Эми Редвуд — требование ягуара



Эми Редвуд

Требование ягуара

Пролог

Данилио Таварес бродил по комнате своей квартиры, размышляя о том, как долго ему еще ждать свою кошечку. Десятки лет. После недели, проведенной в Штатах, сегодня на рассвете он прилетел в Бразилию. Он не собирался ждать больше ни минуты. У него не было ни тени сомнения, что она создана для него, даже, несмотря на то, что это их семьи соединили их.

Задаваясь вопросом, почему же так долго, он остановился напротив окна. Перед его глазами предстала лишь буйная растительности и совершенно пустая дорога. Путь домой должен был занять у нее не более часа. Однако, она опаздывала уже более чем на час. С каждой уходящей секундой его чутье все явственнее подсказывало ему, что чтото было ни так. Он отошел от окна, упрекая себя за предсвадебную нервозность.

У него не было причин чувствовать напряжение. Ктото сказал ему, что она все еще носит кулон, который он сделал для нее много лет назад. Он был еще ребенком, когда у ведьмы в лесу купил кусочек черного оникса. Он начал обрабатывать камень, порезался до крови и чертыхался, но никогда не расставался с камнем, пока из оникса не появился маленький черный ягуар.

Ему не позволили сделать ей подарок лично. Но словно между ними была связь, и он знал момент, когда оникс прикоснулся к ее коже. Он не мог больше ждать, он хотел увидеть кулон на ее обнаженной груди.

Он глубоко вздохнул, представляя, как бы они узнали друг друга. Как девственница, она бы не имела опыта. Он бы нежно ласкал ее. Было бы нелегко себя сдерживать, но он бы постарался, чтобы доставить ей наслаждение. Руками и языком он бы сделал ее задыхающейся от страсти. Он хотел чувствовать, как бьется ее сердце, вдыхать ее запах и слышать, как она кричит от наслаждения. Только когда она попросила, нет – умоляла бы его взять ее, он резко вошел бы и овладел ею понастоящему. Со временем, они бы исследовали самые тайные наслаждения.

Когда открылась дверь, он легко вскочил. Но вместо его будущей невесты в дверях появилась ее бабушка.

– Ну, – сказал Данилио – Где она?

– Мы искали везде. Она уехала.

– Что это значит – уехала?

– Ее младшая сестра это подтвердила. Она сбежала. Я боюсь, что она не вернется.

– Она сбежала от меня?

Все его тело пронзил холод, когда он понял, что произошло. Его любовь, его девочка отвергла его. Его инстинкты заставил его измениться и поймать ее. Выследить ее и сделать своей даже против ее воли. «Танеша», – прошептал он, тоска боролась в нем с жаждой мести. Если он когданибудь найдет ее, он не будет нежным.

Глава 1

«Настало время уносить мою разбитую задницу из Манхеттена». Танеша да Сильва поставила дымящуюся чашку кофе на стол и поудобнее устроилась в кресле. – Осторожно, очень горячо, – добавила Танеша предупреждающе, но было слишком поздно. Ее лучшая подруга Серена, обожгла о горячую чашку пальцы и, чтобы их охладить, трясла ими в воздухе.

Серена щелкнула пальцами над кофе. Пар исчез. – Я все еще не понимаю, зачем ты уезжаешь?

– Я трахнула всех мужчин в этом чертовом городе. Никого не осталось.

Серена засмеялась. – Не хвастайся, сладкая.

Танеша закрыла глаза, наслаждаясь ароматом свежемолотого кофе, который распространился в воздухе. Когда она приехала в НьюЙорк пять лет назад, Серена была ее моральной опорой. Танеша сдержала вздох, подступивший к горлу. – Сахар и сливки? – указала она на кофе Серены. Она подняла чашку и сделала глоток. – Я предпочитаю крепкий черный.

– Мы все еще будем говорить о кофе? – подмигнула ей Танеша. Насколько она знала, Серена вела жизнь монашки.

Серена поджала губы. – Если бы я знала, что найду тебя в таком хорошем расположении духа, я бы не осталась, чтобы составить тебе компанию. – Серена бросила оценивающий взгляд на девушку. Ты выглядишь намного лучше, чем я ожидала.

Танеша сглотнула подступивший к горлу ком и только уклончиво хмыкнула.

Она чувствовала себе совсем не хорошо, но старалась держать лицо и устроила себе прощальный ужин. Она поставила на стол свой самый лучший фарфор, столовое серебро, расставила лакомства. Это был ее последний ужин в Манхеттене, и все должно было быть на высоте. – Я так счастлива, что ты осталась – спокойно сказала Танеша. – Но давай не будем скучать. Еще чашку? – Танеша подскочила и направилась на кухню. Этот кофе от Эмилио. Чистый бразильский, свежемолотый. А я не могу себе больше позволить делать покупки у Эмилио.

– Чистый бразильский? – усмехнулась Серена. – Как ты. Какое совпадение.

Танеша подняла глаза, разливая свежий кофе по чашкам. – Да, медовая. Танеша бросила раскаленный взгляд на Серену. – Но я всетаки гораздо дороже.

Рот Серены изогнулся в усмешке. – Я всегда удивлялась, почему парни платят тебе. Они никогда не понимали, что ты используешь их. Ты – сексуальная кошечка.

– Не дразни меня. – Танеша вонзила зубы в рогалик, который она намазала черничным джемом. – Я стою каждый доллар.

– Тогда почему же ты уезжаешь? – спросила Серена. – Почему не начнешь все с начала?

Танеша пожала плечами, смакуя на языке черничный вкус, который восхитительно переплетался со вкусом свежей выпечки. Конечно, она могла бы начать все заново, начать с нуля. Было бы неправдой сказать, что она сама не обдумывала эту идею. Она тяжело работала, чтобы попасть в свои шикарные апартаменты на Аппер Запад Сайд. Ну хорошо, пусть это не совсем правда. Ее работа никогда не была тяжелой работой, а больше напоминала увлекательную разминку.

– Я рискнула всем – сказала Танеша, внутренне проклиная себя в сотый раз. Проклятый брокер, проклятая фондовая биржа, но больше всего, ее проклятая глупая черта без необходимости подвергать все риску. Она могла утроить свои сбережения, как делала до этого, но в этот раз она не смогла. – Я потеряла все. – В конце декабря она должна уносить свою задницу из квартиры. Танеша окунула палец в чашку со взбитыми сливками. С глубоким вздохом она слизала их с пальца. – Сейчас я чувствую себя уничтоженной.

– Поэтому ты пакуешь свои чемоданы и возвращаешься на родину?

– Может быть, мне нужно чтото большее, чем Манхеттен? – сказала Танеша. – Настало время уехать. – Хотя, возвращение к бабушке в Бразилию не было шагом вперед, скорее это был бы шаг в прошлое. – Серена, мне будет тебя не хватать. – Комок подступило к ее горлу, и она хотела бы забрать эти слова назад. Если бы Серена обняла ее, она бы заплакала как ребенок.

Серена открыла свою сумочку от Кейт Спейд и начала выкладывать ее содержимое на диван. – Я сделаю тебе прощальный подарок. Конечно же, если я его найду, – пробормотала она.

Танеша с улыбкой наблюдала за тем, как она вытаскивала травы и маленькие засушенные части животных из ее модной сумочки, и радовалась тому, что Серена не настолько мягка, чтобы быть чрезмерно эмоциональной.

– Я знаю, это гдето здесь, – Серена практически вывалила все содержимое сумочки на пол.

– Не торопись. Мой самолет отправляется только в девять часов.

Зазвонил телефон, прерывая сердитый ответ Серены. Танеша выпрыгнула из кресла и схватила трубку.

– Да, я слушаю. Кто это?

– Танеша да Сильва?

Танеша приподняла бровь. Красивый, глубокий, незнакомый мужской голос, а ведь это ее личная линия. – Кто спрашивает?

– Я хочу вас увидеть», – сказал он, проигнорировав ее вопрос. – Я пришлю водителя.

Танеша открыла рот, снова его закрыла и решила все же оставаться вежливой, вместо того, чтобы послать его. – Я боюсь, это какоето недоразумение.

– Нет, это не недоразумение, – ответил он, его голос стал еще ниже, от чего по коже Танешы пробежала дрожь.

Танеша медленно выдохнула, перевела взгляд на Серену, которая кончиками пальцев держала браслет из черных и золотых переплетенных нитей. Она накрыла телефон рукой. – Дружеский браслет – произнесла она, обращаясь к Серене. – Как это мило с твоей стороны.

– Вы все еще здесь?

Танеша вновь сосредоточила свое внимание на парне с той стороны провода. – Конечно, я здесь. – У него действительно был красивый голос. – Чего вы хотите? – спросила она только ради того, чтобы подольше слышать его голос, хотя разговор был явно бесполезным.

– Чтото, о чем я предпочел бы сказать тебе лично.

Да, хорошо. – «Нет, это мне не подходит» – Она повесила трубку.

– Кто это был? – спросила Серена. – Ты выглядишь странно.

– Забудь. Это не важно. Танеша подошла, взяла браслет из рук Серены и осмотрела его. – Мило.

– Это намного больше, чем мило», – ответила Серена, явно обидевшись. «Я работала вчера весь день, чтобы сделать правильное заклинание. Подожди, пока не наденешь его».

– Надеюсь, ты не хочешь меня заколдовать?»

Серена начал вращать глазами, пока нараспев произносила заклинание и тугим узлом стянула браслет на запястье Танешы.

– Мне нравятся цвета, но что я должна чувствовать? Это… – Танеша закрыла рот когда легкая дрожь пробежала от ее запястья вверх, к плечу, быстро накрывая все ее тело. Как приятно. Как будто чтото растирает тело и это никогда не закончится. Чувство, как будто она шагнула в совершенный весенний день, разлилось по ее животу, унося грусть, которая поселилась там. – Это чудесно сказала Танеша, готовая теперь, улыбаясь, отбивать чечетку по квартире.

– Он поможет тебе продержаться, – сказала Серена. – Ты не будешь скучать по дому. Это поднимет твое настроение на пару дней, может быть, на неделю, затем заклинание медленно ослабеет.

Мне просто необходимо хорошее настроение. Мне придется торчать часы в тесном вагоне эконом класса. Я не могу позволить себе билет в первый класс. Мне не посчастливилось найти лишние десять тысяч долларов, – сказала Танеша, но вместо грусти она чувствовала радостное оживление. Она засмеялась. – Что я такое говорю? Я не могу себе позволить даже место в эконом классе. Мои родные прислали мне билет. – Она быстро обняла Серену. – Спасибо тебе большое.

Ктонибудь доставит тебя в аэропорт? Один из твоих парней?

Ты шутишь? Меня мог бы подбросить только мой друг. – Танеша потрясла головой и засмеялась. – Они мне столько платили, что не обязаны делать такие вещи.

Серена вздохнула и задумчивое выражение появилось на ее лице. – Я бы хотела, чтобы появился хорошенький волшебник, которого я бы могла заказать на одну бесстыдную ночь, а потом отправить прочь шлепком по заду. Но нет, они все такие сложные.

Танеша улыбнулась. Настал момент подарить Серене свой прощальный подарок. – Я бы хотела…»

– Иногда, – прервала ее Серена, – я подумывала о том, чтобы попросить тебя разделить со мной твою работу. Как ты думаешь, это могло бы получиться?

– Серена, ты – ведьма. В твоем теле нет ни одной податливой косточки. Конечно, некоторые из них с удовольствием посмотрели бы, как ты стоишь на коленях. – Танеша прикрыла рот, пряча улыбку, увидев как сердитые огоньки вспыхнуло в глазах Серены.

– Я никогда не встану на колени перед мужчиной, – сказала Серена, ее голос стал ледяным, в воздухе запахло озоном. – Хотя, они могут встать на колени передо мной.

Танеша наклонилась и похлопала Серену по коленке. – Вот видишь, поэтому ты чистая и холодная девочка. Ты бы воспринимала некоторые вещи как слишком личное.

– Это и есть слишком личное.

– Это не так, – сказала Танеша, облизывая губы. – Это просто секс. Они платили мне, поэтому они могли делать это так, как им хотелась, без моих ожиданий чегото взамен. – Танеша засмеялась, она хранила в памяти большую часть своих встреч. Это всегда была ситуация взаимовыгодного обмена. Ей нравился секс. Мужчинам нравилось платить ей за него слишком много. – Кроме того, я могла сказать «нет» в любом случае. Хотя, все они в большинстве своем были потрясающими созданиями.

– Боги, как я тебе завидую, – сказала Серена, вздыхая.

Танеша пожала плечами. – Не переоценивай все это. У них не было сильного желания доставить мне удовольствие, и они не были очень изобретательны в своих желаниях. – Да, в любом случае, она испытывала оргазм с большинством из них. Иногда ее поворачивали, если хотели, чтобы она взяла в рот, перед тем как ее наклоняли и жестко трахали. Лучше она не будет думать об этом или все закончиться тем, что ей будет неудобно во влажных трусиках. Ее киска сжалась, напоминая ей, что у нее не было секса последние три месяца.

Она была очень избирательна в том, с кем встречаться раз или два в месяц и это были только настоящие люди. Она пожевала нижнюю губу. Хорошо, что она никогда не пересекалась с сумасшедшими. В ее человеческом теле он была так же беззащитна, как и любая другая девушка. Но гдето в подсознании она всегда знала, что может превратиться и нанести тяжелый удар нападающему. Это ее успокаивало, но также вызывало постоянное беспокойство. Ни один раз за последние пять лет она чувствовала порыв стать оборотнем. «А может быть, я уже не знаю, как превращаться?»

В любом случае, – сказала Танеша, – Все это в прошлом. Я бросила работу три месяца назад. До сих пор я не сожалею об этом решении.

А почему ты должна? – сказала Серена. – Люди все время меняют работу.

Танеша кивнула в ответ. – У меня будет достаточно времени понять, чего же я теперь хочу. Она не могла точно понять что, но чувствовала, что чтото перегорело. Долгое время она не могла почувствовать какуюто цель или направление в своей жизни. Она знала, что она не хотела делать, но что же она хотела на самом деле, не было так понятно, как должно было быть.

– Что бы собираешься делать, когда вернешься к семье? Ты будешь скучать.

Может быть, может быть. Называй меня глупой, но у меня есть мечта открыть свой кофейный магазин в Бразилии, чтонибудь маленькое, ничего особенного. – Танеша почувствовала как сильно забилось ее сердце. Это был первый раз, когда она рассказала комуто о своей идее, и она ждала, что Серена начнет смеяться.

Но Серена только удивленно посмотрела на нее. – Это хорошая идея. Займись этим.

Я думаю, что этим я и займусь. – «Если я выиграю в лотерею» – подумала она, и смешок сорвался с ее губ. «Господи, у меня нет никакой надежды». Она приехала в НьюЙорк не имея ничего, и она покидает его ни с чем. До известной степени это был совершенный круг. Она думала, что доказала себе, что ведет успешную и независимую жизнь, но через какоето время даже богатство, которым она окружила себя, исчезло и принесло ей настоящее несчастье.

Она оставляла не только Манхеттен, она оставляла экстравагантный стиль ее жизни. Бразилия обещала ей новое начало, более простое и ясное и надежда озарила ее душу. Это тоже немного пугало ее.

Я надеюсь увидеть свою сестру, – сказала Танеша. – Недавно она родила и я окончательно слезла с крючка. Я всегда знала, что вернусь в один прекрасный день, но что этот день наступил, все еще изумляет меня.

– Что за крючок?

Хорошо, я расскажу, – сказала Танеша, окуная палец в чашу со взбитыми сливками и чисто вылизывая его. – Причина, по которой я приехала сюда пять лет назад, была в том, что мои родные хотели превратить меня в машину для рождения потомства. Это все так примитивно. – Танеша резко выдохнула и сжала кулаки. Даже через пять лет намерения ее бабушки приводили ее в бешенство. – Она дожидалась, чтобы в последнюю минуту сказать мне о своих планах соединения меня с оборотнем из другой семьи. Несомненно, все знали, что это должно произойти, все, кроме меня.

Соединить? – спросила Серена, нахмурившись. – Это как вступить в брак?

Да – сказала Танеша, не объясняя тонкую разницу между человеческим браком и церемонией соединения двух кошек оборотней. Вступление в брак было достаточным объяснением для Серены, чтобы ухватить идею. – Она трещала о наследии и об исполнении обещания наполнить мир кошками оборотнями. Клянусь, моя бабушка хуже любого кошатника, – сказала Танеша, ощущая ужас даже через пять лет.

Это дикость, – сказала Серена. – В каком веке живет твоя бабушка?

В тот день, когда предполагалась, что я встречусь с ним, я сбежала. Я только сказала сестре, чтобы она не беспокоилась. Я поддерживала с ней связь, но не говорила ей, где я, а моя бабушка два года не разговаривала со мной.

– Кто был отвергнутым женихом?

Танеша потрясла головой. – Без понятия. Да я и не хочу знать. Скорее замерзнет ад, чем я буду трахаться с парнем, которого мои родственники подцепили для меня.

Серена засмеялась. – Не удивительно, что ты никогда не говорила мне о том, что произошло. Я догадываюсь, что ты хочешь все забыть и жить дальше.

– Я никогда никому этого не рассказывала. Я была так растеряна.

– А почему ты сорвалась с крючка? Может быть, твоя бабушка ждет пока ты вернешься, чтобы позвать нового претендента?»

Скажу тебе, что моя сестра родила, обеспечив ее новым поколением кошек оборотней. Я разговаривала с бабушкой в прошлом месяце и она была мирно настроена. Она отправила мне фотографии малышей. Я официально освобождена от обязанностей и свободна как кошка весной. – Танеша снова окунула палец в чашу со взбитыми сливками и медленно их слизала, когда заметила веселый взгляд Серены. – Прости, – сказала Танеша, поспешно передвигая чашу. – Прошу прощения за свои манеры.

Мяу, – сказала Серена. – Догадываюсь, что в тебе кошка.

Боже, надеюсь, что нет. – Танеша закусила губу. Последние пять лет она делала все, чтобы отдалить себя от ее внутреннего зверя. – Мне действительно нравятся мои две ноги, спасибо.

– На самом деле? – насмешливо спросила Серена. – Тогда почему же ты всегда носишь эту штучку на шее?

Танеша накрыла руками кулон, который был у нее на груди. Он висел на тонкой серебряной цепочке вокруг шеи. – Правда, красиво? – Она потерла пальцем гладкую поверхность ограненного черного оникса. – Даже если бы я смогла, я не стала бы его снимать.

Серена подступила ближе. – Для того, кто предпочитает свои две ноги, ты слишком дорожишь этим символом. Это ведь ягуар?

Танеша утвердительно кивнула. – Моя мама дала мне его, когда мне было восемь, почти перед самой своей смертью. Я буквально не могу его снять.

Глаза Серены сузились, когда она подняла руки и подергала кулон. Кулон не сдвинулся ни на миллиметр. Нахмурившись, Серена попробовала еще раз.

Эй, – сказала Танеша, снисходительно усмехаясь. – Руки прочь.

Прости, я поняла, что он сидит действительно крепко. Это штука на самом деле приклеена к тебе, – сказала Серена, убирая руки.

Скажу тебе, что ее снять невозможно. Не знаю, почему, и я давно перестала этому удивляться. Это просто часть меня.

Вероятно, это какаято фамильная ценность, – сказала Серена задумчиво. И старое, сильное волшебство связывает тебя с ней.

Я не помню всего точно, но моя мама сказала мне, что это будет оберегать меня, давать мне силу и больше энергии. Она так же сказала, что оно покажет мне мое будущее.

– Твое будущее? – повторила Серена. Ей не следовало говорить тебе так. Это звучит так, словно она знала, что ждет тебя в будущем. Это невозможно. Даже самые одаренные пророки могут видеть его только мельком.

Ты забыла, что мне было только восемь лет, – сказала Танеша, обрывая рассуждения Серены. – Моя мама также сказала, что однажды моя вторая половинка найдет меня так же, как мой отец нашел ее, – сказала Танеша, вспоминая родителей, которые так безумно любили друг друга. Когда разбился самолет, они погибли. Все потом говорили, что это было счастье, что они погибли вместе, потому что, если бы один переживал смерть другого, это разбило бы его сердце. – Я думаю, что она просто хотела рассказать своей старшей дочери простую сказку на ночь. – Танеша подняла глаза и обнаружила, что Серена задумчиво уставилась на нее.

– Что? – спросила Танеша. – Ты ведь не веришь в такую ерунду, как вторая половинка?»

– Я думаю, что иногда происходят странные вещи.

– Да брось! Ты думаешь, что я встретила свою вторую половинку за последние пять лет? Кто знает, я встретила достаточно парней. По словам моей бабушки, вторая половинка должна быть использована для того, чтобы нарожать как можно больше внуков.

Серена рассмеялась. – Ну, у тебя свой путь.

Танеша перестала играть с кулоном и спрятала его под блузу. – Я не знаю как тебя благодарить, за то, что ты взяла на себя мои домашние хлопоты. Когда я уеду, я хочу оглядеться вокруг и посмотреть на свою жизнь, какой она была. Если бы я убрала свою квартиру, я бы чувствовала, что позади меня остается пустая раковина.

– Некоторые вещи я оставлю у себя. Остальные я продам и переведу деньги на твой счет, – сказала Серена. Если бы ты купила свою квартиру вместо того, чтобы арендовать, у тебя не было бы трудностей с тем, где можно остановиться.

– Когда я подумала об этом, было слишком поздно. Цены стремительно выросли. Сейчас я даже не могу заплатить за аренду. Знаки судьбы теперь достаточно очевидны. Удача покинула меня, я без денег и у меня целых три месяца не было секса. Самое время мне уехать. – Волна спокойствия пробежала по ее коже, браслет защищал ее. Без подарка Селены она бы скулила как новорожденный ребенок ее сестры.

В дверь позвонили.

На мгновение ее мысли вернулись к парню, который звонил и просил о встрече с ней. Только бы он не вздумал прийти.

Глава 2

В дверь снова позвонили.

– Кто там? Черт бы его побрал! – вполголоса сказала Танеша, направляясь открывать дверь, впрочем, не особо надеясь на ответ.

– Пожилой мужчина в ливрее, – ответила Серена далеким голосом, как будто задумавшись, затем резко прервалась. – Прости, я не должна была этого говорить.

– Ведьма, – пробормотала Танеша, которую всегда слегка пугали способности Серены. Поэтому, когда Танеша открыла дверь, было совсем не удивительно, что на пороге ее ожидал мужчина в темносиней униформе.

– Мисс да Силва?.

– Да, это я.

– Тогда это для вас. Я подожду здесь вашего ответа.

Танеша взяла белый конверт из его рук и закрыла дверь. Сразу же распечатала конверт, достала карточку и прочла несколько предложений, написанных от руки. Слова были написаны резким, заостренным подчерком. «Разгневанными, – подумала она, – слова выглядят разгневанными». Однако, содержание таким не было.

Серена последовала за ней к двери, выхватила карточку из рук и прочитала себе под нос.

– Ктото хочет, чтобы ты заскочила на минутку, обсудить нечто важное? Серена перевернула карточку. – Имени нет? Серена вернула карточку. – Да, должна сказать, что твоя общественная жизнь интересна. Откуда он?

– Не знаю, – сказала Танеша, хотя у нее была отличная идея относительно того, кто послал ей это приглашение. Конечно же, это был тот самый парень, который звонил ей ранее. Голос и подчерк отлично сочетались друг с другом.

– Ты пойдешь?

– Сегодня вечером у меня самолет. На приключения нет времени.

Если бы полет не был назначен на восемь, ее конечно бы, конечно, было интересно встретить мужчину, чей таинственный голос посылал дрожь по ее телу, и буквы подчерку которого выглядели так, словно он высек их на листе бумаги.

– Я говорила тебе раньше, и я скажу тебе это снова – сказала Серена. – Я могу дать тебе достаточно денег, чтобы ты продержалась следующий год.

– А я отвечу: спасибо тебе, но нет. Может быть, я и не очень хочу уезжать, но я не передумаю. Бразилия. Я так хочу увидеть свою сестру. Я скучаю по ней. Мы не часто разговаривали по телефону, и я всегда обходила стороной тему о том, как я зарабатывала деньги.

– Что плохого в том, чтобы играть на фондовой бирже? – спросила Серена, искренне удивившись. Танеша любила ее именно за это. – Я имею ввиду тот способ, которым я зарабатывала деньги, чтобы иметь возможность играть на фондовой бирже. Боюсь, что у моей бабушки случился бы сердечный приступ, если бы она когданибудь узнала, чем я в действительности занималась.

– Она настолько строга?

– Мы – да Сильва, – сказала Танеша, имитируя нервный голос бабушки. – Существует легенда, по которой выходит, что наши предки были первыми кошкамиоборотнями. Моя бабушка очень гордится этой легендой. Она думает, что все да Сильва исключительны.

Серена улыбнулась. – Не знаю, как насчет исключительности, но ты изумительна. Не удивительно, что мужчины хотят погладить тебя между ушками, пока ты мурлычешь.

– Как не гадко это говорить, но я никогда не встречала мужчину, который так бы меня забавлял…

– Подожди, – сказала Танеша, выставляя руки. – Я совсем забыла! У меня для тебя тоже есть прощальный подарок. – Она направилась на кухню и взяла со стойки свою маленькую черную записную книжку. – На, держи. – Она положила в руки Серены визитную карточку. – Это телефон Габриеля. Тебе не нужно звонить, потому что…

– Ты знаешь Габриеля? – широко раскрыв глаза, прервала ее Серена.

– Он заберет тебя сегодня вечером для свидания вслепую.

– Он заберет? – щеки Серены слегка порозовели.

Танеша усмехнулась, чувствуя, что она сделала хорошее дело. Габриель был хорошим другом, который был аппетитно горячим и она всегда подозревала, что Серена страстно желала его.

– Ты будешь ставить его на колени в одиночестве. Я не смогу помочь тебе, – сказала Танеша и к ее полному изумлению, лицо Серены стало ярко красным.

– Я думаю, что человек в ливрее все еще за дверью, – сказала Серена, открывая сумочку и смахивая карточку внутрь.

Танеша небрежно нацарапала «НЕ Интересно» на карточке и открыла входную дверь. – Пока, – сказала она, сунув карточку в руку посыльному и закрыв дверь перед его носом.

Когда она вернулась к Серене, ведьма – все еще с легким румянцем, быстро ее обняла. – Прости, дорогая, длинные, драматические прощания не для меня. – Она направилась к двери и еще раз обернулась. – Кроме того, у меня есть ощущение, что ты еще вернешься.

– Кто знает, – ответила Танеша. А тебе желаю приятно провести сегодняшний вечер. Серена была в ожидании наслаждений. К тому же она слышала, что Габриель был буквально волшебником в постели. После того, как Серена ушла, Танеша вернулась на кухню. Она достала чайную ложечку из ящика стола и захватила взбитые сливки из холодильника. Первая, блаженно холодная порция сливок скользнула в горле, когда зазвонил телефон. Она устало на него посмотрела, раздумывая, тот ли это, о ком она думает. После четвертого звонка она подняла трубку.

– Да?

– Ты отклонила мое приглашение.

– О, – сказала она, смесь раздражения и возбуждения пробежала по ее позвоночнику. Она села в свое кресло и поджала ноги. «Это мой загадочный преследователь». Ей бы хотелось узнать как, черт побери, как, он нашел номер ее частной линии. Или, к примеру, ее адрес.

– Почему ты его отклонила?

– Чего ты хочешь?

– Я скажу тебе это, когда ты будешь сидеть напротив меня.

– У меня нет для тебя времени.

– Поверь мне, – сказал он, и Танеша нашла его голос обольстительно притягательным, – нет ничего более важного для тебя, чем увидеть меня.

– То, как ты говоришь об этом, я почти тебе верю. – Тон его голоса скользил прямо между ее ног. Она не могла сидеть спокойно, вскочила и прошлась по комнате. – Да, но есть чтото более важное, – ответила она, начиная раздражаться от того, что так сильно реагирует на него. – Я покидаю НьюЙорк сегодня, поищи развлечение гденибудь еще.

– Ты улетаешь в Бразилию сегодня?

Она моргнула, – Откуда, черт побери, ты знаешь, куда я направляюсь?

На другом конце провода висела тишина, Танеша начала думать, что он повесил трубку, когда он все же сказал – Мне нужно видеть тебя.

– Тебе нужно видеть меня? Но ты не знаешь меня! – Она осознала, что кричит в телефонную трубку. Почему она так взвинчена? Должно быть это его спокойный, низкий голос так действует на нее.

– Я дам тебе десять тысяч долларов, если ты согласишься.

Она снова упала в кресло. – Десять тысяч, чтобы увидеть меня? – спросила она осторожно, мысленно конвертируя деньги в билет первого класса на следующий ближайший рейс. А затем, в первый взнос на строительство своего кофейного магазинчика. Она села, выпрямившись. – Просто увидеть меня? Это все?

– Да, Танеша, просто увидеть тебя.

Дрожь пробежала по ее коже. Он удивительно притягательным образом называл ее по имени. – Как тебя зовут? – спросила она, ее последние сомнения ускользнули прочь.

– Называй меня Дэн, – сказал он. – Так как насчет моего предложения?

Да, что же с этим делать? Сильно задумавшись, она отправила следующую ложечку взбитых сливок в рот. Может быть, это именно то, что ей нужно – последнее приключение, перед тем, как она уедет. Сумма звучит привлекательно, без сомнения. Но мужчина на том конце провода звучит даже лучше – настоящий и очень, очень мужественный. И перспектива сладкой ночи в его объятьях, решила дело. Потому что, как бы он не говорил, что хочет просто увидеть ее, она знала, чего он на самом деле хотел. Зачем же еще звонить ей?

– Мм, может быть у меня будет время встретиться с тобой, Дэн. – Она не сомневалась ни на секунду, что он не сдержит своего обещания.

– Я так и думал, – ответил он резко. – Мой водитель заберет тебя в шесть.

Танеша задумчиво облизала нижнюю губу. Три месяца без секса снова начали будоражить ее кровь. В действительности, она уже думала о том, как встретит этого загадочного парня. Если он также сексуален, как и его голос, она сама заплатила бы ему за ночь.

Данило Таварес повесил трубку, подавляя желание швырнуть ее через комнату. Он не позволит ярости охватить себя. После того, как пять лет он искал, куда сбежала Танеша чтобы спрятаться, после того, как он перевернул каждый камень чтобы найти ее, ее бабушка позвонила ему три недели назад и сообщило ее местонахождении, излишне напоминая ему его обещание. Обещание, которое он дал слишком давно.

Больше он не хотел быть связанным эти обещанием. Зверь внутри него заволновался, неприятные воспоминания всплыли на поверхность. Пять лет назад, в Бразилии, он бродил по своей квартире, ожидая приезда Танеши. Но это было не так, как сегодня, была огромная разница. Тогда он хотел сделать Танешу своей невестой.

День предательства Танеши поразил его и он почувствовал, как ярость разлилась по его внутренностям. Он ждал ее, держа свое сердце в руках, готовый встать перед ней на колени и объявить о своей любви, сделать ее своей невестой. Он сжал кулаки, пытаясь силой воли остановить воспоминания, но это не сработало. Если он когданибудь найдет ее, обещал он сам себе, он не будет с ней нежным.

И сегодня он нашел ее.

Вместо того, чтобы немедленно найти Танешу, он подумал, что лучше разузнать, чем она занималась все эти годы. То, что он узнал от своих информаторов, открыло ему глаза.

Он знал, куда она ходила обедать, с кем она встречалась за ланчем, где она делала свои покупки. Невинные занятия, ничего такого, за чтобы можно было осуждать. За исключением того, что она раздвигала ноги перед любым, кто имел достаточно денег. И что сейчас она все потеряла.

У него также были фотографии, в запечатанном белом конверте. Он никогда его не открывал, не хотел омрачать свое первое впечатление. Конечно, он был знаком с основными описаниями ее внешности – высокая, карие глаза, длинные черные волосы. Знак в виде кошачьего следа на ее плече, такой знак имел каждый член семьи Да Сильва.

Непрошенный рык вырвался у него из груди. Он перестал ходить по комнате, заставляя себя успокоиться. Его сердце сильно билось. Он планировал решить проблему спокойно и быстро. До сих пор это ему не удавалось.

И вот снова он ждет, когда Танеша появиться у него на пороге.

Он закрыл глаза, пытаясь справиться с раздражением. Он был убежден, что жизнь на Манхеттене, в городе полном грязи, бетона и шума, стерла всю ее кошачью грацию, ее природную энергию. Он представлял ее бездомной кошкой, которая стала толстой и рыхлой от большого количества сахара. Она, он уверен, как из ада, и не может быть его второй половиной. И все в чем он хочет быть уверен, так это то, что она никогда не вернется Бразилию.

Глава 3

Ровно в шесть часов черный лимузин остановился напротив особняка Танешы. Не в первый раз водитель встречал и увозил ее в укромное место. Она бы никогда не согласилась встречаться с парнем у себя дома, и уж тем более никогда бы не согласилась пригласить его к себе в постель. Ее апартаменты всегда были ее личным раем. Она надела шелковую блузку и короткую юбку – одежду, которая кричала трахни меня дорогим и утонченным способом. Что касается ее туфель, то она надела свою любимую пару от Маноло. Этот загадочный парень должен увидеть ее грудь под тонкой тканью блузки.

Зимний ветер неприятно дул под юбку, пока она спускалась вниз по лестнице к ожидающему ее лимузину. Она скользнула на заднее сиденье, радуясь тому, что водитель включил отопление. Ей следовало бы одеться теплее, но она не собиралась находиться на улице долгое время. Она заметила, что они следуют на запад, в более престижные районы. Чем дальше, тем лучше. Через двадцать минут водитель остановился перед апартаментами, которые представляли собой немного заниженное здание.

– Какой этаж? – спросила Танеша, глядя на ярко освещенный вход, где сидел консьерж, читая The New York Times.

Водитель повернулся к ней.

– Пентхауз.

Она кивнула и вышла, не ожидая пока водитель откроет дверь.

– Танеша да Сильва, – сказала она консьержу, когда он подошел к стойке. – Парень, который живет в пентхаусе ждет меня.

– Как его зовут? – спросил консьерж, складывая газету.

– Ден

– Фамилия?

Она раздраженно махнула рукой. – Ден, что еще. В здании только один пентхауз, я уверена.

Консьерж вздохнул и набрал номер телефона. – Сэр, прошу прощения за беспокойство, но здесь Танеша да… слушая, он закрыл рот. – Конечно, я передам ей.

Она уже направилась к лифту, когда консьерж положил руку ей на плечо. – Простите, мисс, но я должен просить вас уйти.

– Уйти? – Она уставилась на извиняющееся лицо консьержа. – Но он хочет видеть меня. Что он сказал?

– Он сказал, что мне следует вызвать полицию, если вы откажетесь уйти.

– Что он сказал? – Она потрясла головой, чтобы найти подходящее объяснение. – Это все?

– Нет, это не все. – Консьерж нахмурился. – Он сказал, что вы можете прыгнуть.

– Прыгнуть? – ошарашено повторила она, – Он сказал прыгнуть?

– Простите, но эту часть я и сам не понял.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст




sitemap
sitemap