Психологическая безопасность личности Мой социальный выбор



Министерство образования и науки Краснодарского края

Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 10

Психологическая безопасность личности.

Мой социальный выбор

Подготовил: Щербаков Сергей Александрович

Учащийся 7 Б класса

МАОУСОШ № 10

Краснодарский край, Курганинский район,

ст. Петропавловская, ул. Пролетарская, 69(индекс 352 402)

Домашний адрес: Краснодарский край, Курганинский район,

ст. Петропавловская, ул. Д. Бедного, 37 А (индекс 352 402)

Контактный телефон: 8-952-866-55-93

Руководитель: Щербакова Ольга Анатольевна

учитель начальных классов

МАОУСОШ № 10

Краснодарский край, Курганинский район,

ст. Петропавловская, ул. Пролетарская, 69(индекс 352 402)

Домашний адрес: Краснодарский край, Курганинский район,

ст. Петропавловская, ул. Д. Бедного, 37 А (индекс 352 402)

Контактный телефон: 8-918-958-75-19

2011 год

Введение

Мне уже 13 лет. Через пять лет я окончу школу. Но и сейчас я задумываюсь над вопросом:

Зачем я хожу в школу?

Зачем шесть раз в неделю мне приходится рано вставать, одеваться, завтракать и идти в школу? Некоторые из моих одноклассников считают, что это нужно для того, чтобы обрести в будущем необходимую профессию, стать более образованным.

Большинство же считают, что посещение школы – это лишь исполнение воли родителей, потому что все делают так.

Некоторые вообще об этом даже и не собираются думать.

Получается, что большинство терпят «скучные и длинные» уроки, не желая узнать что-либо новое, полезное, интересное, фактически они отсиживают учебное время как бы в тюрьме, чтобы жить по-настоящему только тогда, когда их из этого заключения выпустят. А на всю эту «настоящую жизнь»: встречи с друзьями остаётся всего каких-нибудь три часа в сутки.

Напрашивается естественный вывод: либо родители делают огромную ошибку, засаживая детей за парты, либо дети чего-то в жизни общества не понимают и, следовательно, неправильно воспринимают школу.

Ф.М. Достоевский писал, что одно из самых жестоких наказаний для человека – это повторять без конца одни и те же бессмысленные действия. Вот почему ученик, не видящий смысла в том, для чего он изо дня в день ходит в школу, испытывает там жестокое наказание и значительную часть самого активного периода жизни проводит бесполезно.

Отсюда и вытекает главный вопрос моей работы:

В чём же смысл жизни? Зачем я живу?



Природа человека

Все человеческие потребности мы можем разделить на две группы: то, что роднит нас с животными и, то, что делает человека человеком.

от животного

человеческое

от животного

человеческое

Человек

Еда сон

труд культура

Представьте себе город, где всё устроено, чтобы люди только ели, пили, работали и развлекались. Это должен быть город ресторанов, фабрик и заводов. Если для людей становится важным только богатство, еда, одежда, то культура разрушается, а народ перестаёт быть народом.

Что случилось с современным человеком?

В XX веке характер человека стал отличаться значительной пассивностью и ориентацией на ценности рынка. Современный человек, безусловно, пассивен большую часть своего досуга.

Он стал вечным потребителем. Он «поглощает» напитки, пишу, лекции, зрелища, книги, кинофильмы. Все потребляется, проглатывается. Мир предстает как огромный предмет его вожделений: большая бутылка, большое яблоко. Человек превращается в потребителя, вечно ожидающего и вечно разочарованного.

Когда современный человек не является потребителем, он выступает в качестве торговца. Центром нашей экономической системы является рынок, определяющий ценность всех благ и долю каждого в общественном продукте. Экономическая деятельность человека не строится на мошенничестве и обмане, не подчиняется ни силе, ни традиции, как было в предыдущие периоды истории. Человек свободен производить и продавать.



Если мы свободны, то, может быть, брать от жизни все, что возможно? «Бери от жизни все!» — этот расхожий рекламный девиз, по сути, определяет модель современной культуры. Никто не спрашивает, откуда это пресловутое «все» в жизни берется. Прогресс, улучшение условий жизни кажутся вещами самоочевидными, как бы запрограммированными на будущее.

Даже в школьной учебе, которую, как единственный труд ребенка, как «всеобщую образовательную повинность», взрослое общество некогда вменило в обязанность молодым, ориентиры и ценности переменились на противоположные: как можно меньше усилий и как можно больше приятного. Сильно пострадавшие в 70-80-х от неоправданных реформ и нововведений (ученическая «демократия», свободное посещение уроков, курсы сексуального просвещения), школы Европы и США представляют собой странное зрелище: нечто среднее между клубом по интересам, групповым психотренингом, спортивной площадкой и пикником. В исследованиях и отчетах специалистов отмечается неуклонно падающее качество образовательной подготовки: значительное количество американских школьников по результатам одного из опросов конца 90-х затрудняются указать свое государство на карте мира, не знают того, с кем и на какой стороне воевали Соединенные Штаты в период Второй Мировой, демонстрируют почти нечитаемый почерк, чрезвычайно бедную речь и словарный запас, не находят нормативных языковых замен вульгаризмам, не помнят таблиц умножения, не могут выполнить элементарных математических действий!

А вот итоги исследования, проведенного в школах американского города Фуллертона — сравнение «Семи основных проблем», которые наиболее сильно тревожил и учителей в школах в 1940 и 1988 гг.

Основные проблемы в 1940 г. Основные проблемы в 1988 г.

Ученики разговаривают Употребление наркотиков

Жуют жвачку Употребление алкоголя

Бегают по коридорам Беременности

Шумят Самоубийства

Не соблюдают очередей Изнасилования

Одеваются не по правилам Ограбления

Сорят в классах Избиения

Теперь за этим «прогрессом» пытается изо всех сил поспеть и российская школа.

Есть только две вещи, которые нужны подросткам и молодежи от взрослых: в 16 лет получить паспорт, в 18 — водительские права и право управлять собственностью. Третье предусматриваемое право совершеннолетних — вступать в брак — кажется теперь остатком прежних, «несовременных» обычаев и морали. В молодежных журналах, как само собой разумеющееся, провозглашается «отмирание брака».

Все остальное — самое захватывающее, веселящее, глянцевое — лежит в молодежных «тусовках». Поэтому, когда ребенок имеет свободный доступ к телевизору или компьютеру, если его общение со сверстниками во дворе занимает заметный объем времени, можно вообще говорить, что любые попытки педагогов бесперспективны, так как сознание воспитанника целиком смещено в иную смысловую реальность, сильно отличную от реальности взрослых.

Это и теперь плохо осознается. Внешне взрослые и дети продолжают жить в общих рамках пространства и времени. Но разницу двух параллельных миров может со всей очевидностью пережить каждый, кто решит длительно пронаблюдать современных подростков в свободном общении их между собой.

Откуда все это? Может быть, сетовать на телепрограммы и рок- музыкантов, сводящих с ума и влекущих неведомо куда за собою целые толпы малолетних поклонников? Остановимся здесь и сознаемся, дадим, наконец, твердый отчет в том, что установка на беззаботную и красивую жизнь — не просто на потребительство, а на «потребительство в квадрате», — в его чистом виде, за чужой счет, не омрачаемое необходимостью добывать хлеб насущный, чему- и кому-либо служить и что-либо производить — исходит именно со стороны взрослого мира. Более того: по некой весьма и весьма странной, настораживающей и вывернутой наизнанку, логике именно взрослые в наше время развивают и ставят на серьезную, профессиональную основу поп- и шоу-культуру, индустрию развлечений для молодежи!

Будучи возведена в принцип, эта идеология тотчас дезорганизует человека и общество. Тем не менее, новое обыкновение «брать от жизни все, что ни встретится в папином кошельке» не только не сходит на нет, как ветреное настроение, как досадная оплошность взрослого мира, как логическое противоречие и полный тупик мысли, — оно захватывает собой все больше молодых умов во всех странах и на всех континентах. О чем мы все думаем? Куда движемся? Что найдем в будущем и будем ли чем-то утешены, когда через два-три десятка лет уже нынешнее поколение без всяких Октябрьских переворотов и «перестроек», а совершенно мирным и неизбежным путем, получит всю власть над государством и обществом?

Моё понимание нравственности в человеке

Как уже отжившие, но еще красивые осенние листья с легким шелестом из нашей жизни уходят слова: честь, верность, мужество, целомудрие, достоинство…

Пока мы понимаем их смысл, но они все меньше значат в нашей жизни. Зато огромная волна вездесущей рекламы несет нам на своей вершине другое слово, — удовольствие. Расслабься, вдохни, купи, попробуй, и как итог — ты получишь ни с чем не сравнимые наслаждения.

Вспоминается эксперимент — самцу крысы в мозг вживили электрод. Когда крыса нажимала лапкой на кнопочку в клетке, то получала импульс удовольствия. Так вот, обнаружив эту кнопочку, крысиный представитель мужского пола нажимал ее до тех пор, пока прямо на ней и не умер.

Кроме того, Н. О. Лосский считал, что замыслы построения общества без нравственного обоснования, опирающиеся только на науку или какую-либо рациональную социальную конструкцию, неизбежно ведут к подавлению свободы, произволу и деспотизму в таких масштабах, каких не знало традиционное общество. С этих позиций он жестко оценивал строй, существовавший у нас в России, однако верил, что духовные силы народа, в конце концов, разрушат тиски тоталитарного режима.

Есть ли смысл говорить об общности духовных ценностей сегодня, если в обществе господствует плюрализм ценностей? Способен ли человек жить идеально и совершенно? Стоит ли стремиться к тому, что недостижимо?

Конечно, стоит! Хотя, бесспорно, это очень трудно! Это означает волю к более наполненной жизни и преодоление удовлетворенности настоящим. Это означает жить духовно, жить в соответствии с идеалом, с тем, чего еще нет, но что должно быть, чтобы мир стремился к более совершенному состоянию.

Животные делают то, что им предназначено, и не задумываются над тем, что делают. Если волк видит зайца и голоден, то он сделает все, чтобы его съесть, и вовсе не думает, хорошо это или плохо. Волк не выбирает, как ему поступать.

А вот человек может выбрать. Например, вы сидите в автобусе, а пожилая женщина стоит. Вы можете уступить ей место и совершить добро, а можете и не уступить. Вы свободны, совершить выбор.

Свобода выбора есть у каждого человека

Бывают в жизни и труднейшие ситуации. Например, на войне может случиться так, что вы спасете свою жизнь, предав другого человека. Но в этом же случае вы свободны, выбрать мучения и смерть для себя, чтобы спасти другого. Воистину страшной может быть наша свобода!

В качестве примеров, иллюстрирующих важнейшие понятия нравственности, мы часто выбираем сказки. Конечно, дурачок в сказке видит лишь увлекательный сюжет, а умный учится! В одной из них рассказывается про волшебные спички и мальчика с голубыми глазами. У этого мальчика были волшебные спички, и, когда он ломал одну из них, исполнялось любое его желание. Мальчик был злой и жадный — он нажелал себе целую кучу всяких богатств. Он захотел, чтобы у него был друг, и нашел другого мальчика. Но тот никак не хотел с ним дружить. Тогда мальчик с голубыми глазами сказал:

—Я мог бы сломать спичку, и ты выполнял бы каждое мое желание, но я хочу, чтобы ты сам захотел стать моим другом.

Артур Шопенгауэр в своем замечательном, блестящем и содержательном трактате «Свобода воли» приводит в виде примера следующие соображения «человека, стоящего на улице и говорящего себе»:

«Теперь 6 часов вечера, дневная работа кончена. Я могу идти гулять, а могу пойти и в клуб; я могу также взойти на башню посмотреть закат солнца, могу пойти в театр или навестить любого из своих знакомых; могу даже пойти, куда глаза глядят и никогда не вернуться. Все это предоставлено единственно мне, я имею на это полную свободу; однако же, я теперь ничего этого не сделаю, а пойду точно так же добровольно домой, к своей жене».

Проявление воли в свободе выбора

Федор Михайлович Достоевский жил в XIX веке, однако его суждения о свободе, равенстве и братстве в наше время, то есть в начале XXI века, не менее актуальны, чем сто лет тому назад. Вот некоторые из них:

«У нас в России надо насаждать другие убеждения, и особенно относительно понятий о свободе, равенстве и братстве. В нынешнем образе мира полагают свободу в разнузданности, тогда как настоящая свобода — лишь в одолении себя и воли своей так, чтобы под конец достигнуть такого нравственного состояния, чтоб всегда во всякий момент быть самому себе настоящим хозяином. А разнузданность желаний ведет лишь к рабству вашему. Вот почему чуть-чуть не весь нынешний мир полагает свободу в денежном обеспечении и в законах, гарантирующих денежное обеспечение: «Есть деньги, стало быть, могу делать все, что угодно; есть деньги — стало быть, не погибну и не пойду просить помощи, а не просить ни у кого помощи есть высшая свобода».

А между тем это в сущности не свобода, а опять-таки рабство, рабство от денег.

Какой смысл записывать на бумаге правила общественного поведения, если мы знаем, что жадность, трусость, дурной характер и самомнение помешают нам эти правила выполнить?

Поэтому все эти размышления останутся просто «солнечным зайчиком», пока мы не поймем: ничто, кроме мужества и бескорыстия каждого человека, не заставит какую бы то ни было общественную систему работать как надо.

Конечно, можно избавить граждан от тех или иных нарушителей общественного порядка, скажем от взяточников и хулиганов; но пока остаются потенциальные взяточники и хулиганы, сохраняется и угроза, что они протопчут себе новые дорожки, чтобы продолжить старые дела. Нельзя сделать человека хорошим лишь с помощью закона. Можно сколь угодно увеличивать число полицейских, улучшать их оснащение, расширять сеть тюрем, то есть репрессивный аппарат, но общество от этого лучше не станет. Вот почему наведение порядка внутри себя должно стать обычной нормой для каждого члена общества

Мораль и моральные нормы в человеческом обществе

Понятие мораль (от лат. moralis — нравственный). Мораль — это идеальная программа, которая ориентирована на разумное и доброе.

Если под моралью понимать только сознание, то обособление от деятельности принизило бы смысл морали. Сознание формируется, чтобы стать человеческими деяниями и отношениями. Поэтому термин мораль часто является синонимом слова нравственность. Однако некоторые авторы подчеркивают, что понятие морали касается объективной, общественной стороны явления, а нравственность — это субъективная, индивидуальная сторона того же явления.

Образно говоря, моральные нормы — это инструкции, обеспечивающие правильную работу «человеческой машины».

Мы сравнили моральные нормы с инструкциями, обеспечивающими правильную работу «человеческой машины». В этом случае каждое из правил морали нацелено на то, чтобы предотвратить поломку, перенапряжение или трение. Вот почему на первый взгляд, кажется, будто они постоянно вмешиваются в нашу жизнь и препятствуют проявлению наших природных наклонностей. Когда вы учитесь работать на какой-нибудь машине, инструктор то и дело поправляет вас: «Нет, не так, никогда не делайте этого». Это потому, что в обращении с машиной у вас постоянно возникает искушение попробовать сделать то, что вам представляется естественным и удачным, но в результате этого машина ломается.

Ценность является тем, чего еще, возможно, и нет, но что должно быть и к чему стоит идти.

Следуя К.С. Льюису, сделаем еще один шаг вперед. «Человеческая машина» может выходить из строя двумя путями. Один — это когда человеческие индивиды сталкиваются и причиняют друг другу вред обманом или грубостью. Второй — когда что-то ломается внутри индивида, то есть когда его способности, желания и т. п. противоречат друг другу либо приходят в столкновение между собой.

Проще будет понять эту идею, если вы представите нас в виде кораблей, плывущих в определенном порядке. Плавание будет успешным только в том случае, если, во-первых, корабли не сталкиваются друг с другом и не преграждают пути один другому и, во- вторых, если каждый корабль годен к плаванию и двигатель у каждого в полном порядке. Необходимо, чтобы исполнялись оба эти условия. Ведь, если корабли будут постоянно сталкиваться, они скоро станут непригодными к плаванию. С другой стороны, если штурвалы не в порядке, корабли не смогут избежать столкновений. Или, если хотите, представьте себе человечество в виде оркестра, исполняющего какую-то мелодию. Чтобы игра получилась слаженной, необходимы два условия: каждый инструмент должен быть настроен, и каждый должен вступать в положенный момент, чтобы не нарушать общей гармонии. 

Но мы с вами не учли одного. Мы еще не спросили, куда собирается наша флотилия или какую музыку хочет сыграть наш оркестр. Инструменты могут быть хорошо настроенными, и каждый из них может вступать в нужный момент, но и в этом случае вступление не будет успешным, если музыкантам заказана танцевальная музыка, а они исполняют похоронный марш. И как бы хорошо ни проходило плавание, оно обернется неудачей, если корабли приплывут в Калькутту, в то время как порт их назначения — Калининград.

Соблюдение моральных норм связано, таким образом, со следующими тремя вещами. Первое — с честными намерениями и гармоническими отношениями между людьми. Второе — с тем, что можно было бы назвать наведением порядка внутри самого человека. И наконец, третье — с определением общей цели человеческой жизни; с тем, для чего человек создан; с тем, по какому курсу должна следовать флотилия; какую мелодию избирает для исполнения дирижер оркестра.

В чём же смысл жизни?

Е. Трубецкой, размышляя о цели жизни, о том, для чего человек создан, писал:

«Вся жизнь наша есть стремление к цели. От начала и до конца она представляется в виде иерархии целей, из которых одни подчинены другим в качестве средств. Есть цели, желательные не сами по себе, а ради чего-нибудь другого: например, нужно работать, чтобы есть и пить. Но есть и такая цель, которая желательна сама по себе. У каждого из нас есть что-то бесконечно дорогое, ради чего он живет. Всякий сознательно или бессознательно предполагает такую цель или ценность, ради которой, безусловно, стоит жить. Эта цель или жизненный смысл есть предположение неустранимое, необходимо связанное с жизнью, как таковой; и вот почему никакие неудачи не могут остановить человечество в искании этого смысла».

Цель жизни должна быть нравственной

Итак, нравственное общество состоит из нравственных людей. Можно в школе каждый день долбить, что такое хорошо и что такое плохо, но без нравственного преобразования самого человека, без наведения настоящего порядка внутри себя нравственного общества не построить.

Сколько бы ни проходило лет, и не только лет, а столетий, удивительные слова пушкинского стихотворения «Пророк» остаются как бы эпиграфом к судьбе человека на земле: «Духовной жаждою томим…»

Сменяют одна другую цивилизации, изменяются формы жизни, меняется лицо земли, но неистребимой, неутолимой остается духовная жажда: драгоценный, а вместе с тем и мучительный дар, данный на земле только человеку как признак и как сущность самой его человечности.

Драгоценный потому, что влечет человека всегда ввысь, не дает ему успокоиться в одном животном счастье, приобщает его к высшим, ни с чем несравнимым радостям. Мучительный потому, что так часто противоречит его земным инстинктам, делает всю его жизнь борьбой, исканием, тревогой.

Почти все в мире как бы говорит человеку: откажись от духовной жажды, отрекись от нее, и будешь сытым, здоровым и счастливым. Как сказал на заре этого века А. Блок: «Будьте же довольны жизнью своей, тише воды, ниже травы…» И вот возникают целые идеологии, построенные на отказе и отречении от духовной жажды, на ненависти к ней. Идеологии, всеми силами стремящиеся к тому, чтобы человек заглушил в себе самый источник этой жажды, чтобы признал ее иллюзией и самообманом и включился в строительство жизни, уже начисто лишенной какого бы то ни было искания.

Если чем-то и отличен наш XX век от предшествующих, то, прежде всего предельным обострением двух противоположных, противостоящих друг другу восприятий человеческой жизни и самого человека. Согласно одному из них человек потому и человек, что есть в нем духовная жажда, искание, высшая тревога. Согласно другому, только заглушив ее, начинает человек свою человеческую судьбу.

Выдающийся английский мыслитель Томас Карлейль писал, что в человеке «есть что-то бесконечное, чего он при всей своей хитрости не может похоронить под конечным. Могут ли соединенные усилия всех министров финансов современной Европы сделать хоть одного сапожника счастливым? Они не могут этого сделать, а если и могут, то только на пару часов, потому что у сапожника есть душа. И требования ее совсем иные, нежели требования его желудка.

Не говорите, поэтому о целых океанах дорогого вина; для сапожника с вечной душой это все равно, что ничего! Не успеет океан наполниться, как человек станет роптать, что вино могло бы быть еще лучше. Попробуйте подарить человеку полмира, и вы увидите, что он затеет ссору с владельцем второй половины и будет утверждать, что его обидели».

О самой духовной жажде, о том, жаждой чего она является, в томлении, о чем состоит, исканием чего наполнена, — вот об этом говорить нужно, ибо нет сейчас в мире более важной темы.

Получается мудрость, справедливость, мужество, самообладание, надежда, любовь — эти понятия обозначают идеальную цель и выражают известное совершенство, идеал.

Мой выбор

Возвращаясь к началу работы, хочется отметить, что городов на Руси, где всё устроено, чтобы люди только ели, пили, работали и развлекались, не строили. И, набрав в интернете «русские города», мы увидим фотографии русских городов, увидим, что есть главное отличие, наше культурное и духовное наследие. Это православные храмы. Почему же народ, обладавший такими сокровищами, как православное вероисповедание, русская литература, искусство, архитектура, сам, своими собственными руками это либо разрушил, либо полностью или частично отверг в 1917 году? Как можно было это перечеркнуть и начать новое строительство на голом месте? Почему была нарушена связь с прошлым?

Полный ответ на эти вопросы еще не найден.



В мире почти не остается места истинному, возвышенному — погоня за удовольствиями, за материальными благами затопляет все. И этот процесс не остановить, он набирает скорость. Так что же делать? Может быть, махнуть на все рукой, и вместе со всеми пытаться хоть удовольствия какие-то в жизни получить, устроиться получше и безбедно жизнь прожить? Можно. Но бывают ситуации, когда идти со всеми в ногу означает перестать быть человеком. И, следовательно, только вера православная, помогает мне и поможет всем стремиться к высокому нравственному идеалу. Закончить хочу стихотворением.

Ф.И. Тютчев

Наш век

Не плоть, а дух растлился в наши дни,

И человек отчаянно тоскует…

Он к свету рвется из ночной тени

И, свет обретши, ропщет и бунтует.

Безверием палим и иссушен,

Невыносимое он днесь выносит…

И сознает свою погибель он,

И жаждет веры — но о ней не просит…

Не скажет ввек, с молитвой и слезой,

Как ни скорбит перед замкнутой дверью:

«Впусти меня! Я верю, Боже мой!

Приди на помощь моему неверью!..»

Список литературы.

1. Лосский Н.О. Избранное. -М. Правда, 1991.

2. Льюис К.С. Любовь. Страдание. Надежда. \ М.: Республика, 1992.

3. Трубецкой Е. Смысл жизни. – Берлин: Слово, 1992.

4. Основы нравственности: Учебное пособие для школьников и студентов. / Янушкявичюс Р. В., Янушкявичене О. Л. – М.: «Православная педагогика», 2004.

5. Половинкин А.И. Православная духовная культура. – М. : Изд-во ВЛАДОСПРЕСС, 2003.

Тезисы

Мне уже 13 лет. Через пять лет я окончу школу. Но и сейчас я задумываюсь над вопросом: Зачем я хожу в школу?

Большинство моих одноклассников считают, что посещение школы – это лишь исполнение воли родителей, потому что все делают так. Они терпят «скучные и длинные» уроки, чтобы жить по-настоящему только тогда, когда их уроки закончатся. Напрашивается естественный вывод: либо родители делают огромную ошибку, засаживая детей за парты, либо дети чего-то в жизни общества не понимают и, следовательно, неправильно воспринимают школу. Вот почему ученик, не видящий смысла в том, для чего он изо дня в день ходит в школу, испытывает там жестокое наказание и значительную часть самого активного периода жизни проводит бесполезно.

Отсюда и вытекает главный вопрос моей работы: В чём же смысл жизни?

Все человеческие потребности мы можем разделить на две группы: то, что роднит нас с животными и, то, что делает человека человеком. Представьте себе город, где всё устроено, чтобы люди только ели, пили, работали и развлекались. Это должен быть город ресторанов, фабрик и заводов Современный человек пассивен, стал вечным потребителем. Он «поглощает» напитки, пишу, лекции, зрелища, книги, кинофильмы. Ориентиры и ценности школьников переменились на противоположные: как можно меньше усилий и как можно больше приятного. Как уже отжившие из нашей жизни уходят слова: честь, верность, мужество, целомудрие, достоинство.

Есть ли смысл говорить об общности духовных ценностей сегодня? Конечно, стоит! Это означает жить духовно, жить в соответствии с идеалом, с тем, чего еще нет, но что должно быть, чтобы мир стремился к более совершенному состоянию. Человек в отличии от животного может выбрать. Например, вы сидите в автобусе, а пожилая женщина стоит. Вы можете уступить ей место и совершить добро, а можете и не уступить. Вы свободны, совершить выбор. Но нельзя сделать человека хорошим лишь с помощью закона. Можно сколь угодно увеличивать число полицейских, улучшать их оснащение, расширять сеть тюрем, но общество от этого лучше не станет. Вот почему наведение порядка внутри себя должно стать обычной нормой для каждого человека.

Моральные нормы — это инструкции, обеспечивающие правильную работу «человеческой машины». Их соблюдение зависят от 3 факторов: честные отношениями между людьми, второе — нравственный облик самого человека, и наконец, третье — определённая цели человеческой жизни. Вся жизнь наша есть стремление к цели — чему-то бесконечно дорогому, ради чего человек живет. И эта цель должна быть нравственной . Потому что нравственное общество состоит из нравственных людей . Томас Карлейль писал, что в человеке «есть что-то бесконечное, чего он при всей своей хитрости не может похоронить под конечным. Могут ли соединенные усилия всех министров финансов современной Европы сделать хоть одного сапожника счастливым? Они не могут этого сделать, а если и могут, то только на пару часов, потому что у сапожника есть душа. Человека всегда влечет ввысь, не дает ему успокоиться в одном животном счастье, приобщает его к высшим, ни с чем несравнимым радостям. Возвращаясь к началу работы, хочется отметить, что городов на Руси, где всё устроено, чтобы люди только ели, пили, работали и развлекались, не строили. И, набрав в интернете «русские города», мы увидим фотографии русских городов, увидим, что есть главное отличие, наше культурное и духовное наследие. Это православные храмы, православное вероисповедание.

Так что же делать? Ведь бывают ситуации, когда идти со всеми в ногу означает перестать быть человеком.

Мой выбор: только вера православная, помогает мне и поможет всем достичь высокого нравственного идеала.








sitemap
sitemap