Изучение иностранных языков в годы блокады



Доклады на тему:

Изучение иностранных языков в годы блокады

1) Военный Институт (краткий исторический очерк) Прудченко Д.

2) Военный факультет при Московском институте

Востоковедения.Леонтьева Д.

3) Военный институт иностранных языков

Красной АрмииБугайский Г.

4) Школьники ктивные участники всенародной

борьбы с врагом. Давыдова И.

В годы войны сроки обучение в вузах были сокращены до 3 лет ,после войны продолжительность обучения выросла до 4-5 лет, интенсивно шло создание новых вузов 650-55г. за это время было открыто 50 новых институтов В условиях холодной войны в 60-7Оых годах

перед учеными были поставлены оборонные задачи.

в 1949 году в СССР состоялось испытания ядерной бомбы , а через 5 лет водородной

В 1950-60 годах в СССР открывались Научно-Исследовательские Институты(НИИ) и целые научные городки. Больше десятка наукоградов были «закрыты» (работали на оборону и космос)

‘^НАУКОГРАДЫ РОССИИ

В 90-е годы в нашей стране в отдельную группу стали выделять города и поселки, в которых в качестве градообразующей базы выступают научные и научно-производственные комплексы, занимающиеся исследованиями в области ведущих направлений научно-технического прогресса. Хотя большинство из них появились и сформировались в советское время, термин «наукоград» возник в постсоветский период.

Наукограды — это преимущественно моноориентированные городские (а иногда и сельские по официальному статусу) поселения, градообразующими предприятиями которых являются научные, научно-производственные и другие организации, связанные с научно-техническим развитием государства. В них сосредоточен мощный научно-технический потенциал по самым современным и перспективным направлениям современности. Появившиеся в течение 30—80-х годов города и поселки науки, привыкшие находиться в несколько привилегированном положении, в последнее десятилетие оказались в нелегкой ситуации, связанной с общим экономическим кризисом в стране.

Военный Институт (краткий исторический очерк)

История Военного института ведет отсчет от 194 0 г. В условиях сложной

международной обстановки предвоенных лет Красная Армия нуждалась в значительном количестве офицеров, владеющих иностранными языками_._Однако решение этой задачи тормозилось из-за нехватки квалифицированных преподавателей» иностранных языков в военно-учебных заведениях.В связи с этим Совет Народных Комиссаров _СССР принял постановление об организации при 2-м Московском государственном педагогическом,_институте иностранных языков (2-й МГПИИЯ) Военного факультета со статусом высшего военно-учебного заведения. На него возлагалась задача подготовки военных преподавателей английского, немецкого*и» «французского языков для училищ и академий Красной Армии. На основании этого постановления был издан приказ Народного комиссара обороны СССР и Народного комиссара просвещения РСФСР, в соответствии с которым предписывалось организовать данный факультет к 1 февраля 1940 г. Именно этот день — 1 февраля 194 0 г. — был в последующем закреплен приказом министра Вооруженных Сил №0180 от 5 сентября 1944 г. как дата образования Военного института иностранных языков.

Торжественное открытие факультета состоялось 7 февраля. Председательствовал на торжественном собрании старший инспектор Управления военно-учебных заведений РККА по иностранным языкам генерал Л.А. Игнатьев, приложивший много усилий для создания в Красной Армии военно-учебных заведений, специализирующихся на подготовке офицеров со знанием иностранных языков.

Формирование факультета проходило в срочном порядке в середине учебного года, поэтому все его четыре курса (устанавливался 4-годичный срок обучения) были укомплектованы студентами 1-го и 2-го МГПИИЯ. Создание высшего военно-учебного заведения нового типа потребовало интенсивной разработки проблем методики обучения и воспитания, активизации научно-исследовательской работы, развития учебно-материальной базы.

В 197 5 г. была завершена работа по созданию новых учебных планов и программ. Шла активная работа по совершенствованию методических основ подготовки специалистов по профилю института. Большое значение в этой работе имели научно-методические конференции с привлечением видных ученых и педагогов из ведущих однопрофильных вузов страны, на которых обсуждались важные организационные и содержательные проблемы методики обучения и воспитания курсантов и слушателей.

В 197 6 г. в институте были организованы одногодичные курсы военных переводчиков по некоторым западным и восточным языкам. В кратчайшие сроки была разработана, апробирована и успешно претворена в практику преподавания методика интенсивной подготовки переводчиков по этим языкам.

В 70-е годы продолжалось формирование профессорско-преподавательского состава. Особое внимание уделялось работе с молодыми преподавателями, количество которых в отдельные годы достигало 40% от общего числа педагогов, подготовке научно-педагогических кадров.

Большое внимание уделялось созданию учебной литературы. Был подготовлен комплекс учебников и учебных пособий по целому ряду иностранных языков и юридических дисциплин, изданных в центральных издательствах и в институте. Совершенствовалась учебно-материальная база института. В 1976 г. был сдан в эксплуатацию новый 16-этажный учебный корпус, что позволило значительно расширить количество аудиторий, открыть спецклассы, учебно-методические кабинеты при кафедрах, лабораторию и классы ТСО, собственный учебный телецентр и кинозалы, существенно улучшить жилищно-бытовые условия курсантов и слушателей. Учебные аудитории, лаборатории и кабинеты оснащались самой современной теле- и радиоаппаратурой, наглядными и учебными материалами, на военно-юридическом факультете был создан лучший в стране криминалистический комплекс, включающий класс криминалистической техники, тактики и методики расследования отдельных видов преступлений, классы судебной баллистики, спецтехники, судебной фото- и киносъемки.

В Подмосковье был открыт учебный центр по военно-специальной подготовке. В учебный процесс внедрялось учебное радиовещание и телевидение, на ряде кафедр создавались собственные телефильмы. По заказу института киностудией Министерства обороны СССР было подготовлено несколько учебных кинофильмов. * В конце 70 — начале 80-х годов произошли изменения в руководстве института. В июле 1978 г. на должность начальника Военного института был назначен генерал-полковник М.Т. Танкаев. Заместителем начальника института по учебной и научной работе в 1981 г. стал доктор филологических наук полковник А.Ф. Ширяев. На должность начальника политического отдела в 1982 г. был назначен генерал-майор (впоследствии генерал-лейтенант) А.П. Афанасьев.

Начало 80-х годов ознаменовалось важным событием в жизни института. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 января 1980 г. за большие заслуги в подготовке высококвалифицированных офицерских кадров Военный институт был награжден орденом Красного Знамени. 11 февраля 1980 г. в соответствии с_ Приказом министра обороны СССР Военный институт был переименован в ._Военный Краснознаменный Институт.

В начале 80-х годов в институте произошли некоторые структурные изменения: в январе 1983 г. в штат института был включен факультет иностранных языков (курсантов-женщин) , в том же году образована кафедра документоведения, подготовка офицерских кадров стала вестись на 7 факультетах профессорско-преподавательским составом 23 кафедр.

Одновременно формировался командный состав факультета. Начальником его был назначен генерал-майор Биязи Николай Николаевич. Активное участие в становлении факультета принимали заместитель начальника факультета майор В.Д. Макаров, военный комиссар факультета батальонный комиссар А.И. Кудинов, помощник начальника факультета по МТО военный инженер 2 ранга Г.А. Мартыненко, * помощник начальника учебного отдела майор С.К. Нарроевский и др.Занятия на Военном факультете при 2-м МГПИИЯ начались 8 февраля 1940 г. в доме №55 по Ленинградскому шоссе. Первый выпуск (38 слушателей) был произведен уже в ноябре 1940 г. Тогда же были открыты курсы военных переводчиков, на которые было принято 616 человек.

В первый год на факультете работало только 5 штатных преподавателей, поэтому для работы в качестве совместителей привлекались преподаватели из других вузов, в основном из 1-го и 2-го МГПИИЯ. С первых дней существования факультета была развернута активная научно-методическая работа, целью которой стала разработка основ методики подготовки военных преподавателей и военных переводчиков и подготовка учебной литературы для нужд факультета, а также пособий, словарей и справочников для всей Красной Армии. Началась подготовка научно-педагогических кадров — четыре офицера первого выпуска были зачислены адъюнктами факультета. В июле 1940 г. было создано еще одно высшее филологическое военно-учебное заведение — Военный факультет при Московском институте Востоковедения. Он был сформирован по приказу Народного комиссара обороны СССР для подготовки офицеров со знанием восточных языков. Начальником факультета был назначен полковник С.Н. Степанов. Размещался факультет в доме №2/15 на Маросейке. В начале 1941 г. факультеты получили новые официальные^ названия: Военный факультет_западных_языков_ при 1-м и 2-м МГПИИЯ и Военный факультет восточных языков при Московском институте Востоковедения.

В январе — марте 1941 г. при обоих военных’ факультетах были созданы отделения заочного обучения. Однако с началом Великой Отечественной войны подготовка офицеров-заочников была приостановлена. Тогда же была прекращена и подготовка военных преподавателей.

Перед факультетами встали новые задачи, продиктованные военной обстановкой. Военный факультет западных языков полностью переключился па подготовку переводчиков для фронта. Он был значительно расширен: дополнительно были открыты отделения финского, шведского, датского, испанского, итальянского, польского, чешского, венгерского, румынского, сербского и болгарского языков. На факультете впервые были образованы 5 самостоятельных кафедр: немецкого языка, романских языков, славянских языков, англо-скандинавских языков и угро-финских языков.

15 июля 1941 г. факультет произвел второй выпуск военных преподавателей в количестве 4 8 человек с присвоением им воинского звания «техник-интендант 1-го ранга», 10 лучших из них были зачислены на первый курс адъюнктуры. Через две недели, 30 июля, было выпущено еще 27 слушателей 4-го курса — первая группа военных переводчиков, обучавшихся на внештатном переводческом отделении. Все они были сразу же отправлены на фронт.

С целью ликвидации острого дефицита военных переводчиков Директивой заместителя Народного комиссара обороны от 28 августа при Военном факультете с 1 сентября 1941 г. были сформированы постоянные шестимесячные курсы и временные курсы со сроком обучения от полутора до четырех месяцев для подготовки военных переводчиков.

С 1 сентября 1943 г. институт был передан в подчинение Главного управления кадров Народного комиссариата обороны СССР. В сентябре на основании директивы Народного комиссара ВМФ от 16 августа 194 3 г. при ВИИЯ был создан военно-морской факультет с численностью переменного состава в 150 человек. Штат института вновь был увеличен, введено изучение греческого, голландского, португальского и других языков. Весной 194 4 г. ВИИЯ получил постоянное место своего расквартирования на Волочаевской улице, а 1 мая того же года начальник Управления военно-учебных заведений Красной Армии генерал-лейтенант В.И. Морозов в торжественной обстановке вручил институту Красное знамя и Грамоту Президиума Верховного Совета СССР.

В августе 1944 г. начальником ВИИЯ вновь стал генерал-майор (с ноября 1944 г. генерал-лейтенант) Н.Н. Биязи вместо убывшего на фронт полковника С.Н. Степанова, который вскоре погиб будучи начальником штаба корпуса.

В 1944 г. возобновилось прерванное в первый год войны заочное обучение, а с сентября институт перешел на 4-летний срок обучения по западным и 5-летний по восточным языкам. Были созданы новые кафедры.

Весной 1945 г. возобновил работу военно-педагогический факультет. Перед институтом была поставлена задача стать научно-методическим центром обучения иностранным языкам в Вооруженных Силах. 1944/45 учебный год институт заканчивал в праздничные дни победы в Великой Отечественной войне. Его слушатели участвовали в историческом Параде Победы на Красной площади. За хорошую организованность, слаженность и строевую выучку Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР в приказе от 26 июня 1945 г. объявил благодарность всему личному составу института, участвовавшему в параде.

Военный институт иностранных языков внес существенный вклад в дело разгрома врага. С начала войны и до середины 1944 г. на фронт было направлено более двух с половиной тысяч военных переводчиков, _а всего за_время_Великой 0течественной войны институт дал_ Вооруженным Силам около четырех с половиной тысяч квалифицированных переводчиков и офицеров-политработников со знанием иностранных языков. Его воспитанники воевали в действующей армии и в партизанских отрядах, работали в различных штабах и управлениях Красной Армии, редакциях военных газет. Многие из них были награждены орденами и медалями. Большое число выпускников ВИИЯ пало смертью храбрых на полях сражений. Как и для других высших военно-учебных заведений страны,

1945 г. стал для Военного института иностранных языков годом перехода на подготовку кадров с нормальным сроком обучения. Изменялись учебные планы и программы, совершенствовалась организационно-штатная структура и материальная база института. Значительно увеличился контингент обучающихся на очных и заочном факультетах, были упразднены и расформированы краткосрочные курсы, организованные во время войны. Директивой Генерального штаба Красной Армии с 1 октября 194 5 г. институт был переведен на новый штат с численностью переменного состава в 2850 человек (в том числе 200 слушателей за счет лимитов Наркомата ВМФ). Выпускникам военных лет, не окончившим полный курс, была предоставлена возможность завершить образование.

На учебу и работу в институт пришли в основном участники Великой Отечественной войны, боевые заслуженные офицеры. Среди них было 14 Героев Советского Союза (Р.Е. Аронова, Р.С. Гашева, П.В. Гельман, И.Ф. Меклин-Кравцова, Г.П. Савчук, B.C. Томжевский и др.), 17 кавалеров ордена Ленина, 81 — ордена Красного Знамени, 197 — ордена Отечественной войны, 405 — ордена Красной Звезды, 54 -ордена Славы разных степеней, 135 человек имели медали «За отвагу» и 6 человек — партизанские медали.

В 1947 г. начальником ВИИЯ был назначен генерал-майор П.Ф. Ратов

С началом войны преподавательский состав был вынужден решать целый ряд .дополнительных задач. Преподаватели занимались обработкой и переводом большого количества трофейных документов для Генерального штаба (к этой работе широко привлекались и слушатели старших курсов), выполняли большую работу по обеспечению Красной Армии необходимой учебной, справочной и словарной литературой. В течение короткого времени были подготовлены и изданы «Учебник немецкого языка для военнослужащих Красной Армии», «Немецко-русский военный

словарь», «Краткий русско-немецкий военный разговорник для бойца и командира

Красной Армии» и другие издания. Под руководством Н.Н. Биязи было создано методическое пособие «Техника допроса пленного».

Осенью 1941 г. обстановка па фронте осложнилась. Враг вплотную подошел к столице. В этих условиях было сочтено целесообразным переместить центры подготовки военных переводчиков из Москвы в тыловые районы.

В октябре 1941 г. был издан приказ Народного комиссара обороны СССР об эвакуации Военных факультетов. Военный факультет западных языков в октябре был эвакуирован в г.Ставрополь Куйбышевской области, а Военный факультет восточных языков — в г.Фергану.

Находясь в эвакуации, Военный факультет западных языков продолжил интенсивную подготовку переводчиков, которые направлялись в действующую армию, в партизанские отряды и в крупные штабы. К этому времени слушатели факультета изучали 15 иностранных языков. В ряде учебных групп факультета впервые было введено обязательное изучение двух иностранных языков.

12 апреля 194 2 г. приказом Народного комиссара обороны СССР Военный факультет западных языков при 2-м МГПИИЯ был преобразован в Военный институт иностранных языков Красной Армии (ВИИЯКА). Согласно тому же приказу в состав института вошли Военный факультет восточных языков при Московском институте востоковедения и военные курсы иностранных языков из г.Орска. Постановлением Совета Народных Комиссаров институт был отнесен к разряду высших учебных заведений страны. Местом временной дислокации института Нарком обороны определил г.Ставрополь Куйбышевской области (недалеко от г.Тольятти). Формировал институт и стал его первым начальником генерал-майор Н.Н. Биязи. Военным комиссаром был назначен старший батальонный комиссар П.Н. Бабкин. Заместителем начальника института стал прибывший из Ферганы полковник С.Н. Степанов, который вскоре был назначен на должность начальника института вместо * убывшего на фронт Н.Н. Биязи.

К лету 1942 г. Военный институт иностранных языков был полностью укомплектован и состоял из двух факультетов (западных языков и восточных языков) и курсов переподготовки военных переводчиков. Приказом Народного комиссара обороны от 23 августа 1942 г. в состав ВИИЯКА было введено отделение Главного политического управления РККА по подготовке офицеров-политработников со знанием иностранных языков, позднее преобразованное в факультет. Общая численность переменного состава института по штату достигла 1500 человек, но уже в феврале 1943 г. была сокращена до 1000 человек. Штатная численность переменного состава института часто изменялась в течение всего военного времени.

31 января 1943 г. в Народном комиссариате обороны СССР было принято решение о возвращении Военного института иностранных языков из эвакуации.

К осени 1943 г. институт вернулся в Москву и временно разместился в зданиях двух школ: №44 5 (ул.Кирпичная, дом №18, в районе Семеновской площади) и №497 (Котельнический

помощь учителям в воспитании школьников оказывали комсомольские и пионерские организации. В конце войны в школах страны насчитывалось 27,9 тыс, комсомольских организаций (900 тыс. членов) и 90 тыс. пионерских отрядов (5 млн. человек) .При их активном участии были проведены военно-спортивные игры учащихся «Рейд в тыл врага» (1942 г.), «На разгром!» (1943 г.), «На штурм!» (1944 г.). Продолжали работу свыше 500 (1942 г.) Дворцов и Домов пионеров (в 1940 г. — свыше 1400) и другие внешкольные учреждения. В 1944 г. ЦК ВЛКСМ провел Всесоюзный смотр технического творчества пионеров и школьников (240 тыс. участников). С 1943 г. создавались детские спортивные школы. В октябре 1944 г. состоялся первый праздник, положивший начало традиционной Неделе детской книги

Тимуровским движением была охвачена вся страна. Только в РСФСР в тимуровских командах пионерских дружин участвовало более 2 млн. человек. Школьники дежурили в госпиталях, писали письма по просьбе раненых, заботились о семьях красноармейцев

Органы народного образования, педагогические коллективы школ, школьные комсомольские и пионерские организации тесно связывали воспитательную работу с оздоровлением учащихся. За годы войны только в пионерских лагерях страны отдохнули: в 1942 г. — 300 тыс. детей, в 1943 г. — 405 тыс., в 1944 г. — 730 тыс., в 1945 г. — 1,7 млн. пионеров и школьников. Всего в СССР летними видами отдыха детей (с выездом за город) было охвачено: в 1943 г. — 1,5 млн., в 1944 г. — 2,5 млн. и в 1945 г, — 3,6 млн. детей

Во время войны особое общественно-педагогическое значение имел производительный труд школьников. Решая проблему обеспечения промышленности рабочей силой, партия и правительство ориентировались на молодежь. 16 сентября 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление об обучении сельскохозяйственным профессиям учащихся старших классов средних школ, техникумов и студентов высших учебных заведений. В результате к июлю 1942 г. в 37 краях, автономных республиках и областях РСФСР свыше миллиона школьников окончили курсы механизаторов, из них 158122 получили специальность тракториста и 31240 -специальность комбайнера.

С началом полевых работ эта армия направлялась в колхозы и совхозы 17 ноября 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКЩб) пришли специальное постановление об участии школьников в сельскохозяйственных работах в 1942 г.

В соответствии с этим 13 февраля 1942 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве», 13 апреля 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКЩб) приняли постановления «О порядке мобилизации на сельскохозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС трудоспособного населения городов и сельской местности» и «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней» Этими постановлениями разрешалось на время войны принимать для обучения и последующей работы лиц, достигших 14-летнего возраста, установив для рабочих 14-16 лет 6-часовой трудовой день.

В марте 1944 г. постановлением СНК СССР для подростков моложе 16 лет устанавливались гарантированный день отдыха (один раз в неделю) и отпуск продолжительностью в 12 дней (один раз в году)

В 1942 г. в РСФСР было открыто 320 учебно-производственных мастерских внешкольного типа, в которых работало свыше 20 тыс. подростков до 16 лет Здесь выполнялись оборонные заказы, шили белье, обмундирование, трикотажные изделия и др. Подростки осваивали технические специальности — слесаря, токаря, электромонтера, швеи и т.д.

Во многих тыловых областях и республиках школьники составляли до 1/3 рабочей силы, занятой в сельском хозяйстве, выполняя до 60 — 80% всех прополочных работ, а в некоторых районах — до 1/3 и всех летних сельскохозяйственных работ. За 1942 — 1944 гг. пионеры и школьники сдали государству свыше 240 тыс. т дикорастущих (в том числе лекарственных) растений и плодов (свыше 77% их заготовки в стране).

Старшие школьники городов соединяли учебу с трудом на промышленных предприятиях, транспорте, в строительстве. Школьники в меру своих сил становились активными участниками всенародной борьбы с врагом, В годы войны орденами и медалями награждены 36 тыс. школьников

Во время войны продолжалась работа по расширению сети и улучшению деятельности детских садов. Преимущественное право на прием в детские сады предоставлялось детям воинов Красной Армии

В декабре 1941 года Наркомпрос РСФСР провел совещание по вопросам выполнения плана приема в детсады, улучшения учета эвакуированных детей и мерах предупреждения детской безнадзорности и беспризорности]. В декабре 1944 году был принят новый «Устав детского сада». В нем детально освещались важнейшие вопросы деятельности детских садов. Устав сыграл большую роль в организации дошкольного воспитания в послевоенные годы. Особое значение имела разработка «Руководства для воспитателя детского сада», содержащего программные и методические указания для работы в различных возрастных группах. Принятие новых устава и руководства, активное применение которых началось в ходе войны, свидетельствовало о значительном развитии теории и практики дошкольного воспитания в СССР

Особое внимание партия и правительство уделяли обеспечению нормальных условий жизни, воспитанию и обучению детей-сирот. 23 января 1942 г. Совнарком СССР принял постановление «Об устройстве детей, оставшихся без родителей». В нем правительство обязало исполкомы краевых, областных, городских и районных Советов депутатов трудящихся, а также наркомпросы автономных республик и отделы народного образования создавать комиссии по устройству детей, оставшихся без родителей. В состав комиссий включались и представители НКВД. Персональная ответственность за устройство детей, которые остались без родителей, возлагалась на председателей Совнаркомов союзных и автономных республик, исполкомов краевых, областных, городских и районных Советов депутатов трудящихся .Согласно Положению о комиссии, принятому СНК РСФСР в апреле 1943 г., на нее возлагалось также предупреждение детской беспризорности и безнадзорности, охрана прав несовершеннолетних и трудоустройство подростков.

Наряду с комиссиями была организована общественная инспекция по охране детства Инспекция находилась в ведении соответствующего наркомпроса автономной республики, краевого, областного, районного, городского отдела народного образования. В обязанности общественного инспектора входило оказание помощи в организации патронирования, опеки, усыновления и трудоустройства детей и подростков

Трудоустройство воспитанников старше 14-ти лет проводилось Главным управлением трудовых резервов, которое сумело трудоустроить десятки тысяч сирот и подготовить кадры квалифицированных рабочих. С 1942 г. училища и школы были специализированы для выполнения необходимых для фронта заказов. В 1944 г. для обучения и воспитания детей воинов Красной Армии, партизан, а также детей погибших советских и партийных работников, рабочих и колхозников создавались специальные ремесленные училища для мальчиков и девочек в возрасте 12-13 лет. Учет выпускников ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО возлагался на статистические управления союзных и автономных республик. Учебно-методическое руководство средним специальным образованием с июля 1943 г. осуществлял Комитет по делам высшей школы при СНК СССР].

Война вызвала рост детской беспризорности и правонарушений несовершеннолетних. 15 июня 1943 г. СНК СССР принял два постановления: «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством» и «О трудовом устройстве подростков старше 14 лет — воспитанников детских домов, трудовых колоний НКВД и детей, оставшихся без родителей» .Последнее постановление предусматривало право НКВД СССР организовывать наряду с трудовыми колониями для несовершеннолетних преступников трудовые воспитательные колонии для детей с 11-летнего возраста, совершивших мелкое хулиганство и незначительные преступления. Были приняты меры к улучшению работы детских домов, упорядочению деятельности детских комнат при органах милиции

Несмотря на суровую обстановку фронтового города. Ленинградский городской комитет партии и Городской Совет депутатов трудящихся приняли решение продолжать обучение детей. В конце октября 1941 г. 60 тыс. школьников 1-4 классов приступили к учебным занятиям в бомбоубежищах школ и домохозяйств, а с 3 ноября в 103 школах Ленинграда за парты, сели еще более 30 тыс. учащихся 1-4 классов. В условиях осажденного Ленинграда необходимо было связать обучение с обороной города, научить учащихся преодолевать трудности и лишения, которые возникали на каждом шагу и росли с каждым днем. И ленинградская школа с честью справилась с этой трудной задачей. Занятия проходили в необычной обстановке. Нередко во время урока раздавался вой сирены, возвещавшей об очередной бомбежке или артобстреле. Ученики быстро и организованно спускались в бомбоубежище, где занятия продолжались. Учителя имели два плана уроков на день: один для работы в нормальных условиях, другойна случай артобстрела или бомбежки. Обучение проходило по сокращенному учебному плану, в который были включены только основные предметы. Каждый учитель стремился проводить занятия с учащимися как можно доступнее, интереснее, содержательнее. «К урокам готовлюсь поновому, —- писала осенью 1941 г. в своем дневнике учительница истории 239-й школы К. В. Ползикова — Ничего лишнего, скупой ясный рассказ. Детям трудно готовить уроки дома; значит, нужно помочь им в классе. Не ведем никаких записей в тетрадях: это тяжело. Но рассказывать надо интересно. Ох, как это надо! У дете столько тяжелого на душе, столько тревог, что слушать тусклую речь не будут. И показать им, как тебе трудно, тоже нельзя». Они продолжали свои занятия в школе, боролись с зажигательными бомбами, оказывали .помощь семьям военнослужащих. Хотя в декабре 1941 г. было разрешено временно прекратить учебные занятия, педагоги и ученики 39 ленинградских школ решили продолжать учебу. Учиться в жестоких условиях зимы стало подвигом. Учителя и ученики сами добывали топливо, возили на санках воду, следили за чистотой в школе. В школах стало необычайно тихо, дети перестали бегать и шуметь на переменах, их бледные и изможденные лица говорили о тяжких страданиях. Урок продолжался 20— 25 мин.: больше не выдерживали ни учителя, ни школьники. Записей не вели, так как в неотапливаемых классах мерзли не только худые детские ручонки, но и замерзали чернила. Рассказывая об этом незабываемом времени, ученики 7-го класса 148-й школы писали в своем коллективном дневнике: «Температура 2 — 3 градуса ниже нуля. Тусклый зимний, свет робко пробивается сквозь единственное небольшое стекло в единственном окне. Ученики жмутся к раскрытой дверке печурки, ежатся от холода, который резкой морозной струей рвется из-под щелей дверей, пробегает по всему телу. Настойчивый и злой ветер гонит дым обратно, с улицы через примитивный дымоход прямо в комнату… Глаза слезятся, читать тяжело, а писать совершенно невозможно. Мы сидим в пальто, в галошах, в перчатках и даже в головных уборах…» Учеников, продолжавших заниматься в суровую зиму 1941/42 г., с уважением называли «зимовщиками». В условиях почти полного отсутствия продовольствия в Ленинграде партийные и советские организации делали все возможное, чтобы облегчить жизнь школьников. К скудному хлебному пайку дети получали в школе суп без вырезки талоно! из продовольственной карточки. С началом действия Ладожской ледовой трассы десятки тысяч школьников были эвакуированы из города. Наступил 1942 г. В школах, где не прекращались занятия, были объявлены каникулы. 14 в незабываемые январские дни, когда всё взрослое население города голодало, в школах, театрах, концертных залах для детей были организованы новогодние елки с подарками и сытным обедом. Для маленьких ленинградцев это было настоящим большим праздником. Одна и учениц писала об этой новогодней елке: «6 января. Сегодня была елка, и какая великолепная! Правда, я почти не слушала пьесы: все думала об обеде. Обед был замечательный. Все жадно ели суп-лапшу, кашу, хлеб и желе и были очень довольны. Эта елка надолго останется в памяти». Одна ленинградская учительница очень верно заметила, что «надо быть ленинградцем, чтобы оценить всю заботу о детях, которую в это время проявили и партия, и правительство, надо было быть учителем, чтобы понять, что дала елка детям». Главным подвигом юных жителей города была учеба. 39 ленинградских школ работали без перерыва даже в самые тяжелые зимние дни. Это было невероятно трудно,

Для детей военнослужащих и инвалидов Отечественной войны, детей партизан, защитников Сталинграда, детей родителей, погибших при обороне Ленинграда, а также детей-сирот, родители которых погибли от рук оккупантов, создавались специальные детские дома. Их организация возлагалась на наркомпросы РСФСР и УССР

Постановлением СНК СССР «Об улучшении работы детских домов» от 1 сентября 1943 г. была подчеркнута необходимость усиления контроля за своевременностью устройства детей-сирот в детские дома .В постановлении СНК СССР «О мероприятиях по расширению сети детских учреждений и улучшению медицинского и бытового обслуживания женщин и детей» отмечалась важность развития в стране инициативных детских домов, содержащихся на средства колхозов и колхозников В 1944 г. только в РСФСР имелось более 400 инициативных и колхозных детских домов

В годы войны на основе развития гражданского законодательства получили широкое распространение опека и попечительство над детьми, оставшимися без родителей. За военные годы на освобожденной территории РСФСР было создано 479 детских домов, принявших на воспитание более 53 тыс. детей, 336 тыс. детей были приняты на воспитание в семьи трудящихся .Всего за четыре военных года в шести тысячах детских домов и семьях трудящихся СССР воспитывалось более 1 млн. детей, оставшихся без родителей и потерявших с ними связь

Период Великой Отечественной войны отмечен интенсивным развитием и совершенствованием школьного и дошкольного нормотворчества и законодательства со стороны Советского государства и особенно органов народного образования во главе с Наркомпросом. Формирование школьной правовой базы охватывало все стороны деятельности школ и дошкольных учреждений. Советское школьное право было направлено на защиту детства и обеспечение всеобуча, на максимальную материальную и моральную поддержку советского учителя, на совершенствование всех составляющих образовательного процесса, т. е. обучающего, развивающего и воспитывающего его начала. Поэтому не случайно советская школа стала одним из источников духовного единения детей с их героическими родителями, кузницей подлинной советской гражданственности и патриотизма, о которые вдребезги разбились нечеловеческие попытки германского фашизма военной силой и тотальным геноцидом поработить советский народ.

В годы Великой Отечественной войны (1941-1945гг.) количество детских домом увеличилось. Новые детские дома открывались для детей — сирот, вывезенных из фронтовых областей, детей потерявших родителей, детей фронтовиков. В сентябре 1942г. было принято постановление СНК СССР «Об устройстве детей, оставшихся без родителей», где государственным ведомствам, партийным, профсоюзным и комсомольским организациям вменялось проявление заботы о детях-сиротах. Общественники снимали детей с поездов и через приемники-распределители устраивали детей в детские дома. Подростки определялись на работу.

Постановление правительства «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства а районах, освобожденных от немецкой оккупации» (август, 1943г.) предусматривало устройство детей — сирот: для этого создавалось 458 суворовских училищ по 500 человек каждое, 23 ремесленных училища по 400 человек, специальные детские дома на 1630О мест, дома ребенка на 1750 мест, 29 детских приемников-распределителей на 2 тыс. человек. В них направлялись дети фронтовиков и партизан, партийных и советских работников, погибших во время войны.

В 1944г. в детских домах было 534 тыс. детей в большинстве домов были открыты учебно-производственные мастерские. Широкий размах, во время войны усыновление детей. Так, Александра Деревская из г. Ромны, Сумской области усыновила 48 ребят. К концу 1945г. только для детей погибших фронтовиков было открыто 120 детских домов, в них воспитывались 17 тыс. детей. Получило широкое распространение создание детских домов при колхозах, промышленных предприятиях за счет профсоюзов и комсомольских организаций, милиции.



sitemap
sitemap