Эссе о творчестве МЮЛермонтова Среди великих гениев России



…Среди великих гениев России

Мне ближе всех один.

Он вольнодумец, волжская стихия



И гор Кавказа сын.

То Лермонтов; в его стихах свобода,

И сила, и любовь,

Слиянье человека и природы

В тени веков.

Меж этих строк сквозь горечь и страданье

Мы видим свет,

Огонь мечты и тайные желанья,

Ведь он – поэт!

Творя во имя русского народа,



Жил чародей.

Погиб, но так влечёт его свобода

Простых людей.

Как гимн душе мятежного героя,

Звучат светло

Колокола в Тарханах, где родное

Его село.

Это стихотворение я написала о своём любимом поэте, Михаиле Юрьевиче Лермонтове. Читая его произведения, я открываю для себя необыкновенный, удивительный мир, целую Вселенную красок и образов. Лермонтов – это один из ярчайших алмазов в короне отечественной поэзии. Он явил себя как очень разносторонний человек с богатейшим внутренним миром. Чтобы понять смысл стихов Лермонтова, прочитать среди этих строк тайные знаки и сокровенные мысли, нужно постичь его жизнь. Поэзия Михаила Юрьевича многогранна и касается множества самых разных тем, проходящих через времена и эпохи. Каждый может найти в ней что-то наиболее близкое, интересное для себя. Мне ближе всего тема Средних веков в лермонтовской лирике. Его «средневековые» стихи словно переносят меня на сказочную планету, где обитают прекрасные дамы, рыцари и мистические существа. Это как бы возвышает меня над серыми буднями, над серой действительностью, настраивает на романтический лад; у меня словно вырастают крылья. К «средневековым» можно отнести такие стихотворения Лермонтова, как «Баллада», «Русалка», «Пленный рыцарь», «Тростник», «Перчатка» (перевод баллады Шиллера), и, конечно же, моё самое любимое произведение этого замечательного поэта – «Жена Севера».

Это необыкновенно красивое стихотворение, навеянное скандинавскими мифами, пропитано духом прошедших времён. Читая его, мы отправляемся в удивительное путешествие в страну Скандинавию, где всё дышит чудесами и магией. Перед нами, как на ладони, открываются лесные чащи и горные цепи, покрытые вечными снегами, холодное суровое море с прибрежными скалами. Действие происходит в «года волшебной старины» — так Лермонтов, возможно, называет раннее Средневековье. В те незапамятные времена люди были суеверными и набожными, верили в высшие силы, в магию и существование сверхъестественных созданий. Языческие народы, коими являлись и викинги, поклонялись многочисленным богам, олицетворяющим силы природы.

Лермонтов рассказывает нам об одной из скандинавских богинь, покровительниц народов Севера. Наверное, это Фрейя, первая красавица в северном пантеоне, либо Фригг, мать всех божеств. «Покрыта таинств лёгкой сеткой», дева иногда являлась людям, словно знамение, и ослепляла своей убийственной, демонической красотой. Её голубые глаза сверкали, как холодный металл; всякий, кто видел эту девушку, прощался с жизнью. Древние скандинавы больше всего страшились гнева богов, поэтому в своих мифах и преданиях описывали их как грозных существ, великанов, обладающих огромной силой и могуществом, а также способностью колдовать. Они могли посылать на род человеческий страшные проклятия и кары, а могли быть милосердны, снисходительны к людям. «Дочь богов» Лермонтова – это тоже возвышенное, фантастическое, ирреальное создание, вестница из параллельного мира. Поэт рисует собирательный образ богини, который соединяет в себе черты богов и богоподобных созданий, рождённых фантазией языческих народов Древнего мира и Средневековья. Получившаяся квинтэссенция обретает женское лицо – так Лермонтов делает созданный им образ более ярким.

Викинги, которых поэт называет дикими сынами Финна (здесь хочется вспомнить пушкинскую поэму «Руслан и Людмила» — там был герой по имени Финн, волшебник родом из Скандинавии), возводят в честь своей покровительницы святыни, скальды посвящают ей свои песни. Почему же прекрасная дева была так жестока к людям Севера?

Ответ на этот вопрос кроется в истории. Всем известно, что викинги были весьма кровожадным и воинственным народом. Их основным занятием были сражения. «Сыны Финна» захватывали чужие земли или отбирали все сокровища, спрятанные в их недрах. Богиня мстила викингам за реки пролитой крови, за убитых женщин и детей, за сотни пленных. Но то, что она и сама прибегает к убийству, идёт на грех, лишает жизни людей, принижает её, умаляет её величие. Лермонтов словно «срывает» с неё тот сияющий нимб, «сетку таинств», что окружает её и делает недосягаемой для людей. Поэт пишет: «..Кто зрел её, тот умирал», «…как металл, язвили голубые очи». То есть нет в её взгляде той одухотворённости, блаженности, что присуща божественным существам.

Однако, как и все боги, дочь Севера многолика. В ней есть злоба, но есть и доброта; есть холодный блеск металла, есть и ангельская краса. Её «доброе» лицо могли видеть лишь скальды, мирные люди, живущие ради творчества, а не во имя войны и кровопролития. Скальдами в древней Скандинавии называли бардов, сказителей. Только к ним богиня проявляла милосердие, позволяла им восхищаться её красотой, не предавая их смерти. А они взамен за это дарили ей своё искусство – песни.

Лермонтов создаёт яркий, запоминающийся образ скандинавской богини с помощью изобразительных средств. Стихотворение очень богато ими. Так, в основе произведения лежат два приёма – гипербола и антитеза. Могущество и красота богини сильно преувеличены, гиперболизированы. Лермонтов наделяет её нечеловеческими способностями, например, убивать одним взглядом, и неземной внешностью. Дева Севера холодна и спокойна. Она как бы противопоставлена нам, смертным и вечно суетящимся людям. Однако такой контраст условен: люди грешны. Убийство – грех. Богиня убивает – значит, она тоже грешна. То есть, трактовать этот образ можно по-разному. Героиня отдалена от простого человека – и одновременно к нему приближена. Кроме двух приёмов, в стихотворении есть также тропы: эпитеты («угрюмой полуночи», «немое виденье», «пламенный восторг» и др.), сравнительные обороты (очи как металл). Неоднократно используется перифраз: «полуночная страна» — Скандинавия, «года волшебной старины» — Средневековье, «Финна гордые сыны» — викинги, «грозная дочь богов» — Фрейя. На иносказательных оборотах строится весь сюжет стихотворения. Произведение обладает удивительной напевностью, оно и само похоже на песнь скальдов; каждое его слово отсылает к далёким временам, к мифам и легендам. Я не без основания считаю, что это одно из самых прекрасных стихотворений Лермонтова.

Я тоже сочиняю стихи, и моя любимая тема – патриотизм. Вдохновлённая Лермонтовым, я написала стихотворение «Ровена». Оно посвящено Родине, но в нём, как и в лермонтовской «Жене Севера», есть образ «северной богини». А имя Ровена я заимствовала из другого произведения, которое я тоже очень люблю – «Айвенго» В. Скотта. Вот что у меня получилось:

Ровена

Что хладно так глядишь, Ровена?

Светлей луны твой гордый лик.

Рука твоя благословенна

Для воинов чужой земли.

Дитя Саксонии туманной,

Ты краше ангелов в раю!

Достань-ка арфу! Сытый, пьяный,

С тобою вместе я спою.

Прелестница! Любую цену

Отдам за хмель чуть влажных губ.

Взгляни! Красив ли я, Ровена?

Тебе я любый аль не люб?

Навек ли взял твой город древний

Меня в объятия свои?

Солёных волн блистают гребни

Огнём драконьей чешуи.

Так знай – я русич непокорный!

И чар твоих я не боюсь.

Мне наших дев милее взоры

И пенной браги терпкий вкус.

Какую б не послали участь

Мне Норны северных краёв,

Родного говора певучесть

Звончей германских языков.

Вставай же, Русь! Воспрянь от плена!

Пусть златом колосится рожь!

Победный гимн гремит, Ровена!

Что ж вместе с нами не поёшь?



Хвоста обрубок опалённый

Поджав, попятился назад,

Твоей рукой благословлённый,

Тевтонских рыцарей отряд.








sitemap
sitemap