Пять секунд полёта



Пять секунд полёта

Автор работы: Пятниченко Виктория Андреевна,

1993 года рождения, ученица 11 класса

МОУ СОШ № 7 г. Минеральные Воды Ставропольского края

Руководитель: Сегеда Галина Николаевна,

учитель русского языка и литературы

МОУ СОШ № 7 г. Минеральные Воды

Минеральные Воды, 2010

Толпа немцев весело гоготала, наблюдая за женщинами, копавшими себе могилы.

-Эй, вы, поторапливайтесь! Быстрее! – грозно кричал сероглазый майор. Его красивое лицо, как будто изваянное из камня, никогда не выражало эмоций, а подчиненные между собой называли майора «железным командиром».

Бедные женщины, не понимающие немецкой речи, испуганно косились на гогочущую толпу варваров.

— Так, все! Достаточно. Становитесь! – рявкнул «железный командир», но лицо его так и осталось неподвижным. – Приступайте!

Женщины, сбившиеся в маленькую стайку, беспомощно смотрели на своих палачей. Они не понимали ни единого слова, но сердца их отчаянно бились, предчувствуя скорую гибель. Зачем?! Кому нужна их смерть? Разве ясному небу нужна эта жестокая казнь? Разве шальному ветру захотелось полюбоваться на гору трупов? Неужели хмельным немцам просто нравилось убивать женщин?..

Но небо грустно наблюдало за тем, как немцы выстраивают в линию матерей с детьми на руках, а солнце дарило бедным людям последнее тепло. Варвары упивались своей властью, они со смехом расстреливали детей, а затем их матерей. Звери… Палачи… Как им объяснить, что они убивали не безвинных людей, они убивали себя, с каждым новым выстрелом теряя кусочек своей души? Они не могли и не хотели слышать тихого шепота бабушки, успокаивающей внучку: «Не плачь, Машенька, тебе будет не больно! Совсем скоро все закончится!» Они не могли и не хотели слышать тихой молитвы женщины, закрывающей собой ребенка.

Где-то в самом хвосте кровавого строя Алеша молил свою мать:

— Мамочка, пожалуйста, давай убежим! Они нас не догонят! Мама, ну что же ты стоишь? Мама! Мне страшно!

Женщина смотрела в небо, едва шевеля побелевшими губами. Она будто спрашивала небо и кого-то неведомого, кто должен быть милосерден и справедлив: «За что? Скажи, за что? Что я не так сделала? Ты же творил когда-то чудеса? Почему же сейчас молчишь?» В молодом и трепетном женском сердце собралась вся скорбь этого мира. Только Она могла простить этих животных. Эти сумасшедшие должны были стать на колени перед Ней и молить об отпущении грехов.

А бедная Мать, повинуясь извечному материнскому инстинкту, спрятала за спиной ребенка. Одинокая слеза побежала по бледной щеке. Выстрел! И женщина лежит на холодной земле, а глаза ее все так же смотрят куда-то в небо, а на губах застыла улыбка… Она успела закрыть собой сына!

Немцы и не заметили бы маленького Алешеньку. Но храбрый мальчик кинулся вперед, и немцы застыли, вдруг испытав необъяснимый страх. Этот страх рождался где-то глубоко в сердце и очень быстро распространялся по всему телу. Люди, привыкшие подчиняться приказу, безропотно и бездумно делать то, что им говорят, боялись прогнать страшное видение. Выстрел! И маленькая «птичка», печально вскрикнув, «разбилась». Лицо майора Альфреда Шеффера по-прежнему оставалось непроницаемым. Только где-то внутри что-то кричало, плакало, рвалось на свободу. Но разве можно обнаружить свои чувства перед подчинёнными?

Дождь начался неожиданно. Никто не заметил, как посерело ясное небо, как упали на землю первые предупреждающие капли. Люди в немецкой форме, опустив оружие, молча смотрели на искажённые предсмертным страхом и муками лица своих жертв. В застывшем взгляде их открытых глаз читался немой вопрос: «Зачем?!»

Дождь перемешался с другими — такими знакомыми! — солеными каплями, но никто не заметил, как плачет «железный командир».

Летать может даже не каждый взрослый, но маленькому мальчику удалось это сделать. Пусть он сразу разбился, но главное — эти пять секунд полета. Это ценное время маленького человеческого подвига. Война — это страшное явление, но она по-разному влияет на души людей. Одни души умирают, другие становятся сильными и взлетают высоко в небо.



sitemap
sitemap