Эссе по философии для олимпиады МГУ Ломоносов



Творческая работа Кудрявцевой Анастасии для олимпиады МГУ «Ломоносов»

Эссе№1.

Они – Эпикур и Демокрит — древнегреческие философы, «провозгласившие неделимые тела».

Он – Демокрит, являлся учеником Левкиппа, последователем идеи атомизма, сподвижники которой в будущем стали создателями одного из главных философских направлений – материализма. Именно Демокрит ввёл понятие атома, что в переводе с греческого означало «неделимый».

Демокритовский атомизм предполагает, что всё вокруг состоит из атомов и пустоты. Атомы есть неделимые частицы, соединяющиеся между собой и образующие вещества. Они неизменны, неуничтожимы, едины. Атомы отличаются по форме, порядку, положению, отсюда – многообразие мира. Горчица горькая, потому что её атомы имеют зазубрины и углы, мёд же сладок, потому что его атомы ровные, гладкие и круглые. Душа состоит из очень гладких круглых и потому подвижных атомов. Человек познаёт мир благодаря тому, что каждый предмет испускает свой образ, столкновение которого с органами чувств даёт знание. То есть Демокрит – последовательный материалист. Даже веря в «дурной глаз» он связывает его последствия с «дурными атомами». Атомы являются показателем того «какая конечная сила каждой вещи дана и какой ей предел установлен», как писал в своей поэме «О природе вещей» древнегреческий философ и поэт Лукреций (нужно сказать, что данная поэма была посвящена трудам Эпикура, но его идеи были основаны на более ранних идеях Демокрита, поэтому толкование атомизма, которое имеет место в ней, можно считать применимым и к учению Демокрита, ибо в итоге, можно сказать, что они являют собой целое). Пустота же, в отличие от атомов, разнообразных по форме, порядку и повороту, однородна. Она может как отделять тела между собой, так и отделять их части, находясь внутри этих тел. Сами же атомы не имеют пустоты внутри себя, ибо пустота подразумевает деление. Идя по пути этой мысли, мы бы пришли к идее, обсуждавшейся некогда Зеноиом Элейским, которая предполагает деление тел до бесконечности. Однако это было бы абсурдно, если бы в конце деление тела мы получили тело, которое в свою очередь вновь может делиться без каких-либо преград. Поэтому отсутствие пустоты внутри атома как раз является собой его «конечность».

В предоставленном отрывке мы также встречали «существующее» и «несуществующее» и то, что ««существующее» существует ничуть не в большей мере, чем «несуществующее»». Эти слова обоснованы тем, что без пустоты не было бы возможности перемещения, столкновения и сгущения атомов. Благодаря же именно этому столкновению, порождается, непосредственно, движение, в котором и образуются все атомы, т.е. первоначала, по словам Лукреция, однако совокупность атомов для нас пребывает в «полнейшем покое», ибо вся природа начал не доступна нашему чувству и поэтому мы не можем видеть этого движения. Говоря о движении атомов, стоит упомянуть, что предположения о первотолчке отвергаются, и Демокрит рассматривает движение как способ непосредственного существования первоначал. Из этого следует, что атомы не способны существовать отдельно от пустоты и несуществующее существует ничуть не в меньшей мере, чем существующее. Таким образом Демокрит постулирует единство «бытия» и «небытия», а именно наличие атомов и пустоты.

Нужно сказать, что атомизм в то время являл собой чуть ли не революционный характер, ибо он провозглашал материю как составляющую всего, в том числе и богов. Демокрит считал, что люди не должны их бояться, ибо за проявление божье силы в то время принимались молнии, пожары, землетрясения, т.е. то, причины чего человек не способен был объяснить в силу незнания. Идеи Демокрита не отвергали и саму возможность случая, но назвали его следствием взаимосвязанных событий. Человек может считать что-либо случайным лишь тогда, когда не знает цепочки событий и причин, которые вызвали оное. Такая цепочка, по мнению Демокрита, всегда существует, и она есть движение атомов. Потому и природные катаклизмы, и всевозможные препятствия, сваливающиеся на людские головы не нужно считать явлением кары божьей. Разумеется, следствием подобных мыслей стала анафема, которой был предан Демокрит, а позже и Эпикур.

У Демокрита были и последователи и критики. Эпикур как раз был среди первых. Для него Вселенная состоит из бытия, атомов и пустоты, пространства. В отличие от Демокртиа он признавал, что атомы способны отклоняться от прямолинейного движения. Это отклонение, поскольку душа состоит из атомов, позволяет человеку иметь выбор действий, иметь свободу.

Противниками данной теории были Аристотель, который считал, что материя делится до бесконечности, и Платон, по словам Диогена Лаэртского, желавший даже сжечь все сочинения Демокрита. Более того, в новое время физика Декарта была построена на отрицании атомизма и пустоты.Однако позже физика Ньютона вновь обратилась к этим идеям.

В качестве опровержения атомизма можно привести такие аргументы, как открытие на рубеже 19-20 веков факта того, что атомы, в свою очередь, делятся на ещё более мелкие элементарные частицы. Из чего следует, что атом Демокрита не является «атомом» как таковым. Однако, даже если брать за конечную точку эти элементарные частицы, остаётся ряд вопросов, которые спорны в своём «окончании». Самым наглядным, на мой взгляд, является математика, а именно, числовая последовательность. Математики рассматривают бесконечное множество чисел, ведя расчёты, ибо конца не может существовать. Мы не можем, считая, остановиться на десяти, ибо, в случае появления ещё одной единицы, мы будем вынуждены произнести: одиннадцать, ровно как мы не можем остановиться на 999,999 тогда как за ними идёт 1,000,000. Разумеется, говоря о бесконечности, необходимо упомянуть о таком загадочном для человека явление как время. Каждый человек живёт в определённый временной период, за рамки которого он может выйти посредством законспектированных знаний, летописей и прочего. Но можно ли их считать столь правдивыми? Мы, живя в 21 веке, не можем утверждать, когда начался временной отсчёт, да и что считать точкой отправления. Меня не будет в живых через 100 лет, но это не значит, что через эти 100 лет рухнет весь мир и прекратит своё существование. Период за периодом время выстраивает свою бесконечную цепь, никто и никогда не сможет найти её начала и конца, ибо каждому звену виден лишь малый и не совсем достоверный промежуток. Нам сейчас кажутся былью сказания о Вещем Олеге и Крещении Руси, Петровская эпоха для нас не более, чем далёкая, пусть и довольно жестокая, сказка, несмотря на всю сохранившуюся документалистику. Человек так заведомо устроен, что не способен до конца представить себе то, чего не видел собственными глазами, вернее сказать, он не может поверить в это. Поэтому время, состоящее из звеньев, бесконечно. И каждое звено делится до бесконечности на свою историю, берега которой также неведомы. Опускаясь до элементов времени (людей), необходимо отметить бесконечность мысли. О ней, собственно, также говорил и Аристотель. Способность мыслить Демокрит считал способностью истинно человеческой. Дебри сознания, пожалуй, были, есть и будут самым коварным лабиринтом, с которым когда-либо сталкивался человек, ибо этот лабиринт выстроен им самим. В качестве примера хотелось бы привести психофугу. Термин психофуги раскрывают по-разному. По одной точки зрения это состояние, при котором человек, забывая всю свою старую жизнь, начинает новую с, так сказать, чистого листа. Реставрации подвергается всё, начиная с имени, заканчивая информацией о дальних родственниках и детских потрясениях. Вторая версия, на мой взгляд, более интересна. По ней человек создаёт «обновлённую жизнь» лишь в своём сознании. Это похоже на своеобразный затянувшийся и до безумия реальный сон. Человек дышит, говорит, казалось бы, существует, ощущает боль, радость, знает, как его зовут, где он учился, и что делал в ночь с семнадцатого на восемнадцатое августа прошлого года, но при этом, в реальном мире его нет. Он существует лишь в сознании того, кто породил его, кто выдаёт себя за него. Если допустить вариант, что синдром психофуги может бесконечно развиваться в каждом из порождений, то и количество миров, помещающихся в человеческой мысли и развивающих её – не исчисляемо, оно не имеет конечной точки. Другим доказательством может послужить то, что разум человека постоянно развивается. Разумеется, есть мнение Платона, по которому общество деградирует, но регресс тоже рассматривается как форма развития. Ничто не способно остановить человеческую мысль, ибо не известно в какой именно момент и каким образом она была порождена и когда, вследствие чего может пресечься. Можно сказать, что мысль погибает с человеком, но разве можем мы сказать, что Камю, Ницше, Сартр ушли из этого мира, не оставив тысячи исписанных страниц в качестве своего наследия? Страниц с их мыслями, страниц, которые мы сейчас можем прочесть. Ведь мы читаем строки: «Ад – это другие» и пытаемся понять, что имел в виду автор, пытаемся проникнуть в его голову, деятельность внутри которой кипели много лет назад. И даже если книги, спустя века, будут представлять собой сгнившие отрепья, то, что донесли до нас философы и писатели через них, останется в памяти и сознании людей и сможет передаваться поколениями, хотя бы в теории.

Нужно сказать, что современная физика не исключает возможность существования неких конечных «кирпичиков» мироздания. Бесконечность нельзя понимать только как количественную, она может иметь качественные характеристики. И в этом смысле «элементарная частица» может быть неисчерпаемой по своим свойствам, связям, превращениям.

Разумеется, существует ряд аспектов, который могут склонить на сторону атомизма. Не стоит забывать: несмотря на то, что атомистическая теория не смогла дать окончательного и завершённого объяснения движения, она стала колоссальным прорывом, ибо уже характеризовала всё существующее как систему, состоящую из более мелких деталей, взаимосвязанных между собой. Так любое событие по Демокриту имеет за собой цепь причин, вследствие которых оно происходит. Началом в данном случае является первопричина, которую часто бывает трудно сформулировать, но она, безусловно, существует как часть, давшая начало всему остальному, событие же существует как окончание. Если назвать атомами то, на что делятся атомы, то есть, непосредственно, электроны, протоны и нейтроны, то это будет противоречить определению атома Демокрита, ибо протоны, нейтроны и электроны – это уже не материя, а энергия. Если же существующее есть лишь материя, не имеющая пустоты, то куда отнести энергию? Можно сделать предположение, что именно пустота является конечной точкой всего. Т.е. самые мельчайшие частицы после последнего деления перерождаются в энергию, и существующее переходит в несуществующее, что ещё раз доказывает их неизбежную взаимосвязь.

Несмотря на появление зачатков материализма и выделение Демокритом формы научного познаний как истинной, философов досократовской эпохи в большинстве случаев относят к приверженцам чувственного познания, изучающих мир на основе ощущений и представлений, а не практики. Демокритовское учение не опровергает всех парадоксов бесконечности, которые носят строго логический характер. Однако нельзя не признать, что атомизмом было положено начало значению вторичных качеств, которое выводило философию того времени на новый уровень, давая больше возможностей для познавания сущности мироустройства и способностей человека.



sitemap
sitemap