Просветительская деятельность декабристов в Бурятии



Министерство образования и науки РБ

ГОУ «Новоселенгинская школа-интернат

среднего (полного) общего образования»

Районная НПК,

«Шаг в будущее»

Номинация — «Краеведение»

“Просветительская деятельность декабристов

в Бурятии”.

Подготовила: Дамбаева Баярма

11 класс

Руководитель Дугаржапов Д.Д.

с. Новоселенгинск — 2010 год

Содержание.

Введение.

Просветительская деятельность декабристов в Бурятии

Заключение.

Список использованной литературы.

Введение.

Почти 185 лет назад в России произошло событие, которое обозначило новую полосу ее исторического развития. Восстанием декабристов началась история организованного революционного движения в нашей стране. Посвятив свою жизнь борьбе за новую Россию, декабристы вместе с тем вписали славные страницы в историю русской культуры. Не было ни одной области духовной жизни, в которую поколение декабристов не внесло бы свой вклад, где они не проявили бы свое революционное новаторство, свою неуемную страсть к познанию, где не сказывались бы их борьба против консервативных норм, удушающих живую мысль и творческую инициативу.

Большинство деятелей декабризма отличал энциклопедический интерес к науке, литературе, искусствам. О широте кругозора декабристов свидетельствует все их наследие – книги, статьи, письма, мемуары и большой массив еще не опубликованных архивных материалов. Так, член Северного общества Г. Батеньков, по образованию инженер, известен как автор первой русской книги о дешифровке египетских иероглифов. Он же сочинял стихи, оставил статьи и заметки по вопросам философии, эстетики, истории, математики, этнографии. Николай Бестужев, литератор и живописец, увлекавшийся многими отраслями знаний, считал стремление к универсализму одной из примет своего поколения: он утверждал, что и художник должен выходить за пределы своей профессии, он “должен быть и историком, и поэтом, и наблюдателем (то есть исследователем)”.1

Но дело не только в том, что отдельным декабристам принадлежат те или иные произведения в области культуры, науки, искусства, и не в их универсализме. Декабристы считали, что само по себе обладание знаниями еще не является решающим критерием общественной ценности человека. Тот же Н. Бестужев писал: “Какая разница между ученым и просвещенным человеком? Та, что науки ученому делают честь, а просвещенный делает честь наукам”.1

Попытка декабристов преобразовать Россию революционным путём была оборвана трагическим разгромом восстания на Сенатской площади. Разгром восстания 14 декабря 1825 года развеял надежды декабристов на революционные преобразования в России. Но, брошенные в тюрьмы, находившиеся на каторге и в ссылке, они в большинстве своем не только остались верны прежним убеждениям, но и мучились новыми вопросами о судьбах родины, стремились в труднейших условиях приносить ей посильную пользу.

Участники выступления на Сенатской площади явились и первыми историографами декабристского движения. Но широкий размах научная разработка история декабризма приобрела значительно позже, уже в советское время.

Цель моей работы — изучение деятельности декабристов после восстания, особо о просветительской работы среди широких масс населения.

Так Г. П. Шатрова, автор изданной в Томске книги “Декабристы и Сибирь”, считает, что “именно в просветительстве декабристы нашли свое новое назначение в революционном движении после поражения восстания”. 1

Эту точку зрения разделяет другой автор В. Г. Кокошко, который писал, что декабристы “свою культурно – просветительскую деятельность в Сибири…рассматривали как продолжение прежней борьбы с феодально-абсолютистским строем”.1

Для реализации этой цели рассматриваются следующий вопрос:

Характеристика просветительско-педагогической деятельности декабристов после разгрома восстания.

Для решения поставленных в дипломной работе задач мною использованы ряд документальных публикаций и научная литература по истории декабристского движения, особенно документы и литература о сибирском периоде жизни и деятельности декабристов.

Просветительская деятельность декабристов в Бурятии.

К просветительской деятельности декабристы начали активно готовиться, будучи узниками Петровского каземата в Петровской “каторжной академии”. Они усиленно занимались самообразованием, делились друг с другом знаниями в различных отраслях наук и уже в то время искали возможности воспитания молодого поколения.

Благодаря настойчивости им удалось открыть школу для детей местных жителей. Школа работала 8 лет, вплоть до отбытия декабристов на поселение. Обучение в казематской школе было строго дифференцированным: одних детей готовили в высшие учебные заведения, других – в уездные училища, третьих учили начальной грамоте и всех – ремеслам. Обучение было столь успешным, что ученики декабристов поступали даже в Горный институт, Академию Художеств, Петербургский технологический университет.

Характерной особенностью Сибири и Бурятии в том числе являлось то, что она была краем низших учебных заведений. Но даже школ, дающих самые элементарные знания, было явно недостаточно для удовлетворения потребности в обучении детей. Поэтому сибиряки предпочитали обучать детей частным образом, а не отдавать детей в городские училища, расположенные порой за десятки и сотни километров: это и стоило намного дешевле, и дети как подсобная рабочая сила оставались дома.

По выходу на поселение “государственным преступникам” разрешалось заниматься земледелием, торговлей и промыслами, медицинской практикой, но категорически запрещалось обучать детей, так как правительство опасалось, и не без основания, их влияния на молодое поколение. Однако декабристы выискивали пути обхода подобных запретов и почти все занимались педагогической деятельностью. При этом они не просто продолжали существовавшую и ранее в Сибири учительскую практику ссыльных, но подняли ее на более высокую ступень: создавали учебники и учебные пособия, разрабатывали и внедряли новые прогрессивные методы обучения.

Так, М.И.Муравьев – Апостол, прибывший в 1828 году в Вилюйск, занялся устройством школы для детей разных сословий и национальностей. Декабрист обучал их чтению, письму и арифметике, а за неимением удовлетворительных учебников сам составил несколько учебных пособий.

Чтению, письму, арифметике, географии, истории и различным ремеслам обучали детей разных сословий и национальностей С.Кривцов и братья А. И П.Беляевы в Минусинске в открытой ими по просьбе “мещан, крестьян близлежащих деревень” школе. За неимением учебника математики они пользовались лекциями П.С.Бобрищева – Пушкина, прослушанными в Петровском каземате (пригодился опыт каторжной академии). Следует отметить, что Минусинская школа декабристов формально считалась платной, но плата носила номинальный характер и взималась только за обучение детей богатых родителей.

Один из пионеров применения в России системы взаимного обучения В.Ф.Раевский, проживший в с. Олонки с 1828 года до конца своих дней, на свои скромные средства нанял помещение и учителя и стал разъяснять крестьянам пользу просвещения. Однако успех к нему пришел не сразу, поскольку власти внушали населению, что от грамоты происходит “помрачение ума”. Однако вскоре школу начали посещать не только дети, но и взрослые, что “по тем временам было удивительно”.1

Широко развернул просветительскую деятельность с выходом на поселение Д.И.Завалишин – бывший преподаватель Кадетского корпуса (1821 – 1823 гг.). Его общественной активности в значительной мере обязано Забайкалье открытием ряда сельских приходских училищ, возобновлением работы в Чите казачьей и солдатской школ, закрытых из – за недостатка учебников: декабрист за свой счет снабдил их учебными пособиями и работал в них учителем. Д.И.Завалишин открыл в Чите школу для мальчиков и девочек “всякого звания и сословия”, в которой обучал детей грамматике, арифметике, истории, географии ремеслам. В 60 – х годах XIX века он выступил со статьями по вопросам воспитания в московском журнале “Современная летопись”, опираясь в них наряду с другими материалами на педагогический опыт декабристов в Восточной Сибири.

Декабристы считали, что в улучшении благосостояния народа большую роль наряду с просвещением играет квалифицированный труд, поэтому они придавали большое значение трудовому воспитанию учащихся.

Братья Н. А. и М. А. Бестужевы еще при организации казематской школы для детей служащих и мастеровых Петровского завода были инициаторами трудового обучения детей. Они приучали своих учеников к труду и порядку, не различая их по происхождению.

Николай и Михаил Бестужевы и Константин Торсон стали просветителями Бурятского края. В доме Константина Петровича Торсона была устроена школа для совместного обучения мальчиков и девочек, бурят и русских, в которой обучали общеобразовательным предметам и ремесленному делу. В этой школе царил дух содружества, особо успевающих награждали подарками – книгами, инструментами и одеждой, отстающим помогали все вместе, подбадривали их.

Школа Николая и Михаила Бестужевых, Константина Торсона в Селенгинске, как и другие декабристские школы, не могла не подвергаться нападкам местного начальства. Она выдавалась ее устроителями нередко за “хозяйство” Бестужевых, в котором подростки якобы работали по найму, занимаясь ремеслом. Ученики этой школы, поступившие в Иркутскую и Казанскую гимназии, были там в числе лучших, а те, кто проходил полный курс средней школы, успешно поступал затем в высшие учебные заведения. А. М. Лушников – в Академию художеств, А. В. Янучковский – в Петербургский горный институт, а Алексей Старцев – в медицинский институт.

Наибольшие успехи показали ученики Бестужевых и Торсона в профессионально – технической области. Бывая в улусах, Николай Александрович и Михаил Александрович Бестужевы знакомили их жителей с различными ремеслами, приглашали бурят отдавать сыновей в свою школу, где их научат ремеслу. Бурятские кочевники нередко сами приезжали к Бестужевым поучиться тому или иному ремеслу, запастись необходимыми инструментами, они охотно отдавали детей в школу к “чудо – мастерам”, которые к тому же многих учеников кормили и одевали бесплатно. Кочевники развезли славу о Бестужевых по бескрайним бурятским просторам. Помощником по ремесленному обучению был в школе бурят Сарампилов, который учился у Н. А. Бестужева в казематской школе на Петровском заводе.

Примечательно, что постаменты памятников умершим в Селенгинске Н.А.Бестужеву и К.П.Торсону вытесал их ученик бурят Анай Унганов.

Сестры Бестужевы – Елена, Ольга и Мария Александровны – обучали девочек ремеслу. Ремеслам вместе с девочками учились и взрослые женщины – русские и бурятки.

Вопрос о женском просвещении, поставленный на повестку дня передовой мыслью России, волновал и декабристов. Однако сопротивление консервативных сил было так велико, что в первой четверти XIX века не было открыто ни одной женской школы. Количество же девочек, обучавшихся вместе с мальчиками в отдельных приходских и уездных училищах, исчислялось единицами. И только во второй четверти XIX века, уже в значительной мере под влиянием декабристов, в Сибири появилось несколько женских учебных заведений: Сиропитательный дом Медведниковой и Институт для “девиц благородного и духовного звания в Иркутске. Однако их состав был крайне малочисленным. В учебных заведениях, по данным А.Саблина, обучалось не более 150 человек.

Деятельность ссыльных декабристов охватывала все стороны общественной жизни Сибири, вовлекая представителей местного общества. Постоянные негласные связи с Центральной Россией, с родными и близкими декабристы смогли установить при содействии друзей из местной среды. Такие нелегальные связи были необходимы политическим изгнанникам для информации о происходящих в стране и за рубежом событиях, для пересылки литературных произведений, а позднее – для получения и распространения вольных изданий А. И. Герцена и другой запрещенной литературы. С другой стороны, передовые круги забайкальского общества привлекали декабристов к своим прогрессивным начинаниям, в частности к сотрудничеству в рукописных и печатных изданиях края.

Декабристы хотели быть полезными, деятельными, “а не тунеядными”, поэтому просили разрешения печататься, на что Бенкендорф ответил: “ …Я считаю неудобным дозволять государственным преступникам посылать свои сочинения для напечатания в журналах, ибо сие поставит их в сношения, несоответственные их положению”.1

И все же отдельные произведения декабристов увидели свет, хотя публикации были связаны с последующим выяснением и полицейскими дознаниями.

Начало было положено еще в 1830 – х гг., когда в Кяхте, впервые в истории края, стали издаваться рукописная газета “Кяхтинская стрекоза” и журнал “Кяхтинский литературный цветник”. Издателем газеты был Александр Иванович Орлов, городской штаб – лекарь Кяхты. К сожалению, ни один номер этих изданий до наших дней не дошел. По отрывочным сведениям Михаила Александровича Бестужева, тираж газеты доходил до 60 экземпляров – довольно значительное количество для рукописного издания. Газета расходилась не только в Кяхте, но и за ее пределами, в частности, В Петровском заводе, где с ее номерами знакомились декабристы. Целью газеты являлось “изображение местности кяхтинской в литературном, статистическом, топографическом и этнографическом отношениях”.2

В обстановке постоянного полицейского надзора, не имея возможности выступать в центральной периодической печати, декабристы поддерживали сибирских литераторов в их намерении издавать свои журналы и газеты.

Идея создания альманаха с символическим названием “Зарница” принадлежала П.А.Муханову. Он предполагал включать в альманах повести , стихи и басни, написанные в тюремных казематах П.С.Бобрищевым — Пушкиным, А.П.Барятинским, В.Л.Давыдовым, Ф.Ф.Вадковским, В.П.Ивашевым и другими. Но альманах так и не был выпущен, а рукописи, приготовленные для него, затерялись.

В последующие годы в Восточной Сибири появилась серия рукописных изданий: сатирическая газета сибирского писателя С.И.Черепанова в Тунке, “Домашний собеседник” Н.И.Виноградского в Иркутске, “Метляк” А.И.Орлова в Верхнеудинске. В связи с переводом в Иркутск Орлов намеревался и там выпускать журнал, подобный “Метляку”.

Трудно переоценить значение рукописных журналов в деле просвещения Сибири. Они способствовали собиранию и объединению литературных сил Забайкалья, формированию культурных и литературных интересов передовой части населения. Сотрудники журналов и газет звали к изучению богатейшего сибирского края, пробуждали у читателей любовь к нему и гуманное отношение к малым народам, населяющим Сибирь; занимались собиранием русского и национального фольклора. Рукописные журналы вызывали живой отклик у передовой части населения, их читали и обсуждали в кружках любителей литературы Иркутска, Читы, Кяхты, Нерчинска.

Рукописные издания были своеобразным связующим звеном между декабристами и сибирским обществом, литераторами Забайкалья и Восточной Сибири.

Рукописные журналы давали возможность сибирякам систематически заниматься литературным творчеством. Так, В.И.Вагин, журналист – публицист и историк, с сожалением писал о прекращении выхода газеты “Домашний собеседник”: “Это было для меня очень дурно, потому что долго после того, занятый службой, я не писал ничего серьезного, или вернее принимался за многое, но ничего не оканчивал; нежелательно было трудиться”.1

Декабристы сделали все, чтобы пробудить интерес к политической и культурной жизни не только в среде сибирской городской интеллигенции, но и сельского населения.

В конце 40 – х – начале 50 – х гг. Сибирь все еще не имела своего печатного органа, по – прежнему выходили рукописные журналы и газеты.

Наконец, в январе 1860 года иркутяне получили разрешение издавать частную газету “Амур”, а забайкальцы в мае 1862 года – “Кяхтинский листок”. Выход “Кяхтинского листка” был тепло встречен сибиряками. “Мы радовались и радуемся, что Восточная Сибирь пробуждается, что она подымается на ноги. А ведь известно, что первым признаком поднятия на ноги человека почитается требование слова. Восточная Сибирь потребовала его”.2

Однако уже в апреле 1862 года прекратила свое существование газета “Амур”, после 18 номера – и “Кяхтинский листок”.

Параллельно с этими газетами был подготовлен и рукописный сборник “Либералист” (1860 – 1863 гг.), куда вошли политические сочинения, запрещенные цензурой. В этот сборник были включены произведения декабристов К.Ф.Рылеева и предположительно В.Ф.Раевского, то есть идеи декабристов проникали в сознание сибиряков и оказывали влияние не только при непосредственном общении их друг с другом, но и через произведения декабристов, распространяемые в рукописях.

Доктор Н.А.Белоголовый вспоминал: “Декабристы своим влиянием разбудили во мне живую душу и приобщили ее к тем благам цивилизации, которые скрасили всю мою последующую жизнь”.1

Но декабристы занимались не только педагогический деятельностью и изданием рукописных и печатных журналов и газет. Вся их деятельность была посвящена будущим социально – экономическим, политическим и культурным преобразованиям общества, независимо от того, касалось ли это врачебной помощи местному населению, или шла речь о пропаганде музыки, живописи и т.п.

Так, по сообщениям современников, М.К.Кюхельбекер смотрел на свою врачебную деятельность в Баргузине “как на призвание”. А Н.А.Бестужев был известен как художник, талантливый чтец, актер. Бестужев написал портреты многих декабристов, а также современников – сибиряков – селенгинцев, кяхтинцев, верхнеудинцев, иркутян.

Также Николай Александрович Бестужев в Селенгинске и Кяхте для домашних и своих близких друзей устраивал иногда чтение художественной литературы и даже театрализованные представления, как сказали бы сейчас, “театр одного актера”.

Одним из благотворных влияний декабристов на сибирское общество было их сдерживающее воздействие на местную администрацию. При декабристах чиновники административного аппарата уже не решались идти на неограниченный произвол. Д. И. Завалишин, поселенный в Чите, с начала организации и образования Забайкальской области в 1851 году, принимал непосредственное участие в делах области или оказывал на них то или иное влияние. Через Д. И. Завалишина многие его товарищи, в частности, братья Бестужевы, не раз помогали обращавшимся к ним за советом или помощью крестьянам и местным жителям.

Заключение.

Вся деятельность ссыльных декабристов в Сибири была направлена на ускорение социально – экономического, общественно – политического и культурного развития края. В письмах, сочинениях, в практической деятельности, на общественном поприще декабристы поднимали актуальные вопросы современной им эпохи – вопросы развития народного образования, здравоохранения, подъема общего уровня культуры народных масс, продуманного освоения огромных пространств и несметных богатств сибирского края, распространения и утверждения передовых приемов хозяйствования, проблему будущности малых народностей Сибири. Они мечтали о создании благоприятных условий для развития этих народностей. Особенна ценна для нас деятельность декабристов, направленная на пробуждение общественного сознания сибиряков.

Декабристы всегда считали Сибирь неотделимой частью России. В своих суждениях о далекой восточной окраине они опирались на распространенное тогда в русском обществе представление о Сибири, Бурятии как суровом крае изгнания, население которого находится на чрезвычайно низком уровне экономического, культурного и нравственного развития. Поэтому в качестве основных программных задач по отношению к Сибири декабристы выдвинули демократизацию управления, подъем экономического благосостояния “восточных сибирских народов” и способствование “к смягчению суровых нравов и введению просвещения и образованности”.1

Ссылка на каторгу и вечное поселение обрекала декабристов на политическую, а часто и физическую смерть. Все было рассчитано на то, что изолированные от культурных центров, лишенные необходимой культурной пищи, в том числе книг, без права публикации своих научных и литературных произведений высокообразованные люди неизбежно будут обречены на “нравственное онемение” и духовную смерть. Этим планам не суждено было осуществиться.

Просветительство явилось той основой, которая объединяла как умеренно настроенную часть участников движения, так и революционную. Оно и позволило после разгрома восстания сохранить декабризм как единое и цельное течение и в конечном счете определило его место в общественно – политическом движении страны.

Следует заметить, что просветительство не было простым повторением идей программы “Союза благоденствия”. В сибирский период декабристы пришли к мысли, что движение должны осуществлять просвещенные массы во главе с армией под руководством тайного общества. Таким образом, это было просветительство с ориентацией на более широкие социальные слои.

Важнейшими чертами педагогической практики декабристов была комплексность обучения грамоте и ремеслам, применение методики взаимного обучения и дифференцированной работы с каждым учеником в зависимости от его способностей и успехов. Обучение в школах декабристов было по существу светским, несмотря на то, что работали они нередко под вывеской церковно-приходских школ и в их программах значились Закон Божий и священная история.

Декабристы считали, что в улучшении благосостояния народа большую роль наряду с просвещением играет квалифицированный труд, поэтому они придавали большое значение трудовому воспитанию учащихся.

Введя новые приемы и методы обучения, декабристы значительно расширили уровень общеобразовательной подготовки учащихся по сравнению с правительственными школами. В программах и педагогической практике школ декабристов большое внимание уделялось предметам естественнонаучного цикла, всемерному внедрению наглядности, использованию местного материала.

Многое из того, что вводили в своей учебно-воспитательной работе декабристы, нашло отражение и дальнейшее развитие в советской, а затем и российской педагогической практики.

Декабристы воспитывали своих учеников в духе гражданственности и патриотизма, любви к Родине и к родному краю, терпимости и уважения к другим народам, видя в них людей, которым предстоит преобразовать общество на более справедливых началах.

Они первыми приступили к созданию публичных библиотек и библиотек при начальных училищах, где их ранее не существовало.

Открыв женские школы на территории Сибири, они фактически первыми в России положили начало вовлечению женщин в сферу умственного труда.

Вся их деятельность была посвящена будущим социально – экономическим, политическим и культурным преобразованиям общества, независимо от того, касалось ли это врачебной помощи местному населению, или шла речь о пропаганде музыки, живописи и они сделали бы значительно больше для развития просвещения если бы их прогрессивным начинаниям не противодействовали представители царских властей. Но и то, что им удалось, дает основание датировать с начала ссылки декабристов в Сибирь новый этап в культурной жизни края.

Список использованной литературы.

1. Бахаев В.Б. Общественно – просветительская и краеведческая деятельность декабристов в Бурятии. Новосибирск, “Наука”,1980 г.

2. Бестужев Н.А. Статьи и письма. М., 1988 г.

3. Волк С.С. Исторические взгляды декабристов. М., 1958 г.

4. Восстание декабристов. Том 7. М. – Л. 1958 г.

5. Галактионов А.А., Никандров П.Ф. Русская философия IX – XIX веков. Л., ЛГУ, 1989 г.

6. Декабристы: Биографический справочник. М., “Наука”, 1988 г.

7. Декабристы и русская культура. Ленинград, “Наука”, 1976 г.

8. Дружинин Н.М. Декабрист И.Д.Якушкин и его ланкастерская школа. В кн.: В сердцах Отечества сынов. Иркутск, 1975 г.

9. Декабристы и Сибирь. Новосибирск, “Наука”, 1977 г.

10. Записки, статьи, письма декабриста И.Д.Якушкина. М., 1957 г.

11. Избранные социально – политические и философские произведения декабристов. Тома 1 и 2. М., 1951 г.

12. История Сибири. Том 2. Л., 1968 г.

13. Иллерицкий В.Е. Революционная историческая мысль в России (домарксистский период). М., “Мысль”, 1974 г.

14. Латышина Д.И. История педагогики: Воспитание и образование в России (10 – начало 20 вв.). М., “Форум”, 1998 г.

15. Литературное наследие декабристов. М., “Наука”, 1976 г.

16. Нечкина М.В. Декабристы. — М.: Наука, 1982 г.

17. Общественная мысль в России XIX века. Л., “Наука”, 1986 г.

18. Окунь С.Б. Декабрист М.С.Лунин. Л., ЛГУ, 1985 г.

19. Окунь С.Б. Ссыльные декабристы в Сибири. Л., ЛГУ, 1985 г.

20. Орлик О.В. Декабристы и европейское освободительное движение. М., “Мысль”, 1975

21. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР (XVIII — первая половина XIX века). М., “Педагогика”, 1973 г.

22. Поджио А.В. Записки декабриста. М., 1930 г.

23. Политическая ссылка в Сибири XIX – начало XX века. Новосибирск, “Наука”, 1987 г.

24. Проблемы истории русского общественного движения и исторической науки. М., “Наука”, 1989 г.

25. Ссыльные декабристы в Сибири. Новосибирск. “Наука”, 1985 г.

26. Федоров В.А. Декабристы и их время. М., МГУ, 1992 г.

27. Шатрова Г.П. Декабристы и Сибирь. Томск. 1962 г.



sitemap
sitemap