Экономика и общественная жизнь Иркутской губернии



Областной молодёжный краеведческий конкурс

«Иркутская губерния в Первой мировой войне»

«Экономика и общественная жизнь Иркутской губернии

в годы Первой мировой войны»

(реферативная работа)

Автор: Сидоров Иван,

учащийся 11 класса

МКОУ Дальнезакорская СОШ

Руководитель: Сидорова Елена Николаевна,

учитель истории и обществознания

Иркутск – 2013 г.

Введение

Более 100 лет отделяют нас от событий Первой мировой войны. Этот масштабный конфликт занимает ключевое место в мировой и российской истории XX в.

Первая мировая война – это первый военный конфликт мирового масштаба, в который было вовлечено 38 из существовавших в то время 59 независимых государств. Около 73,5 млн. человек были мобилизованы; из них убиты и умерли от ран 9,5 млн., более 20 млн. ранены, 3,5 млн. остались калеками.

Цель моей работы: показать жизнь Иркутской губернии, её жителей в годы Первой мировой войны.

Задачи:

Собрать и систематизировать исторический материал;

Рассказать о развитии Иркутской губернии в годы войны;

Рассказать о земляках, участниках Первой мировой войны.

Методы работы: поиск материала в литературных источниках, сети Интернет.

Актуальность: история Первой мировой войны изучена мало. Несмотря на широкий масштаб вооруженного конфликта, советское правительство его не жаловало. Война считалась империалистической, хотя по сути люди шли на защиту Отечества. Выступая в декабре прошлого года с ежегодным посланием Федеральному собранию, президент РФ Владимир Путин отметил, что в России до сих пор нет ни одного достойного общенационального памятника героям Первой мировой: «Наши предки называли ее великой войной, но она была незаслуженно забыта, фактически по ряду политических и идеологических соображений вычеркнута из нашей памяти».

Иркутская губерния в период первой мировой войны

В августе 1914г. началась первая мировая война. Все отрасли промышленности стали работать на войну. Война оторвала от производительного труда лучших работников. В армию было призвано 15 млн. человек. На сельское хозяйство легла дополнительная нагрузка по снабжению армии продуктами питания и фуражом, в то время как количество рабочих рук в деревне сократилось. На плечи трудящихся легли новые налоги. Удлинился рабочий день. Война уносила тысячи человеческих жизней.

Иркутская городская дума одобрила внешнюю политику царя и призвала населения проявить в этот трудный момент преданность монарху. С начала войны наиболее быстрыми темпами стали развиваться производства, обслуживающие армию: кожевенное, швейное, мукомольное, деревообрабатывающее, металлическое. В полтора раза увеличилось число работающих в угольной и золотодобывающей отраслях промышленности. Рабочих не хватало, поэтому администрация стала без ограничения принимать на работу политических ссыльных. Перед войной здесь находилось в ссылке 2285 человек. В далеком Киренске, где проживало около 3 тыс. местных жителей, было 300 ссыльных. Ссыльные среди Черемховских рабочих составляли 30 процентов.

Война привела к ухудшению материального положения населения. Росла инфляция. Рубль к 1917г. обесценился до 10 копеек. И хотя зарплата рабочих росла, она не успевала за ростом цен на продукты питания. Неудачи на фронте, гибель сотен тысяч рабочих и крестьян, отдых в солдатские шинели, бедствия семей, оставшихся без кормильцев, вызывали озлобление народа против царизма. В этих условиях активизировалась деятельность политических партий, особую активность развернули большевики.

Летом 1915г. начались выборы в военно-промышленные комитеты. Этот вопрос обсуждался на совещании социал-демократов Иркутска в начале февраля 1916г. На нем выступил лидер меньшевистской части РСДРП И. Г. Церетели. Он доказывал, что через эти комитеты надо оказывать правительству поддержку, что только сотрудничество классов укрепит гражданский мир в условиях войны. Против такой позиции были большевики, от имени которых выступил М. А. Трилиссер. Компромисса достигнуть не удалось, каждая часть партии осталась на своей позиции. В 1916 г. в Иркутске проходил съезд представителей сибирских городов. На нем большевик С.И. Лебедев от имени иркутских рабочих выступил с заявлением об отказе участвовать в работе военно-промышленных комитетов.

Не менее сложным было положение в деревне. В 1915г. в губернии по сравнению с 1913г. произошло сокращение посевных площадей с 440,8 тыс. десятин до 324,9 тыс., или на 115 тыс. хозяйства в основном выращивали пшеницу и овес, имевшие наибольший спрос. Из Сибири вывозили муку, мясо, сало, кожу. Но в связи с войной железная дорога не справлялась с перевозками. Продукция скапливалась на станциях, портилась, а промышленные центры страны голодали.

В 1915г. в Иркутске были созданы Мукомольное товарищество и Сибирско-монгольское торгово-промышленное акционерное общество («Сибирмонгол»), в руках которых сосредоточились мукомольное производство и торговля скотом. В годы войны оживилось кооперативное движение. Создались потребительские общества и кооперативные организации. Наиболее известными были «Кооператор» и «Труженик», Общество потребителей Забайкальской железной дороги. В кооперативном движении ведущую роль играли эсеры. Они выступали организаторами движения и, главное, добивались результатов в борьбе со спекуляцией и в улучшении снабжения членов кооперативов продуктами.

Неоднозначную оценку в губернии вызвало увеличение доли иностранного капитала в промышленном производстве. Особенно остро это почувствовалось, когда стало известно о создании в Сибири золотопромышленного синдиката, состав которого вошло товарищество Лензото. Оно сразу сменило свой статус и вывеску, став акционерной компанией «Лена-Голдфилдс». Директор этого синдиката Г. Гувер рисовал грандиозные планы промышленного строительства в Сибири, но многие понимали растущую зависимость от англо-американского капитала и не ждали особых изменений.

С конца 1915г. обстановка в губернии обострилась. Население открыто выражало недовольство войной и правительством, началось, как сообщала охранка, «шатание умов», усилился интерес к политике. Люди не верили в победу России на войне, возмущались роспуском Государственной думы и Государственного совета. Среди крестьянства усилились антирелигиозные настроения. Быстро распространялись слухи о беспорядках в Петербурге, Москве, Иваново-Вознесенске, об отказе солдат стрелять в бунтующий народ. Начали бастовать шахтеры Головинских копей, покатилась волна забастовок на копях Шелкунова, Рассушина, Маркевича, Гришевского и Иваново-Матвеевского общества. За 1916г. шахтеры провели 30 забастовок, в которых участвовало 6 тыс. человек.

Такая же ситуация складывалась и на золотых приисках. В апреле 1916г. рабочие отметили четвертую годовщину Ленского расстрела. В мае забастовки прошли на всех крупных приисках. Росло недовольство горожан в связи с отсутствием в магазинах продовольствия, особенно хлеба.«Голодные бунты», во время которых население громило магазины, лавки, склады, заканчивались порой столкновением с полицией. В этих бунтах активность проявляли женщины. В Зиме первыми выступили женщины-солдатки. Они в течение нескольких майских дней забирали в магазинах хлеб и раздавали беднякам, стоящим в очередях. Женщин поддержали рабочие и ремесленники. В Зиму выехал генерал-губернатор П.И. Пильц в сопровождении солдат и казаков. Расправа была жестокой. Более 50 человек было убито и ранено, 250 арестовано и заключено в тюрьму.

В мае «голодные бунты» прошли в Тулуне, Нижнеудинске, Усолье, Черемхове. «Продовольственные беспорядки» были стихийным возмущением народа против голода, нищеты и других спутников войны. Они вели к дезорганизации экономической жизни, к ухудшению и без того трудного положения. В августе проходили крупные волнения типографских рабочих, забастовали печатники типографии Окунева и Ко. Они требовали от владельца увеличения заработной платы, введения института фабричных старост, оплаты дней забастовки. Забастовка проходила два дня и закончилась победой рабочих. Все их требования были удовлетворены. Вслед за этим началась двухнедельная забастовка печатников типографии Макушина и Посохина. Несколько ее участников было арестовано, но это не испугало рабочих, они продолжали борьбу и добились выполнения своих требований.

В ноябре во второй раз за год бастовали рабочие кожевенного завода Фукса и Ко. Они требовали повышения зарплаты на 70 процентов, соблюдения 10-часового рабочего дня, вежливого обращения. На заводе работало много китайцев, но и они подержали забастовку. Не получив ответа на свои требования, 300 рабочих покинули завод. На подавление забастовки была брошена полиция. Она ловила рабочих и заставляла их работать. На третий день часть рабочих под конвоем полиции приступила к работе, а основная масса продолжала бастовать. И только когда требования были удовлетворены, забастовка прекратилась.

В конце года обстановка была накаленной до предела. В Иркутске и многих рабочих поселках у продовольственных магазинов целыми днями на 30-40-градусном морозе стояли длинные очерки. Дети, женщины, старики ждали, когда привезут хлеб. Люди падали в обмороки. По приказу властей полиция и казаки разгоняли очереди плетьми и нагайками. В конце декабря Иркутский генерал-губернатор А.И. Пильц в срочной телеграмме в Петербург сообщал: «Без принятия действенных мер по обеспечению положения последствия будут очень плохими не только местного, но и общегосударственного характера». И действительно, последствия развернулись в 1917г.

В то же время сельское хозяйство губернии испытывало большие затруднения: много работников было мобилизовано, происходили реквизиции скота и лошадей для армии. В губернии сокращались посевные площади. К концу войны резко увеличились цены на продукты. Чуждая народу война вызывала недовольство трудящихся    масс. Усилилась эксплуатация, возросли налоги. Под влиянием большевистской агитации рабочие и крестьяне стали понимать, что война нужна лишь капиталистам, которые на ней наживались.

Все это привело к возрождению революционного движения в губернии. Проходят стачки на шахтах Черембасса. В конце 1914 начале 1915 г. волна забастовок охватила Ленские прииски. Особенно много стачек прошло в годовщину Ленского расстрела — 4 апреля 1915 г. В этот день из 6,5 тыс. рабочих Лензото бастовало 5  тыс. На крупных приисках прошли митинги. В 1915 г. оживилось  революционное движение железнодорожных рабочих. Первомай 1915 г. был отмечен маевками и стачками на станциях Нижнеудинск, Зима, Иннокентьевская, Слюдянка. Активно бастовали в этот день и рабочие многих предприятий  Иркутска:  были организованы маевки за городом и нелегальные собрания.

Еще более массовый характер рабочее движение приняло в 1916 г. В течение этого года только в Черембассе прошло свыше 30 забастовок, в которых участвовало 6 тыс. рабочих. Вновь бастовали рабочие Ленских приисков, печатники и кожевники Иркутска, железнодорожники  Сибирской магистрали. Летом и осенью 1916  стихийно вспыхнули «голодные бунты», во время которых толпы солдаток,  ремесленников  и  крестьян требовали  выдачи  продовольствия.  Под  влиянием агитации анархистов и эсеров во время этих бунтов начались погромы лавок и магазинов, столкновения с полицией. Большевики  решительно выступили  против погромов в Зиме, Тулуне, Нижнеудинске, Усолье, Черемхове, разъясняя  массам, что надо вести организованную борьбу против самодержавия.

Развитие революционного кризиса проявлялось и в росте недовольства среди крестьян и солдат. Отдельные крестьянские волнения происходили в Нижнеудинском, Иркутском и Балаганском уездах. Во многих городах были созданы подпольные военные организации среди солдат. Революционизирующее влияние оказывали на население возвращавшиеся с кровавой бойни раненые фронтовики.

Единственной партией, которая выступала против войны, была партия большевиков. В Иркутске в период   воины, несмотря на частые аресты, постоянно действовала сплоченная группа большевиков. В конце декабря 1914 г. большевики провели конференцию (на квартире С. А. Невельсон — 2-я Иерусалимская ул., дом 40, ныне Красных мадьяр). На этой конференции были одобрены ленинские положения о превращении войны империалистической в войну гражданскую. Вскоре после конференции был создан союз сибирских рабочих, а после его разгрома полицией в конце 1916 г. большевики объединили разрозненные кружки в союз иркутских рабочих. Руководящее положение в обоих союзах занимали большевики. В это время в Иркутске работали опытные революционеры: П. П. Постышев, С. И. Лебедев, П. И. Старостин, Е. А. Бабушкин. Большевики руководили забастовочной борьбой рабочих, распространяли прокламации, вели пропаганду ленинских идей. В этой работе большую помощь оказывали политссыльные: М. Фрунзе, В. Куйбышев, Ф. Петров, Н. Гаврилов. Многие большевики жили в губернии на поселении после окончания срока каторги. Среди рабочих Черемхова политссыльные составляли в период войны около 30%, очень много их было на Ленских приисках.

Революционные кружки, руководимые большевиками, действовали среди учащихся учительской семинарии, гимназий, горного училища. Наиболее последовательные революционные позиции занимал кружок под руководством большевиков Федора Лыткина и Пантелеймона Парнякова. Этот кружок печатал на гектографе журнал «Наша работа». Под заголовком журнала стояли лозунги: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и ниже «Светает, товарищ! Работать давай! Работы усиленной требует край!» Журнал призывал молодежь к революционной борьбе против самодержавия. Сильные большевистские группы действовали в Нижнеудинске, Усолье, Черемхове, Зиме, Слюдянке, куда союз иркутских рабочих посылал опытных революционеров для установления связей. Работа большевиков подготавливала народ к революции.

Жигаловцы на фронтах Первой мировой войны

В этой войне участвовали наши деды и прадеды. О тех событиях они рассказывали крайне мало, в советское время такие разговоры не приветствовались. Значит, назрела необходимость ещё раз вспомнить о той войне, о тех людях — не только об офицерах, но и о простых солдатах.

МИШАРИН Кузьма Иванович

(1895 — 1975)

Известный сибирский ихтиолог, профессор К.И. Мишарин окончил Иркутский университет в числе одного из первых выпусков студентов. Был учеником выдающихся профессоров Б.А. Сварчевского и В.Ч. Дорогостайского.

Но до этого была жизнь, полная захватывающих приключений. Во время Первой мировой войны он служил в военно-морском флоте, на крейсере «Пересвет». В 1916 г. крейсер «Пересвет» шел из Владивостока через Тихий, Индийский и Атлантический океаны на Мурманск. Во время плавания он был взорван вражеской подводной лодкой. Из 815 членов команды корабля, направлявшегося из Владивостока в Архангельск для усиления обороны северных рубежей России, погибли 96 человек. 27 из них похоронены в Порт-Саиде. У военного корабля была несчастливая судьба. Броненосный крейсер «Пересвет», поначалу — эскадренный броненосец, вступил в строй в 1901 году. Во время Русско-японской войны он входил в состав порт-артурской эскадры и в 1904 году затонул на внутреннем рейде Порт-Артура. Позже он был поднят и введен в состав японского флота под названием «Сагами». Во время Первой мировой войны Россия выкупила крейсер, который должен был внести весомый вклад в оборону ее рубежей. На могиле моряков в 1954 году министерство обороны СССР установило обелиск, обнесенный оградой из якорных цепей. Пятнадцать лет назад здесь же были открыты две мемориальные доски: на одной значатся имена похороненных, на другой — почивших в водах Средиземного моря.

В числе немногих, кому удалось спастись, был сибиряк, паренек из Жигаловского района Кузьма Мишарин. Долго потом скитался он за границей, пока, наконец, не очутился снова в родных местах. Но до мирной жизни было еще далеко — шла гражданская война, и Кузьма Мишарин нес вахту в Байкальском дивизионе бронекатеров легендарной 5-й Армии. Потом работал, учился на рабфаке, затем в университете. В 1923 г. в экспедиции профессора С.С. Турова на Байкале началась научная деятельность Кузьмы Ивановича. С тех пор она неразрывно была связана с проблемами уникального озера.

Автор более 80 научных трудов, заведующий кафедрой зоологии позвоночных (1956-1974 гг.), профессор К.И. Мишарин активно содействовал развитию рыбной промышленности Иркутской области и Бурятии. Его интересовали проблемы состояния рыбных запасов, их воспроизводство путем рыбоводно-мелиоративных мероприятий, акклиматизации, селекции и промысла рыб.

КОЖОВ Михаил Михайлович(1890 — 1968)

Имя знатока Байкала, доктора биологических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РСФСР, коренного сибиряка из отдаленного ленского села Тутура М.М. Кожова широко известно как в нашем Отечестве, так и за рубежом. Оно неразрывно связано с историей Иркутского государственного университета, НИИ биологии при ИГУ, Байкальской биологической станции в поселке Большие Коты и формированием целой плеяды ученых — байкаловедов.

Рождённый на изломе веков, переживший в юности один из самых трагических периодов в истории страны – мировую войну, революцию, гражданскую войну, он реализовал лучшие качества молодёжи того времени.

Михаил Михайлович Кожов родился в Тутуре 5 (18) ноября 1880 года. В десять лет потерял отца. Окончил пять классов городского училища в Верхоленске. Дальше овладел знаниями самостоятельно. Экзамены на звание учителя начальных классов сдал экстерном.

В Первую мировую войну воевал в составе 27-го сибирского полка. Во время Первой мировой войны из Сибири на фронт было отправлено 6 Сибирских армейских корпусов или 14 Сибирских стрелковых дивизий, 9 Забайкальских, 8 Сибирских, 2 Амурских, Уссурийский казачий полк, Приморский драгунский полк. Штаб и управления 6-го Сибирского корпуса были сформированы по приказу Верховного Главнокомандующего №36 от 2 сентября 1914 г. По окончании формирования в Иркутске штаб и управления корпуса выступили на театр военных действий в г. Седлец. На 11 октября в 6-й Сибирский корпус входили 13-я (развернута в Красноярске) и 14-я (в Омске) Сибирские дивизии, позднее 13-я будет заменена на 3-ю Сибирскую (до войны дислоцировалась во Владивостоке). Еще один корпус (7-й Сибирский) и 9 дивизий с 15-й по 22-ю Сибирские, а также Сводная Сибирская были сформированы уже в действующей армии, на фронте. Корпус образован летом 1915 г., а дивизии – в конце 1916 г. – начале 1917 г. При этом по две дивизии сформированы при 3-м и 7-м Сибирских корпусах, по одной при остальных: 1, 2, 4, 5, 6-м. При 20-минутной остановке в Зиме «пассажиров» сумели словесно образумить, а до 10 чел., успевших в селе Зима ограбить водочную «казенку», задержать. При перевозке мобилизованных порой возникали проблемы. Подпоручик П. Шапошников, комендант станции Зима в июле 1914 г., вспоминал: «Из вагонов неслись песни, звуки гармони и крики подвыпивших “чалдонов”, будущих лихих Сибирских стрелков, крепких, как таежные кедры, тяжелых на подъем, но безудержных и упрямых, если уж поднялись, часто доходящих до штыка в атаках 1914–1915 гг. Расстояния длинные в Сибири. По 5–6 дней езды в душном вагоне нервировало людей, надоедало. Поэтому кое-где были опасные взрывы, почти бунты. Против кого? Да, против всех и никого! Чтобы поразмяться. Была и агитация против «начальства». Ведь Сибирь в то время была полна политических ссыльных.

Сибирские стрелки особенно отличились в боях за Варшаву, Лодзь в Августовских лесах. А.В. Туркул писал: «Сибиряки, чалдоны, крепкий народ. Я помню, как эти остроглазые и гордые бородачи ходили в атаку с иконами поверх шинелей, а иконы большие, почерневшие, дедовские. Из окопов другой норовит бабахать почаще, себя подбодряя, а куда бабахает и не следит. Сибирский же стрелок бьет редко, да метко… Губительную меткость их огня и боевую выдержку отмечают многие военные писатели»

В 1921 году, в возрасте 30 лет, имея уже большой жизненный опыт, он становится студентом биологического отделения физико-математического факультета ИГУ. Окончив его в 1925 г., М.М. Кожов пишет свою первую научную работу «Очерк по фауне пресноводных губок Иркутской губернии и Прибайкалья», а уже в 1931 г. вышла в свет его первая монография «К познанию фауны Байкала, ее распределения и условий обитания». В качестве иллюстрации к своему исследованию М.М. Кожовым была подготовлена выставка байкальской фауны, послужившая основанием Байкальского музея биолого-почвенного факультета ИГУ. Много лет спустя, по ходатайству сотрудников кафедры зоологии беспозвоночных и гидробиологии, бессменным заведующим которой с 1930 г. по 1968 г. был профессор М.М. Кожов, в 1985 г. музею было присвоено его имя.

Профессор Иркутского госуниверситета, директор Биолого-географического института при ИГУ (1931-1962 гг.), М.М. Кожов опубликовал 136 научных работ, в том числе 6 монографий, и подготовил более 20 аспирантов.

Заключение

Почти целое столетие отделяет нас от Первой мировой войны, названной современниками «Великой», «Священной» и даже «Второй Отечественной»; поразившей всех масштабом как военных действий, так и жестокости. Эта война «открыла» XX век громом артиллерии и миллионами погибших, возвестив об окончании эпохи «старой Европы» и изменив мир до неузнаваемости. Однако она остается для нас малоизвестной, и более того – БЕЗЛИКОЙ. Подвиги наших дедов и прадедов, увы, забыты, подвиги офицеров и солдат, для которых вера, царь и отечество были достаточным предлогом, чтобы отдать жизнь. Надо помнить тех, кто верил в идеалы служения и верности, был предан им до конца; тех, для кого понятие чести не являлось пустым звуком.

Литература, исторические источники

1. История земли Иркутской: учебное пособие для старших классов общеобразовательных учреждений области. – Иркутск: Иркутское книжное издательство «Символ», 2002

2. П. А. Новиков. Сибирские стрелки в Первой мировой войне http://rudocs.exdat.com/docs/index

3. __________________________________________________________________

4. http://www.duel.ru/200638



sitemap
sitemap