Ты справишься сам уже стихи на бумаге тлеют Избранное



Цымбал Елена, 11 — А класс

ГБОУ СОШ № 353 им. А. С. Пушкина

г. Москва

«Ты справишься сам, уже стихи на бумаге тлеют».

Избранное.

***

Мы не хотим ничего забывать

И не привыкли по нотам играть.

Не смотрим в глаза и молчим мы о чувствах,

Живём свою жизнь в размышлениях грустных.

О друзьях забываем, по улицам ходим пустым,

И без повода даже и по поводу часто грустим.

Не о чём не мечтаем, не знаем, о чём мы печёмся,

Размышляя о чести, за спиною мы громко смеёмся.

Никого мы не любим, никого никогда мы не ждём.

А если случайно полюбим, то точно не бережём.

Не смотрим назад и о будущем мы не мечтаем.

Мы голодная стая, и кость одну мы глодаем.

Как же нам не хватает веры в себя и тепла.

Равнодушное сердце – горстка пепла вместо добра.

Что же наша душа? – всем нам лучше туда не соваться:

Потеряешь надежду и разучишься улыбаться.

***

Медленней обычного тянутся мысли.

В комнате пустой хочется раствориться,

Исчезнуть, забыть, от мира всего отлучиться.

Кидаться за помощью мы не умеем учиться.

Мы ведем бои со смертельным исходом.

Живём одним днем, боимся лишиться вдоха.

Ждём правосудия, кричим вослед поездам.

Говорим любимому человеку: «Никому не отдам»,

Но мы отдаём предпочтенье другим –

И даже не чувствуем боли.

Бьём ниже пояса, наспех меняя роли.

Теряем и вновь мы находим веру и Бога.

Не определяемся, нас разрывает тревога,

Не слушаем советы, говорим то, что думаем.

Как первобытные люди, остаемся грубыми.

И для нас всё нормально — таков наш мир.

Жаль, не умеем снимать маски и грим.

***

Мы чувствуем боль и храним её внутри,

И кто-то скажет: «Ты рубаху на себе порви».

От боли сгораем, но кричать нельзя.

И когда ты ото всех закрыт, так легче.

В душу целиться – всё равно, что из пушки в воробья.

И начинаем дышать свободно, радуясь каждой встрече.

Мы смотрим на мир глазами серыми и пустыми,

Порой сами себе кажемся смешными.

Манеры поведения и вкусы меняются.

Кто-то стреляет глазами, а подойти стесняется.

Окружающие нас люди падки на лесть и ложь,

Но сердце чужое, холодное, ты его не тронь.

И прекрати себя тешить надеждой о том, что тебя согреют,

Ты справишься сам, уже стихи на бумаге тлеют.

***

Цветы розы и чай крепкий,

По комнате запах духов терпкий,

Обожжёшься однажды на человеке,

В жизни подобен сломанной ветке.

Набираешь больше воздуха, гул сердца,

Голова болит – и нет средства,

Нет лекарства от людского бездушия и глупости,

Мы все виноваты по своей дурости,

Но пытаемся оправдать себя в поступках,

Дорожим своим счастьем в драгоценных минутках,

Не смотрим в сторону, не окажем помощь.

Давай потихоньку, ты сам всё сможешь,

А потом не забудь научить других,

Чтобы побольше было примеров таких.

***

Просить прощение? За что?

За взрыв эмоций, смех в лицо?

Как странно: сами мне кричите,

В лицо плюете и молчите.

Я так устала, на сердце швы,

А мне: «Дорогу сама ищи!»

И не помогут, глаза отводят,

Разбиты губы, и мысли бродят.

Удары в спину — как резко, больно…

Уже привыкла, устала только.

Улыбка криво, ухмылка, наглость,

А что ещё теперь осталось?

Я подчиняюсь своим законам:

Кидаю сильно – и нож в проёме.

Не смей судить, ведь я не плачу,

И на любовь сил я не трачу.

***

На улице мрак, в голове бардак,

Наверное, нужно так,

Кому-то нужно, не мне.

Запереть все чувства в себе,

Не отдавать больше никому сердца,

Вечером, сидя, о чашку греться.

Если ты не нужен никому,

Не надо грустить, смотря в пустоту,

Начинаешь всё воспринимать по-новому:

Без боли, без слез, удивляться простому.

Понимаешь: без человека дышать невозможно.

Ты только не торопись, действуй осторожно,

А прошлое… забудь о нем, не было — и нет.

И не ищи его, не мучайся, открываю тебе секрет.

***

Во глубине моей души

Живут три разных существа.

Один мне говорит: «Дыши!»

Другой: «Ведь ты сейчас жива».

А третий слушает меня

И говорит день ото дня,

Что солнце было, есть и будет,

Людей не по одёжке судят,

Что время есть, его навалом,

Что сильный дух в теле усталом,

Что даже если ты споткнёшься,

Ты сможешь встать, не обернёшься.

И ты начнёшь всю жизнь сначала,

Как будто горя не бывало.



sitemap
sitemap