подготовки будущих специалистов с процессе обучения, для рационального подбора кадров и повышения их квалификации в процессе работы.

Правильное решение проблемы профессионального призвания позволяет человеку выбрать жизненный путь, наиболее соответствующий его интересам и возможностям. Для общества это означает наилучшее применение сил и способностей каждого в общественно полезном труде. Ошибка же в выборе профессии наносит серьезный ущерб и обществу, и отдельным его членам.

Целесообразность психологических методов профессионального отбора неоспорима. И если в ряде областей сделаны существенные шаги в этом направлении (можно, например, сослаться на практику отбора будущих специалистов в области математики, физики, химии, биологии), то выбор

9 Б. М. Кедров. К вопросу о психологии научного творчества «Вопросы психологии», 1957,№6

10 В. Громов. Следственная практика в примерах. Юриздат, 1948, стр.33

11 О.В. Никренц. Судебная версия как разновидность гипотезы. Кандидатская диссертация, М., 1954, стр. 205.

юридических специальностей по-прежнему остается в значительной части результатом случайного стечения обстоятельств, поверхностного знакомства с характером будущей работы.

На должности следователя нередко оказываются люди, не считающие эту работу своим призванием. Зачастую те, кого привлекает деятельность следователя, имеют о ней смутное представление, сложившееся под влиянием детективной литературы, а не в результате ясного понимания особенностей этого нелегкого труда. Приступив же к работе и столкнувшись с ее будничными сторонами, некоторые из них утрачивают прежние иллюзии, испытывают разочарование либо, что еще хуже, остаются ремесленниками, не способными увлечься даже самыми захватывающими сторонами своей профессии. В конце концов, не удовлетворяя предъявляемым требованиям, они обычно оставляют следственную работу. Естественный профессиональный отбор, происходящий в процессе самой деятельности, является одной из причин текучести следственных кадров.

Цель следственной деятельности – правовая охрана основных социальных ценностей общества, установление истины при расследовании правонарушений, предание виновных суду.

Профессионально – психологические особенности личности следователя обусловлены социально – политическими, нравственными и психологическими особенностями следственной деятельности.

Деятельность следователя характеризуется:

Процессуальной регламентированностью средств и сроков следствия, высокой формализованностью социально – ролевой функции следователя;

Познавательно – поисковой направленностью;

Оперативностью (практические результаты одного действия предопределяют выбор другого действия);

Направленностью на преодоление возможного противодействия заинтересованных лиц;

Наличием властных полномочий, широкой социальной коммуникативностью, повышенной единоличной ответственностью за принимаемые решения.

Наличие властных полномочий является одним из самых существенных психологических факторов межличностного взаимодействия следователя с другими участниками уголовного процесса. Эти полномочия могут создать иллюзию обвинительной направленности деятельности следователя, а в некоторых случаях вызвать соответствующую профессиональную деформацию. Между тем функция следователя не обвинение и не защита, а поиск истины в процессе расследования посредством полного, объективного и всестороннего исследования обстоятельств дела.

Закон запрещает следователю применять психическое насилие, прямое и скрытое внушение по отношению к лицам, привлеченным к уголовному делу, домогаться показаний обвиняемого путём насилия, угроз и иных незаконных мер, задавать свидетелям, потерпевшим, опознающим лицам наводящие вопросы, оглашать на очной ставке данные показания ее участников.

При производстве следственных действий следователь руководствуется процессуальными предписаниями, многие из которых объективно связаны с определенными психическими закономерностями. В тех случаях, когда законом предусматривается очередность проведения следственных действий, в этой последовательности отражается логика и психология познавательного процесса.

Следователь постоянно сталкивается с разнообразным явлениями человеческой психики. Он ведет борьбу не с человеком, совершившим преступление, а с конкретными его пороками.

Справедливость, объективность, избежание обвинительного уклона, неукоснительная реализация закона – основные требования к следственной деятельности.

Повышенная психическая напряженность работы следователя, необходимость постоянной оперативной реактивности предъявляют особые требования к нейтрофизиологической организации психики следователя.

К важным нервно – психическим качествам профессии следователя можно отнести:

сензитивность – повышенную нервно — психическую чувствительность к внешним воздействиям; оптимальное соотношение реактивности (импульсивности) и активности; эмоциональную устойчивость; пластичность психических процессов;пониженный уровень тревожности – умеренную эмоциональную возбудимость в опасных ситуациях; резистентность – сопротивляемость внешним и внутренним условиям, препятствующим осуществлению начатой деятельности; толерантность – устойчивость к нервно – психическим перенапряжени ям.Для деятельности следователя существенны также общие особенности организации его сознания, такие, как объем, устойчивость, переключаемость и распределенность внимания, уравновешенность аналитической и политической сторон восприятия и мышления, высокий и энергетический уровень активности. По данным исследований, около 1/5 следователей не выдерживают ритма и нагрузки при работе в следственном аппарате.

«… Наш следственный аппарат платит за отсутствие психофизиологического отбора слишком дорогой ценой»12.Среди характерологических качеств следователя первостепенную значимость имеют интеллектуальные, волевые и коммуникативные качества. Как отмечает известный советский психолог Б.М. Теплов, многие психологи за единственный образец умственной деятельности принимают работу учёного теоретика. Между тем практическая деятельность требует не меньших интеллектуальных усилий, чем деятельность теоритическая.

12 Котов Д.П., Шиханцов Г.Г. Психология следователя. Воронеж, 1977. С. 89

Практическое мышление не сводится лишь к наглядно — действенному мышлению. Умственная деятельность теоретика сосредочена преимущественно на первой части пути познания, на временном отходе, отступлении от практики. Умственная деятельность практика (каковым является следователь) сосредочена главным образом на второй части этого пути – на переходе от абстрактного мышления к практике, то есть на том «попадании» в практику, ради которого и производится теоритический отход. «Теоретический ум отвечает перед практикой лишь за конечный результат своей работы, тогда как практический ум несет ответственность в самом процессе мыслительной деятельности»13.

Практическое мышление следователя подтверждено постоянному испытанию практикой. Этим обусловлены повышенная ответственность и напряженность, присущие работе следователя.Особенностью практического мышления следователя являются тонкая наблюдательность, способность сконцентрировать внимание на отдельные деталях события, умение использовать для решения частной задачи то особенное и единичное, что не входит полностью в теоритическое обобщение, умение быстро переходить от размышления к действию. Весьма существенно оптимальное соотношение ума и воли следователя – познавательных и энергических способностей. Ум и воля – стороны одного и того же явления. Это подметил еще Аристотель, указав, что волевого стремления самого по себе не может быть, люди «совершают действия не под действием стремления, а следуют предписаниям разума»14. По Аристотелю, воля – это и есть практический ум. Действенная направленность – одно из отличительных качеств интеллекта следователя. И если говорят, что тот или иной следователь имеет незаурядный ум, но лишен необходимых волевых качеств: решительности, мужественности и т.п., то можно утверждать, что он не обладает необходимыми для этой профессии качествами. Познавательно – поисковые, эвристические качества. Однако они должны сочетаться с рядом других профессионально – характерологических качеств. Среди них первостепенную значимость имеют система ценностной ориентации следователя, его социальная, нравственная позиция, высокоразвитое чувство гражданского долга, способность последовательно и целеустремленно реализовывать государственные интересы,не поддаваясь ситуативным воздействиям, преодолевая межличностным и внутрилич — ностные конфликты на основе положительной социальной мотива.

13 Теплов Б.М. Ум полководца//Избранные труды. Т.1. М., 1985.С.225.

14 Аристотель. О душе. М., 1937. С. 93

Глава 2. Психологические особенности личности следователя

2.2. Морально – волевые и интеллектуальные качества следователя

Моральные принципы, которыми руководствуется следователь, влияют не только на исполнение им служебных обязанностей и поведение в быту. Через личность следователя они становятся достоянием и всех тех, с кем он сталкивается и общается, оказывая на них воспитательное воздействие. А влияние личности воспитателя, по справедливому замечанию К.Д. Ушинского, составляет такую силу, которую нельзя заменить ни учебниками, ни моральными сентенциями, ни системой наказаний и поощрений15.

Общие принципы морали конкретизируются в специальных этических нормах, правилах поведения, специфичных для представителей различных профессий. Один и тот же факт получает различную нравственную оценку, в зависимости от того, к какой области жизни он относится. Каждая профессия налагает на своих представителей специальные нравственные обязанности, которые дополняют общие моральные принципы. В этом смысле можно говорить о спортивной, медицинской, театральной, судебной этике.

Значительный вклад в разработку нравственных основ уголовного судопроизводства и судебной этики как науки внес А.Ф. Кони, который в одной из своих работ на эту тему справедливо указывал на обязательность усвоения каждым юристом руководящих нравственных начал своей профессии. «С ними, как с прочным вооружением, как с верным компасом надо войти в жизнь»16.

В свое время резкое выступление А.Я. Вышинского против идеи создания судебной этики затормозило разработку этой важной проблемы. Не было создано ни одной работы, посвященной вопросам нравственного воспитания следственных и судебныхработников. Между тем разработка данной проблемы могла бы облегчить их вхождение в круг служебных и нравственных обязанностей, освоение и выполнение ими норм и правил уже выработанных в этой сфере общественной практики17.

Конкретная разработка судебной этики, специальных правил поведения, исполнение которых специфично для данной профессии, является задачей комплексных исследований философов, юристов, психологов и педагогов. В настоящей работе эти вопросы затрагиваются с психологической стороны, в связи с характеристикой профессиональных качеств следователя.

В характеристику личности следователя входит правосознание — одна из форм общественного сознания,которая играет решающую роль в практическом применении правовых норм.

15 К.Д. Ушинский. Сочинения. Изд. АПН РСФСР, 1948-1952, т. II, стр. 12-13.

16 А.Ф. Кони. Нравственные начала в уголовном процессе (общие черты судебной этики). «Избранные произведения», Госюриздат, 1956.

17 А.Я. Вышинский. Теория судебных доказательств в советском праве. Госюриздат, 1950, стр. 158-159.

  В сложных конфликтных ситуациях следователь обязан оставаться хозяином своих чувств и стремлений, сохранять верность нравственным принципам.

     Расследование преступлений неизбежно сталкивается с ложными заявлениями и доводами, ошибочными утверждениями и выводами, неправильными оценками и суждениями. Сложность состоит в том, что распознать, где правда, а где ложь, где истина, а где заблуждение. Поэтому жизненной необходимостью для следователя является приличность — постоянная готовность строго и объективно оценивать факты, события, действия и высказывания людей, не доверяясь внешнему впечатлению, привычное стремление увидеть и раскрыть в каждом явлении его подлинную сущность.

В основе критичности лежит сложный психический акт сомнения. В совокупности с предусмотрительностью и осторожностью в поступках и суждениях критичность образует весьма необходимое для следователя качество воли и ума бдительность.

Одностороннее влияние опыта порой приводит к тому, что следователь вообще утрачивает веру в людей, готов подозревать всех и каждого.

Подозрительность — один из наиболее опасных видов профессиональной деформации. Предубежденность, тенденциозность, обвинительный уклон противоречат самой идее правосудия. Даже при рассмотрении отрицательных действий и поступков нужно искать и уметь находить в людях положительные стороны.Наличие властных полномочий, самостоятельность.

Также особое значение приобретает и интеллектуальные качества следователя при производстве тех следственных действий, в которых элементы чувственного познания выступают на первый план (осмотр, обыск и пр.). В этих случаях следователю надлежит с наибольшей заботой отнестись к деятель ности своего чувственного аппарата, памятуя о том, что острота зрения, слуха и других органов чувств значительно снижается при утомлении, недомогании, подавленном состоянии. Нежелательность выполнения следователем ответственных и зачастую неповторимых следственных действий при таком состоянии обусловлена еще и тем, что их производство сопряжено со значительными нервными и физическими нагрузками, а дурное самочувствие угнетающе действует на все психические функции. Можно с уверенностью утверждать, что невысокая продуктивность и даже неудачи многих следственных действий коренятся именно в этих временных неблагоприятных состояниях исполнителя.

Ответственная работа всегда должна выполняться лишь при готовности к ней следователя, мобилизованности его органов чувств. В неотложных случаях, когда следователь не уверен в достаточной восприимчивости, а также если объем работы требует наблюдения за большим количеством объектов, нужно привлекать помощников.

Перешагнуть за естественные барьеры органов чувств, расширить возможности человеческих восприятий и усилить их остроту помогает применение при расследовании научно-технических средств, а также выбор и создание наиболее благоприятных условий наблюдения (выбор удобной точки и расстояния от предмета, его надлежащее освещение, установка в наиболее удобном для наблюдения пункте, устранение звуковых и иных помех и т.п.).

Признавая важность нормальной деятельности чувственного аппарата, вместе с тем необходимо подчеркнуть, что не эта сторона познания является решающей в следственной работе. В отличие от представителей тех профессий, где требуется повышенная чувствительность анализаторов (например, дегустатора, радиста, живописца), у следователя преобладающую роль играют его интеллектуальные качества. Именно мысль придает особую остроту его органам чувств.

Известно, что полнота и точность наблюдений зависят от опыта и знаний наблюдателя. Люди, обладающие разным жизненным и профессиональным опытом, разной суммой знаний о наблюдаемом предмете или явлении, видят их по-разному. Так, восприятие ландшафта туристом или дачником отличается от восприятия его сельским жителем, охотником или военнослужащим.Чем обстоятельнее знакомство с предметом, чем разностороннее знания, тем плодотворней наблюдение, ибо человек не только подмечает и фиксирует признаки и свойства предметов или явлений, но одновременно оценивает, осмысливает и истолковывает их. Один человек, рассматривая гильзу, обнаруженную на месте убийства, вовсе не сможет сказать, что это такое, другой укажет, что это — гильза, третий, кроме того, определит, что эта гильза от патрона к пистолету «Макарова», а четвертый сможет указать и местоположение стрелявшего.

Определенность, точность и быстрота понимания зависят от теоретической и практической подготовки следователя. Длительное занятие этой профессией порождает автоматизмы, которые облегчают наблюдение и понимание происходящего, но вместе с тем иногда приводят к ошибкам. Большую опасность представляют так называемые «косные стереотипы» — привычные, укоренившиеся суждения и оценки, которые сплошь и рядом искажают восприятие, делают наблюдение неточным и неполным.

В новелле Г. Честертона «Невидимка» описывается, что четыре человека, поставленные в разных местах для наблюдения за входом в дом, не заметили, как вошел и вышел убийца, одетый почтальоном. В один голос они утверждали, что мимо них никто не проходил. «Приходилось ли вам замечать, — объяснял автор это явление, -что люди никогда прямо не отвечают на заданный вопрос? Они отвечают лишь на то, что, по их мнению, скрывается за вашим вопросом. Представьте себе, что в загородной усадьбе одна дама спрашивает другую: «У вас сейчас живет кто-нибудь?». Хозяйка никогда не ответит: «Да, дворецкий, три лакея, горничная и так далее», хотя горничная может находиться тут же в комнате, а дворецкий стоять у нее за креслом.. Но если во время эпидемии врач спросит ее: «Есть в доме кто-нибудь?» — тогда эта дама вспомнит дворецкого, горничную и всех остальных. На этом и строится разговор: вам никогда не ответят буквально, даже если ответ будет правдивым. Когда эти четверо вполне честных людей сказали, что никто не появлялся, они не имели в виду, что там действительно никого не было. Они имели в виду таких людей, которые могли бы показаться вам подозрительными. На самом же деле один человек все же вошел в дом и вышел из него, так и оставшись незамеченным.. он был мысленно невидим»18.

В начале следовало бы рассказать об особенностях интеллектуального состояния обычного человека, не являющего следователем. Эти особенности приводятся в учебнике Общей психологии под редакцией Тугушева Р.Х., Гарбера Е.И.19.

Интеллектуальные состояния, сензитивный период развития которых наступает вслед за созреванием механизмов созерцания, отличаются тем, что они существенно более рациональны, упорядочены и доказательны, менее произвольны.

Если И.П. Павлов двадцать лет обдумывал свою книгу о физиологии условных рефлексов, то никакому вундеркинду сколько – нибудь длительное, непрерывное думание не по силам. Возможность долго и неотступно обдумывать что – либо приходит к человеку (если вообще приходит) не сразу, не вдруг, но лишь после того, как формируется состояние нижележащих уровней.

Интеллектуальные состояния, как стало ясно после Фрейда, отнюдь не являются монополией сознания. Бессознательному присуща своя логика. Сколь длительны разовые неосознаваемые интеллектуальные состояния, судить трудно. Но в целом обдумывание жизненных ситуаций может идти очень долго – днями, месяцами и годами, одновременно и попеременно на сознательном и неосознаваемом уровнях.

На глубину и длительность состояний, в том числе интеллектуальных, большое влияние оказывают свойства нервной системы, темперамент и характер.

Так, флегматик склонен думать долго, не утомляясь и не пресыщаясь процессом думания. Меланхолик, напротив, быстро истощаем. Холерику трудно удерживать детали, а сангвиник склонен сокращать длительность интеллектуальных состояний (при легкости возврата к ним после перерыва).

Определенность, точность и быстрота понимания зависят от теоретической и практической подготовки следователя. Длительное занятие этой профессией порождает автоматизмы, которые облегчают наблюдение и понимание происходящего, но вместе с тем иногда приводит к ошибкам. Большую опасность представляют так называемые «косные стереотипы» — привычные, укоренившееся суждения и оценки, которые сплошь и рядом искажают восприятие, делают наблюдение неточным и неполным.Привыкание к тем или иным объектам нередко глушит остроту наблюдения, человек постепенно перестает замечать происходящее перемены. Поэтому целесообразно, чтобы в таких действиях, как осмотр места происшествия или проверка показаний на месте, участвовали наряду с лицами, хорошо знающие данное место, также и незнакомые с ним.

18 Английская новелла. Л., 1961, стр. 197-204.

19 Тугушев Р.Х., Гарбер Е.И. Общая психология. Изд. Эксмо М., 2006

Избирательность наблюдения, как и всякого восприятия, обусловлена потребностями, интересами и, что особенно важно, целями и задачами, которыми руководствуется воспринимающий.Экспериментально установлено, что высшая эффективность наблюдения обеспечивается наличием определенной цели, ясно сформулированной задачи. Наличие определенного задания намного облегчает в поиски. В этом состоит роль инструкции или программы наблюдения, конкретных вопросах, подлежащих выяснению, роль рабочих версий следователя.

Предопределяет успех наблюдателя в конечном счете интеллект, который организует этот процесс по определенному плану, устанавливает нужную очередность отдельных этапов наблюдений и использует его результаты.В попытках определить интеллект можно выделить следующие основные подходы:1) Интеллект — это обобщенная способность к обучению;2) Интеллект — это способность к отвлеченному, абстрактному мышлению;3) Интеллект — это то, что обеспечивает эффективность адаптации, поведения в сложной среде;4) Интеллект — это то, что измеряется тестами интеллекта.

Сущность интеллекта понимается как структурирование отношений между средой и организмом, а его развитие проявляется в более адекватной адаптации.

Такое понимание интеллекта позволяет рассматривать его как процесс, а не результат, выступающий в виде способности к обучению, к абстрактному мышлению.Отношения между интеллектом и личностью — отношения взаимозависимости: «глубокие связи между ними, особенно проявляющиеся в мотивации умственной деятельности, зависящей от установок, потребностей, интересов и идеалов личности, уровня ее притязаний и т.д., во многом определяют адекватность интеллекта».Следователю надо помнить ряд общих правил организации наблюдения:до наблюдения получить наиболее полное представление об изучаемом человеке, предмете или явлении;определить цель, сформулировать задачу, составить хотя бы мысленно план или схему наблюдения;искать в наблюдаемом не только то, что предполагалось найти, но и обратное тому;

расчленить предмет наблюдения и в каждый момент наблюдения наблюдать одну из частей, не забывая и о наблюдении целого;следить за каждой деталью, стараясь подметить наибольшее их число, установить максимальное количество свойств предмета или особенностей наблюдаемого;

не доверять однократному наблюдению, исследовать предмет или явление с различных точек зрения, в разные моменты и в разных ситуациях, изменяя условия наблюдения;

подвергать сомнению наблюдаемые признаки, которые могут быть ложной демонстрацией, симуляцией или инсценировкой;ставить вопросы «почему» и «что это значит» относительно каждого элемента наблюдения, продумывая, предполагая, подвергая критике и проверке дальнейшим наблюдением свои мысли и выводы;сравнивать объекты наблюдения, противопоставлять их, искать сходство, различия и связи;сопоставлять результаты наблюдения с тем, что было ранее известно об этом предмете, с данными науки и практики;ясно формулировать результаты наблюдения и фиксировать их в соответствующей форме — это помогает их пониманию и запоминанию;привлекать к наблюдению различных специалистов, сравнивать и обсуждать результаты наблюдения со своими коллегами;помнить, что наблюдатель тоже может быть объектом наблюдения.

2.2. Воображение и мышление следователя Воображение – это психический процесс построения нового образа на основе имеющегося опыта называется воображением

Воображение неразрывно связано с памятью и мышлением, оно является специфически человеческим видом психической деятельности, возникшим в результате труда. Заранее предвосхищая цель деятельности человека непрерывно развивает своё воображение.

В процессе индивидуального развития человека воображение формируется в тесной связи с мышлением. Построение образов воображения, т.е. таких образов, которые мы не находим в окружающей действительности, возможно лишь при высоком уровне интеллектуального развития человека. Но и само мышление зависит от процессов воображения. Только благодаря воображению становится возможным осуществление специфически человеческой операции мышления – абстрагирования. «Всякое более глубокое проникновение в действительность требует более свободного отношения создания к элементам этой действительности, отхода от видимой внешней стороны действительности…»20. Воображение неразрывно связано с индивидуально – типологическими особенностями личности, с её потребностями и интересами, способностями, типом памяти и мышления, знаниями и навыками.

Основным условием развития воображения следователя является накопление и обобщение его опыта и знаний.

Образы воображения выполняют функцию регулирования деятельности и поведения. Представляя результат своего возможного поведения, человек активизирует свою деятельность или, наоборот, воздерживается от тех или иных отрицательных поступков.

20Выготский Л.С Развитие высших психических функций. М., 1960. С. 349

Значительного развития воображения требует деятельность следователя. Без развитого воображения невозможно не выдвижение версий, ни осуществление мысленного эксперимента, ни оценка прошедших событий. Воображение обслуживает вероятностное мышление – основной механизм творческого решений нестандартных задач.

Расследование как познавательный процесс, в первую очередь, опирается на воссоздающее воображение, то есть представления чего-либо (ранее не воспринимавшегося человеком, на основе словесного описания и условного изображения — чертежи, схемы, карты). Воссоздающее воображение связано с перекодировкой информации со слов, условных знаков или графических изображений в наглядные представления, живые образы действительности.

Большую часть информации следователь черпает из устных и письменных заявлений, сообщений и описаний, из актов, протоколов и других документов. Этот материал отражается в сознании следователя не только в форме понятий и суждений, но и в форме образов, более или менее адекватных описанию. Отсутствие же наглядно-образных представлений крайне отрицательно сказывается на расследовании.

Воображение на основе имеющихся представлений и понятий из всего этого материала строит новые образы, объединяя, комбинируя, сочетая и подчиняя их определенному замыслу. На первых порах это лишь проблеск идеи, связанный с вопросом «может быть..?». Затем мысль развивается, конкретизируется, уточняется посредством логических операций и оформляется в гипотезу (версию). Дальнейшие рассуждения идут уже по линии ее проверки (применительно к ряду возможных вариантов, к системе версий).

Существует концепция, согласно которой исследование должно вестись путем полного перебора всех вариантов, при этом неудачные пробы отбрасываются, и после исключения всех иных версий подтверждается одна.

Большой экспериментальный материал по психологии мышления показывает, что концепция механического перебора вариантов по методу «проб и ошибок» не оправдывает себя, ибо полный перебор всех возможностей в сложных случаях неосуществим, не эффективен и не соответствует реальному процессу решения мыслительных задач человеком21. Анализ следственной практики также убеждает в том, что подобный путь не является оптимальным при производстве расследования.

21 Концепция «проб и ошибок» является основным положением бихевиоризма — психологической теории, которая рассматривает решение мыслительных задач человеком как хаотический перебор вариантов или слепой выход из лабиринта. Из психологической литературы эта теория проникла в кибернетику, современный уровень которой пока еще не позволяет воспроизвести в вычислительных машинах высшие интеллектуальные функции человеческого сознания и вынуждает решать мыслительные задачи (например, шахматные) путем перебора всех вариантов, а не творческого выбора наиболее оптимального решения.

Исключение всех иных возможностей необходимо для доказывания определенного положения, но при этом вовсе не обязательно специально исследовать и доказывать ошибочность всех возможных предположений. Тот же результат достигается путем достоверного подтверждения правильной интерпретации события, исключающей все иные объяснения. Так, доподлинно установив, что данное преступление совершено именно этим обвиняемым по таким-то мотивам и точно определенным способом, мы тем самым исключаем возможность совершения этого преступления кем-то другим, иным способом и по иным мотивам. Доказав пребывание человека в известное время в определенном месте, вовсе не требуется устанавливать его отсутствие в то же время в ряде других пунктов.

Значительно облегчает работу следственного воображения введение наглядной демонстрации, использование разного рода наглядных опор: рисунков, фотоснимков, чертежей, графических схем и иных изображений, а также слепков, макетов, моделей.

Поэтому очень важно иметь в следственных органах все необходимое для макетирования, проекционную аппаратуру, различные муляжи, наглядные пособия.

Точность отражения еще больше возрастает, когда мы имеем возможность воспринять хотя бы часть подлинной ситуации путем ознакомления с обстановкой места происшедшего и отдельными вещественными доказательствами. В таких случаях, полученные представления включаются в общую систему образов и обогащает воображение.

До сих пор речь, в основном, шла о воссоздании воображения следователя, которое является предпосылкой более сложного творческого воображения. Это последнее воссоздает новые образы и представления без опоры на их описание или условное обозначение, путем творческой переработки имеющихся знаний и материала прежних восприятий.



Страницы: 1 | 2 | Весь текст




sitemap
sitemap