Психодиагностика Билет №3 теория и практика



Психодиагностика

Теоретический раздел

Вопрос №3

Психодиагностический метод – особенности, характерные требования.

Развитие психологической диагностики приводит к появлению особого исследовательского метода — диагностического. Какое место этот метод занимает в системе других методов психологии, в чем его специфика?

В связи с тем, что в психологической литературе зачастую встречаемся с разным содержанием, вкладываемым в понятия «метод» и «методика», сразу определим нашу позицию. Мы исходим из того, что известные методологические принципы психологии получают свою первичную конкретизацию в исследовательском методе.

Общепринято деление исследовательского метода на неэкспериментальный (описательный) и экспериментальный. Неэкспериментальный метод образует разные виды (методики) наблюдений, беседы, изучения продуктов деятельности. Экспериментальный метод основывается на направленном создании условий, обеспечивающих выделение изучаемого фактора (переменной) и регистрацию изменений, связанных с его действием, а также допускает возможность активного вмешательства исследователя в деятельность испытуемого. На основе этого метода строятся многочисленные и традиционные для психологии методики лабораторного и естественного эксперимента, а также особая их разновидность — формирующий эксперимент.

Диагностические методики (тесты) иногда рассматриваются в рамках экспериментального метода (Б. Г. Ананьев, 1976 и др.). Мы считаем, что должен быть выделен психодиагностический метод, имеющий вполне определенные особенности и обобщающий множество конкретных методик.

Основной особенностью психодиагностического метода является его измерительно-испытательная, оценочная направленность, за счет которой достигается количественная (и качественная) квалификация изучаемого явления. Это становится возможным путем следования определенным требованиям, характерным для психодиагностического метода.

Одно из важнейших требований — стандартизация инструмента измерения, в основе которой лежит понятие нормы, поскольку индивидуальная оценка, например успешности выполнения задания, может быть получена путем сопоставления с результатами других испытуемых. Не менее важно и то, что любая диагностическая методика (тест) должна соответствовать требованиям надежности и валидности. Понятия нормы, валидности и надежности — те «три кита», на которых покоится разработка и применение диагностических методик. Жесткие требования предъявляются и к процедуре исследования (точное соблюдение инструкции, строго определенные способы представления стимульного материала, ограничения во времени и недопустимость вмешательства экспериментатора и т. д.). Добавим к этому, что анализ психодиагностического метода позволяет выделить специфические мотивы, определяющие активность субъекта, особую стратегию его поведения, особенности ситуации — как социальной (взаимодействие психолога и обследуемого), так и стимульной (например, с разной степенью структурированности).

Характеризуя диагностический метод, недостаточно ограничиться указанием на его измерительно-испытательную направленность. В противном случае приоритет объяснения отдается экспериментальному методу. В действительности диагностическое исследование в своем законченном виде должно включать элементы объяснения, раскрытия причин, наконец выработку соответствующих рекомендаций (подробнее об этом см. ниже).

Психодиагностический метод конкретизируется в трех основных диагностических подходах, которые практически исчерпывают множество известных методик (тестов). Эти подходы могут быть условно обозначены как «объективный», «субъективный» и «проективный».

Суммировать сказанное мы можем в виде иерархической лестницы системы средств познания в психологии.

Как видно из рисунка, на вершине находятся принципы психологического исследования. Ниже располагаются исследовательские методы: неэкспериментальный (описательный), экспериментальный и психодиагностический. На еще более низком уровне размещаются соответствующие каждому из названных методов подходы. В нижней части рисунка располагаются конкретные методики, образуемые в рамках тех или иных подходов. На диагностических подходах необходимо остановиться подробнее.

Опросник р вудвортса

Рис. Иерархическая лестница средств познания в психологии

Объективный подход — диагностика осуществляется на основе успешности (результативности) и/или способа (особенностей) выполнения деятельности.

Субъективный подход — диагностика осуществляется на основе сведений, сообщаемых о себе, самоописания (самооценивания) особенностей личности, состояния, поведения в тех или иных ситуациях.

Проективный подход — диагностика осуществляется на основе анализа особенностей взаимодействия с внешне нейтральным, как бы безличным материалом, становящимся в силу его известной неопределенности (слабоструктурности) объектом проекции.

В данном контексте субъективность не означает ложности, а объективность — истинности.

Объективный подход к диагностике проявлений человеческой индивидуальности образует в основном два типа методик, разделение которых стало традиционным. Это методики для диагностики собственно личностных особенностей и тесты интеллекта. Первые направлены на «измерение» неинтеллектуальных особенностей личности, вторые — на установление уровня ее интеллектуального развития.

Разумеется, такое «обособление» сферы личностных (характерологических) проявлений и сферы интеллекта имеет ограниченный, но тем не менее важный для психодиагностики смысл. С. Л. Рубинштейн в свое время очень точно указал на то, что психические свойства человека образуют две основные группы: характерологические свойства и способности. Первая группа свойств связана с побудительной (мотивационной) регуляцией поведения, а вторая обеспечивает организацию и исполнение. Сохранение за личностными проявлениями, с одной стороны, и интеллектом — с другой, относительной самостоятельности позволяет более глубоко проникнуть в сущность этих психических образований. Наконец, известно, что акцентирование их функционального своеобразия способствовало разработке диагностических методик, практическая ценность которых неоспорима.

Диагностика уровня интеллектуального развития представлена многочисленными тестами интеллекта (тесты общих способностей). Личностные методики, выделяемые в границах объективного подхода, можно условно подразделить на «тесты действия» («целевые личностные тесты») и «ситуационные тесты». Наиболее распространенные целевые личностные тесты — это разнообразные перцептивные тесты, например обнаружения замаскированных фигур. В ситуационных тестах испытуемый помещается в ситуацию, подобную/схожую с той, какая может возникнуть в жизни. Наконец, в объективном подходе образуются еще две значительные группы тестов: тесты специальных способностей, предназначенные для измерения уровня развития отдельных сторон интеллекта и психомоторных функций, обеспечивающих эффективность в конкретных, достаточно узких областях деятельности, и тесты достижений, которые выявляют степень владения определенными знаниями, умениями, навыками.

Субъективный подход представлен многочисленными опросниками. Эти распространенные диагностические инструменты в самом общем виде могут быть подразделены на личностные опросники, опросники состояния и настроения, а также опросники мнений и опросники-анкеты. Три последние группы опросников предназначены для получения об обследуемом информации, не имеющей, как правило, непосредственного отношения к тем или иным его личностным особенностям, правда, опросники мнений, которые обычны в социологических, социально-психологических исследованиях и конструируются под многообразные конкретные задачи, могут в известной мере отражать и личностные особенности респондентов.

Для методик, созданных в рамках проективного подхода, предлагались различные классификации (подробнее см. гл. 6). Наиболее простым и достаточно удобным является их деление на: моторно-экспрессивные, перцептивно-структурные и апперцептивно-динамические (С. Розенцвейг, 1964).

Описанные выше диагностические подходы выполняют не только классификационную функцию. Эти подходы представлены как бы в виде шкалы «податливости к измеримости» тех индивидуально-психологических особенностей, на раскрытие которых они направлены (последовательно ограничиваются возможности приложения основных психометрических требований, предъявляемых к образо-. ванным этими подходами методикам), шкалы, соответствующей в то же время степени структурированности используемого стимульного материала. Сказанное наиболее очевидно при сравнении, например, тестов интеллекта и проективных методик. Для психометрической оценки валидности и надежности последних и сегодня отсутствует адекватный математико-статистический аппарат.

Обсуждаемая нами система «метод—подход—методика» применительно к диагностическому методу.

Внутри каждого из подходов могут быть выделены группы однородных, близких друг к другу методик. Конечно, предложенная классификация не единственно возможная и, как любая другая, имеет определенные недостатки. Понятно, что некоторые конкретные психодиагностические методики трудно отнести к одному из трех выделенных подходов, они будут занимать как бы промежуточное положение. Между различными диагностическими подходами нет и не может быть «непроходимых» границ. Цель нашей классификации не пополнение списка уже существующих, а желание найти простую и логически обоснованную схему изложения тех проблем психологической диагностики, которые представляются нам наиболее важными, актуальными на данном этапе развития психологического знания.

Опросник р вудвортса

Опросник р вудвортса

Рис. Система «Психодиагностический метод—подход—методика (группы методик)»

Практическая часть

Вопрос №3

К формализованным методикам относятся: Личностные опросники

Опросниками называют такую группу психодиагностических методик, где задания представлены в виде вопросов и утверждений и предназначены для получения данных со слов обследуемого.

Опросники относятся к числу наиболее распространенных диагностических инструментов и могут быть подразделены на опросники личности и опросники-анкеты. В отличие от тестов, в опросниках не может быть правильных и неправильных ответов. Они лишь отражают отношение человека к тем или иным высказываниям, меру его согласия или несогласия.

Личностные опросники можно рассматривать как стандартизированные самоотчеты, которые по форме бывают групповыми и индивидуальными, чаще всего письменными, бланковыми или компьютерными. По характеру ответов они делятся на опросники с предписанными ответами (закрытые опросники) и со свободными ответами (открытые опросники).

В закрытых опросниках заранее предусмотрены варианты ответов на поставленный вопрос. Испытуемый должен выбрать один из них.

Наиболее распространенным является двух- или трехальтернативный выбор ответов (например, «да, нет»; «да, нет, затрудняюсь ответить»). Достоинством закрытых вопросов является простота процедуры регистрации и обработки данных, четкая формализация оценивания, что важно при массовом обследовании. Вместе с тем такая форма ответа «огрубляет» информацию. Нередко у испытуемых возникают затруднения, когда необходимо принять категоричное решение.

Открытые опросники предусматривают свободные ответы без каких-либо особых ограничений. Испытуемые дают ответ по своему усмотрению. Стандартизация обработки достигается путем отнесения произвольных ответов к стандартным категориям. Открытые опросники наряду с достоинствами (получение развернутой информации об испытуемом, проведение качественного анализа ответов) имеют и определенные недостатки: сложность формализации ответов и их оценок, трудности интерпретации результатов, громоздкость процедуры и большие затраты времени.

Форма ответов в личностных опросниках может быть представлена также в виде шкалы измерений. В этом случае предполагается оценка тех или иных утверждений по выраженности в них качества, представленного шкалой в виде отрезка прямой (например, двухполюсная шкала: трудный-легкий, хороший-плохой). Обычно используются шкалы с тремя, пятью или семью подразделениями, обозначенными на отрезке прямой. Испытуемый должен отметить степень выраженности оцениваемого качества.

По содержанию личностные опросники могут быть подразделены на опросники черт личности, опросники типологические, опросники мотивов, опросники интересов, опросники ценностей, опросники установок.

Опросники-анкеты служат для получения информации о человеке, не имеющей непосредственного отношения к его психологическим особенностям (например, для получения данных об истории его жизни). Они предполагают жестко фиксированный порядок, содержание и форму вопросов, четкое указание формы ответов. Ответы могут даваться опрашиваемым наедине с самим собой (заочный опрос), либо в присутствии экспериментатора (прямой опрос). Анкетные опросы классифицируются прежде всего по содержанию и конструкции задаваемых вопросов. Различают анкеты с открытыми вопросами, анкеты с закрытыми вопросами и анкеты с полузакрытыми вопросами (отвечающий может выбрать ответ из числа приведенных или дать свой собственный). В анкетных опросах часто комбинируют все варианты: открытые, закрытые, полузакрытые. Это повышает обоснованность и полноту информации.

Среди опросников-анкет в психодиагностических целях широко используются биографические анкеты, предназначенные для получения информации об истории жизни человека. Чаще всего эти вопросы касаются возраста, состояния здоровья, семейного положения, уровня и характера образования, специальных навыков, продвижения по службе и других относительно объективных показателей. Они помогают собрать информацию, необходимую для достоверной интерпретации показателей тестов.

Личностные опросники

Высказывания субъекта — показания его самонаблюдения должны быть взяты не как совокупность положений, заключающих в себе готовую истину о субъекте, а как более или менее симптоматические проявления, истинная природа которых должна быть выявлена исследователями в результате их сопоставления с соответствующими объективными данными. Объективный анализ высказываний испытуемого приводит нередко к результатам, отличным или даже прямо противоположным их непосредственному содержанию.

Личностные опросники

Личностные опросники — Самая распространённая категория психологических тестов. Состоят из списка вопросов или суждений. Благодаря тому, что в опроснике можно спросить про что угодно, существует много разных типов опросников разного предназначения. К личностным опросникам относятся и такие «монстры» как MMPI и 16-PF, и простые опросники, состоящие из 10-20 вопросов. Как правило личностные опросники диагностируют особенности характера, темперамента, межличностных отношений, мотивационную и эмоциональную сферу.

Многофакторные опросники Личностные опросники, включающие в себя до десяти и более шкал: MMPI, 16-PF, ПДО, опросник Шмишека и другие.

Опросники межличностных отношений Личностные опросники, направленные на изучение особенностей межличностного взаимодействия. Оценка агрессивности в отношениях. Оценка психологического климата. Оценка уровня общительности. Диагностика установок в межличностных отношениях. Коммуникативные склонности. Уровень аффилиации. Стили руководства.

Опросники мотивационных особенностей Личностные опросники, так или иначе предназначенные для изучения мотивационной сферы личности: мотивация достижения, мотивация избежания неудач, мотивация одобрения.

Опросники психического благополучия Личностные опросники, оценивающие уровень нервно-психической адаптации, тревожность, нервно-психическую устойчивость, невротизацию, социальную адаптацию.

Опросники самоотношения Личностные опросники, направленные на изучение особенностей самоотношения испытуемого. Тесты на самоуверенность, самооценку, зависимость-независимость.

Опросники темперамента Диагностика темперамента по Стреляу, Айзенку, Русалову.

Опросники ценностей Личностные опросники, направленные на изучение ценностно-смысловой сферы личности. Диагностика ценностных ориентаций. Жизненные ценности.

Опросники эмоциональных особенностей Оценка значимости эмоций, общий уровень эмоциональности, гедонизм, эмоциональное выгорание.

Разные опросники Личностные опросники, не вошедшие в другие категории.

Тесты на активность Тесты на работоголизм, общую активность, способы выхода из сложных жизненных ситуаций.

С. Л. Рубинштейн

Личностные опросники — классический образец субъективного диагностического подхода. Опрос — один из наименее надежных способов получения знания о личности, и поэтому вполне понятно давнее стремление исследователей к его объективации. Это находит свое выражение прежде всего во все более возрастающих требованиях к надежности и валидности личностных опросников.

Прототипом современных личностных опросников, как уже отмечалось, считается разработанный Р. Вудвортсом (Woodworth, 1917) «Бланк данных о личности», предназначенный для скрининга призываемых на военную службу (вопросы касались отклонений в поведении и были разработаны на основе изучения автором невротической симптоматики). За прошедшие десятилетия опросники получили широчайшее распространение в диагностических исследованиях во всем мире.

Формирование отношения к личностным опросникам в советской психологии проходит через разные этапы. В 1950-е гг. они были фактически неизвестны научной общественности и полностью отвергались в качестве инструмента изучения личности. При этом указывалось, что «распространенные в Америке характерологические анкеты и «инвентари», в сущности, представляют надругательство над человеком». В конце 1960-х гг. их, как и другие психодиагностические методики, начинают робко, а затем все более активно применять вплоть до того, что возникает, по мнению Б. В. Зейгарник (1971), «эпидемия опросников». Характеризуя эту «эпидемию», следует заметить, что действительно, к началу 1940-х гг. опросники становятся весьма популярными в СССР. Однако это, как правило, лишь внешне схожие с зарубежными, кустарные методики, о валидности и надежности которых речь даже не велась, поскольку психометрические характеристики диагностических инструментов находились еще вне поля зрения исследователей.

Ныне нашими психологами уделяется все более возрастающее внимание вопросам конструирования личностных опросников, психометрически корректной адаптации зарубежных, разработке оригинальных шкал, проблемам валидности и надежности. Тем не менее еще очень редки работы, в которых опросники не просто используются для получения каких-либо данных о личности (таких работ очень много), а сами выступают в качестве объекта изучения. Простота применения опросников, легкость обработки полученных результатов, их наглядность, обоснованность зарубежных интерпретационных схем многочисленными и, кажется, вполне убедительными исследованиями, — все это часто порождает иллюзию, что в итоге мы располагаем объективным и достоверным знанием о личности. Опасность этой иллюзии в том, что она уводит от подлинно научного, углубленного изучения личности, подменяя его внешне достоверными показателями и корреляциями.

Работая с личностными опросниками, которые были, есть и в обозримом будущем будут наиболее популярными инструментами оценки личности, каждый специалист-психолог должен четко знать, что представляют собой эти психодиагностические методики, что скрывается за их фасадом. Этому и посвящена настоящая глава, в которой рассмотрены классификации опросников, формы вопросов и представления результатов. Значительное внимание уделено одной из «критических» проблем — проблеме достоверности данных, получаемых с помощью личностных опросников. Отдельные разделы посвящены анализу теоретических оснований опросников и вопросам, связанным с их разработкой.



Личностные опросники Айзенка

Личностные опросники Айзенка – серия личностных опросников, предназначены для диагностики нейротизма, экстраверсии – интроверсии и психотизма, разработаны Г. Айзенком с сотрудниками. Личностные опросники Айзенка являются реализацией типологического подхода к изучению личности.

Г. Айзенк в своих работах неоднократно указывал на то, что его исследования вызваны к жизни несовершенством психиатрических диагнозов. По его мнению, традиционная классификация психических заболеваний должна быть заменена системой измерений, в которой представлены важнейшие характеристики личности. При этом психические расстройства являются как бы продолжением индивидуальных различий, наблюдаемых у нормальных людей. Изучение работ К. Юнга, Р. Вудвортса, И. П. Павлова, Э. Кречмера и других известных психологов, психиатров и физиологов позволило предположить существование трех базисных измерений личности: нейротизма, экстра-, интроверсии и психотизма. Кратко остановимся на описании этих личностных измерений (в том виде, как они представлены в последних публикациях Г. Айзенка).

Нейротизм (или эмоциональная неустойчивость) представляет собой континуум от нормальной аффективной стабильности до ее выраженной лабильности. Нейротизм не тождествен неврозу, однако у лиц с высокими показателями по данной шкале в ситуациях неблагоприятных, например стрессовых, может развиться невроз. Нейротическая личность характеризуется неадекватно сильными реакциями по отношению к вызывающим их стимулам.

Заимствуя у К. Юнга понятие экстраверсии и интроверсии, Г. Айзенк наполняет их иным содержанием. У К. Юнга это типы, различающиеся направленностью либидо, для Г. Айзенка – комплексы коррелирующих между собой черт (см. также о понятиях экстратенсии и интроверсии у Г. Роршаха – тест Роршаха). Характеризуя типичного экстраверта, Г. Айзенк отмечает его общительность, широкий круг знакомств, импульсивность, оптимистичность, слабый контроль над эмоциями и чувствами. Напротив, типичный интроверт – это спокойный, застенчивый, интроспективный человек, который отдален от всех, кроме близких людей. Он планирует свои действия заблаговременно, любит порядок во всем и держит свои чувства под строгим контролем.

По Г. Айзенку, высокие показатели по экстраверсии и нейротизму соответствуют психиатрическому диагнозу истерии, а высокие показатели по интроверсии и нейротизму – состоянию тревоги или реактивной депрессии. Измерения экстра-, интроверсии и нейротизма, которыми оперирует Г. Айзенк, в работах Р. Кэттелла рассматриваются в качестве факторов второго порядка (см. опросник «Шестнадцать личностных факторов»).

Психотизм, как и нейротизм, континуален (норма – психотизм). В случае высоких показателей по этой шкале можно говорить о предрасположенности к психическим отклонениям. Психотическая личность (не патологическая) характеризуется Г. Айзенком как эгоцентрическая, эгоистическая, бесстрастная, неконтактная.

Большое внимание Г. Айзенк в своих исследованиях уделяет сбору экспериментальных данных, подтверждающих универсальность предложенных им измерений личности. Для этого он привлекает факторный анализ результатов многочисленных и разнородных тестов (методик), с помощью которых обследуются критериальные группы. Первоначально на основе комплекса признаков, дифференцирующих здоровых людей и больных неврозом, был выделен фактор нейротизма, позднее – фактор экстра-, интроверсии, под который Г. Айзенк в течение длительного времени стремился подвести физиологическую основу, используя ряд положений теории И. П. Павлова. В последние годы аналогичным путем обосновывается фактор психотизма. Например, одним из доказывающих экспериментов является обследование групп психотических больных, больных неврозами и здоровых лиц с помощью тестов на остроту зрения, способность опознания «зашумленных» объектов, кожно-гальванической реакции и т. п. Показано, что эти группы дифференцируются по двум факторам – нейротизму и психотизму. Остается неясным, чем руководствовались исследователи, составляя такие наборы тестов. Использованные показатели лишены теоретического обоснования, а применительно к нейротизму и психотизму не могут быть поняты в качестве внутренних условий, вызывающих невротические и психотические симптомы. И в то же время нейротизм и психотизм в случае их выраженности понимаются в качестве «предрасположенности» к соответствующим заболеваниям. Личностные измерения, предложенные Г. Айзенком, следует рассматривать как некоторые поведенческие характеристики, значение которых определяется их отношением к достаточно широкому кругу жизненных ситуаций.

Первый из опросников Г. Айзенка – «Моудслейский медицинский опросник» (Maudsley Medical Questionnaire, или MMQ, от названия клиники, в которой был создан) – был предложен в 1947 г. Он предназначен для диагностики нейротизма и состоит из 40 утверждений, с которыми обследуемому предлагается согласиться («Да») или не согласиться («Нет»).

Примеры.

1. Время от времени у меня случаются головокружения.

2. Я беспокоюсь о своем здоровье.

Утверждения были отобраны из уже известных к тому времени опросников, при этом автор опирался на клинические описания невротических расстройств. MMQ стандартизировался на материале обследования двух групп: невротиков (1000 человек) и нормальных (1000 человек). Среднее количество ответов, совпадающих с ключом, у здоровых лиц составляло 9,98, а у невротиков – 20,01. Детальный анализ ответов, полученных по каждому утверждению MMQ (при учете различий в психиатрических диагнозах), показал, что с помощью опросника могут быть дифференцированы два типа невротических расстройств: истерические и дистимические. Исходя из этих результатов, Г. Айзенк предположил, что ответы на утверждения MMQ позволяют сделать заключение и о позиции обследуемого на шкале другого измерения личности, постулируемого этим исследователем, экстраверсии – интроверсии. Этим была начата работа по конструированию нового личностного опросника. MMQ в психодиагностических исследованиях применения не нашел. Вслед за MMQ был предложен «Моудслейский личностный опросник» (Maudsley Personality Inventory, или MPI), опубликованный в 1956 г. Он предназначен для диагностики нейротизма и экстраверсии – интроверсии. MPI состоит из 48 вопросов (по 24 на каждое измерение), на которые обследуемый должен ответить «Да» или «Нет». Предусмотрен случай, когда обследуемый затрудняется ответить («?»). За ответ, совпадающий с ключом, дается 2 балла, а за «?» – 1 балл. MPI разрабатывался в соответствии с теоретическими представлениями Г. Айзенка об экстраверсии – интроверсии и нейротизме и с учетом данных, полученных с помощью первого опросника.

Приведем примеры вопросов по шкале экстраверсии – интроверсии.

1. Склонны ли вы действовать быстро, решительно?

2. Считают ли вас человеком живым, общительным?

Основанием для разработки MPI послужили данные о том, что шкалы ратимии (беззаботности) и циклоидной эмоциональности опросника Гилфорда – Мартина (один из опросников, разработанных Дж. Гилфордом с сотрудниками) дифференцируют невротиков в соответствии с теоретическими предположениями Г. Айзенка. Больные истерией по шкале ратимии получали большее количество баллов, нежели лица, страдающие реактивной депрессией и навязчивыми состояниями. В изученных клинических группах количество баллов по шкале циклоидной эмоциональности также было больше, чем у здоровых. На этой основе Г. Айзенк приступил к созданию MPI.

Предварительные исследования были проведены с использованием перечня из 261 вопроса, заимствованного из разных опросников. По результатам, полученным по шкале ратимии и циклоидной эмоциональности, были выделены (отдельно среди мужчин и женщин) две группы. Затем провели разделение на группы с высокими и низкими показателями. Используя критерий X2, осуществили анализ ответов на каждый вопрос. В итоге получили две группы вопросов, ответы на которые наиболее различались. На их основе построили две шкалы – экстра-, интроверсии и нейротизма – по 24 вопроса в каждой. С помощью установленных ранее ключей сравнили результаты исходных групп. Для отдельных вопросов были рассчитаны коэффициенты интеркорреляции, подвергнутые затем факторному анализу. Два выделенных фактора соответствовали первоначально предположенным – экстра-, интроверсии и нейротизму.

Коэффициент надежности MPI, определенный путем расщепления, для шкалы нейротизма составлял 0,85-0,90, для шкалы экстра-, интроверсии – 0,75-0,85, коэффициенты ретестовой надежности – 0,83 и 0,81 соответственно. Валидностъ обеих шкал MPI устанавливали способами, которые признаны многими исследователями методически несостоятельными, поэтому она не доказана. Обнаружена корреляция между шкалами экстра-, интроверсии и нейротизма с коэффициентом 0,15-0,40, что противоречит исходному положению Г. Айзенка о независимости данных измерений личности. Разработан сокращенный вариант MPI из 12 вопросов. Коэффициенты корреляции с полным опросником составляют по шкале нейротизма 0,86, по шкале экстра-интроверсии – 0,87.

Практическое использование MPI показало значительные расхождения между получаемыми данными и теоретическими предсказаниями автора (особенно в клинических группах). Г. Айзенк не смог убедительно опровергнуть высказанные во многих зарубежных работах замечания, однако, несмотря на критику, MPI долгое время применяли в зарубежных психодиагностических исследованиях.

На основе дальнейших исследований Г. Айзенка и сотрудников, направленных на анализ составляющих экстра-, интроверсии и нейротизма как базисных личностных измерений, был предложен новый опросник, получивший название «Личностный опросник Айзенка» (Eysenck Personality Inventory, или EPI). Опубликован в 1963 г., состоит из 48 вопросов, предназначенных для диагностики экстра-, интроверсии и нейротизма, а также 9 вопросов, составляющих шкалу лжи, по которой определяется наличие у обследуемого тенденции представить себя в лучшем свете (см. шкалы контрольные). Ответы, совпадающие с ключом, оцениваются в 1 балл (ответы только «Да» или «Нет»). Разработаны две эквивалентные формы опросника – А и В.

Число обследованных в ходе разработки ЕРI превышает 30 000 человек. Испытуемые были разделены на группы в зависимости от проявлений диагностируемых характеристик. Изучались ответы лиц, отнесенных компетентными экспертами в группы экстравертов или интровертов, невротиков или эмоционально уравновешенных. На основе полученных данных определялась дискриминативная возможность каждого вопроса. В ходе разработки ЕРI было установлено, что экстраверсия является фактором высшего порядка и, следовательно, в вопросах должны быть в более или менее равной доле представлены факторы низшего порядка. Прежде всего речь идет о таких выделенных Г. Айзенком компонентах экстраверсии, как импульсивность и общительность.

Коэффициенты ретестовой надежности EPI для фактора экстра-интроверсии составляют 0,82-0,85, для фактора нейротизма – 0,81-0,84, коэффициент надежности методом расщепления – 0,74-0,91. В зарубежных исследованиях сообщается о достаточной валидности EPI, иногда эти данные оспариваются. В данном опроснике существенно изменилось значение коэффициента интеркорреляции между шкалами (от +0,12 до -0,16), что соответствовало теоретическим предположениям Г. Айзенка. Предложен сокращенный вариант EPI, состоящий из 12 вопросов. Показатели корреляции с полным вариантом по шкале экстра-, интроверсии – 0,81, нейротизма – 0,79. Созданы варианты EРI для обследования детей и подростков. EPI широко используется в отечественных исследованиях, однако его адаптация полностью не завершена.

В 1969 г. Г. Айзенк и С. Айзенк публикуют новый опросник под названием «Айзенка личностный опросник» (Eysenck Personality Questionnaire, или EPQ), который предназначен для диагностики нейротизма, экстра-, интроверсии и психотизма. Так же, как и в EPI, в него включена шкала лжи. Опросник состоит из 90 вопросов (по шкале нейротизма – 23, по шкале экстра-, интроверсии – 21, по шкале психотизма – 25, по шкале лжи – 21). Однако обычно используют вариант, состоящий из 101 вопроса (из них 11 вопросов – буферные, ответы на которые не учитываются).

Примеры вопросов по шкале психотизма.

1. Будете ли вы употреблять наркотические препараты, способные оказать непредвиденное или опасное воздействие?

2. Испытываете ли вы чувство жалости, сострадания к животному, попавшему в ловушку?

Изучение валидности личностного измерения «психотизм» осуществлялось обычным для исследований Г. Айзенка путем поиска экспериментальных коррелятов психотизма, сравнением результатов, полученных в группах здоровых и больных. Полученные данные спорны. Коэффициенты ретестовой надежности (месячный интервал) опросника в различных группах по шкале психотизма составляют 0,51-0,86, по шкале экстра-, интроверсии 0,80-0,92, по шкале нейротизма – 0,74-0,92, по шкале лжи 0,61-0,90. Разработан вариант опросника для обследования детей и подростков (от 7 до 15 лет).

Во многих зарубежных исследованиях аргументировано доказывается, что введение такого личностного измерения, как психотизм, не имеет научного обоснования, экспериментальные данные противоречивы, а использование шкалы психотизма на практике может способствовать появлению ложных диагностических ориентиров.








sitemap
sitemap