Эссе Память о Холокосте — путь к толерантности



«Память о  Холокосте – путь к толерантности«

«Никогда не бывает геноцида против одного народа, геноцид всегда против всехМихаил Яковлевич Гефтер

Можно не согласиться с мнением советского историка и философа, но жизнь каждого из нас часто напоминает череду счастливых и несчастливых случаев и их последствий. Ничто не проходит даром. Маленькое зло, которое когда-то породилось в Германии, приобрело уничтожающую силу. Нам не отмолить грехов, не искупить преступлений, совершенных нацистами. Мы можем сто раз умирать, когда голову разрывает мысль о муках их жертв, можем захлёбываться в слезах, можем давиться словами оправданий, можем сходить с ума от ненависти и стыда. Но мы можем ещё одно — помнить, бороться, говорить, пробивать стены непонимания. Можем сделать всё возможное, чтобы их потомки, да и мы сами, наконец, поняли и приняли, что достоинство имеет каждый человек и любой народ, независимо от того, как мы оцениваем его качества.

Национальное пренебрежение перерастает в национальную нетерпимость, затем — в национальную ненависть и рождает те деяния, когда молчит рассудок, каменеет сердце, торжествует яростная жестокость и победно шествует зло. Антисемитизм — самая глубокая, самая постоянная форма неприязни к человеку, межэтнической ненависти, межнациональной нетерпимости. И сто раз был прав Сартр, говоря, что «антисемитизм — не еврейская проблема, это наша проблема». Наша, потому что зеркало наше, общее. И совесть и зло тоже. И Катастрофа. Холокост — Катастрофа не только евреев. Это Катастрофа нашей истории, культуры, катастрофа человеческих начал вообще. Катастрофа узаконенного в массовом сознании разрешения на убийство, уничтожение другого человека или людей. Поэтому рядом с вопросом «Почему евреи?» стоит ещё один не менее правомерный вопрос: «Почему это делали не евреи? Почему ОНИ могли это делать?».

Холокост — это политика нацистской Германии, её союзников и пособников по преследованию и массовому уничтожению евреев.

Холокост — это несколько миллионов жизней.

Холокост — это самый крупный и изощрённый грабёж во всей мировой истории, ведь нацистское государство отобрало у евреев всё, что можно отобрать: жильё, предметы быта, личные вещи.

Холокост — это чума ненависти к целому народу, приведшая к безумной идее его полного искоренения на Земле.

Холокост — это…

Понятию «холокост» можно дать самые разные определения, каждое из которых охарактеризует его с какой-то стороны, но как бы он ни был назван, это не поменяет его сути: холокост навсегда останется самым чудовищным явлением из когда-либо случавшихся на Земле. Ведь холокост — это не только физическое уничтожение целого народа, это и героизм людей, укрывавших евреев от нацистов с риском для жизни, это история о том, как в нечеловеческих условиях сохранить в себе человека, это призыв бороться, а не молча наблюдать за происходящим, ведь, по словам Альберта Эйнштейна «мир слишком опасен, чтобы в нём жить, — и не по вине творящих зло, а из-за тех, кто стоит рядом и ничего не делает». Вот почему тема холокоста очень актуальна в наши дни.

«Всё сожжено: пороки с добродетелями И дети с престарелыми родителями,А я стою пред тихими свидетелями И тихо повторяю:Сожжены».

По разным причинам германские власти приняли решение не уничтожать задержанных евреев там, где они постоянно проживали. Было решено отправлять их в специально построенные лагеря смерти. Гитлер и нацистские чиновники понимали, что массовые убийства должны остаться в тайне. И это было одной из главных причин такого решения.

В 1941 — 1942 годах были созданы шесть лагерей смерти для уничтожения евреев: Освенцим, Треблинка, Майданек, Собибор, Белжец, Хелмно. Массовые расстрелы привлекали слишком много внимания, отрицательно сказывались на моральном духе солдат и требовали времени, поэтому, начиная с осени 1941 года, нацисты искали более рациональные методы массовых убийств. После ряда экспериментов решение было найдено: газ.

Сначала тела хоронили в общих могилах, но с осени 1942 года стали сжигать. Треблинку пережили меньше ста человек, Собибор — несколько десятков, Белжец — двое. В концлагерях Освенцим и Майданек врачи проводили селекцию и опыты над обречёнными. Освенцим был, пожалуй, самой огромной фабрикой смерти. Эсэсовский врач Йоганн П. Кремер 2 сентября 1942 года писал в своём дневнике: «Впервые участвовал в «специальной акции» (зондеракции) в 3 часа утра. По сравнению с этим дантовский ад — детская забава. Да, недаром Освенцим называют лагерем уничтожения!». В Освенциме было уничтожено более 1 миллиона евреев, около 75 тысяч поляков, 21 тысяча цыган, 15 тысяч советских военнопленных и 15 тысяч представителей других национальностей.

Едва ли когда-нибудь удастся установить точное число жертв идеи «расово чистой» Германии. Нацисты упорно шли к своей цели — физическому уничтожению евреев и людей других национальностей. И концлагеря стали орудием приведения этой задачи в исполнение. Фабриками смерти. Нацисты до конца издевались над своими жертвами: они заставляли их снимать одежду перед смертью, чтобы в последний раз унизить людей. Они заставляли заключённых евреев убирать трупы уже убитых. Они грабили даже трупы своих жертв.

И чем больше теряли человеческое лицо нацисты, издеваясь над людьми и мучая их, тем отчётливее это лицо проступало у их жертв, которые, даже смотря в глаза смерти, не отводили взгляда, а с жаром произносили слова о возмездии палачам.

В концлагерях были уничтожены миллионы людей. Миллионы! Это число трудно представить. А ведь за каждой единицей скрыта чья-то поломанная, исковерканная жизнь, чьё-то несостоявшееся светлое будущее.

Так кто же, наконец, виноват во всём этом?! Гитлер? Гейдрих? Безусловно. Но виноваты не только они — виноват весь мир, весь «цивилизованный» мир, который, молча наблюдая эту картину, не верил, не придавал значения… Вина лежит на нацистах… Но разве мы не несём ответственность за происходящее, когда, имея возможность помочь несчастным жертвам, медлим или бездействуем?! Если бы правительство США и Великобритании действительно исполнились решимости осуществить программу спасения, хоть как-то соразмерную масштабу происходящей трагедии, они могли бы радикально изменить обстановку. А что сделало правительство Великобритании, США? Ничего. Разве что запретили высаживаться на свой берег евреям, пересёкшим Атлантический океан в поисках спасения, защиты, заступничества… «Сказать, что мы встречали беженцев с распростёртыми объятиями, было бы большим преувеличением», — такой комментарий дал Зигфрид Хапссон, глава Национального совета здравоохранения и соцобеспечения Швеции в феврале 1939 года. Весь мир безмолвно смотрел, как сотни тысяч евреев сгоняли со всей Европы на уничтожение в Польшу; «как стадо бедной, больной, заброшенной скотины, гнали этих несчастных людей в грязные места убоя».

Тема Холокоста — не только еврейская тема. Это тема всемирная. Человечество должно извлечь уроки из этой истории, чтобы она никогда не повторилась. Ни с одним народом.



sitemap
sitemap