Эссе Не ради славы во имя победы



Война прошла ужасным ураганом

И юность отняла навек у вас.



Не описать тех горестей, страданий,

Но им, благодаря, мы счастливы сейчас….



«Дети войны» — так называют целое поколение пожилых людей. В том далеком 1941 году это были мальчишки и девчонки, такие же, как мы сейчас. Так же, как и мы, они мечтали, дружили, верили в счастливое будущее. Но война разом оборвала звонкие песни, детские игры, радостный смех; и детство тоже закончилось. О том, насколько тяжела была ноша забот трудового фронта для 8-15 летних детей, я сужу по воспоминаниям своей прабабушки. С большим интересом я слушаю её рассказы.  Несмотря на свой преклонный возраст  у бабушки отличная память, она помнит в мельчайших подробностях те страшные годы. Со слезами на глазах моя прабабушка вспоминает всё, что вынесла когда-то. Своё трудовое, обездоленное военное детство.

Она поведала о том, как трудно проходила весенняя страда. Тракторов не было, хороших коней тоже – всё забирали на фронт, чтобы возить пушки. Остались только выбракованные лошади да быки, на которых и пахали поля. А в июне месяце начиналась пора прополки пшеницы. Подростки помогали женщинам рвать полынь, повелику. Моей прабабушке особенно колючим тогда казался осот, от которого не спасали даже самошитые варежки.

Много здоровья отнимал и сенокос. Ведь, управиться нужно было в погожие дни, и нельзя было допустить, чтобы трава перестояла. Жили косцы в поле, ночевали в балаганах, сделанных из чащи и сена, готовили похлёбку на костре, воду брали в ручье. Днём косили, вечером ворошили волки, сухое сено складывали в скирды. А если собирался дождь — не отдыхали совсем.



Убирать пшеницу и зерновые тоже приходилось старикам, детям и женщинам. Косили тогда на косарках – лобогрейках, прицепленных к четвёрке быков или лошадей. Бабуля говорила, что мальчишки постарше были поводырями, а женщины убирали вилами скошенное полотном сено в волки. Девочкам же приходилось сгребать скошенные колосья большими граблями и складывать деревянными вилами в копны. Порой сама девочка была меньше этих грабель. Затем сухие колоски возили на ток на параконных бричках с лесенками. Там зерно сначала молотили, потом сушили, веяли. Меня поразило, как тяжело приходилось девочкам, которые эту веялку крутили за огромные ручки (как на мясорубке). Другие две девочки засыпали ведёрными плитцами в жерло веялки зерно, а третья пара ребятишек выгружала уже провеянное и чистое зерно, готовое для муки. И так целый день, только небольшой перерыв на обед и дальше веять.

Летом также пололи свёклу, девочки выпалывали самый большой сор, а женщины подпушивали землю и прореживали всходы. Осенью тоже хватало забот со свёклой. Не могу даже представить, как мальчишки плугом выпахивали свёклу на поверхность, а девочки собирали корнеплоды по всему полю в кучи, отрезали ботву вместе с женщинами.

В войну угля не было, дров тоже было мало, поэтому топились кизяками. Оказывается, чтобы сделать кизяки, нужно много времени и труда. Вот как проходил процесс заготовки такого «топлива». На селе в каждом доме всегда водили хозяйство. Весь навоз, который вывозили от животных, складывали в большие кучи, и когда отпахали и отсеяли, специально давали в колхозе выходной чтобы «помесить навоз», на несколько дворов давали лошадей, брички, большие деревянные бочки. Подростки-мальчики с реки набирали воду вёдрами в бочки. А когда привозили воду, то начинали раскладывать навоз в круг на небольшую высоту, и одни поливали эти кучи водой, а другие их топтали на трёх-пяти конях. Это занятие продолжалось до тех пор, пока смесь навоза и воды не становилась однородной массой. Это была очень тяжёлая работа. Люди и кони очень уставали за сев, а тут ещё и эта забота. Дальше шла работа для девочек; тогда были специальные станки для изготовления кизяков, в эти формы и наливали вымешанную однородную массу. Как девочки домешивали ногами вонючую массу и, как старшие девушки вилами накидывали навоз в эти станки не могу даже представить. Потом они брались за ручки формы и несли этот воз на расчищенную поляну, выкидывали уже гладкие брикеты на землю. Если было жарко, то сформированные кизяки немного полежат, подсохнут и на следующий день их ставят «ёлочкой».

Тяжело приходилось всем в уборочную страду, но не легче было и зимой. Основной труд был в коровниках, свинарниках, конюшнях, кошарах. Хоть и не было мужчин, но поголовье скота на фермах не уменьшалось. Бабушка вспоминала, что на ферму приходили затемно. В первую очередь запрягали лощадей на конюшне, чистили навоз, грузили его на телеге и вывозили в поле. Корм, а это была в основном солома, привозили на лошадях, раздавали коровам и только потом приступали к дойке. В группе было по 10-12 коров и всех их нужно было девочкам и женщинам выдоить вручную. Затем коров поили, подчищали навоз и шли домой на завтрак. Дома долго не задерживались- нужно было снова возить и раздавать корм, готовиться к вечерней дойке.

Тяжко приходилось моим сверстникам в лихое военное время. Как бы я не старалась поставить себя на их место, я все равно не почувствую в полной мере их страха, мук и боли, а лишь понимаю, что те дети намного сильнее. Сильнее морально и физически. Во многих источниках я нашла подтверждение тому, что и «тыл был фронтом».

Нам не знакомо такое чувство, как голод. И многие из нас не задумываются о том, что за наше счастливое детство наши дедушки и бабушки отдали своё детство, здоровье, а то и жизнь. Несмотря на тяжелые условия, в которых жили дети военных лет, они понимали, что без их помощи в тылу просто не обойтись. Я не могу себе представить, что дети такие же, как я, совершали трудовые подвиги каждый день.

Многие сейчас живут одним днем, их не интересует, что ждет в будущем их самих, не говоря уже обо всем человечестве. При взгляде на некоторых моих сверстников мне становится страшно: к чему мы идем? Дети того времени были намного добрее, отзывчивее, терпимее и трудолюбивее. Вот с кого нам всем нужно брать пример.








sitemap
sitemap