Проект Песни и сказки Тихого Дона



Тезисы доклада «Песни и сказки Тихого Дона».

Введение « Образ малой родины».

а) Актуальность.

б) Цели и задачи.

в) Методы исследования.

Основная часть.

а) Песня казаков.

б) Легенды и сказанья.

в) Донской говор.

г) Женщина – казачка.

д) Казачья одежда.

е) Казачий костюм.

Вывод :

«Народ, не знающий своей истории, культуры, не любящий свою родину, не знающий обычаи и традиции своей малой родины, обречен на исчезновение».

Заключение.



Список литературы.

Районная – научно – практическая конференция « Юный исследователь».

Исследовательская работа по краеведению ученицы МБОУ лицея № 7 Дегтярёвой Полины.

« Песни и сказки Тихого Дона».

Научный руководитель Малуха Н. В.

Содержание:

Введение « Образ малой родины».

а) Актуальность.

б) Цели и задачи.

в) Методы исследования.

Основная часть.

а) Песня казаков.

б) Легенды и сказанья.

в) Донской говор.

г) Женщина – казачка.

д) Казачьи фамилии.

е) Казачий костюм.

Вывод :

«Народ, не знающий своей истории, культуры, не любящий свою родину, не знающий обычаи и традиции своей малой родины, обречен на исчезновение».

Заключение.

Список литературы.

1.Введение.

У каждого возраста свои цели в жизни, свои трудности и радости. Детство – возраст учения. Много надо узнать человеку в детстве. Опоздаешь – не догонишь. А как узнать, где твоя цель? Как понять, каким ты можешь стать? Важно, кого ты выбираешь за образец, по каким принципам будешь жить.

Мы потомки славного и свободного племени – казачества. Обычаи и обряды казаков касались и полевых работ, и службы, и семейной жизни, передавались из поколения в поколение, от отца к сыну и внукам.

Воспитанию детей в казачьих семьях уделялось большое внимание. С детских лет в казачке воспитывали сознание того, что она будет хозяйкой дома и на ней будет держаться не только хозяйство, но и станичная мораль и обычаи. С малолетства казачке внушалось – самое главное в жизни – спокойная душа и чистое сердце, а счастье – в крепкой семье и достатке. Девочки с раннего возраста начинали работать: помогали матери по хозяйству, были няньками, учились вышивать, вязать на спицах и крючком. Жизнь девушек – казачек была ограничена строгими правилами: они проводили время дома или в кругу подруг. Под надзором бабушек они водили хороводы. Все девичьи праздники отмечались в узком кругу, куда приглашались только родственники. Дочерей очень любили, чтобы вырастали они гордыми казачками, которые смогут нести ответственность за свой дом, семью и вести себя с достоинством.

С материнским молоком и с воздухом Родины казачата воспитывали качества, необходимые воину: развивали силу и ловкость, сообразительность и смелость. Сына воспитывали гораздо строже, чем дочь, жизнь его с раннего возраста была заполнена трудом и обучением. С самого рождения казаки закаливали своих детей, приучали мальчиков к походной жизни. С пяти лет мальчишки работали в поле: погоняли волов на пахоте, пасли овец и другой скот. Но время для игр оставалось.

Игры были такими, чтобы в них казак обучался либо работе, либо воинскому искусству. Но самой главной задачей казачонка была учёба. Особым уважением пользовались школяры. Ими гордились в семьях, они вели себя на улице солидно и достойно. Те, кому посчастливилось учиться в кадетском корпусе или гимназии, были поимённо известны всем жителям станицы или хутора. Их приглашали на правление, сам атаман поздравлял с каникулами. Студентов и юнкеров даже старики звали по имени – отчеству.

Хорошо бы и сейчас современным детям и родителям не забывать эти традиции, тогда может быть меньше будет семейных конфликтов.

Поэтому при изучении этой темы я поставила перед собой следующие цели и задачи:

Познакомиться богатейшим языковым наследием казачества, обрядами, песнями, легендами.

Раскрыть свои творческие способности на примерах донского фольклора.

Изучить героическое прошлое Ростовской области, традиции Дона

2. Основная часть.

а) Казачьи песни.

Песня сопровождала казака в течение всей его жизни. Лёжа в колыбели, он слушал песни матери, подрастая, жил в атмосфере песен про казачьи подвиги, которые пел его дед. Казак и сам начинал петь, «играть» песни. Казаки поют не по нотам, а « играют» песню от души и сердца, научившись этому у своих дедов, бабушек и родителей.

Песни отражали главную обязанность казака –защищать Отечество. Они подчёркивали готовность казака к смертельной схватке с врагом, удаль молодецкую, пренебрежение к неудобствам и лишениям походной жизни. Но на первом месте в казачьих песнях стоит беззаветная преданность Родине и своему долгу. Песенный герой готов пострадать за другого, пожертвовать собой в минуту опасности ради брата и товарища.

Главной песней казаков был гимн, который был создан на основе песни Ф. И. Анисимова «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон», написанной в 1853 году. Эту песню пели донские казаки ещё в русско – турецкую войну. Позже, уже в 1918 году, текст был переделан, и песня стала донским гимном. Гимн Ростовской области был принят в 1996 году.

Но казаки любили не только походные песни, но и весёлые, игровые. Долгими зимними вечерами во время рукоделия казачки пели лирические песни. Для детей делали люльки с деревянными спинками и матери, укачивая детей, пели им колыбельные песни.

О казачьей песне можно сказать, что она рассказывала казаку о тои, что ждёт его впереди, как ему жить, с кого брать пример и где лежит граница между добром и злом.

В качестве музыкальных инструментов с успехом использовались свистульки, жужжалки, погремушки. Дети старшего возраста осваивали игру на балалайке, гуслях, рожке, свирели, гармонях.

Музыкальными инструментами были и предметы быта – коса, стиральная доска, ухват, печная заслонка, самоварная труба, расчёска. На Дону традиционно любили звон колокольчиков и бубенчиков. Звон бубенцов нес радость и оберегал от напастей и сглаза. Детям очень нравился инструмент, который называется «дрова». Он представляет собой ряд скрепленных между собой расколотых пополам деревянных чурочек и по звучанию напоминает ксилофон.

Шумовые инструменты применялись в плясках, некоторых величальных и хороводных песнях, в частушках. Песни лирические пелись чаще без аккопанемента.

б) Легенды и сказания.

По донской земле протекают множество рек и речушек. Но самая крупная из них – река Дон. Течение Дона медленно, величаво. Недаром в народе Дон зовётся тихим. Слово « Дон» в переводе с аланского означает просто « река» или вода. Много песен пели и поют казаки о любимой реке. И в песнях и в сказках Дон величают Ивановичем. Почему же Дон Ивановичем зовут?

Богата донская земля сказаньями и легендами. Что в них правда, а что выдумка – трудно понять.

«Сказка о том, почему Дон зовут Ивановичем»

Течет река Дон по золотым степям до бирюзовых гор. Зовут люди реку не просто Дон, а уважительно и ласково: Дон Иванович. Помнят об отце Дона, славном богатыре Иване. Передавали о нем легенды. Легенды превратились в предание, а потом и вовсе стали сказкой. А начиналась она так.

Одни люди собирают золото, другие — красивую одежду, а Иван собирал друзей. Столько их сходилось к его родному дому, что не вмещались все. Выходили и во двор, садились под громадный дуб, в густых ветвях которого иногда и месяц путался. Все собравшиеся славились добрыми подвигами, были они опорой слабым, совестью сильным. Были среди друзей Ивановых Богучар, Битюг и Маныч. Но наилюбимейшим другом Ивана был Воронеж-удалец. Иван бороду золотую гладит, а Воронеж крутит вороной ус. Добрая, спокойная сила у Ивана в глазах, а Воронеж задорно, хитро вокруг поглядывает. Любил Иван у Воронежа гостить и решил к нему отправиться. Много краев объездил Иван, но больше всего понравилась ему степь, безграничная, как его удаль, норовистая, признающая гостей, а не хозяев.

Улыбнулся Иван, увидев вдалеке всадника, а разглядев, удивился: до пояса незнакомец как человек был, а ниже все лошадиное. Хвостом по спине хлещет, лицо неприветливое, глаза прищурены, зубы оскалены, кулаки сжаты.

— Уходи! — сказал он вместо «здравствуй».

А Иван так ответил:

— В холодных морях да в высоких горах мои друзья. Хочу и тебя другом своим иметь. Назови свое имя. Меня Иваном зовут.

— Меня — Орда, — ответил, словно плетью хлестнул, копытоногий. Зло усмехнулся и добавил: — Ты будешь мыть у меня котел, разводить огонь, а когда принесу я мясо, тебе достанутся хвост и копыта.

— Это от тебя останутся хвост и копыта! — вскричал Иван. И Орда бросился на него. Кулачища у Орды как свинцовые, но расплющились они об Ивановы гранитные плечи. Так сжал Иван Орду, что у того и глаза на лоб полезли. Вздохнуть не может.

— Забери меня в друзья, — хрипит Орда. А Иван его еще ниже гнет.

— Возьми подругу мою, Купаву, — взмолился Орда. — Это от нее так прекрасна степь. От ее радостного взгляда маки цветут, а от грустного — васильки. В косу ее солнечные лучи вплетены, на пальчиках перстни из звезд полуночных.

Ослабил хватку Иван. Разогнулся Орда, повел Ивана оврагами да буераками, заросшими дурман-травами да колдун-кореньями. Чудно Ивану видеть среди трав звездочки васильковые да огоньки маковые. Дальше идут — и вовсе стала степь васильковою. И вдруг среди поля показалась девушка.

— Ему теперь пой и пляши, — сказал Орда девушке и вдруг как сквозь землю провалился.

Поклонился девушке Иван:

— Почему в васильках поле, красавица? Будь мне подругою доброю, вернуть тебя надо родной земле, будешь ее красотой, ее гордостью.

Ах, как полыхнуло поле маками!

— Эта земля мне родная, — отвечала девушка. — Но слова твои мне дороже сокровища. — И вдруг тревожно вскрикнула, и словно васильковая волна из-под земли выхлестнула: — Берегись, Иван! Орда к тайнику побежал. Спрятан там мой лук заговоренный. От матушки он мне достался, а ей от прабабушки. Стреляет лук без промаха, и стрелы его нескончаемы. С луком не страшен мне был ни разъяренный кабан, ни голодный волк. Невесть откуда Орда ночью пришел, гадюк впереди себя послал. Я спала, когда обвились змеи вокруг лука и утащили его. Тогда и пленил меня Орда. И вот ты освободил меня. Враг тебе этого не простит.

— У Орды один лук — у меня не один друг! Мне ли бояться? — отвечал Иван. — Подумай лучше, где столов набрать, чтобы всех друзей усадить на свадебном пиру.

И вспомнился тут Ивану дуб на родном дворе: служил он друзьям кровлею, а теперь невестушке столом послужит.

Вытесал Иван истинно богатырский да узорный по-свадебному стол. Пешим его не обойти, на коне надо выехать засветло, чтоб дотемна доехать к его краю, да в пути надо коня пришпоривать. И мал оказался стол, столько собралось гостей. Вот где показал Иван невесте свои сокровища — доброго весельчака Богучара да славного Битюга. А радостнее всех представил Воронежа. Славились гости не конями да оружием, а честью да удалью. Не ожерельем самоцветным на шее, а сердцем золотым в груди. Уж и разгулялся пир! Ковш меду поднесли самому Солнышку, Луне на стреле калач пожаловали. Три дня звенела радостью степь, три ночи с неба звезды сыпались. А на последний день одаривали молодых на долгую жизнь. Богучар подарил Ивану меч. Навершие рукояти как голова львиная, сделано из золота, ножны меча самоцветами переливаются.

— Для покоя друзей, на грозу врагам владей им, Иван, — сказал Богучар. — Разрубит он и каменную гору, и железную стену, не затупится.

И был это дельный дар. Битюг подарил молодым по перстеньку. Сказал:

— Любуйтесь да радуйтесь!

И был это красивый дар. А Воронеж подошел к молодым и развернул перед ними разноцветный платок. Заиграли краски на нем, а узоры ожили. Распустились дивные цветы, запорхали по ним пышноперые птицы. А Воронеж так сказал:

— Можно носить платок и в будни, и в красный день, но сделан он для большего. Не в затейливости платка его сила. Когда станет степь мала, взмахнет платком хозяин и превратится, во что пожелает, но до последних дней останется тем, во что обернется.

И был это добрый дар. Кончился пир, разъехались гости, опал тюльпан, побурели травы от осенних ветров, скрыл их снег. Дарил Иван любимой первую снежинку и последний заревой луч. И вновь наступила весна с цветами, солнцем, песнями. Удвоилось счастье Иваново. Сыном осчастливила Купавушка. С первого взгляда видать, что богатырь Иванович!

«Как назвать сына?» — задумался Иван. Должно имя звучать призывом другу, окриком врагу. Надо, чтобы слышался в имени богатырский звук, ратный звон.

— Мой сын! — гордо ударил себя Иван кулаком в кольчужную грудь. «Дон!» — отозвалась броня. Вслушался Иван. Чтобы созвать на крестины друзей, забил Иван мечом в щит. «Дон! Дон! Дон!» — отзывался щит. Задумался Иван. А когда спросили собравшиеся друзья, как сына назовет, ответил Иван решительно: Дон Иванович. Сызмальства окружил Иван сына ратным звоном. Давал Дону меч и говорил:

— Лучше всех тот меч разит, который за правду поднят. Пусть не будет преграды для твоего меча. И еще помни: много женщин красивых, а дороже всех тебе должна быть матушка. А матушка всем матушкам — родимая земля. Знай: не страшно перед врагом оказаться безоружным, но страшно встретить старость без друзей. А в друзья честных берут, смелых и достойных. Помни: трус с ножом все равно трусом остается. А смелый и без меча смел. Он одолеет, ведь не в ножнах его сила.

Взбираясь на курган, говорил Иван сыну:

— Посмотри, как просторна земля, но и близко, и далеко твой враг.

— А кто это чудной скачет? — вскричал Дон. — Ни всадник, ни лошадь. Не видал я еще таких.

Сжал Иван кулаки. Орду он увидел с луком в руке, а за Ордой змеиное полчище. Словно черные волны шли по степи змеи.

— Узнаешь? — закричал издалека Орда. — Зови Купаву, всем вам я привез подарки. Весь ваш край теперь истопчу, в змеиное логово превращу. Много было друзей у тебя за столом, но еще больше воткнется в тебя, Иван, стрел. Орда всех сильней!

Вбежала на холм Купавушка. Узнала голос Орды, а теперь и увидала. Совсем близко враг подошел, а у Ивана нет меча под рукой, нет брони на груди, да и не защитит броня от стрелы из заговоренного лука. А вокруг земля цветет, березы стыдятся своей стройности, дубы свою мощь выказывают. Обернулся Иван к Купавушке, чтоб заслонить ее от врага, и увидел у нее на голове подарок Воронежа. Сжалось сердце у Ивана, вспомнились слова, что друг говорил. Подумалось, что тесна стала степь, не разойтись Ивану с Ордой, не укрыться в степи Ивановым родным и любимым. И обнял Иван Купаву, заглянул ей в глаза, а в них боль. Все поняла жена. Любит она Ивана, еще дороже ей родная земля. Сама она протянула мужу платок. Поднял его Иван и к орде обернулся. «Не промахнись!» — крикнул и прыгнул с холма, взмахнув платком. Не успел Орда прицелиться, как исчез со всем своим полчищем. И Иван исчез. А на месте, где они были, разлилось по земле озеро, а холм стал берегом. Отразились в воде лица Дона и Купавы. По Ивану назвали озеро люди, сохранили о богатыре добрую память. Из Ивана вытекает Дон. И помнят люди, почему зовут Дон Ивановичем.

Сказ про поле Куликово.

Возле Красного холма, на Куликовом поле, случилась сеча, что Русь спасла. Жестокая сеча, невиданная прежде: три дня и три ночи Непрядва кровь к Дону уносила. И ещё двенадцать дней и ночей после той сечи труды скорбные продолжались: триста тридцать высоких холмов выросли над братскими могилами, где поснули вечным сном москвичи и новгородцы, ярославцы и муромцы, псковичи и коломенцы. Пришёл Мамай на Русь с девятью ордами и семьюдесятью князьями, а бежал с Куликова поля с девятью оруженосцами.

Легенда про золотых коней.

Там, где море Цимлянское теперь разлилось, запрятан, сказывают, в месте, никому не ведомом, клад хана Батыя. Батый много золота и камней драгоценных награбил в походах разбойных. Приказал он слугам своим отлить из сокровищ тех – коней таких же, как настоящие, и внуку своему их подарил.

Когда внук ханом стал, затеял он себе столицу на Волге строить – Сарай-Берке. Коней золотых, что ему дед подарил, у главных ворот поставил.

После сечи на Куликовом поле бежал Мамай с позором от воинов русских в Сарай-Берке. Там и умер, и, когда похоронили его, одного из коней золотых в могильный курган с ханом вместе положили.

А второй конь достался русичам. Собрались ордынцы с силой, погоню за русичами отправили. Конь тяжёлый был, тащить его нелегко. Решили тогда русичи спрятать трофей захваченный , а сами в бой с преследователями вступили. Только неравными были силы, и пали русичи все до одного. С ними и тайна погибла. Искали коня татары, да так и не нашли. Говорила молва, что конь, будто, спрятан на дне маленькой речушки, что Россошкой зовётся. Ещё и на речку Царицу указывали, и на Аксай. Не так просто тот клад отыскать.

Про городище Кудеярово.

Всё к югу и к югу катит свои воды Дон. Помогают ему сёстры да братья – речки- невелички – силы богатырской набраться. Серебряный Воронеж тоже Дону братом приходится. Тихо, спокойно течёт он, берегут люди его зелёный наряд. С давних пор здесь заповедник. Лоси, бобры и другие звери на свободе гуляют. А в глухой чащобе, в стороне от заросших тропинок, укажут вам городище Кудеярово.

…Стоит дуб могучий, сучья у него мхом поросшие, будто щупольца осьминога гигантского переплелись. И крона густая- густая, солнца не видно. По преданию, под дубом этим жил Соловей- разбойник. Его ещё и по другому зовут – Кудеяр.

Про Соловья- разбойника немало сказок сложено. А ведь он не выдуман: человек такой взаправду жил здесь при Иване Грозном.Царь Иван и Кудеяр хорошо знали друг друга. Разбойник- то он был разбойник, только говорят, что доводился Кудеяр Ивану Грозному родным братом. Отец Грозного был поначалу женат на красавице Соломонии Сабуровой, а потом сослал её в монастырь и женился на Елене Глинской – матери Ивана. А когда у Саламонии сын родился, пустили слух, что младенец умер и в монастыре похоронен. Уже в наше время учёные вскрыли склеп, а там вместо младенца- кукла да тряпьё. Младенец, считают, не умер, а вырос и в придонские леса подался. Соловьём – разбойником стал. Царь Иван вроде бы знал про это…

Вот какую тайну дуб – великан хранит на городище Кудеяровом.

в) Особенности донского говора.

Язык донского казачества был довольно своеобразен. Донской говор относится к русскому языку, но в то же время имеет значительные особенности. В этом говоре есть группа слов , употребляемая только на Дону: чакан (рогоз), сапа (змея), чукавый (модный), баз (загон для скота), байдик (палка), чекомас ( окунь), квёлый (слабый), гутарить (говорить) и т. д.

В результате длительных военных и мирных контактов и связей донских казаков с тюркоязычными соседями в их лексиконе появляется огромное количество слов тюркского происхождения: сюзьма (заквашенное молоко), щерба (уха), тузлук (дикий чеснок), чинак (миска) и т. д.

Взаимодействие с соседним калмыцким народом имело следствием употребление казаками некоторого количества калмыцких слов: шулюм (говяжий бульон), шурпек (коршун) и т.д.

Немало впитал донской говор и украинских слов: нехай (пусть), зараз (сейчас), шлях (наезженная дорога), шукать (искать), кохать (заботиться) и т.д.

Говор у низовых и верховых казаков тоже был разным. У низовых он был более мягким. Жители станиц Старочеркасской, Елизаветинской произносили, например, « чайкю», « яму», « тохда», « просю». Говор у верховых казаков был более резким, напоминал рязанский. Они говорили « таперича», « жаних», « вядро».

Зная особенности казачьего говора можно придумывать тексты, используя казачьи слова, или переводить тексты, заменяя казачий говор более понятными для нас словами. Например: Ноне гутарил один казак: « Надысь наловил я в речке сулу, чебаков. Развёл костёр, устроил казан. Да и наварил щербы. Тут пострелята мои прибежали, уселись вечерить. Глядь, а супротив нас чапура чикиляет».

Перевод Недавно наловил я в речке судаков, лещей. Развёл костёр, устроил котёл. Да и наварил ухи. Тут дети мои прибежали, уселись ужинать. Глядь, а напротив нас белая цапля идёт прихрамывая.

г) Женщина – казачка.

Несмотря на старинное казачье присловье» женщину и коня всегда держат в поводу», казачки по сравнению с женщинами других народов пользовались большей свободой. Главой семьи, конечно, был отец. Он занимался всеми хозяйственными делами, участвовал в казачьих Кругах, сходах станицы. На плечи матери ложилась вся работа по дому. Под её неусыпным контролем находилось всё, что было связано с питанием семьи: соблюдением постов. Стол праздничный, стол будничный, забота о белье и ремонте одежды. Отличительной чертой казачки было её стремление к чистоте. Считалось, что не вычистить курень, выпустить мужа или детей в неаккуратном виде на улицу – значит уронить себя, своё человеческое достоинство в глазах всей честной станицы и своих собственных. Хорошей казачкой считалась та казачка, у которой всегда в порядке печь, блестит чистотой пол и наготовлена еда.

И отец, и мать пользовались уважением детей, которые обращались к ним только на « вы». Но если отец пользовался уважением и любовью всех членов семьи, поскольку он был глава семьи, то родимая матушка всегда чтилась в казачьем быту. Её право на любовь покупалось часто дорогой ценой неустанного труда, трогательной заботой о всех членах семьи, преждевременной потерей красоты, молодости и здоровья. С детских лет в казачке воспитывали сознание того. Что она будет главой дома. И на ней будут держаться не только хозяйство. Но и станичная мораль и обычаи., Поэтому и звалась она гордой казачкой, что велик груз ответственности за всё казачество, лежавший на её плечах и носимый ею с достоинством. Казачка за домовитость, благопристойное поведение и за снаряжение на военную службу не менее трёх сыновей могла быть награждена медалью « За усердие». Такие женщины пользовались почётом и уважением. Сам атаман склонял голову перед ними. Большую часть жизни казак проводил вне дома: то в походе, То на службе. На ниве работала его жена. Скапливая ему богатство, обустраивая дом да посылая на службу ему трудовые рубли. Если донские казаки во время долгих походов снискали великую славу Войску Донскому, то трудолюбивые, домовитые казачки, наши бабки и прабабки сохранили и земли, и богатство нашим дедам. Яркой представительницей донских казачек была дочь атамана из сказки « Алёнкин брод».

д) Казачьи фамилии.

В старину седую принимали на Дону в казаки всякого, лишь бы за волю умел постоять да в бога веровал. Принимали и татар, и турок, и греков, и даже немцев. С тех пор и фамилии на Дону пошли: Грековы, Татариновы, Турчанковы, Жидченковы, Грузиновы… Истинно казачьи фамилии. Казаки брали себе в жёны прекрасных пленниц: черкешенок, персиянок, турчанок. Иногда татары или турки брали в плен русскую или казачку. А казаки через несколько лет освобождали её. У неё уже были дети. Мать захватывала их с собой, как в сказке «Алёнкин брод». О матерях – пленницах и о смешанных браках напоминают казачьи фамилии: Ясыркины, Мордовкины, Турчаниновы и т. д.

Ещё и по-другому складывались казачьи фамилии. Те кто охранял ворота получал фамилию Воротников. Казаков промышлявших разбоем называли «воропами», «воропаями», они стали Воропаевыми. Бывало и такое. Совершит казак преступление — предаст своих, такого в куль да в воду. А сородичи казнённого новое прозвище получали – Топилины…

е) Казачий костюм.

В казачьей станице всегда было много народа, как донцов, так и пришлых. В этом многолюдии донцы выделялись своим внешним видом, в котором смешивались русские, турецкие, татарские и черкесские одежды и оружие, составляя пёстрый наряд. Вот что носили казаки. Кафтан – вид одежды, спускавшейся ниже колен, с широкими рукавами у плеча и узкими от локтя до кисти. Надевался поверх зипуна. Зипун – вид распашной одежды полуприлегающего, расширенного к низу силуэта, с узкими рукавами, без ворота. Надевался поверх рубахи. Кушак – пояс, украшенный золотом. Дополнение к кафтану. Осенью носили бурки, башлыки, а зимой – шубы из лисьего или собольего меха и валенки. Форменная одежда казака при правлении Екатерины II состояла из куртки или чекменя (кафтана) синего сукна; шаровар с лампасами; высоких сапог; барашковой шапки или фуражки с красным околышем. Лампасы на шароварах означали принадлежность к казачьему войску. У донских казаков лампасы были красные, у уральских – малиновые. У астраханских – жёлтые.

Женщины одевались по-азиатски, ведь первые казачки – пленённые татарки, черкешенки, турчанки. На Дону существовало несколько различных видов одежды. Костюм, в котором чувствовалось влияние Востока, состоял из верхнего платья, рубахи (одевалась под платье), пояса, шитого бархатом, кафтана. Костюм, в котором стали преобладать черты русской одежды, состоял из юбки из трёх полотнищ и рубахи с рукавами или балахона с короткими рукавами, надеваемой поверх рубахи. Сверху балахона надевалась завеска. В повседневном наряде она защищала одежду от загрязнения, а в праздничном костюме была дополнительным украшением. Головы, как и все женщины России, казачки должны были покрывать, Девушки носили налобную повязку, косу украшали лентами и золотыми цепочками. Женщины носили мягкую шапочку, поверх которой повязывался платок или надевалась кичка с высокими рогами. Со временем одежда менялась. На Дон стали приезжать портнихи. Казачки стали носить модные платья, а потом и юбки с кофтами. Юбки шили с большим количеством оборок по подолу, праздничную юбку украшали пуговицами, бисером, лентами, кружевами. Чтобы юбка была пышной, под неё надевали несколько нижних юбок. Иногда 4 или5. Зимой казачки носили шубы из меха лисицы, куницы, покрытые сверху парчой или бархатом. Они были длинные и без застёжек. Вместе с шубой носили шали. А по праздникам шапки из собольего меха. Обувью служили сафьяновые сапожки, украшенные вышивкой. Поверх сапожек надевали туфли на невысоком каблуке.

3. Вывод.

В древности говорили: « Каждое дерево сильно своими кореньями, отруби их, и дерево погибнет». Так и народ, не знающий своей истории, культуры, не любящий свою родину, не знающий обычаи и традиции малой родины, обречён на исчезновение.

4. Заключение.

Мне было очень интересно работать по этой теме. Я узнала много нового о крае, где я живу, о казаках и их традициях. Теперь мне хочется знать ещё больше о природе донского края, о городах Ростовской области, об участии казаков в Великой Отечественной войне, о моём родном городе. Отчий край – колыбель нашего детства – выводит каждого в большой мир по своей тропке. Выйдите в поле, в степь, оглянитесь вокруг. Вдохните воздух полной грудью. Какой простор и глубина! И вы поймёте, как прекрасен и величав наш край. Поэтому так и хочется сказать: « Я люблю тебя, родимый край!».

5.Список литературы.

Астапенко Г.Д. Быт, обычаи, обряды и праздники донских казаков. Ростов н/Д.:БАРОПРЕСС, 2006.

Казачьи песни: Сборник в 3 ч. Ростов н/Д.:Агенство « Памятники Отечества», 1990.

Посашенко Е.В. « Песни и сказки Тихого Дона». Ростов н/Д ИПК и ПРО 2011.

Нагорный Б. « На Донском меридиане» Ростов н/Д Ростовское книжное издательство, 1984.

Нагорный Б. « Твой край родной» Ростов н/Д: Ростовское книжное издательство, 1988.








sitemap
sitemap