У войны не женское лицо



«Забвению не подлежит», к 70летию освобождения Курганинского района от оккупации в период

Великой Отечественной войны



1941-1945 г.г.

У воны не женское лицо

Война-слово, чуждое мне и моим современникам. Мы, к великой радости, не знаем, что такое смерть, потеря близких и родных, защита Родины. Многие сейчас вспомнят про армию.… Да, несомненно, и в наши дни, и многие годы послевоенную службу никто не отменит. Возможно, условия будут немного лучше, сроки службы меньше-узнаем позже. Но то, что прошли наши деды и прадеды, что повидали наши бабушки, нам не узнать никогда. Конечно, в учебниках истории написано многое. Да и не зря в школах ежегодно, а иногда и чаще проходят плановые встречи с ветеранами ВОв, но всё это не то, ведь чтоб понять, прочувствовать, ощутить на себе все тяготы военных лет, мало услышать рассказ или прочитать даже сотню книг, увидеть миллион картин.

Жестока и беспощадна. Она поражает своим бесчеловечием, кровопролитие. Люди, убитые на войне, исчисляются десятками, а иногда и сотнями тысяч. Не с чем не сравнимо то горе, которое испытывает народ. Тот, который не имеет никакого отношения к политике, к власти, к мировому разгрому. Ведь почти все тяготы складываются именно на плечи обычных людей. И только самые сильные, смелые, волевые люди могут выжить.

Наши прадеды храбро защищали Родину. Бились насмерть, не жалея жизни. Ужасное, бесчеловечное время! И казалось бы, что нет там места хрупким женским сердцам.

У войны не женское лицо. Да, бесспорно. Но у неё женские руки. Женское тепло и забота. Чуткая, добрая душа, открытая чужому горю. Молодые девушки наравне с братьями, отцами шли на фронт. Чаще всего они были медицинскими сестрами. Теми, без кого невозможно и представить ни одно сражение. История нашей Родины учит, что во всех войнах русская женщина показывала образцы героизма, самоотверженности, презрения к смерти в тех случаях, когда надо было помочь раненому. Еще во время Крымской кампании, по воспоминаниям великого Пирогова, были удивительные сестры милосердия. Они работали и во время Русско-турецкой кампании, Японской, Первой империалистической, гражданской войны. Всегда и везде русские женщины была образцом исключительной самоотверженности и энтузиазма. Они, словно клятву Гиппократа давали обещание не бояться, не робеть. А ведь нам даже представить не удастся, какого это, вылезти из окопа и ползти по полю боя, собирая раненых. Конечно, это работа для санитаров-мужчин, но чаще всего этим занимались молодые девчонки, так как попросту больше не кому… Смерть не выбирает, кого забрать. Маленькие санитарочки оказывали раненым первую помощь прямо под выстрелами, под пулями. С поля выносили их на хрупких плечах, тащили на плащ-палатках.

Приказы того времени требовали: «Ни один раненый не должен остаться на поле боя!» вот и приходилось надрываться, но не столько по указанию, сколько по совести. Нельзя ведь так, чтоб живого человека умирать оставить-рассказывала когда-то Погорелова Полина Павловна. Всю войну пршла она медсестрой. С грустью, со слезами вспоминала военное нелегкое время.

Родилась Полина Павловна, в девичестве Реус, в станице Темиргоевской в 1919 год. В семье их было трое: старшая сестра-Зоя, она (Полина) -средняя, и братик младший-Анатолий. Семья была дружной, сплоченной. Зоя помогала маме по хозяйству, Полина за братом присматривала. Когда началась Великая Отечественная война, старшая дочь осталась с мамой-Ириной Петровной поднимать колхоз, а Полина ушла на фронт вместе с Анатолием, закончившим на тот момент школу младших лейтенантов. Характером они, возможно, пошли в отца, который был участником еще гражданской войны, а во время Великой Отечественной партизанил в наших краях.

Полину Павловну взяли на фронт медсестрой. Многое она вспоминала на встрече с друзьями однополчанами. Как сопровождая раненых в санитарной машине, ласково ободряла их, поила, укрывала, поправляла им повязки. Иногда у нее мелькала мысль, почему эти ставшие ей близкими люди с такими тяжелыми ранениями не стонут, не обнаруживают своих страданий. Раненые стоически переносили боль. Присутствие милой советской девушки, ее трогательная заботливость заставляли сдерживаться, давали силы ответить улыбкой на ее ласку и внимание… не раз ей говорили, что она, словно ангел-хранитель, дает солдатам силу, надежду, уверенность.

«Закончились у нас как-то в нашем полевом госпитале расходные материалы и меня послали за ними в госпиталь фронтовой — при нем как раз и были медицинские склады, -рассказывала Полина Павловна,-выдали мне полуторку, водителя, бумаги, какие полагаются — и поехала. Да попали под авианалет, и немецкий летчик давай за нами гоняться, из пулемета строчить. Страшно… В общем, ранил он водителя, причем серьезно, в живот. И улетел — наверное, патроны кончились.

Водитель вести грузовик не может, кровью истекает. Перевязала его, спирту разведенного дала, вроде полегчало. Что дальше делать-то? Без бинтов и лекарств нашему госпиталю нельзя. А водитель и говорит: садись-ка, дочка, за руль сама, я тебя сейчас буду учить, как ехать. Села за руль, а у меня ноги едва-едва до педалей достают.

Ну, и начал он командовать, что делать, чтобы машина поехала. Первый километр очень долго ехали, машина дергалась, останавливалась. А потом — ничего, как-то я под руководством раненого водителя приспособилась. Так и доехали до медицинских складов. А водитель-то, как доехали, умер… На обратную дорогу мне другого шофера дали.

Или же другой случай был. Ранили солдата, а я за ним на поле бросилась. Спасать надо было, телом своим закрыла, кровь у него брызнула, и прямо мне в лицо. У меня потом гангрена образовалась. Пересадку кожи делали. А в то время технологий, то таких не было. Врачи постарались, все срослось, все зажило. Правда шрам остался, «на память»… Но за всё время мучений, страданий ни разу себя не упрекнула, не пожалела о том, что закрыла бойца, жив он ведь остался.

На фронте Полина Павловна и мужа встретила. В госпитале познакомились. Лечила она его. Поляк-Ян Плацковский. Когда закончилась война, он согласился уехать в родную станицу Полины. При регистрации Ян поменял имя и фамилию, стал Иван Погорелов. Так Полина Павловна стала Погореловой. Продолжила она свой трудовой путь в Темиргоевской в станичной больнице сначала хирургической медсестрой, затем стала медсестрой старшей. С работы она ушла на заслуженный отдых поздно. Было ей тогда больше 60-ти лет. Но в больнице добрым словом фронтовую медсестру и сейчас вспоминают.

К великому сожалению ни её, ни Анатолия Павловича уже давно нет в живых, но в душе, в сердцах их детей и внуков навечно осталось то светлое чувство, что называют памятью, гордостью. Ведь не зря ордена и медали и по сей день бережно хранятся на почетных стендах, как часть великой истории, как страница, главная страница семьи.

П.П. Погорелова (Реус)

с племянницей и внучкой

На память

брату Анатолию

от сестры Полины.



Болгария.

На память

брату Анатолию



от сестры Полины.

Болгария.

На память

любимому брату Анатолию от сестры Полины Реус.

Болгария санаторий.

На память

любимому брату Анатолию от сестры Полины Реус.

Болгария санаторий.

МБОУ гимназия станицы Темиргоевской

ученица 11 класса Сорина Светлана

руководитель

учитель истории и кубановедения

Дегтярева С.В.








sitemap
sitemap